Блог Отважный репортер

26-летний украинец – аналитик крупнейшей академии мира. Он впечатлил Реброва в «Динамо»

26-летней украинец Глеб Платов – аналитик катарской академии «Аспайр». Это одна из крупнейших академий мира и платформа всего для катарского футбола в преддверии чемпионата мира 2022 года.

Платов никогда не играл в футбол на профессиональном уровне, но умудрился пробиться в тренерский штаб Сергея Реброва в «Динамо».  О специфике тактического анализа, работе с Ребровым и Раулем в «Динамо» и развитии футбола в Катаре он рассказал Даниилу Вереитину.

 

«Динамо», Ребров, Рауль

­- Как так вышло, что футбол вошел в вашу жизнь? Вы ведь не играли в него.

– Да, я 12 лет отыграл в хоккей на юношеском уровне, а потом выбрал учебу, а не профессиональную карьеру. Окончил Киевский политехнический институт по специальности «Прикладной системный анализ». Но футбол всегда меня интересовал. Особенно тактика, использование сильных и слабых сторон команд, менеджмент. Да и по образованию я системный аналитик.

Попыток уйти в футбол у меня было несколько, во время школы окончил судейские курсы – не заинтересовало. После второго курса уходил из университета с целью стать детским тренером. Но все-таки решил доучиться и уже после университета ушел в коммерцию. Были амбиции, цели. Дорос до должности управляющего небольшой компанией. Но было ощущение, что теряю интерес ко всему этому. И в один момент уже окончательно решил уйти в футбол, пошел учиться на лицензию В, собирался уезжать продолжать учебу спортивному менеджменту за пределами Украины.

– Как вы попали в «Динамо»?

– Однажды я наткнулся на видео, где Рауль Рианчо в какой-то телепередаче рассказывал о своей работе в «Динамо», об анализе, тактике. Узнал подробнее про подход Сергея Реброва в построении вертикали управления в клубе, про приглашенных испанских специалистов. Меня это впечатлило, и я решил попробовать найти работу в «Динамо». Несколько месяцев звонил в клуб, пытался договориться о каком-либо собеседовании, но все было тщетно. Пока однажды случайно не познакомился с журналистом Андреем Никитиным, он узнал мою историю, сказал, что может попробовать поговорить с Ребровым на тему собеседования для меня.

Все сложилось удачно, через несколько недель было само собеседование, о котором узнал буквально накануне. Вечером я сел анализировать следующего соперника «Динамо». Как сейчас помню, это был запорожский «Металлург». За ночь просмотрел 4 матча, подготовил отчет, слайды с графикой. И на следующий день презентовал это Сергею Станиславовичу Реброву на базе в Конча-Заспе. События развивались стремительно, уже через месяц я летел на сборы с дублем. Сейчас я думаю, что любой другой тренер не стал бы даже слушать человека без футбольного прошлого или каких-либо заслуг в футболе, не говоря уже о собеседовании. С моей точки зрения это говорит о широте его взглядов. Именно благодаря Сергею Станиславовичу и начался мой путь в большом футболе, за что я очень ему благодарен.

 – Ребров уже что-то знал о вас в момент встречи или это была абсолютная неожиданность для него?

 – Нет, откуда он мог обо мне слышать? Я не работал до этого в футболе ни дня. Просто, как я понимаю, Никитин позвонил ему и сказал, что есть молодой специалист, который умеет то-то и то-то, хочет учиться и прогрессировать. Ребров сказал, что ему было бы интересно меня послушать. В первый день мы общались только с Сергеем Станиславовичем, а на второй – втроем с Раулем.

– Многие говорили, что «Динамо» на самом деле руководит Рианчо, а не Ребров. Какое впечатление на вас произвел испанец?

– Такое впечатление могло сложиться, потому что влияние Рауля в целом было больше, чем зачастую бывает у ассистента, вдобавок к его экспрессии. Но никогда не было такого, чтобы Ребров упускал ситуацию из-под контроля. Даже когда Рауль начал безостановочно и быстро меня спрашивать на собеседовании. На тот момент испанским я еще не владел, а общение через переводчика подразумевает большие паузы. В итоге, часть вопросов и ответов просто опускались, могло показаться, что он давит. В какой-то момент Ребров остановил его и сказал, чтобы он перестал так наседать. 

– И что дальше?

– Начал я аналитиком в дубле, обучаясь у Висенте Гомеса, на тот момент координатора молодежных команд и аналитика первой команды по совместительству. К началу моего первого полноценного сезона я уже курировал работу аналитической группы молодежных команд и ассистировал Висенте на тренировочном поле в дубле.

Висенте Гомес – очень сильный специалист. Его футбольные знания просто поражают. Он очень тонко чувствует настроения игроков и их потребности от тебя, как от тренера. И это несмотря на языковой барьер. Наверное, я не вспомню ни дня за эти без малого три года, чтобы мы не просидели менее нескольких часов за обсуждением тех или иных тактических нюансов, моментов из тренировок или игр, основ педагогики и психологии. Невозможно переоценить его вклад в мое становление как специалиста. Помню, как-то он пошутил, что провел со мной за эти годы больше времени, чем со своими собственными детьми.  

– Ребров и Рауль сильно вас впечатлили?

– Да, многому я учился, наблюдая за их работой во время тренировок первой команды. Иногда Рауль присутствовал и на тренировках молодежных команд. Тренер во время упражнения пребывает на определенном эмоциональном пике, постоянно оперируя своими знаниями для решения тех или иных задач.

А Рауль мог ворваться в упражнение, подкорректировать его, добавить индивидуальных инструкций отдельным игрокам, делая это со свойственной ему эмоциональностью, и в этот момент у тебя появляется два варианта: либо воспринять это, как атаку на свое пространство, либо же как возможность получить новые знания. И вот, если все-таки выбран второй вариант, то Рауль своими действиями создавал эмоциональную метку, которая уже никогда не оставит тебя прежним в аналогичных ситуациях. Он обладает умением разорвать твой шаблон и создать предпосылку для твоего прогресса.

– В чем были особенности вашей работы как аналитика молодежных команд?

– Это подготовка методологических и педагогических видеоматериалов. Важно, что тактический анализ для взрослого футбола отличается от аналитической работы для молодежного и юношеского секторов. В последнем на первый план выходит развитие футболистов. Ты стараешься использовать все инструменты анализа для улучшения понимания игры самими игроками. Конечно, по возможности мы использовали уязвимые места в игре оппонента.

Например, второй гол в ворота «Порту» в Юношеской лиге УЕФА был забит как раз благодаря совместному разбору оппонента. Против короткого розыгрыша углового соперника у «Порту» всегда убегал игрок из зоны на ближней штанге, но никто не компенсировал его пространство в силу позиционного типа обороны. Вот мы и воспользовались этим на 80-й минуте и забили решающий мяч в той встрече.

Но главная же задача создавать сам контекст, в котором футболисты самостоятельно будут находить решения ситуаций, будут в рамках коллектива подталкивать партнеров к изменениям, а ты их просто направляешь, когда того требует ситуация. А теории, собрания, видео – это лишь площадки, предназначенные для создания этого контекста.

Хочу отметить эволюцию теоретических собраний в дубле и U19. Вначале они проходили в одностороннем порядке. Разговорить игроков было сложно. Шаг за шагом, они постепенно вовлекались в процесс, обсуждали индивидуальные цели каждого, в конструктивном ключе высказывали друг другу свои точки зрения. В конце моментами участие тренерского штаба сводилось к минимуму, игроки сами задавали тематику собраний, сами обсуждали первостепенные вопросы, ситуации последнего матча или тренировочной недели, необходимо было просто в нужный момент включить им тот или иной эпизод, они его разбирали, разъясняли друг другу, когда возникали сомнения – спрашивали и продолжали обсуждать. Если сравнить последние и первые теории, то сложится мнение, что абсолютно разные люди участвуют в них.

– Вы работали в тот период, когда в молодежной команде играли нынешние лидеры «Динамо» – Шапаренко, Цыганков, Шепелев. Насколько они раскрыли свой потенциал?

– Совершенствование спортсмена – это длительный путь, он начинается в детском возрасте и закончится по завершении карьеры. Им предстоит много работы и поступательное движение только вперед.

По личным качествам, исходя из совместной работы, никаких препятствий для них быть не должно. Потому что они скромные и трудолюбивые. Даже наоборот – их личные качества очень способствуют их профессиональному росту.

Специфика анализа в еврокубках, форварды «Динамо»

– Вы говорили о поступательном движении в клубе. После дубля вы перешли в первую команду. Чем занимались там?

– С сезона 16/17 мне доверили должность аналитика первой команды. Параллельно я продолжил ассистировать в дубле, уже Унаи Мельгосе, который летом стал координатором молодежных команд «Динамо» Киев.

Мне повезло поработать ассистентом двух очень сильных тренеров – Висенте и Унаи, с их глобально очень схожими взглядами на футбол, но при этом абсолютно разными в деталях. Их отличают манеры управления командами, подходы к игрокам.

Моя первая модель тренера – это Висенте. Во многих вещах очень близкая мне модель. А в следующие годы ты наглядно видишь другой архетип тренера, и этот опыт очень многогранен, потому что я смог почерпнуть многие положительные взгляды от Унаи. Он имеет второе образование в области психологии, также у него богатый международный опыт различного рода конференций, и он видит многие ситуации с неожиданных точек зрения.

– Действительно ли в то время была в «Динамо» проблема забивного нападающего? Тогда критиковали всех форвардов команды Реброва.

– Нет, проблема не стояла. Связывать голевые показатели форварда лишь с его игровыми качествами – это однобоко. На таком уровне нападающие умеют забивать. Да, у кого-то более обостренные навыки и чувство эпизода, но это уже детали. Нужно всегда смотреть на все комплексно. Но внутри команды точно не было таких суждений.

– Кстати, расскажите о специфике анализа соперника в Лиге чемпионов?

– В пиковые моменты сезона, когда первая команда играет каждые три дня, параллельно идет молодежное первенство, ты получаешь бесценный опыт работы в режиме цейтнота. Тут уже играют роль не столько твои футбольные знания и профессиональные качества, которые априори должны быть на самом высоком уровне. Не готовиться заранее к таким периодам равноценно профессиональному самоубийству.

Сразу всплывает в памяти поездка в Лиссабон для отчетов по «Бенфике» и «Бешикташу», с которыми предстояло сыграть как первой, так и юношеской командам. Заранее и одновременно готовишь отчеты по «Наполи» и «Заре», с которой предстояло сыграть в выходные после. Перед вылетом представляешь «Наполи», по прилету «Зарю». В самолете знакомишься с «Бешикташем» и «Бенфикой», чтобы не с нуля смотреть матч вживую. Утром матч юношеских команд на базе «Бенфики». Вечером игра первых составов. В самолете на обратном пути анализируешь вчерашнюю игру первой команды против «Наполи». И все это параллельно с обязанностями в молодежных командах.

Сам процесс анализа оппонента состоит из нескольких этапов: на подготовительном этапе подбираются матчи для анализа, далее просматриваются уже сыгранные матчи целиком и делаются глобальные заметки. Затем длительный процесс детального анализа этих матчей, выбор эпизодов, сортировка, процесс удаления наименее релевантных. Далее идет подготовка видео, презентаций, текстовых расшифровок, графиков и диаграмм. Видео обычно делается в двух форматах: максимально сжатый материал для демонстрации игрокам и более расширенная версия для тренерского штаба. Оценить время, необходимое на один отчет, сложно, каждый случай отличен. Если навскидку, в еврокубках подготовка одного отчета занимает порядка 50 часов.

– Что вы выносите в текстовую расшифровку?

– Она подразумевает детальное описание индивидуальных отчетов игроков соперника, ты описываешь те или иные аспекты игры оппонента, которые демонстрируются в видео. Статистика также прилагается, с описанием, как ее интерпретировать. Но вопрос статистики у нас не глубоко раскрыт.

Всего лишь есть Instat и Wyscout, которые предоставляют стандартный набор числовых данных. Они сами по себе не несут смысловой ценности. Вообще, есть качественный анализ, а есть количественный анализ. Количественный – ясно из названия, а качественный – подразумевает субъективную оценку эпизодов игры согласно определенным критериям и подчиненных единой цели. И количественный анализ может лишь дополнить качественный, но не наоборот.

Более полезной является продвинутая статистика, которая сейчас распространена в европейских лигах. Условные модификации показателей impact могут быть более соотносимы с качественным анализом.

– Вас огорчило, что Ребров покинул «Динамо»? 

– Сложно вспомнить конкретные эмоции в тот момент. Но я понимал, что закончился цикл работы тренерского штаба Сергея Реброва.

– Ребров ушел, пришел Хацкевич. Был у вас с ним разговор на предмет того, чтобы остаться в клубе?

– Я был приглашен Ребровым и работал в его штабе. После того, как он ушел, всему штабу тоже нужно было уходить. На тот момент у меня еще был контракт с клубом, который действовал до конца июня. Естественно, до окончания контракта я был в распоряжении клуба. Но контракт закончился, предложения его продлевать не поступило, и на этом вся история завершилась.

Период работы в «Динамо» был очень ярким и интересным, полным знаний и опыта, и для меня он навсегда останется одним из определяющих и самых запоминающихся в моей карьере. Я благодарен президенту и главному тренеру «Динамо» за предоставленную возможность. 

 

Катар и прогрессивная академия «Айспара»

– Сейчас вы работаете в Катаре. Как появился этот вариант?

– Он появился практически сразу после окончания сезона. Со мной связался помощник технического директора академии, и мы часа два обсуждали суть работы академии, вектор ее развития, какой они видят мою позицию и роль в ней. Через неделю мы связались вновь и уже окончательно обо всем договорились.

– Почему решились на такой шаг?

– Во время предыдущего сезона в «Динамо» у меня уже начало сформировываться понимание того, что я хочу уезжать работать и учиться за границу. В конце сезона я принял окончательное решение, что не останусь. Были варианты и в Украине продолжить карьеру. А пока оформлял документы, узнал, что Унаи Мельгосе также сделали предложение работать в «Аспайре».

«Аспайр» меня очень заинтересовал по двум причинам, первая и самая главная – то, что техническим директором в марте 2016 стал Эдорто Муруа. Главный приоритет на данный момент – получение новых знаний и опыта, а с этим специалистом я могу на это рассчитывать сполна. И уже сейчас могу сказать, что я не ошибся. Он не сильно известен широкому кругу любителей футбола. Но в профессиональной сред, он является величиной, он своего рода Гвардиола формативного уровня. Он вместе с командой единомышленников за 20 с лишним лет путем проб и ошибок создал методологию, которая является тем самым олицетворением Juego de Posicion, которая сейчас господствует в всех испанских академиях в том или ином виде, а также в профессиональном футболе. Но тут в двух предложениях не изложить всей глубины. А второй причиной естественно была возможность получить опыт работы в интернациональной академии мирового уровня.

– Чем отличается эта работа от «Динамо»?

– Здесь сугубо формативный уровень. Идет работа всей страны по подготовке страны к чемпионату мира 2022 года. И эта академия – олицетворение этой подготовки.

– Чем вы занимались, пока не приступили к работе в Катаре?

– Давал лекции на тренерских курсах. Мне этот опыт очень интересен и возможностью структурировать свои знания и мысли при подготовке к лекциям, и возможностью поделиться результатами своей работы, и опыту взаимодействия с аудиториями. После одной из последних лекций для Pro группы Калиниченко сказал, что она его очень впечатлила. Это не может не радовать. Учил языки.

Также это был отличный момент, чтобы посвятить время нескольким проектам, суть одного из них заключается в разработке искусственного интеллекта способного производить качественный анализ игры команды. А второй – это методологический программный продукт, позволяющий структуре, будь-то академия или федерация футбола, контролирующая работу детских школ, задавать и выдерживать единый вектор работы. Также одной из основных задач этого проекта была возможность обучать тренеров. Недавно уже запустили beta версию, пока тестируем.

– Что особенного в академии «Аспайра»?

– Сама академия – это как отдельный мегаполис внутри мегаполиса. Постоянно происходят какие-то мероприятия, лекции, презентации, международные турниры. Буквально несколько месяцев назад мы переехали в новое здание. Сказать, что оно сделано по самому последнему слову техники – ничего не сказать. Начиная с водного центра, с десятком специализированных бассейнов, построенного для реабилитации спортсменов, который является чуть ли не единственным в своем роде. И заканчивая специальными комнатами, в которых отслеживаются нервные импульсы головного мозга или тем, что вокруг нового крытого поля теперь расположены биометрические датчики, считывающие и моделирующие все движения, происходящие на самом поле.

То есть то, что делают, когда надевают на людей такие костюмы с белыми шариками, чтобы смоделировать их движения, теперь на крытом поле тут в академии делают автоматически без всяких костюмов с помощью новейшей установленной системы. Это позволяет моментально отслеживать биомеханику любых движений спортсменов и сразу же корректировать ее. Честно говоря, это сложно все описать.

Зимой, например, приезжали ПСЖ, «Бавария» и «Тяньцзинь Цюаньцзянь» Паулу Соузы, «Эупен» с Макелеле и «Гуанчжоу Эвергранд» с Фабио Каннаваро. Есть возможность посмотреть тренировки, пообщаться с членами штаба, увидеть детали организации процесса. Например, во время пребывания ПСЖ пообщался с главным аналитиком первой команды и узнал, как Унаи Эмери организовывает работу своего штаба. Он рассказал, как Унаи делегирует полномочия своим ассистентам, как организован процесс донесения информации до игроков, кто делает нарезки видео, кто и как их редактирует. До этого в академии проходил международный этап по фехтованию. Недавно посещал этап кубка мира по спортивной гимнастике, где победил Игорь Радивилов. Признаюсь честно, когда находишься очень далеко от родины, и в один день ты слышишь гимн своей страны во время награждения, это пробирает очень сильно.

Условия самой академии конечно вне конкуренции. Среди академий, я думаю, таких условий больше нет нигде в мире. Это уровень первых команд калибра «Реала» или «Манчестер Юнайтед».

– В чем именно заключаются ваши обязанности здесь?

– У меня два направления работы. Я ассистирую Унаи Мельгосе в команде U17. Условно говоря, это выпускной возраст, и в этом году мы участвовали в ежегодном международном футбольном турнире – Alkass Cup. По ажиотажу это явно не турнир семнадцатилетних ребят. Прямые включения из раздевалок, студии прямо у кромки поля, пресс-конференции, болельщики приезжают из разных стран, транслируется турнир на весь мир. В этот раз приезжали команды 2001 года рождения мадридского «Реала», «Бенфики», ПСЖ, «Милана», «Тоттенхема», «Фенербахче» и других клубов. А уже со следующего сезона эта команда должна стать базовой для сборной Катара U19.

А второе направление – методологическое. Моя задача в развитии методологии Эдорто, создании дидактических видеоматериалов для обучения не только игроков, но и для помощи тренерам, аналитикам, скаутам в понимании ее основ.

- Например?

– Помню, делали упражнение, главной идеей которого была работа над зонами завершения что в атаке, что в обороне: как игроки перестраиваются и обеспечивают их в обороне, как работают с ориентирами, над моментом атаки траектории мяча и так далее. А тем же вечером смотрел игру нашей сборной до 21 года против Англии, и в течение 5 минут забили два схожих гола – не по типу, а по ошибкам защитников. Оба раза, что наш защитник, что защитник сборной Англии, неправильно оценили ориентиры. Оба перед подачей обернулись и увидели игрока соперника находящегося в их зоне ответственности, но при этом не сделали шаг назад, не развернули корпус вполоборота, что позволило бы создать выгодные для них дуэли. Ведь главным их ориентиром был мяч, а это не совсем верно, потому что в обороне пытаться угадать и сыграть в мяч крайне нерационально – таким образом ты зависишь от других обстоятельств, но не от себя.

Мяч их просто перелетел и встретился с соперником в зоне между защитниками. Задача защитника в данной ситуации – оценить всю имеющуюся информацию: свои ворота, позиции своих партнеров в зонах завершения, позиции игроков соперника, мяч, и тогда уже корректировать свои действия, а их партнеры должны были подсказать, что входит в их обязанности, потому что они владеют большей информацией, чем первый защитник. Конкретно в тех ситуациях первым защитникам нужно было сделать несколько шагов назад, и “принять” игроков соперника в дуэль, в которой уже руками, корпусом они бы их направили в “ту” дуэль, которая выгодна самим защитникам, то есть они бы уже задавали тон, где и как она пройдет. Понятно, что они могли ее и проиграть, но по крайней мере, это уже зависело бы от них, а так они были вне эпизода и никак не могли повлиять на его исход.

Это я к тому, что тремя часами ранее на тренировке были идентичные эпизоды, которые мы разбирали и корректировали с игроками. И это меня сразу подтолкнуло сделать видео с нашей тренировки, плюс взял эти эпизоды, подал в методологическом формате с вопросами, с разбором, и на следующий день показал всем на собрании, потом игрокам, и это сделало еще какой-то вклад в нашу общую работу.

Также буквально на днях приезжала делегация мюнхенской «Баварии». Их целью было ознакомиться с моделью работы Эдорто и Унаи. Конкретно я презентовал им видение всего проекта с точки зрения аналитической группы. А точнее как в педагогическом ключе мы обучаем тренеров, как подаем им материал, как строятся наши методологические собрания, как потом все это переносится на футбольное поле. Ведь ключ развития отдельного футболиста заключается в самих тренерах – у них прямой контакт с ним, они являются проводниками всех идей для футболистов. Поэтому процесс обучения тренеров настолько важен. Все коллеги из «Баварии» по достоинству оценили работу академии и пригласили приехать и поделиться опытом на месте.

***

– Как проходила ваша бытовая адаптация в Катаре? С какими проблемами вы столкнулись на данном этапе?

– Я сразу нырнул в рабочий процесс, и как-то не возникало ситуаций, где бы я с ними столкнулся. Вся моя жизнь проходит в Академии. Могу сразу сказать, что Катар и Доха в частности – это мультикультурное пространство, как Дубай. Естественно присутствуют местные обычаи и культурные особенности, но все их уважают и не выказывают никакого пренебрежения. Но они практически никаким образом не нарушают привычный уклад жизни европейца.

– Через четыре года в Катаре пройдет чемпионат мира. Насколько внутри страны уже сегодня ощущается приближение этого глобального события?

– Страна небольшая, и Доха является ключом ко всему. Она уже являет собой мегаполис, также дорабатывается инфраструктура, достраиваются стадионы по стране, некоторые еще будут построены и реконструированы. Все это вроде бы внутри пустыни, но выстраивается что-то впечатляющее. Для Катара это большое испытание, но я убежден, что они с ним справятся. Многое уже сделано.

– Самый отпугивающий фактор – климат. Если помните, было много дискуссий о переносе чемпионата мира на зиму. Действительно летом так жарко? Как это влияет на физические кондиции игроков?

– Да, это так. Летом жара здесь действительно испепеляющая. Сейчас уже температура поднимается до 44 градусов. Утренние тренировки мы проводим внутри, а уже вечерние – на улице, когда температура нормализуется. 

– У вас есть все условия, все обустроено по последнему слову техники. Что вас может выдернуть из этой среды? Есть такие вещи?

– Я воспринимаю этот период как определенный этап моего развития и становления, как профессионала. Также здесь есть определенный ряд людей, рядом с которыми я росту. Как только я почувствую, что готов к следующему шагу, и будет такая возможность, тогда и сделаю его. 

– В Украину возвращаться планируете?

– В какой-то момент карьеры – обязательно. Хочу сделать вклад в развитие украинского футбола. Конкретно на данный момент не вижу это целесообразным, пока хочу учиться, узнавать другие культуры, подходы, собирать знания.

«Купили за 400 тысяч, через полгода продали за 12 млн». Как ищут игроков в новом клубе Довбика

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья