Блог Celtics

Spirit of St.Louis

Среди баскетболистов Бостона, увековеченных в баннерах с номерами, свисающих под сводами Гардена, лишь двое игроков никогда не выигрывали чемпионства с Селтикс. Один из них – это рано ушедший из жизни Реджи Льюис, который застал самое окончание эпохи Бёрда. Второй – это первая легенда Бостон Селтикс Эд Маколи.

Первой легендой кельтов центровой Эд Маколи (или Маколей, как кому нравится) может считаться наравне с Бобом Коузи. Но – во-первых Маколи ушёл из клуба (да и из баскетбола) раньше Боба и статус легенды – а не действующей звезды – получил тоже раньше. Во-вторых, в Бостон Маколи приехал также раньше. Пускай всего на 5 месяцев, но раньше.

С ещё большим правом Эд Маколи имеет право именоваться легендой Сент-Луиса. Редко бывает, чтобы имя игрока стало синонимом целого региона. Мгновенно на память приходит разве что имя Пита Маравича (= Луизиана). Имя «Эд Маколи» – это синоним Сент-Луиса, штат Миссури. Там Эд родился в 1928 году, там он живёт сейчас, там он учился в школе при Университете Сент-Луиса, в этот же университет пошёл учиться после школы…

В университете к Маколи приклеилось его прозвище «Easy Ed». Тогда в SLU была принята практика ротации капитана. Когда Эда впервые перед игрой назначили капитаном команды, он настолько разнервничался, что, выведя команду на площадку, устроил бросковую разминку прямо во время звучания национального гимна. Болельщики закричали «Смотри на вещи проще, Эд» (дословно: «Take it easy, Ed»). Страшно подумать, какое прозвище приклеилось бы к нему в наше, куда менее толерантное время, если бы Эд Маколи хлопками мяча стал бы заглушать «Star-Spangled Banner».

На драфте 1949 года (ещё не NBA, а только BAA) Маколи мог бы получить первый или, на крайний случай, второй номер. Но тогда ещё действовали территориальные пики, и его задрафтовала команда Сент-Луис Бомберз. Отдать право первого пика за то, чтобы заполучить игрока, только что ставшего лучшим на уровне колледжа – тут вопросов у руководства Бомберз не возникало никаких. И заканчивал свою карьеру Маколи тоже в Сент-Луисе – но уже играя за Сент-Луис Хокс, ведь Бомберз в 1950 году успели развалиться после первого же сезона лиги под вывеской NBA («Это была худшая команда, за которую мне приходилось играть. Ребята были ничего, но слишком увлекались девушками и выпивкой. Иногда и баскетбол вмешивался в это дело. Так что ничего у нас не выходило»).

Так дебют Эда Маколи совпал с дебютом новой лиги – National Basketball Association, образовавшейся путём слияния NBL и BAA. В этой самой BAA и играла не слишком успешная команда Boston Celtics, звёзд с неба не хватавшая. Однажды, в 1948 году, одну звезду всё же ухватили – Эда Садовски, но легендой Бостона он не стал, по окончании сезона перейдя в Уорриорз.

Забавно, но играл Садовски в Бостоне под 22 номером. Этот же ныне увековеченный номер взял себе и его тёзка Маколи. 22 – это и дата рождения Эда Маколи (22 марта), и тот возраст, в котором он попал в Бостон. Попал он через dispersal draft – процедуру, применяемую для распределения игроков из прекративших существование команд. Нью-Йорк Никс вообще попытались купить всю команду Сент-Луис Бомберз – как раз дабы заполучить молодого и талантливого центрового – да не получилось. Бостон же в те времена был так слаб, что лига волевым решением отправила Маколи в Селтикс – тогда ещё не знали, насколько велик Ред Ауэрбах, принявший команду весной того же года. Ауэрбах, прибывший осенью Коузи и Маколи стали первыми тремя кирпичиками, заложенными в фундамент Династии.

Эд Маколи провёл в Бостоне шесть лет. За эти шесть лет он был избран на Матчи Всех Звёзд шесть раз подряд. Чем не легендарный показатель? Причём в первой своей всезвёздной игре 1951 года (и первой, кстати, в истории НБА), прошедшей как раз в Бостон Гардене, Маколи набрал 20 очков, 6 подборов и получил статус первого в истории MVP Матча Всех Звёзд НБА. Получил он его, правда, лишь в 1953 году, когда сама награда была утверждена. Но, учредив приз, лига постановила: в прошедших двух ASG 51-ого и 52-ого годов назвать своих «самых ценных». Так первым «самым ценным звёздным» игроком стал Эд Маколи.

Нью-Йорк Никс вообще попытались купить всю команду Сент-Луис Бомберз – как раз дабы заполучить молодого и талантливого центрового – да не получилось.

Маколи постоянно попадал в список лучших снайперов лиги. Тот Бостон начала 50-ых был командой, совершенно не похожей на бостоны всех последующих выпусков – сумасшедшая атака (Коузи, Шерман, Маколи) и практически нулевая оборона. Которая титулов, как известно, не даёт. «Нам было очень весело, но мы не так уж часто побеждали», - говорил Маколи. «У нас в Бостоне была конкурентоспособная команда, но та атакующая игра была совсем не тем, что всем нам было нужно». Но именно эта слегка безалаберная игра привлекала болельщиков на трибуны, а как раз это и было так необходимо на самом первом этапе становления команды в Бостоне.

В эту игру Маколи вписывался прекрасно. Ещё со времён колледжа обладая майкановским набором точнейших и надёжнейших бросков вблизи от кольца, Эд атаковал с невероятным для тех времён процентом попадания свыше 40%, дважды (в 1953 и 1954 годах) лидируя в лиге по этому показателю и ни разу не падая ниже восьмого места. Он был вторым после Майкана самым высокооплачиваемым баскетболистом. Эд стал лицом НБА в те годы, когда лига только набирала обороты в тщетных попытках сравняться с популярностью бейсбола или американского футбола.

Пускай Эда Маколи нельзя было назвать доминирующим центровым (все знают, кто доминировал в начале 1950-ых в НБА), но быть звёздным центровым, когда твой главный соперник выше тебя на целый спичечный коробок и тяжелее на четверть центнера (а не наоборот) – это достижение. А уж набирать 46 очков в игре против того самого главного соперника (6 марта 1953 года, за две недели до Дня Святого Патрика) – тем более. Даже в те далёкие времена Маколи был «андерсайзд» при росте 2.03 и особенно при весе в 85 килограммов. К слову, большинство нынешних разыгрывающих тяжелее, чем Маколи в свои боевые годы. Но это позволяло ему вписаться в скоростную игру Бостона – наступали времена быстрого баскетбола, и Маколи был рядом.

Маколи уже был чемпионом на уровне колледжей, но не хватало настоящего чемпионства – чемпионства НБА. Однако то, что так и не получилось в Бостоне, вышло дома, в Сент-Луисе, в 1958 году, когда Маколи всё же получил заветный перстень, играя обок с ещё одним великим баскетболистом – Бобом Петтитом.

Быть звёздным центровым, когда твой главный соперник выше тебя на целый спичечный коробок и тяжелее на четверть центнера (а не наоборот) – это достижение.

Переезжать обратно в Сент-Луис Маколи изначально не собирался, но, к несчастью, серьёзно заболел его сын. Так Маколи отправился домой… как оказалось, от этого выиграли все – и Хокс, заполучившие своего hometown hero обратно, и Селтикс, получившие взамен недостающее звено в цепь Династии, и сам Маколи, взявший своё чемпионство. Только владелец кельтов Уолтер Браун, находившийся в прекрасных отношениях с Маколи, поначалу грустил, не желая терять своего любимого игрока. У Маколи даже было вето на тот грандиозный трейд 1956 года. Но, как уже было сказано, Easy Ed сам должен был вернуться домой. Увы, его сын так и не оправился от болезни, скончавшись в возрасте 13 лет.

После завершения карьеры баскетболиста Маколи стал тренером Хокс, ещё раз довёл их до финала НБА, проиграв там… конечно же, Ауэрбаху. Потом стал комментатором, провёл сезон 1963-64, комментируя игры Западного дивизиона НБА. К тому времени в Бостон Гардене уже свисало два баннера – один с четырнадцатым, а другой с двадцать вторым номером. Номером Эда Маколи. Навсегда.

К тому времени, кстати, Маколи уже был возведён и в Зал Славы. Это было в 1960 году, всего лишь второй класс холлоффеймеров. И в возрасте всего 32 лет (рекорд и поныне) Маколи приняли в Зал Славы безо всяких вопросов. «Это огромная честь – быть включённым в Зал Славы. […] В то время как великие игроки попадают в него – биллы расселы, бобы коузи – ты понимаешь, как Зал Славы превращается в уникальную организацию».

В 1989 году Эд Маколи был посвящён в духовный сан, став священником католической церкви. Маколи, как и вся его семья, всегда были праведными католиками. Когда для Эда наступила пора выбирать колледж, его мама напутствовала его: «Выбирай любой колледж, только бы он был католическим и в Сент-Луисе». Сейчас у 82-летнего Маколи 7 детей и 17 внуков. Один из них – 15-летний Нолан Берри – решил стать баскетболистом. Возможно, и он добьётся баскетбольной славы. Главное – следовать заветам самого Маколи.

«Когда ты не тренируешься, где-то есть кто-то, кто тренируется. И когда вы встретитесь, победит он».

Маколи уехал из Бостона весной 1956 года, а взамен его команда получила, возможно, величайшего баскетболиста всех времён. Тут бы и сказать: «Но это уже совсем другая история». Но у Бостон Селтикс одна общая история – прославленная, неповторимая, великая.

Автор
  • ramays

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.