Блог Заводной апельсин

Почему я терпеть не могу Самюэля Это’О?

Уже после того, как в жизни Йохана Круиффа случились «Аякс», «Барселона», три Кубка чемпионов, три «Золотых мяча» и финал чемпионата мира, он уехал играть в США. Величайший голландский игрок в истории всегда отличался тяжелым характером и склонностью к самоуправству, но в Штатах маскулинность Круиффа трансформировалась в почти что легендарную историю. На одной из предматчевых установок то ли в «Лос-Анджелесе», то ли в «Вашингтоне» Круифф выслушал, что скажет тренер, дождался, пока тот выйдет из раздевалки, подошел к доске, взял в руку мел и повернулся к партнерам: «Вы же понимаете, что мы будем играть совершенно по-другому»?

Полторы недели назад, когда «Анжи» подорвался еще только на первой инфобомбе, более или менее все обитатели Sports.ru упражнялись в юморе с помощью Игоря Денисова. Я тоже делал это с удовольствием – с тем же удовольствием когда-нибудь увижу Игоря Денисова в партийных списках «Единой России». Однако чем больше в интернете становилось шуток и чем больше фактов о происходящем в «Анжи» добиралось до офиса Sports.ru, тем cильнее хотелось найти в «Анжи» новую мишень – настоящего виновника всех проблем этой команды. Сделать этой мишенью расслабленного мужчину из Африки я решил ровно неделю назад – тогда и написал заголовок к этому тексту. Однако вечером вторника на территории мира произошел новый инфовзрыв – и мне очень захотелось посмотреть, как поведет себя Самюэль Это’О. Я вполне допускал, что он проявит себя благодарным наемником, сделает несколько мудрых заявлений и поступков и заставит меня удалить начало этого поста.

Прошла неделя – ничего удалять не пришлось.

Чтобы понять, в каком положении в «Анжи» находится Самюэль Это’О, достаточно нескольких историй, которые в разное время долетали до меня то из Кратово, то из Черкизово, то из других мест, где камерунская звезда давала гастроли. Помню, как удивлялись коллеги в смешанной зоне стадиона «Локомотив», когда видели, как Это’О выходит из раздевалки. Пока Буссуфа, Жирков, Траоре и прочие звезды выбирались оттуда со своими баулами, Это’О оттуда расслабленно выплывал с мобильным телефоном в руке – всю амуницию за ним тащил кто-то из верных пажей.

«Чтобы победа постучалась в наши двери, мы будем работать еще больше. Даже дождь, снег и ветер не остановят нас на пути к достижению цели»

Помню, как удивлялся я, когда узнал о смешном происшествии на одной из черкизовских тренировок «Анжи» – кажется, они репетировали там один из домашних матчей Лиги Европы. В разгар занятия Это’О вдруг захотелось колы. Среди напитков, которые были у команды с собой, ее, конечно, не было, но желание Это’О было обязательным к исполнению. К счастью, административный штаб «Анжи» по численности вполне сравним с армией Молдовы – один из сотрудников клуба умчал в супермаркет, устроенный где-то за пределами стадиона. Уже через десять минут Это’О смог утолить жажду. Подготовка к важному матчу не была сорвана.

Щедрость Это’О, о которой так любили говорить его начальники и партнеры, иногда приобретала весьма милые формы. Так, когда игроки «Анжи» покидали какой-то заморский город и в ожидании посадки на борт блуждали по стерильной зоне, Это’О заглянул в один из магазинов и увидел, как тренер Арсен Акаев рассматривает дорогую дизайнерскую куртку. «Нравится?» – спросил Это’О. «Да. Но брать не буду – сейчас не могу себе позволить». «Анжи» уехал в отпуск, а когда собрался вместе, у Это’О в руках был презент для Акаева – та самая куртка, которую месяц назад он разглядывал в аэропорту.

Когда Это’О превращался в футбольного Флойда Мейвезера, его щедрость выглядела диковато. Говорят, что перед одним из матчей против ЦСКА Самюэль объявил партнерам: «Не пропустим – дарю каждому Hublot». Hublot (нас читает самая разная аудитория) – это знаменитые швейцарские часы, стоимость которых может составлять и 150 тысяч, и миллион рублей.

«Анжи» — чемпион!!!»

В одном из самых резонансных текстов «Трибуны» последних месяцев говорится, что Самюэль Это’О добирался на базу в Кратово на вертолете. Не знаю, как автор себе это представляет: Это’О жил в гостинице Lotte Plaza на Садовом кольце, а авиасообщение над столицей все еще запрещено. Допускаю, что Это’О выбирался куда-то в сторону от Москвы (скажем, на экскурсию по городам Золотого кольца или в Гусь-Хрустальный за сувенирами), но мне об использовании вертолета в «Анжи» приходилось слышать только раз. Однажды несколько российских игроков, среди которых точно был Юрий Жирков, решили побыстрее добраться на север Москвы. Чтобы забрать их, вертолет сел прямо на одно из тренировочных полей, а высаживал – в оборудованном вертолетной площадкой «Крокус-Экспо». Появлением вертолета рядом со своими домами были возмущены жители поселка Кратово, завалили жалобами все возможные кабинеты – и больше такси с пропеллером игроки себе не вызывали.

Историю про то, что Это’О – один из тех, кто устроил отставку Юрия Красножана, вы знаете и без меня. Впрочем, почти каждый шумный текст про «Анжи» провоцирует появление на Sports.ru огромного количества свежезарегистрированных пользователей – большинство из них из Дагестана. Так вот если среди них будут те, кто считает, что Самюэльчик неувиновен, что он с Красножаном был не разлей вода, они могут почитать интервью Александра Удальцова, бывшего директора «Анжи» по коммуникациям. Там есть вполне красноречивый пассаж про то, как Это’О интересовался у Красножана: зачем, ну зачем же нам столько упражнений со штангой?

Еще можно вспомнить, по какому поводу четыре года назад Это’О скандалил со своим боссом из «Барселоны». Отрывок из интервью Sports.ru за 2011 год:

– Просто Гвардиола попросил осуществить некое действие на поле. Он обратился ко мне как к нападающему. Я как нападающий считал, что не могу это сделать, и объяснил, что это неправильно. Тогда Гвардиола попросил, чтобы я пошел в раздевалку. Но в итоге я был прав.

– Как вы поняли, что были правы?

– Потому что Гвардиола никогда не играл нападающего. А я всегда играл нападающего. И уважение в футболе приобрел именно этой работой – в атаке.

Просто на всякий случай напомню: ненападающий Пеп Гвардиола – это тот тренер, который четыре счастливых года работал с лучшим нападающим в истории футбола Лионелем Месси.

«Я счастлив играть в этом чемпионате. И счастлив быть частью большой семьи «Анжи». Я чувствую себя дагестанцем и горд носить футболку «Анжи»!

А теперь вопрос. Есть ли среди тех, кто выслушал все эти истории, тот, кто не верит, что в один прекрасный день Самюэлю Это’О захотелось поработать тренером самому? Захотелось выступать вместе с Гусом Хиддинком на предматчевой установке? Захотелось делать замены по ходу игры? И удивлены ли вы тому, что после одной из таких замен (Игорь Денисов махнулся с Алексеем Ионовым в Самаре на 84-й минуте) самый буйный русский игрок принялся крушить все вокруг – в первую очередь, миф о невероятно дружной, братской атмосфере в футбольном клубе «Анжи»?

Два года Самюэля Это’О в России – это два года Йохана Круиффа в чемпионате США. Это выступление футболиста, который в прошлом выиграл почти все, что можно, а в настоящем делает все, что захочет. На все причуды камерунской звезды можно было не обращать никакого внимания, если бы и с соперниками он делал все, что захочет. Однако эти два года Это’О отыграл неплохо, но и не хорошо. За два года Это’О забил в чемпионате России 25 голов. У Юры Мовсияна за те же два года на один гол больше, у Ласины Траоре – столько же, у – держитесь крепче – Александра Кержакова всего на два мяча меньше.

Закрыть глаза можно было бы и на посредственную игру, если бы в последние семь дней, самую тяжелую неделю в истории керимовского «Анжи», Это’О предстал нам тем, за кого так долго себя выдавал – вожаком, дагестанцем, верным другом «Анжи» и Сулеймана. Однако за целую неделю мне так и не удалось услышать, что Это’О планирует доработать свой контракт до следующего лета – чтобы помочь компании мужчин из России, подаривших ему самую большую халтурку в его жизни. Зато о том, как здорово играть в «Наполи», а тем более – в «Челси», я слышу очень хорошо.

Герман Ткаченко, советник Сулеймана Керимова по трансферам, почти в каждом интервью повторял, что по своему мышлению Это’О – это политик, в будущем его наверняка ждет большая госкарьера. Ткаченко представлял это как преимущество, как добродетель, но я никогда не понимал, что здесь хорошего. Возможно, во мне говорит юношеский максимализм, но за редким исключением политики – это люди, которые профессионально врут и занимаются теневой деятельностью самого разного характера. Иметь в команде игрока-политика – все равно что закрывать у себя в раздевалке гранату, которая может рвануть в любой момент и разнести по округе грязные трусы, носки и прочие вещи, которые округе рассматривать совсем не обязательно.

«Я точно остаюсь в «Анжи» на следующий сезон. И вообще, хочу закончить карьеру в Махачакале! Мне здесь удивительно хорошо, и я не собираюсь никуда уходить»

Самюэль Это’О – самая большая и дорогая ошибка, которую допустил Сулейман Керимов, собирая свою чуднУю команду. Понятно, как важно молодому и богатому клубу обладать суперзвездой, пестрым знаменем, на которое слетались бы звезды попроще. Но, во-первых, таким знаменем в «Анжи» работал Роберто Карлос. Во-вторых, вокруг игрока с мироощущением падишаха можно строить только глубоко восточный клуб, а не европейский, к которому так стремились начальники «Анжи». Когда в этот клуб покупаются звезды безумного, своенравного и накачанного внезапными деньгами русского футбола, не стоит удивляться, когда рано или поздно случаются проблемы, акционер расстраивается, а клуб начинает сворачиваться.

Впрочем, отношения Это’О и «Анжи» – это локальная история, я по ее поводу совсем не переживаю. Переживаю я только из-за того, с каким хохотом за крушением «Анжи» будут наблюдать в тех странах, к которым так сильно стремится русская лига. Там и раньше в этом были уверены, но теперь сомнений все меньше: Россия – это все еще дремучая страна, где можно разводить людей на много денег, не очень красиво жить и очень некрасиво расставаться. Чемпионат России – это по-прежнему гораздо ближе к чемпионату США, а не тем лигам, где парней с замашками Это’О уже давным-давно научились использовать как супербормбардиров и победителей.

Поэтому к Самюэлю Это’О у меня нет претензий из-за Денисова, из-за Красножана или игры в Жозе Моуринью. Претензия у меня всего одна. Самюэль Это’О – это украшенная бриллиантами торпеда, которая нанесла новый, довольно стыдный удар по репутации русского футбола. Не самого лучшего футбола. Зато родного.

P.S. Прошу обратить внимание: зарплата Самюэля Это’О в этом тексте не указана ни разу.

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...