Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Ви це читали?

Игорь Рабинер: «К черту тренды!»

Антон Чугунов поговорил с журналистом "СЭ" Игорем Рабинером. Основной целью беседы стала современная журналистика. Впрочем, мы поговорили и про другие интересные вещи.  

***

- Совсем недавно закончился чемпионат мира по хоккею среди молодежных команд - лучший турнир в мире спорта в январе? На твой личный взгляд?  

- В Канаде от него все без ума. Взять ту же победу россиян над "Кленовыми листьями" в Баффало, когда с 0:3 в третьем периоде команда Брагина под водительством Кузнецова и Тарасенко накидала пять шайб - в Канаде до сих пор это вспоминают и этим восхищаются. Надо отдать этой замечательной стране должное: там умеют аплодировать не только победам своих, и нам, скажу откровенно, этому надо учиться и учиться.   Скажу честно: далеко не каждый год и не каждый МЧМ мне удается вкусить этот турнир в полной мере. Очень часто уезжаю куда-то отдыхать на новогодние праздники, и посмотреть там матчи физически невозможно.  

Так случилось и на этот раз, когда я в Финляндии с большим нетерпением ждал с утра результатов матчей плей-офф, но посмотреть их было негде. Хотелось - да не моглось. Поэтому я как любитель хорошего хоккея и человек, работавший на всех пяти зимних Олимпиадах с участием игроков НХЛ предпочел бы, чтобы МЧМ проводился в другие сроки. Но традиции есть традиции, и это, увы, едва ли возможно.  

- Что в этом турнире магического? 

- В нем играют ребята, которые еще не испорчены большими деньгами и гламуром. Тут еще нет или почти нет понтов, наглого и высокомерного превалирования "я" над "мы", зато есть спорт в чистом виде. Намного меньше, чем у взрослых игроков, прагматичного достижения результата - пацаны хотят выигрывать в атаке, а не бетоном у своих ворот. Вот этот юношеский романтизм, желание и умение всё перевернуть даже за один период и составляет прелесть молодежных чемпионатов мира.

Я скучал по Розанову, пока его не было в России, и завидовал украинским болельщикам

  - Разве на футбольном молодежном чемпионате мира иная атмосфера?  

- В футболе гламур накрывает игроков раньше, поскольку нет никаких финансово-возрастных ограничений. Что, например, в российском случае, тем более из-за лимита, имеет фатальное значение. Возьмите это свежее безумие с миллионным контрактом с "Реалом" вундеркинда по фамилии Эдегор. В хоккее подобного, к счастью, нет, поскольку в той же НХЛ первый контракт здорово лимитирован. А многие вообще еще играют в юниорских лигах и не успели пройти драфт. Отсюда и разница.  

- Почему, часто приходится слышать мнение, что хоккей круче, чем футбол?  

- Я с этим не согласен. Для меня футбол - номер один, хоккей - номер два. Иначе система приоритетов в том, о чем пишу, была бы противоположной. Пусть футбол для меня будет ежедневной работой, а хоккей - хобби, не таким уж частым праздником. Боюсь, от хоккея на ежедневной основе я как журналист быстро утомился бы. А в таком вот праздничном режиме, "на чистых мячах", получаю от него большое удовольствие.

 

- Это не я придумал. А уважаемый мной и любимый в Украине Юрий Розанов. В чем его главный талант?  

- В гениальном умении (на мой взгляд, никто из коллег-комментаторов с ним в этом не сравнится) мастерски и нешаблонно анализировать происходящее на поле по ходу матча. В том, что он делает это вкусными, незатертыми словами, роскошным русским языком. В том, что эмоции Юрия Альбертовича - не ради того, чтобы патриотически поорать, как у одного известного комментатора-многостаночника по другим видам спорта, а ради украшения матча и передачи зрителю всей его красоты.

Я скучал по Розанову, пока его не было в России, и завидовал украинским болельщикам. Думаю, что качеством своей работы он поднял уровень ряда тамошних коллег, задав высочайший стандарт. И сделав это настолько тактично, чтобы не показать коллегам своего превосходства. Ведь, как я понимаю, у спортивных журналистов и комментаторов Украины по отношению к Розанову остались только положительные эмоции. 

Мы добрые приятели с главным редактором журнала "Футбол" Артемом Франковым, вместе с которым несколько лет назад написали книгу "Украинский футбол: легенды, герои, скандалы в спорах "хохла" и "москаля", так вот он всегда о работе Розанова отзывался в превосходных тонах. А мнение Тёмы, великолепного журналиста, для меня во многом индикатор истинного положения дел.

 

- А расскажи подробнее про книгу с Артемом Вадимовичем.  

- Написали ее с большим удовольствием. Определились с самыми интересными темами, касающимися украинского футбола, для обоих и каждого в отдельности - и вложились в тексты по максимуму. Очень рекомендую, например, почитать подробнейшее расследование Франкова о "матче смерти". Оба написали о Лобановском, Блохине, Шевченко - каждый со своего ракурса.

Я - через личности Виктора Прокопенко и Игоря Беланова о футболе любимой мною Одессы, где появились на свет и мои родители, и дядя, знаменитый советский поэт-песенник Игорь Шаферан. Франков - о Шовковском, я - о Тимощуке. И еще о многих, многих других великих футбольных людях Украины, которые останутся для меня великими вне зависимости от политической конъюнктуры.

Вот фрагмент моей главы: "Для Тимощука во главе угла всегда стояли не деньги, а результат и задачи команды. Когда он это говорит, я безоговорочно ему верю. Потому что вижу это на поле. И все видят. 

Его ведь из Луцка, когда он полтора сезона уже отыграл за «Волынь», пытались в «Динамо» вернуть. Приехал гонец из клуба к нему домой, спал у него, с родителями разговаривал. Они выслушали все его аргументы и сказали: «Иди к Толику, разговаривай. Если скажет «да» - пусть едет».

Тот ответил: «Не пойду. Не хочу». – «Но ты можешь навсегда остаться в Луцке!» - «Хорошо, я буду добиваться всего сам. Но не в «Динамо». Анатолий полностью отдавал себе отчет, что сейчас, возможно, решается его судьба. Однако сомнений у него не было."   

- Я так понимаю, что это не первая твоя книга. Почему ты решил стать литератором, газетной работы мало? 

- Эта книга была пятнадцатой, за ней пока последовала только одна - совместная с Сергеем Микуликом о "Спорт-Экспрессе", "СЭкс" в большом спорте". Я ничего не решал, жизнь сама за меня решила. В 2005 году издательство "Секрет фирмы" с подачи великолепного журналиста Саши Беленького, пишущего о боксе, провело со мной встречу, на которой меня спросили, о чем мне было бы интересно написать книгу. Я без сомнений ответил - о "Спартаке", команде своего детства, идеалы которой в 2000-х были цинично растоптаны.  

Все мысли, чувства, факты по этому поводу я в ней и выразил, и где-то посередине написания однажды ночью проснулся, когда меня вдруг озарило названием - "Как убивали "Спартак". Потом "Как убивали...", или "возрождали", или еще что-то делали станет лекалом для десятков книг самых разных авторов на все возможные темы. Может, стоило запатентовать?

Никто не знал, как пойдет и пойдет ли вообще эта книга, но у нее был феноменальный для книг о спорте итоговый тираж - 82 тысячи. С этого всё и началось. Кстати, вопреки распространенному мнению, после сиквела о "Спартаке" у меня больше не было ни одной книги с названием "Как убивали...".

Потому что терпеть не могу предсказуемость. В том числе и в заголовках.   Что касается тем для написания книг, то у меня одно строжайшее правило - что бы ни предлагали издательства, никогда не браться за то, что мне неинтересно. Поэтому я "завернул" более десятка предложений, в основном на крикливые, "желтые" темы.  

Достаточно долго после книги о "Спорт-Экспрессе" я был выхолощен и чувствовал себя способным только на работу над небольшими текстами

  - А какой ты посылаешь читателям сигнал, с каждой новой книгой? Ты в тренде, или если ты автор - "маст рид" 100%?  

- К черту тренды! Это же книги, которые у людей на полках годами, а в лучших случаях десятилетиями стоять будут! Когда про те тренды, как и про само слово "тренд", которого не существовало еще несколько лет назад, никто и не вспомнит. Книга - не газета и не сайт, где мы обязаны писать в первую очередь на темы, интересные читателям - иначе СМИ в современных условиях не выживет. С другой стороны, и о вечном забывать не имеем права... Повторяю: книги пишу о том, что мне нравится, а не о том, чего хотелось бы иным издателям. Вот захотел - и написал книгу "Секреты футбольных маэстро" о выдающихся тренерах, представителях профессии, перед которой преклоняюсь.

Захотел - и написал "Спартаковские исповеди", сборник из 16 монологов великих спартаковцев всех поколений, начиная от Симоняна и Исаева и заканчивая Тихоновым, Аленичевым и Павлюченко. Трех авторов монологов в этой книге - Маслаченко, Логофета и Черенкова - уже нет в живых...

Захотел - написал о "Спорт-Экспрессе". Благо, моя репутация как автора книг позволяет не стоять перед издателями на задних лапках, брать под козырек и писать всё, что им заблагорассудится, а проявлять инициативу самому.  

- Самая сложная книга, в плане мотивации?  

- Сложнее всего, но и интереснее всего писать о том, что пережил сам. Поэтому по важности, по вложенным в книгу эмоциям ничто не сравнится с "СЭксом" в большом спорте". Не случайно, что с тех пор книг пока у меня не выходило. Достаточно долго после книги о "Спорт-Экспрессе" я был выхолощен и чувствовал себя способным только на работу над небольшими текстами, для сайта или газеты. Но за два года силы удалось восстановить, мотивацию - тоже

***

- Общаетесь со своими коллегами "СЭ в Украине"? Вы в каких с ними отношениях? 

- В хороших. И с Эдуардом Липовецким, и с Дмитрием Ильченко отлично знакомы миллион лет. А корреспондент "СЭ в Украине" по Одессе Славик Кульчицкий - мой давний, еще с юношеских лет, товарищ.

Было страшно приятно, когда в 2007-м я приехал в Одессу спустя 12 лет, и Кульчицкий со своими коллегами с одесского телеканала "Глас" снял обо мне (как в какой-то мере одессите - хоть родился я уже в Москве, но в жемчужине у моря провел пол-детства) телевизионный фильм. Во время съемки родилась сильнейшая импровизация. Мы подошли к дому на улице Карла Маркса (ныне Екатерининской), где в коммуналке жили мои дедушка, бабушка и отец, и вдруг я увидел табличку со списком жильцов, где все еще значился... мой дед - Петр Маркович Рабинер!

Недолго думая, я снял эту жестяную, жутко пыльную (а как иначе - ей уже было сколько десятилетий!) табличку, извиняюсь, спёр ее и увез к родителям. Надо было видеть их лица, когда я ее достал...

 

- Если бы ты не стал журналистом, где бы пригодились твои таланты? 

- Ох, сложно об этом говорить, когда ты в профессии уже 25 лет, а мечтал о ней и предпринимал какие-то шаги - аж с 13-ти, то есть уже почти 29. Так уж вышло, что всерьез я не мечтал ни о чем другом, кроме спортивной журналистики. Потом уже, правда, появились параллельные и, я бы, сказал, смежные вещи - написание книг, преподавание. Но всё это в любом случае связано с основной специальностью. Думаю еще как-нибудь всерьез заняться сценариями - но это слишком серьезная штука, чтобы совмещать ее со всем тем, что у меня уже есть.

С огромным удовольствием и интересом выслушал на выигранном мною финале журналистского конкурса-фестиваля "Энергия побед" год с лишним назад лекцию Александра Митты, потом купил его книгу о сценаристском искусстве. Но, хоть я и писал уже один сценарий - к документальному фильму о "Рубине" - пока эта замечательная профессия от меня еще очень далеко.  

И когда я к ней приду - сказать очень сложно. Ведь те профессиональные силы и эмоции, которые у меня остаются после работы в "СЭ", я трачу на свою школу спортивной журналистики и на книги. А ведь есть еще и жизнь помимо работы, которую я тоже стараюсь делать максимально насыщенной и разнообразной, те же путешествия, которые обожаю - побывал уже в 60 странах...  

- Человек всегда имеет право выбора. В то время "Советский Спорт" был нормальной газетой. Почему выбрали "Спорт-Экспресс"?  

- Когда мне было 14 лет, я посещал школу спортивной журналистики при "Комсомольской правде" - не той, желтой, что сейчас, а настоящей, гремевшей по всему Советскому Союзу. На одно из занятий в качестве гостя пришел Владимир Кучмий, тогда - первый зам главного редактора "Совспорта". После занятия я подошел к нему и попросил о возможности походить в газету, пропитаться ее атмосферой, делать все то, о чем попросят. И в результате в школе на УПК вместо скучнейшей профессии "операционно-кассовый работник" я осваивал журналистику в "Советском спорте" у Сергея Микулика, к которому меня направил Кучмий.

Помню отдел, где он работал - он назывался удивительно: "Отдел публицистики и актуального репортажа". Помню и то, как после публикации острейшей статьи Гарри Каспарова о нравах верхушки нашего спорта, а затем отповеди на нее Сергея Бубки и еще ряда известных спортсменов меня попросили разобрать письма читателей в разные папки - кто за Каспарова, кто против. За Гарри Кимовича было, как сейчас помню, 287 писем, против - где-то 13-14. А в газете они в итоге были опубликованы строго пополам, создав иллюзию равномерного распределения симпатий.

Для меня это был урок, как, оказывается, пресса может манипулировать общественным сознанием. Признаться, это было очень неприятным открытием. Но, в любом случае, то достаточно продолжительное время в "Советском спорте" для меня, на тот момент учащегося школы юного журналиста при журфаке МГУ, не прошло даром. И благодаря завязавшейся дружбе с Микуликом, и, конечно же, потому, что Кучмий меня запомнил, и уже в "СЭ" не раз со смехом вспоминал, как я доставал его вопросами в "Комсомольской правде"...

Что же касается того, почему я пошел в "СЭ", а не "Совспорт", то в 94-м, когда я заканчивал журфак, над умами людей, читавших о спорте, властвовал "Спорт-Экспресс" и только "Спорт-Экспресс". "Советский спорт" же, откуда 14 ведущих журналистов ушли и создали "СЭ", как раз находился в руинах. Я несколько лет работал в еженедельных или выходивших еще реже изданиях - "Футбольной панораме", "Футбол-Экспрессе", "Футбольном курьере". Многому там научился, и когда мне предложили перейти в "СЭ", был хоть и молодым репортером, но уже не из тех, кто известное слово из трех букв пишет с твердым знаком. Так любил презрительно выражаться об определенной категории авторов Кучмий...  

- Самое сложное и важное твое решение в профессии?  

- Не поддаться на давление бывшего владельца и гендиректора "СЭ" Ивана Рубина, желавшего любыми средствами меня убрать, и не подать заявление об уходе по собственному желанию. Да, мне пришлось из-за этого пережить многое - увольнение по статье трудового кодекса за однократный прогул (при том что я 17 лет писал из дома), состояние где-то посередине между инфарктом и психушкой... Но я это выдержал, выиграл суд, по решению которого получил солидную компенсацию, нашел отличную работу на "Чемпионате", где показал всем, что способен работать и быть полезным не на одном месте, где трудился до того 18 лет.

Те события сделали меня намного сильнее. И когда уже другое руководство пригласило меня обратно в "СЭ" - это стало для меня закольцовкой всей этой истории, потому что в кабинете Рубина в день увольнения я сказал ему: "Когда-нибудь я сюда еще вернусь, а Вас здесь уже не будет". Он аж позеленел, его помощник Шеховцов взвизгнул: "Наглец!" А в итоге всё так и получилось. Действительно, всё, что не убивает, делает нас сильнее.

***

  - Работа на "Чемпионате" помогла возвращению в "СЭ"?  

- Конечно, помогла. Новые руководители "СЭ", понятное дело, на протяжении двух лет моей работы на "Чемпионате" наблюдали за ней - и пришли к выводу, что я был бы полезен для нового "Спорт-Экспресса". Я очень благодарен "Чемпионату", где мне дали полную свободу творчества, ни в чем не ограничивали, исключили какую бы то ни было цензуру. В моей творческой жизни это были два замечательных года, и я получил удовольствие от освещения для "Чемпионата" Олимпиады в Сочи, ЧМ-2014 в Бразилии. И когда я поставил в известность Дмитрия Сергеева и Самвела Авакяна о том, что меня приглашают в "СЭ" и я хочу вернуться домой, меня прекрасно поняли, и мы очень хорошо и достойно разошлись.

Всегда буду благодарен и им, и, конечно, главному редактору "Чемпионата" на протяжении двух этих лет Александру Шмурнову, который во многом и создал вокруг меня эту атмосферу полной свободы творчества, и шефу отдела хоккея Максиму Лебедеву, который полностью развязал мне руки, когда я достаточно активно писал там на хоккейные темы и о хоккейных людях. И "Чемпионату" я желаю процветания и только процветания.  

- В каких с сайтом сейчас отношениях?  

- В отличных. Мы благодарны друг другу, и это ощущение, уверен, сохранится навсегда. Люди подставили мне плечо в сложной ситуации, и ничем меня за два года не разочаровали.Как я могу такое забыть?  

- Пишешь сейчас для них?  

- Как я могу для них писать, если это прямой конкурент "СЭ"? Конечно, нет, я не имею на это права.  

- Работая на "Чемпионате", ты делал большую беседу с Георгием Черданцевым, а твой коллега Евгений Дзичковский для СЭ-ТВ брал интервью у Юрия Альбертовича. Они скорее разные или похожи, своей энергетикой и харизмой?  

- Каждая настоящая личность, даже если они работают на одном канале, не похожа друг на друга. А Черданцев и Розанов, как и Андронов, и Шмурнов, и Дементьев, и Генич, и целый ряд других замечательных комментаторов "плюса" и не только - и профи, и яркие, ни на кого не похожие индивидуальности. В творчестве, каковым является футбольный комментарий, не признаю всех этих тавро, градаций на лучшего, второго, третьего и т.д. Получаю удовольствие, когда слушаю каждого из них.

Все они страстно любят футбол, готовы спорить о нем часами - и это их роднит. Среди них нет ни одного "сухаря", никто не позволяет себе монотонного бубнежа, под который можно заснуть (в этом смысле целый ряд советских и ранне-российских футбольных комментаторов им значительно уступал). И все они по драйву - воспитанники, дети моего абсолютного кумира в этой профессии Владимира Никитовича Маслаченко.

С уходом которого, как и еще одного потрясающего футбольного человека и жизнелюба, Виктора Евгеньевича Прокопенко, не могу смириться до сих пор. Сколько бы лет с этого момента ни прошло. То же касается и моего учителя, великого главного редактора "Спорт-Экспресса" Владимира Михайловича Кучмия...  

***

- Сейчас для спортивных журналистов обычное дело иметь свой сайт. Например, у Георгия Черданцева он есть. Василий Уткин тоже себе завел. Не было желания сделать сайт имени себя и продавать на нем свои книги?  

- Пока я еще не видел у российских спортивных журналистов ни одного действительно популярного персонального сайта. Думал на эту тему, но решил, что это не будет эффективно. А просто открывать сайт, чтобы бить себя кулаком в грудь: вот, мол, у меня есть своя страничка в интернете - какой в этом смысл?

Мне вполне достаточно 50 тысяч фолловеров в Твиттере и 3,5 тысяч друзей в Фейсбуке. Все, что я, помимо "СЭ", пишу в соцсетях, доходит до читателей очень быстро. Есть еще и блог на сайте букмекерской конторы "Балтбет".

Люди, которым 40 лет и больше, привыкли читать газеты, у них это на каком-то физиологическом уровне

  - Наша беседа,выйдет в моем блоге на сайте в Украине. В комментариях в очередной раз будет вопрос из серии: "Как достать звезду?" В том смысле, как мне удалось получить твое согласие на беседу. Ты публичный и достаточно известный журналист. А считаешь ли ты себя звездой?  

- Не мыслю подобными категориями. Просто получаю удовольствие от того, чем занимаюсь, и радуюсь, когда это кому-то нравится. Более того, абсолютно не расстраиваюсь, когда это кому-то активно не нравится. Куда больше меня пугает равнодушие.

Приятно ли, что периодически узнают на улицах, берут автографы, фотографируются? Нагло совру, если отвечу отрицательно. Но никогда это не было для меня самоцелью, поэтому стараюсь не участвовать ни в каких непрофильных для себя телепрограммах. Один раз в прошлом году согласился в Сочи пойти на "Пусть говорят", посвященном снятию с личного турнира фигуристов Евгению Плющенко, и сильно о том пожалел. Потому что во всем этом шуме-гаме, не зная реального инсайда, а главное - будучи по большому счету безразличным к предмету обсуждения, чувствовал себя там абсолютно чужим. Лишний раз убедился, что каждый должен заниматься своим делом.

А насчет звезд...

Ты должен доказывать свой уровень каждый день. Тренер "Локомотива" Миодраг Божович, еще работая в "Москве" и "Ростове", любил говорить своим игрокам: "Футбол - он как секс: ты не можешь рассказывать девушке, в каком порядке был три года назад, ты должен все доказать здесь и сейчас". К спортивной журналистике это имеет самое прямое отношение - у нас всё то же самое.  

- Сейчас все крупные СМИ представлены в интернете. Насколько, на твой взгляд, это угроза, что бумага окончательно умрет лет через 5-7?  

- Пока такой угрозы нет. Люди, которым 40 лет и больше, привыкли читать газеты, у них это на каком-то физиологическом уровне. Себя, кстати, к таковым причисляю - если есть выбор, предпочту потратить деньги и купить газету, чем читать хороший текст в сети. В частности, это касается лучшей рубрики "СЭ" - "Разговор по пятницам". Великолепные интервью Юрия Голышака и Александра Кружкова лично мне гораздо приятнее неспешно вкушать, шурша бумажной версией "СЭ".  

Безусловно, тиражи бумажных версий газет падают, но этот сегмент будет жить еще довольно долго - хотя бы потому, что все руководящие посты в стране, причем в разных отраслях, еще лет 10-15 будут находиться в руках "газетного", а не "интернетного", поколения. Для них бумага имеет больший вес, чем сайты.

 

Я же ощущаю резонанс от своих материалов в "СЭ" и на "Чемпионате" - так даже в тех случаях, когда качество и резкость текста во втором случае превосходит первый, общественного шума всё равно пока больше от публикаций в "СЭ".  

***

- Почему я спросил. Вспомни, сколько туристических компаний было еще прошлым летом. Я не верю, что во всем виноват кризис. На мой взгляд, проблема в актуальности. Разве в огромном количестве спортивных сайтов нет угрозы просто посчитать деньги и понять, что выпуск газеты - себе дороже...  

- А почему тогда в Англии, стране, более чем развитой с технической точки зрения, газеты пользуются куда большей популярностью, чем сайты? Почему толпы людей покупают солидную Гардиан или желтую Сан, солидную Телеграф или желтый Миррор? Может, культура и традиции значат всё-таки не меньше, чем голое бабло? Да, ежедневным, и уж тем более еженедельным газетам не стоит пытаться угнаться за сайтами в оперативности.

Поэтому абсолютно прав был тот же российский еженедельник "Футбол", с новым руководством в лице братьев Вдовиных уйдя от публикаций о конкретных матчах и турах. Газеты и еженедельники в современных условиях должны делать крен в сторону авторской журналистики, колонок, аналитики, интересных и актуальных тем.  

- Я думаю, что дело в менталитете. Почему в той же Англии весь футбол на "спутнике", а в России 149 рублей, безумно дорого и проще искать пиратские трансляции в интернете, чем платить за лицензионный просмотр с отличной картинкой. Или почему проще скачать книгу в Интернете, чем заплатить немного тебе, за твой труд и старания?

 - Не вижу смысла вступать в дискуссию по этому поводу. Да, будущее - за интернетом, это понятно. Но о смерти бумажных версий говорят уже давно, а они что-то никак не умирают и не собираются умирать. Возможно, я в этом вопросе несколько предвзят, потому что чувствую себя в первую очередь именно газетчиком.

И, когда я работал на "Чемпионате", чуть ли не единственное, чего мне не хватало - это возможности взять в руки газету со своей удачной публикацией. Может, конечно, я с такими взглядами безнадежно устарел, и меня пора отправлять в утиль. Но от взглядов этих не откажусь, изменять себе не собираюсь. Хотя на деле и доказал, работая на "Чемпионате", что к формату работы в интернете адаптировался быстро.  

- Я не слышал, чтобы у нас был представлен магазин приложений для гаджетов с русским контентом. Кроме головной боли как бороться с пиратами, обладатели авторских прав едва ли вернут вложенные в продукт средства.  

- Менталитет - это верно. Халяву и пиратство у нас очень любят. И, кстати, именно поэтому я принципиально не стал смотреть "Левиафан" в сети, и с нетерпением жду, когда его запустят в прокат. Потому что сам, как автор книг, на пиратстве здорово пострадал. Кстати, я физически не могу читать книги в интернете или в ридере.

Ну не получается, не нравится мне это. Только вживую! Тактильные ощущения очень важны.   Немалая часть нынешнего молодого поколения подменяет живое общение перебранками и переписками в соцсетях. Чтение книг в ридерах и в интернете - из той же серии. Это искусственная, ненастоящая жизнь.

Тот же Саша Шмурнов терпеть не может писать эсэмэски и даже разговаривать по телефону. Зато, когда встречаешься вживую, это кладезь интереснейших историй, суждений, рассказов. Потому что он ловит кайф именно от живого общения.

 

- Юрий Альбертович такой же? 

- С Розановым мы в жизни не настолько близки, чтобы я мог об этом со знанием дела судить.   Что касается интернета, то меня поражает, когда известные журналисты вырывают часы из своей жизни, чтобы поучаствовать в так называемых медиасрачах. Им что, делать больше нечего? Они недозагружены по работе? У них и так мало писанины? Им хочется лишних конфликтов и ругани? У меня нет ответа на этот вопрос. И я понимаю тех, кто бежит от интернета как от огня. Но как публичный человек попросту не могу и не имею права себе этого позволить.

Журналистика - это не только производство, но и творчество

  - Твой друг и коллега Евгений Дзичковский - это лучший автор в сегменте спорта в русскоязычном мире интернета на текущий момент?  

- То, что один из лучших - однозначно. Всегда читаю Женины тексты с большим удовольствием. Мы друзья, и могу подтвердить, что это в высшей степени достойный и порядочный человек. Но, как я уже говорил, не готов ранжировать журналистов на первого, второго, третьего и т.д. Мы не проводим чемпионат или Кубок. Творчество не подвластно жестким оценочным критериям.

 

В случае с Дзичковским для меня очень важно то, что ты не просто наслаждаешься стилем и мыслями автора, но и на сто процентов веришь в его честность и неангажированность.  

-  Игорь, а что из себя представляет твой обычный рабочий день?  

- У меня - ненормированный график. На работе, будь то "СЭ" или раньше "Чемпионат", я регулярно появляться не обязан - захожу туда пару раз в неделю в зависимости от обстоятельств. Один раз - для того, чтобы провести занятие в нашей со Шмурновым школе спортивной журналистики.

Мне доставляет удовольствие передавать молодым ребятам и девушкам знания и навыки, которые я в свое время получил и наработал сам. Да, на чтение их текстов, выявление находок и недочетов уходит довольно много времени и сил. Но это же кайф - видеть, как с каждым занятием люди растут, всё лучше понимают, что от них требуется, вникают в тонкости профессии!

За три с половиной месяца, которые продолжается мой мастер-класс, два с половиной десятка в основном абсолютно сырых ребят, никогда не пробовавших себя в журналистике, превращаются в людей, уже готовых заниматься ею. Тем более что мы, понимая современные требования к многофункциональности спортивного журналиста, даем им и другие предметы - радиожурналистику (ее с этого семестра ведет известный комментатор "Евроспорта" и радиостанции "Маяк" Николай Саприн), культуру речи, психологию общения: тем и другим занимаются преподаватели высочайшей квалификации. Плюс гости, которых мы регулярно приглашаем к студентам - тот же Евгений Дзичковский. 

А каким опытом для них в прошлом семестре стали три часа неформального общения со Станиславом Черчесовым?! Во втором семестре мою роль как преподавателя по пищущей журналистике подхватывает один из лучших интервьюеров России - Александр Кружков, а Шмурнов и Павел Занозин обучают ребят азам тележурналистики. Приятно слышать, когда студенты заканчивают нашу школу со словами, что это самая интересная и полезная учеба в их жизни. И сколько раз уже доводилось подобное слышать!

   

А главное, что для многих это оборачивается приходом в профессию - в том же отделе футбола "СЭ" сейчас работают три человека, обучавшихся в нашей школе, - Егор Чернов, Михаил Гончаров и Антон Муша. Была и Алена Полякова, которая затем перешла в агентство ТАСС. Школа наша еще не отметила и пятилетия, но, по сути, во всех спортивных СМИ работают или стажируются наши воспитанники.  

Если же возвращаться к режиму дня, то я - стопроцентная сова. До двух ночи вообще не могу лечь спать, а проснуться в 10-11 для меня норма. Порой работаю до четырех-пяти утра - а во время активной фазы работы над книгами доводилось ложиться спать и позднее. Понимаю, что это не очень нормально и, возможно, бьет по здоровью, но ничего с собой поделать не могу. Раз в неделю, особенно в теплое время года, стараюсь играть в футбол, опять же, когда нет холода, пару раз в неделю выхожу на получасовую пробежку в парк около дома.  

С женой очень любим путешествовать - перечислять страны, в которых побывали, можно очень долго. От Штатов до Китая, от Бразили и Аргентины до Таиланда. Вся Европа, само собой. В Африке, правда, были порознь, в командировках - я в ЮАР, Олеся в Кении. Но оба вернулись с колоссальными впечатлениями.  

- Не могу не спросить, каким должен быть современный журналист ? 5 - 6 ключевых навыков для успеха в этом деле?  

- Главные качества - это любопытство и неравнодушие. Умение видеть необычное в обычном и чувство, что жизнь каждый день дарит тебе что-то новое и уникальное, и ты обязан ощутить это каждой клеткой своего организма и передать читателю. Если ты решил, что всё в том же футболе знаешь и ничего нового и интересного уже не увидишь - тебе надо идти вон из профессии.

Потому что читатель из твоих текстов должен ощущать уникальность именно этого дня, этого матча, этой проблемы, этого человека. Человек - это вообще важнейшее слово: ты должен понимать, что пишешь не о бревнах, а о живых людях. Великие слова когда-то написал в предисловии к книге "Наедине с футболом" выдающийся спортивный журналист Лев Филатов: "В движениях мяча заключены движения человеческой души".

Далее - понимание, что в журналистике нет выходных и рабочих дней, нет свободного времени. Ты должен и отслеживать информацию, и быть готовым написать текст в любое время дня и ночи, даже из отпуска. У тебя нет роскоши ждать вдохновения, потому что оно должно быть с тобой всегда, автоматически. Журналистика - это и качество, и скорость, потому что твоя задача - и написать интересный текст, и опередить конкурентов, и сделать это так, чтобы редакторам не нужно было тебя долго править и тем более переписывать.

Наконец, чувство языка и любовь к нему. Журналистика - это не только производство, но и творчество. Каждый текст должен становиться маленьким литературным произведением, ты должен искать свежие слова и речевые обороты. Твоя задача как журналиста - чтобы твои материалы узнавали по первому абзацу, не глядя на фамилию. По стилю, интонации, оригинальности мысли.  

- Насколько важно писать в свое удовольствие?  

- Очень важно. Никогда нельзя забывать радостное чувство, что журналистика - это хобби, которое переросло в профессию и за которое ты еще и получаешь зарплату. Ежедневные нагрузки, которые сегодня выпадают на журналиста, не позволяют писать в свое удовольствие абсолютно всё - нередко приходится себя заставлять.

Нередко у тебя есть какие-то личные проблемы, которые отвлекают от работы. Но ни твоих работодателей, ни, главное, читателей они абсолютно не волнуют. И бездарный текст ты никогда не сможешь объяснить им тем, что плохо почувствовала себя бабушка или у собаки начался понос. Как только начинаешь писать - должен уметь начисто отключиться от всего остального. Поэтому родные нередко называют нас лунатиками или еще как-то так. Но иного пути нет.  

***

- С какими спортсменами у тебя идентифицируется Украина?  

- Если речь о спортсменах постсоветского времени - конечно, в первую очередь с гениальным Шевченко и братьями Кличко. Безусловно, с Толиком Тимощуком - замечательным человеком и идеальным профессионалом. С моим добрым товарищем Максом Калиниченко, искренним, прямым и ярким человеком.

Футболисты все-таки мне ближе, потому что их я знаю лично. С братьями не знаком, мне как дилетанту в боксе, не очень уж зрелищный стиль их бокса не близок, но не уважать их как профессионалов за стабильные многолетние достижения высшего уровня невозможно.  

- Следишь за сборной Украины?  

- Всегда хочу видеть ее в финальных турнирах чемпионатов мира и Европы. И был очень рад, когда в 2006-м она - с близкими мне людьми, Шевой, Калиной и Тимохой - дошла до четвертьфинала. И расстраивался каждому поражению в стыковых матчах, и невыходу из группы на домашнем Евро-2012.  

Так или иначе, сегодня я не вижу кандидата такого уровня, каким несколько лет назад был бы Сергей Капков

- Игорь, я не хочу лезть в политику. Поэтому задам один вопрос, и мы эту тему развивать не будем. Как, на твой взгляд, надо развивать футбол в Крыму? Под чьим попечительством?  

- Ясно, что Платини не хочет напрочь ссориться с Россией, в противном случае решение УЕФА по Крыму было бы гораздо более жестким. Оба президента - и ФИФА, и УЕФА - намерены до последнего балансировать, отдавая предпочтение футболу перед политикой. Исполком ФИФА предоставил России право проводить ЧМ-2018, и должно произойти что-то совсем уж запредельное, чтобы это решение было пересмотрено.

Что же касается Крыма, то найден временный компромисс: крымские команды были выведены из чемпионата России (и то, что Россия на это легко пошла, говорит о ее нежелании вступать в конфронтацию с УЕФА), там будет свой чемпионат. А детский футбол полуострова будет финансироваться УЕФА. Ничего другого пока представить себе невозможно.  

- Не получится так, что ЧМ в России - пир во время чумы, глядя на нашу экономику сейчас?  

- Сейчас абсолютно никто не сможет предсказать, что будет с Россией через три с половиной года. Да, может быть и такое. Но чемпионат мира - единственное, что позволит поднять и футбольную, и не только, инфраструктуру страны. Кроме того, угроза отобрать его, мне кажется, - сдерживающий фактор от каких-то совсем уж безумных решений.  

- Заслуживает ли Николай Толстых быть президентом РФС, имея миллионные долги перед Капелло?  

- Не надо упрощать. Дело там далеко не только в Толстых. Хотя и с него, конечно, снимать ответственность нельзя. Но есть люди, которым очень нужно, чтобы его не было в кресле президента РФС. Так или иначе, сегодня я не вижу кандидата такого уровня, каким несколько лет назад был бы Сергей Капков. Толстых, безусловно, сложный человек, но в нашем футболе одно то, что человек пришел на такой пост не для того, чтобы на этом наживаться, и имеет жесткие принципы, - величайшее достоинство.

 

Возможно, ему надо было бы быть не номером один, а номером два, поскольку от президента должен исходить позитив и обаяние, с которыми у Николая Александровича, признаем, есть проблемы. Но пусть по нему топчется кто-нибудь другой. Желающих - десятки. А я этого человека уважаю, хотя и вижу его недостатки.

И, кстати, задаюсь вопросом, кто захочет пойти на его место - что-то сомневаюсь, что в Дом футбола на Таганке в сегодняшней ситуации выстроится очередь. Надеюсь, что крайне неприятная ситуация с Капелло будет успешно разрешена, поскольку это в интересах не только самого Толстых, но и всех, кто в этом более или менее задействован. А уже когда разрешат - тогда и с Капелло, которого я абсолютно не хочу видеть на посту главного тренера сборной, можно разбираться...  

- Спасибо, что уделил внимание моему блогу и читателям. Спасибо за большую и интересную беседу. Я желаю тебе: счастья и благополучия, здоровья и удачи!  

- Спасибо. Всего того же желаю и тебе, и всем читателям твоего блога. Счастливого 2015 года!  

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей