Блог О логике в спорте

Луи ван Гаал. Психологический портрет. Часть 2.

Луи ван Гаал уже в юном возрасте поражал окружающих своей целеустремленностью. Еще ребенком он поставил перед собой цель стать футболистом. Он хотел быть великим игроком, звездой, мечтал о славе и победах. Постепенно пробираясь по различным возрастным категориям академии "Аякса", Луи уже начал думать, что шанс дебютировать за основную команду ему вскоре представится, однако реальность оказалась иной: места для молодого нападающего так и не нашлось (в основе тогда блистал Йохан Кройфф), и он отправился играть в Бельгию за «Антверпен». Тогдашний тренер бельгийцев Ги Тис не очень жаловал честолюбивого голландца, и большую часть своей бельгийской карьеры тот просидел на скамейке запасных. Самоуверенности Луи было не занимать, поэтому он считал, что тренер явно его недооценивает – как можно держать на лавке игрока, лучше которого только Кройфф?  

В конце концов ван Гаал покидает Бельгию, возвращаясь в Голландию, где без особого блеска играет до конца карьеры. Не такой себе представлял Луи карьеру игрока, не так она прошла, как он планировал, не достиг он признания, которого он по его мнению заслуживал. Естественно, все это очень больно ударило по его самомнению. Луи ван Гаал уже тогда не мог винить в этом себя, он перекладывал ответственность за свои неудачи на кого-то еще: тренера, который не ставил его в состав, «Аякс», который не разглядел его блестящий игроцкий талант, Человека, Который Занял Его Место.

Думаю, что не у одного меня сложилось впечатление, что Луи очень переживал свою неудачу в амстердамском гранде, причем переживал до такой степени, что возненавидел Кройффа. Абсурдно? Нелогично? При чем здесь Кройфф? Однако для Луи ван Гаала признать, что он был хуже кого-то, что он виноват в своих нереализованных амбициях, означало бы расписаться в собственной слабости. Это сделать было невозможно, ведь он всегда стремился быть сильным, быть выше других.

Но стремиться быть сильным – не значит быть им.  Луи ван Гаал стремится казаться непроницаемым,  грозным, восседающим на тренерской скамье с каменным видом или громким голосом раздающим короткие команды на тренировках. Это все является маской для внутренне неуверенного в себе человека, боящегося показаться слабым или ошибающимся. Боящимся показаться человечным. Там где есть маска и гиперболизированное стремление быть сильным, там и чувство неполноценности. Между ними всегда такая тесная связь. Это как мост, соединяющий два берега.

Пережив драму нереализованности собственного потенциала как футболиста, затаив к тому же иррациональную злобу на Кройффа, Луи ван Гаал начал тренерскую карьеру в АЗ Алкмаар, своем последнем клубе в карьере игрока. Всего через год ему предоставляется шанс реваншироваться за неудачу в игровой карьере, и он возглавляет «Аякс».

Луи ван Гаал пришел на пост главного тренера «Аякса» в 1988 году, сменив Йохана Кройффа, ушедшего тренировать «Барселону». С этого момента и началась его тренерская карьера, полная взлетов и падений, открытий новых имен в футболе и закрытием старых (фаны «Барсы» здесь вздыхают, вспоминая Ривалдо). Имя Кройффа действует на Луи как катализатор, и он начинает работу, целью которой должно стать признание его как блестящего тренера, многочисленных побед его «Аякса» как на внутренней, так и на международной арене. Но Луи все еще движет чувство обиды, и поэтому он хочет превзойти Кройффа. Если не на футбольном поле, так хоть на тренерской скамье.

Однако в данном случае это чувство обиды играет положительную роль, т.к. трансформируется в импульс, который приведет Луи к успеху. Луи честолюбив и амбициозен. Он адекватно оценивает свои способности. Он ставит перед собой цель, знает как ее достигнуть, и у него получается. Получается благодаря своим методам, которые он начал разрабатывать, еще играя в футбол. Он уже тогда знал, что будет тренером. Он знал, что это его шанс добиться того признания, той славы, которую не смог добыть будучи футболистом.

Второй значимой вехой в карьере Луи ван Гааля стала «Барселона». В «Барсу» ван Гаал приходил, выиграв с «Аяксом» уйму титулов, считая себя готовым к новым великим свершениям. Однако внутренние недостатки, которые были не так заметны во время работы с «Аяксом» из-за того, что Луи ван Гааль был более-менее адекватен в оценке происходящего вокруг, стали заметными во время работы с «Барселоной». Луи ван Гаал как-будто уверовал в собственную непогрешимость. Похоже, он начал считать, что не может ошибаться, всегда принимает правильные решения. К тому же Луи не учел специфики места, где он начал работать. Барселона – это особый город, «Барселона» – это особенный клуб с такими болельщиками, которых нет больше нигде в мире. К тому же болельщики оказывают серьезное влияние на ситуацию в клубе. Луи ван Гаал привык «царствовать», и поэтому он не мог терпеть недостаточно хорошее отношение к своей персоне. Ему не нужна была любовь фанатов, футболистов, функционеров клуба. Ему нужно было лишь одно – власть. Неограниченная власть над всеми. Он – главный, и поэтому в дела футбольные никто не должен вмешиваться. Он контролирует все. Он не терпит советов. И тем более он не терпит, когда его с кем-то сравнивают, и это сравнение оказывается не в его пользу. А сравнивать было с кем.

Йохан Кройфф. Опять. Эта фигура закончила предполагаемую великую карьеру игрока, она же дала стимул к работе в «Аяксе», она же оказывается на пути его славы в «Барселоне». Кройфф для каталонцев был почти Богом, святым, и Луи ван Гаал будто вспомнил прошлое. Конфликты. Конфликты. Конфликты…И непонятная страсть к разрушению. Много решений Луи ван Гаала казались совершенно непоследовательными. Он испортил отношения с некоторыми игроками, испортил отношения с болельщиками, и что самое странное, перестал строить игру «Барселоны» через местных воспитанников, приглашая на их место хорошо знакомых ему голландцев. Естественно, такая политика вызвала недовольство публики. Луи ван Гаал отказался от идеи, которую начал претворять Кройфф в последние годы своего присутствия на Камп Ноу – ставка на кантеру. Луи ван Гааль предпочел избавиться от многих перспективных игроков, заменив их проверенными людьми. Почему же Луи отказался от того, что принесло ему плоды, когда он тренировал «Аякс»? Ведь там он использовал политику, аналогичную начатой Кройффом. Однако Луи ван Гаал подсознательно не хотел подчиняться чужой идее, даже если она была правильной (это подтвердило время). Наибольший парадокс состоял в том, что он сознательно декларировал совершенно противоположную цель - мечтой упрямого голландца были 11 кантеранос в старте.

Луи ван Гаал, который прослыл в «Аяксе» логиком, лишенным эмоций, стал поступать вразрез с логикой. Он поддался эмоциям, и стал ошибаться, что в результате привело его к краху.  

(Продолжение вскоре последует)

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.