Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Заводной апельсин

«Я смотрел это видео пять раз. И все пять раз плакал». Тренер-дантист сборной Исландии

Хеймир Хадльгримссон рассказал Юрию Дудю о жизни на острове, мотивации и секретах сборной.

У чудесной сборной Исландии, которая прошлым летом вышла в четвертьфинал Евро-2016, было много конкретных чудесных героев. Вратарь, который совмещал футбол с карьерой успешного рекламного режиссера. Капитан, который до подросткового возраста крутился в совершенно другом виде спорта и даже дебютировал в национальном чемпионате Исландии по гандболу. Это и тренер, который латал пломбы и вырывал зубы в собственном стоматологическом кабинете вплоть до 2016 года.

Хеймир Хадльгримссон руководил исландской командой в четыре руки с Ларсом Лагербеком – 68-летним шведом, которого вы привыкли видеть на крупных турнирах на скамейке сборной Швеции. Прошлым летом 5-летний контракт Лагербека закончился – ближайшие два года его младший исландский товарищ будет рулить уже сам.

Год назад деловой журнал Harvard Business Review пригласил Хеймира Хадльгримссона, чтобы провести мастер-класс по мотивации и лидерству с топ-менеджерами крупной страховой компании, выступить с открытой лекцией для всех желающих и встретиться с главным редактором Sports.ru Юрием Дудем.

– В прошлом июле вы стали героем. Как вы прожили два месяца, которые прошли с тех пор?

– Я не становился героем. Парни, которые играли, – вот они герои. Мне повезло, что у меня такая команда, что Ларс Лагербек был моим со-коучем. Время после Евро очень странное. Мы уже начали квалификацию на ЧМ-2018, а нас по-прежнему спрашивают: «Вы два месяца летали где-то очень высоко. Вы уже опустились на землю?». Когда все вокруг радуются за тебя и поздравляют, очень тяжело думать о том, что дальше. Ты ежедневно встречаешь пять, шесть, семь человек, которые говорят о Евро-2016 – ты не можешь забыть о Евро-2016, даже если очень этого хочешь. Поэтому игрокам сейчас непросто.

– Что вы делаете, чтобы им стало проще?

– Говорю свою любимую фразу: «Успех – это не место назначения, это движение к месту назначения». Главная сложность в перезапуске: мотивация во Франции была огромной, довести ее до такого же уровня сейчас тяжело. Особенно когда ты играешь в Киеве на огромном и пустом стадионе. Последняя игра чемпионата Европы – переполненный «Сен-Дени», первая игра на пути к чемпионату мира – 70 тысяч пустых кресел.

– Самая необычная реакция на ваш успех на Евро?

– То, что меня пригласили в Россию выступить перед самыми разными людьми. Дантиста с острова, который населяют 4000 человек.

Я живу на Хеймаэй – маленьком острове на юге Исландии. Добраться до Рейкьявика оттуда можно на самолете – он летит 20 минут, но в день у него всего два рейса. Поэтому как правило мы плывем на пароме три часа, а потом час едем на автобусе. Летом открывается ближняя переправа, и маршрут чуть сокращается: 40 минут на пароме и два часа на автобусе. Когда мне надо объяснить незнакомым людям, насколько сильно исландцы любят футбол, я просто рассказываю: мои дети, чтобы сыграть товарищеский матч среди любителей, садятся в лодку на три часа и потом еще едут на автобусе; играют полтора часа в футбол; и обратно тем же маршрутом, причем часто все это может сопровождаться плохой погодой в Атлантическом океане. Чтобы делать так регулярно, надо действительно любить футбол.

Я люблю говорить: плохие люди в наших краях не живут. Они просто не смогут – мы все друг друга знаем.

– Сколько полицейских работает на вашем острове?

– Двое. Это классно. Ты спокойно отпускаешь детей на улицу и не волнуешься, что он не пришел на обед – если его нет, значит он обедает у кого-то из друзей. Ключи от машины мы оставляем в замке: если моему другу она понадобится, он может ее взять.

– Ну вы же шутите сейчас, да?

– Вообще-то нет. Если вы украдете мою машину, куда вы на ней поедете? Это же остров.

– Окей, когда у вас на острове было последнее убийство?

– Убийство? Хм… Я помню только одно за всю свою жизнь – оно случилось лет 20 назад. Кажется, на почве алкоголя…

Я не буду говорить, что у нас совсем нет преступлений – они есть. Но их очень мало. Когда ты живешь в таком маленьком городе, ты должен быть очень глупым человеком, чтобы нарушать закон – тебе негде спрятаться. И еще раз: мы все знаем друг друга. Из 4000 человек, которые живут у нас на острове, по имени я знаю если не всех, то процентов 80 – точно.

* * *

– Весь мир знает вас как тренера-дантиста. Как так вышло, что вашей профессией стала стоматология?

– Я выпускался из колледжа, интереснее всего мне было бизнес-направление. Но перед университетом я решил пойти в медицину. У меня вообще не было никакого представления об этой работе – и плана тоже не было, это был инстинктивный шаг. Это было нелегко: начинали обучение 60 студентов, а на второй курс переходили только шесть лучших. В этот топ-6 мне удалось попасть.

Учебу на дантиста мне помогали оплатить родители. Мама все время говорила: «Зачем ты тренируешь? Зачем ты приходишь злым после поражений? Остановись. Сконцентрируйся на медицине».

Но иногда надо выходить из зоны комфорта. Я никогда не был профессиональным футболистом, никогда не играл в сборной Исландии, но футбол всегда был моей страстью. Я довольно поздно развивался, был невысокого роста, и в 17-18 лет бросил тренировки. И начал тренировать сам. Тренировать – детей, женщин, мужчин – мне нравилось всегда и нравится по-прежнему. Кто-то умный сказал: выбери работу, которая доставляет тебе удовольствие, и тогда ты не будешь работать ни одного дня в жизни.

Работы тренера и дантиста я совмещал до 2016 года. Тренер в Исландии – это любительская работа. Да, тебе платят деньги, но жить на них у тебя вряд ли получится. Разница в зарплате дантиста и футбольного тренера – примерно в два раза.

Приостановил практику я в начале этого года: сборной предстояло участие в чемпионате Европы, надо было готовиться. Правда, последний пациент был у меня в кабинете прямо за день до приезда в Россию (конец сентября – Tribuna.com). Мой ассистент был в Рейкьявике, поэтому я подменял его. Не думаю, что это странно. Хотя судя по выражению вашего лица, что-то странное в этом все-таки есть.

– На вашем острове работает два полицейских. Сколько там дантистов?

– Тоже два.

– Больше – не надо? Если я родился на вашем острове и захотел стать стоматологом, я не найду себе работы?

– Нет, открываете кабинет и конкурируете. Двух точно недостаточно, еще один-два были бы очень кстати. Так что если вы и правда хотите приехать как стоматолог, работы вам точно хватит.

Опыт стоматолога очень помог мне в футболе. Есть люди, которые боятся дантистов. Не знаю, почему они это делают, но такие точно есть. На приеме ты должен найти подход к каждому клиенту: к кому-то – короткой шуткой, к кому-то – серьезным разговором. В футболе – так же. Там все индивидуальны, все ведут себя по-разному, а я как раз с такими и работал.

– Еще один совместитель, о котором узнал весь мир, – вратарь Ханнес Тоур Хальдерссон. Он играет в воротах датского «Рандерс» и сборной Исландии, а кроме того – режиссирует рекламные ролики, в том числе для очень крупных клиентов.

– Такая история не могла случиться нигде, кроме Исландии. Когда Ханнесу было то ли 19, то ли 20, он закончил с футболом, потому что не мог найти себе команду. Он стучался даже в команды третьего дивизиона чемпионата Исландии, но там ему отвечали: у нас уже есть два вратаря, а третий нам не нужен. В любой другой стране он бы перестал играть. А в Исландии он стал тренироваться еще сильнее и параллельно пошел учиться режиссуре. Если вы живете в стране с профессиональным футболом, закончить можно и в 10, и в 12 лет. А в Исландии всегда есть шанс играть на своем уровне. Кроме того, у нас очень квалифицированные тренеры: когда ты отдаешь в футбольную школу своего ребенка – неважно мальчика или девочку – ты можешь быть уверен: заниматься им будет тренер с категорией UEFA A или UEFA B.

– Проблема: когда футболист подписывает первый взрослый контракт, его мотивация испаряется, прогресс, как правило, тоже. Как вы решаете эту проблему, когда ваши футболисты из любителей превращаются в профессионалов?

– Тренер сборной не может решать эту проблему. Тренер сборной должен вызывать игроков, которые могут мотивировать себя сами. И не вызывать тех, у кого мотивации уже нет.

Деньги во многом убивают футбол. Вообще тяжело быть богатым – когда у тебя много денег, тебе гораздо тяжелее себя мотивировать. Исландия – нация, которая всегда старается развиваться, которая всегда уверена: мы должны быть лучшими. Например, каждый год перед Евровидением мы уверены: победим! Не имеет значения, насколько ужасна песня, неважно, что раньше мы никогда не отбирались даже в финал – мы уверены: победим. Это часть менталитета.

Когда наши игроки получают профессиональный контракт в Швеции, Дании, Норвегии, они не думают о том, что жизнь удалась. Они думают о том, как развиваться, чтобы попасть в Англию – там мечтает играть абсолютно каждый исландский футболист. Это что-то вроде нашего локального чемпионата – в Исландии все смотрят АПЛ и все болеют за какую-то английскую команду. Я вот болею за «Ливерпуль».

– Ок, что происходит, когда исландский футболист попадает в Англию? Гюльфи Сигурдссон, например?

– Он мотивировал себя, еще когда был ребенком. Он всегда, просто всегда тренировался на 20-30 минут больше остальных – это его философия жизни. Часто мне приходилось останавливать его: «Гюльфи, мы завтра играем с голландцами, ты должен отдохнуть». Поэтому он всегда был лучше других. Он мог бы бы иметь все обычные поп-интересы: обнимать самых красивых женщин, ездить на самых стильных машинах, но это не про него. Плюс он никогда не прикасался к алкоголю. То есть вообще никогда.

– Прямо никогда? Вы уверены?

– Абсолютно. Он поспорил с кем-то, что выпьет бокал вина в том случае, если сборная выйдет на Евро. Сборная пробилась на турнир, официант уже налил вина в бокал Сигурдссону, но человек, с которым он спорил, сказал: ок, если ты ни разу не пробовал алкоголь, то респект тебе – и лучше и не начинай. 

* * *

– На Евро-2016 вы во всех пяти матчах выпускали один и тот же стартовый состав. Уверен, что раньше такого не было никогда, поэтому объясните: почему?

– Во-первых, мы играли хорошо: а если все хорошо, незачем что-то менять. Во-вторых, когда ты андердог и твоя игра основана в первую очередь на командных взаимодействиях, здорово, если эта команда всегда одна и та же: эти игроки вместе последние четыре года, их взаимодействия, их подстраховка, их понимание друг друга просто фантастические. Плюс мы очень дисциплинированно подошли к вопросу желтых карточек, так сказать, грамотно распределили их по всему турниру.

Но! Если бы мы знали, что наше выступление растянется на пять матчей, мы, возможно, что-то поменяли бы – или выпускали бы чуть другой стартовый состав, или делали бы более ранние замены. Но знать это заранее было невозможно.

– Первый матч вы играли против Португалии. Как вы решали проблему Криштиану Роналду? Как обороняться, чтобы он не забил?

– Все просто: не дай ему себя обыграть. Когда он с мячом, не делай к нему первый шаг. Не отбирай – а сопровождай его, пока он с мячом. Как только ты сделаешь шаг, чтобы выиграть единоборство, он точно тебя обыграет. А если ты его сопровождаешь, вы будете приближаться к нашим воротам и тогда рано или поздно кто-то из партнеров придет тебе на помощь: вдвоем бороться с ним будет гораздо проще.

В финале Евро я хотел, чтобы выиграла Португалия. Их тренер Фернанду Сантуш долго работал со сборной Греции и забрал себе философию греческого футбола: спокойная, солидная, организованная команда, которую тяжело обыграть – как тренер национальной сборной он проиграл всего два официальных матча. Когда он пришел в сборную Португалии, он смог одну из главных мировых звезд – Криштиану – сделать командным игроком. Криштиану на этом турнире был очень старательным футболистом, который оборонялся. Взять лучшего игрока мира, который великолепен в атаке, и заставить его так эффективно обороняться – это большое мастерство.

– Перед матчами вы всегда показываете футболистам мотивационные видео. Какие именно?

– У нас в штабе есть человек, которые отвечает за видео – его зовут Даур. Обычно мы делаем клип с удачными действиями каждого игрока в последних матчах: или гол, или передача, или выигранное единоборство. Обычно каждый футболист получает примерно по 5 секунд. Музыка – самая разная: от метала до чего-то очень спокойного. Это – стандарт.

Перед вторым матчем группового этапа, против Венгрии, мы отошли от стандарта. Мы тайком связались с близкими каждого нашего футболиста и попросили, чтобы они прислали фотографию и, если захотят, пожелание. В итоге мы собрали невероятно пронзительное видео из фотографий жен, детей, родителей, многие из них держали в руках плакаты с персональными сообщениями. Все слайд-шоу шло под медленную сентиментальную музыку. Перед тем как показать это видео команде, я смотрел его пять раз. И все пять раз плакал.

Игроки были впечатлены.

Довольно странно: мы отправляемся на главный матч, а все игроки растроганы – они не плакали, но глаза были на мокром месте.

Нам было важно показать всю эту сеть – сеть поддержки. Показать, что сегодня вы играете не только за славу страны, но и за славу ваших семей.  

– Самый сложный разговор, который бывал у вас с футболистами?

– Были игроки, которые прошли с нами весь отбор, но которых мы не брали во Францию. Или те, кто, уже понятно, будет сидеть на скамейке – то есть проработает с нами все полтора месяца, но, возможно, не сыграют ни минуты. Я должен был поговорить с ними: «Вы согласны ехать, даже если ни разу не выйдете на поле?» Я решал проблему еще до того, как она появилась. В итоге все игроки, которые оставались в запасе, никогда не показывали свое неудовольствие – ни тренерам, ни другим парням.

Когда мы отобрали 23 человека для заявки, три футболиста, которые были в составе раньше, но не попали сейчас, написали мне примерно одно и то же: «Я разочарован. Но я буду болеть за вас. И если я буду нужен – я сразу приеду».

– У вас были сомнения по тому, брать ли на Евро-2016 Эйдура Гудьонсена?

– Никаких. В этом году он принял очень умное решение – вернуться из Китая в Европу, чтобы быть готовым к Евро и быть на виду. Он перешел в норвежский «Мольде», играл на очень хорошем уровне и поэтому оказался в составе. У Эйдура есть такой опыт, какого не было ни у кого из нашей команды. Конечно, он хотел играть каждый матч. Но даже не играя, он очень помогал нам, тренерам, – по сути, он был частью тренерского штаба. На каждой тренировке, на каждом матче, на каждом командном собрании Эйдур вел себя настолько профессионально, что это очень хорошо влияло на всю команду. Полная самоотдача, никакого недовольного лица. Все получали сигнал: если даже бывший игрок «Челси» и «Барселоны» сидит на скамейке, но работает так усердно и ведет себя так достойно, то как должен вести себя ты?

* * *

– Когда-то вы тренировали женскую команду. Как это было?

– Фантастически! Для начала скажу, что у нас равенство. Женщины получают на нашем главном стадионе столько же времени, как и мужчины. У женщин столько же тренеров, как и у мужчин.

Но есть разница в методах работы. Женщины лучше слушают. Парни думают: да я и так знаю, как играть в футбол. Женщины четко выполняют указания. Но с женщинами надо аккуратнее выбирать слова. Потому что они не только лучше слушают, но и дольше помнят – особенно если ты сказал что-то обидное.

Еще мужчинам ты можешь просто сказать: «Просто порвем их! Вперед, ###!». С женщинами надо быть конкретнее.

Кстати, когда я тренировал женскую команду, за нее играла моя жена. К тому моменту мы уже несколько лет были вместе.

– Ох.

– С этим были некоторые проблемы: когда мне приходилось повысить голос, я мог услышать в ответ: «Не ори на меня здесь». Посуда в такие дни оставалась на мне – домой жена приезжала очень злой.

– Самые необычные профессии игроков, которых вам приходилось тренировать в исландских клубах?

– У нас был парень, который в 5 утра выходил в море, возвращался на берег около 3 часов дня, а в 5 вечера – шел на тренировку. У нас были рыбаки, электрики, дворники. Многие парламентарии играли футбол в прошлом, а один из членов правительства тренирует клуб исландской премьер-лиги. 

Почти все наши игроки имеют неспортивное образование. Поэтому я не волнуюсь за них, когда они закончат карьеру. Им будет чем заняться после футбола.

– Вы говорили, что ездите по всему миру на футбольные семинары. Пример чего-то действительно полезного, что вы там услышали?

– Два года подряд я летал в Барселону на конференцию по футбольной аналитике. Там не очень много тренеров – скорее, аналитики клубов, но мне очень интересно. На одной из конференций выступал парень из Франции. Он сделал презентацию про стандартные положения – как их лучше разыгрывать, чтобы чаще забивать. Он сравнил эффективность розыгрыша стандартов команды, которая вылетела, и команды, которая стал чемпионом (обе – из французской Лиги 1), с мадридским «Атлетико» и датским «Мидтьюлландом», которые специально тренировали стандарты.

Если учесть, что 60% всех матчей заканчиваются вничью или победой с разницей в один мяч, а со стандартов могут забивать 40-50% всех голов, то получается, что всего один удачно разыгранный стандарт может решить исход большинства матчей. Меня поразили именно приведенные факты – и я заново пересмотрел важность стандартов. Сейчас одна тренировка из четырех у меня – это только стандарты. Раньше – или одна из десяти, или только часть какого-то занятия. Сейчас мы забиваем 9 голов в 10 матчах со стандартов – то есть почти в каждой игре. На Евро мы забили так трижды: два раза – после ввода мяча из-за боковой, еще раз – заработали пенальти после розыгрыша углового и реализовали этот пенальти.

– Вы говорили, что после Евро-2016 вами никто, вообще никто не интересовался. Неужели правда?

– Я не ищу новую работу. У меня даже нет агента – если кому-то будет нужен тренер и он проявит интерес ко мне, он должен будет звонить на мой номер. Быть тренером за границей тяжело, если ты не известен, если ты не сделал большую игровую карьеру. Клубы тратят на свое развитие миллионы – логично, что тренеров они берут с именем. Но нанести себя на карту и попасть в список я смогу, если буду побеждать со сборной Исландии сейчас.

Я был юношеским тренером два года, ассистентом – два года, сейчас я работаю главным. Перед тем как прийти в сборную, я думал, что справился бы с этой работой и сам. Но моя работа с Ларсом показала: если бы я был один, то сделал бы очень много ошибок. Все постепенно, все шаг за шагом.

Кто-то скажет: глупо, что ты остаешься, ты точно не добьешься ничего более крутого; пользуйся моментом – прыгай. Но всегда можно развиваться. Да, не на 100 процентов, но хотя бы на 1 процент. Даже если прибавить на 1 процент в 100 разных областях – ты все равно станешь значительно лучше. Я уверен: нам есть куда подниматься, нам хочется попасть на чемпионат мира-2018. И развитию моей карьеры этот чемпионат мира тоже поможет.

Пока же я обожаю свою работу, своих игроков и свою команду. А если что-то пойдет не так – я всегда могу снова стать просто дантистом.

25 удивительных фактов про Исландию и ее футбол

Шансы Украины на ЧМ: расклад при каждом исходе матча в Исландии

Фото: Олег Яковлев; globallookpress.com/Andrew Parsons/I-Images (1,2,7); REUTERS/Yves Herman; globallookpress.com/ Federico Gambarini/dpa, imago/Majerus; sports.ru/tribuna/blogs/festival

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Loading...