Белорус, только покинувший «Карпаты», рассказал о клубе: эпидемия, зарплаты, карантин во Львове

БлогByT
АвторTribuna.com
3 июня 2020, 13:30
8
Белорус, только покинувший «Карпаты», рассказал о клубе: эпидемия, зарплаты, карантин во Львове

Кирилл Кириленко вновь готовится перезагружать карьеру.

19-летний белорусский форвард Кирилл Кириленко мог оказаться в изоляции с «Карпатами», в которых вспышка коронавируса. Однако футболист решил не рисковать здоровьем, на днях разорвал контракт со львовским клубом и вернулся домой. Сейчас Кириленко, который получил отрицательные результаты тестов в Украине, находится на двухнедельной самоизоляции в Минске.

Белорусская Tribuna.com поговорила с Кириленко про обстановку в «Карпатах», жизнь в условиях пандемии и о том, почему не удалось за год стать стабильным игроком первой команды.

– Давай сразу разберемся, почему ты покинул «Карпаты».

– В первую очередь скажу, что уехал из команды не по футбольным причинам. В этом плане все хорошо. Я вернулся в клуб после того, как чемпионат решили возобновить, тренировался, готовился к матчам. Но то, что сейчас творится в мире, я имею в виду пандемию, внесло определенные коррективы в жизнь, в карьеру, в том числе мою. Я решил, что мне жизнь все-таки дороже, чем карьера. Не хочется рисковать, а лучше побыть в безопасности, с семьей. В итоге, как вижу, это решение правильное. Насколько знаю, в «Карпатах» введен карантин до 16 июня. Так что, думаю, сделал все верно.

– Как в клубе отреагировали на твое желание разорвать контракт?

– С пониманием, все абсолютно нормально. Руководство, тренеры понимают, что в такой ситуации в чужой стране одному находиться очень тяжело, да и небезопасно. Никто не знает, что будет дальше. А если, не дай Бог, еще заболею, как решать вопрос с больницей, лечением? Все это заходило очень далеко, я уже банально не мог тренироваться, не думая об этом. Все было странно, нестабильно, поэтому принял решение покинуть «Карпаты».

– Ты был единственным, кто так сделал?

– Честно говоря, не знаю, как и что ребята думают на этот счет. Я понимал, что непонятная ситуация затянется: опять карантин, опять изоляция, сидеть дома, никуда не вылезать, а потом снова набирать форму. Учитывая, что мы только-только вышли из этого, совсем недавно возобновили тренировки, возвращаться к тому же состоянию – это не очень хорошо.

– Буквально пару дней назад появились новости, что в «Карпатах» произошла вспышка заболеваемости. Ты еще находился в это время в расположении команды?

– Нет. Ребятам делали тесты в понедельник, быстро получили результаты. Ужасно, конечно. Могу сказать, что до этого, в мае, мы делали два теста, и они вообще ничего не показали. 15-го числа – все хорошо, потом – через неделю – снова. А тут – такая ситуация.

– Как так получилось? Вроде, все предыдущие тесты давали отрицательный результат, а тут сразу вспышка...

– Честно говоря, понятия не имею. Даже не представляю, как ребята могли заразиться. Тем более никаких же признаков болезни ни у кого не было, все тренировались спокойно, без каких-либо подозрений. Никто не жаловался, никому плохо не было. Да и по причине самочувствия никого от тренировок не отстраняли. Все было хорошо и гладко, до последнего момента, как видишь. И все так резко произошло. Надеюсь, что у всех все будет хорошо, команда выберется из ситуации, в которой оказалась.

Что касается лично меня, то знаю, что я здоров, по крайней мере по результатам последнего теста, который сдавал в Украине. Но хочу еще в Минске сделать, чтобы окончательно убедиться, что со мной все хорошо. 

– В «Карпатах» какие-то меры предосторожности из-за вируса предпринимались?

– Безусловно. Когда команда вернулась к тренировкам после возобновления чемпионата, мы работали сугубо в группах по четыре-пять человек, не больше. Это рекомендация Федерация футбола Украины. Когда занимались в тренажерном зале, были всегда в перчатках. По базе ходили в масках. Постоянно использовали дезинфицирующие средства, в обязательном порядке ежедневно мерили температуру. То есть абсолютно все меры предосторожности клуб предпринимал.

Да и в целом в Украине, скажу честно, делают все, чтобы исключить рост заболеваемости. В тех же торговых центрах нельзя находиться без маски, плюс там меряют температуру. В ресторанах, во Львове так точно, внутри сидеть нельзя, только на террасах.

– Легионеры не боялись работать в такой обстановке?

– Начнем с того, что единственным легионером, кто уезжал домой, а затем вернулся в команду, оказался я. Некоторые иностранные игроки, например, Саня Бойчук из Молдовы и Матар Дийе из Сенегала, во время карантина находились во Львове, потому что просто не успели уехать из Украины. Что касается других легионеров – например, Тима Халла и Марвина Мартинса из Люксембурга, израильтянина Гишама Лейоуса – так вот они решили не возвращаться в клуб.

– Читал, что в «Карпатах» заражены защитники Гиоргадзе и Дубинчак, а также один из вратарей.

– На самом деле полевые не заражены, не знаю, откуда всплыла эта информация. Тот же Гиоргадзе сам написал в интернете, что он здоров. А до этого мне самому звонили, писали, спрашивали, заражен ли я, контактировал ли с этим игроком. Насколько знаю, Дубинчак, который принадлежит «Динамо», сдавал тест отдельно от всех и получил отрицательный результат. Так что не знаю, как всплыла эта информация. Честно скажу, понятия не имею, кто в команде сейчас заражен. Когда покинул «Карпаты», вышел из клубного чата, поэтому всю информацию получаю из интернета.

– Сейчас есть определенный страх, учитывая, что еще пару дней назад контактировал с зараженными?

– Нет, честно скажу. Как уже сказал, перед тем, как разорвать контракт с «Карпатами», сдал тест сугубо для себя – все хорошо. Чувствую себя прекрасно. Но и в Минске еще сдам, посмотрим, что и как.

– Как в «Карпатах» сдавали тесты?

– В середине мая мы поехали на стадион «Украина», там в медкабинете ждал врач в специальной одежде, по группкам в несколько человек мы заходили, у нас брали мазок из носа и рта. Через неделю повторили процедуру, но только уже на базе.

– На базе для игроков были созданы специальные условия для проживания?

– Начну с того, что у «Карпат» две базы. На одной команда тренируется, там есть все для восстановления, для работы с мячом, тренажерные залы. А на второй базе живут ребята из молодежной и юношеских команд, основа. Но сейчас там находятся лишь те, кто не захотел тратить деньги на съемные квартиры, база практически пуста. В основном ребята снимают квартиры в городе, и во время карантина находились на самоизоляции.

– В клубе просили как-то изолироваться?

– Просили стараться как можно меньше появляться в людных местах. Не знаю, как делали остальные, но я старался соблюдать меры предосторожности.

***

– Ты не задумывался о том, что стоило покинуть «Карпаты», еще когда в Украине только начался рост заболеваемости, а во Львове был введен карантин?

– Да, думал об этом. Но я пытался верить в лучшее, надеялся, что все образуется. Да и к тому же не хотелось покидать чемпионат Украины. Это сильная лига, у меня была возможность играть, прогрессировать, а потом быть более востребованным. Я люблю футбол, поэтому вернулся в команду, хотя мысли о том, что не стоит ехать, что нужно остаться в Минске, закрадывались. Но в итоге решил так: поеду, посмотрю, что происходит, и если ситуация станет напряженной, мне как гражданину Беларуси будет несложно вернуться на родину и дальше заниматься своей карьерой. В итоге так и получилось. Сейчас нахожусь на двухнедельном карантине после возвращения в страну. Посмотрим, какие варианты по клубам всплывут, что будет дальше.

– Расскажи, как тебе удавалось проходить границы во время карантина в Украине, когда все пункты пропуска закрыты?

– Дело в том, что когда я подписал контракт с «Карпатами», мне, как и всем остальным легионерам, сделали вид на жительство, который действовал год. Выдали разрешение на работу в стране. Так что когда я возвращался в Украину, меня, по сути, обязаны были пропустить, потому что я ехал на работу. Показал пограничникам вид на жительство, контракт с клубом в электронном виде, меня пропустили. А до этого, на белорусской границе, меня уведомили, что по возвращении на родину нужно будет просидеть две недели на карантине. Я подписался на это и поехал.

Определенный страх на границах, честно скажу, был. Не знал, как все пройдет, пропустят ли. Но все прошло хорошо. Когда недавно возвращался в Беларусь, тоже были опасения, но, по сути, украинцы обязаны меня выпустить, потому что я гражданин Беларуси, а наши пограничники обязаны запустить. Когда ехал, у меня с собой было три чемодана с вещами. Пересекать границу разрешено только пешком, поэтому я с этими чемоданами шел практически километр. Потом меня встретила семья и отвезла домой.

– Родители не боялись тебя отпускать в мае в Украину?

– Нет, абсолютно. Папа даже где-то подталкивал, чтобы я ехал и играл. Я поехал и попытался сделать все возможное. Но, как видишь, все получилось непредсказуемо.

– Когда был перерыв в УПЛ, футболисты «Карпат» получали зарплаты?

– Да, но кому-то снизили зарплату до 25 процентов, кому-то платили половину. Клуб уведомил игроков, никто никаких дополнительных соглашений не подписывал. Все всё прекрасно поняли. А когда мы вернулись к тренировкам после перерыва, нам сказали, что клуб выплатит в полном объеме то, что недоплатил. И «Карпаты» выполнили свои условия. Хотя чуть раньше клуб испытывал определенные финансовые трудности. Была ситуация, что нам, например, зимой не заплатили за месяц, условно говоря, но потом выдали деньги сразу за два месяца.

Когда я уезжал из «Карпат», мне выплатили две полные зарплаты, третью, как мы договорились, заплатят наполовину. Когда мы расставались, нашли общий язык в финансовом плане, никаких вопросов.

***

– Во Львове, где ты снимал квартиру, сейчас тяжелая ситуация с коронавирусом. Город является лидером в Украине по числу положительных тестов, введен масочный режим, не работают кафе и рестораны. Как тебе жилось в таких условиях?

– В принципе, ничего страшного, каких-то жестких ограничений нет. Когда в мае вернулся во Львов, увидел, что люди потихоньку начинали жить своей обычной жизнью. Все просто устали, заколебались от этой ерунды. Жители города начали посещать кафе и рестораны, но сидели только на открытых террасах. Все они, естественно, забиты. Общественный транспорт какое-то время не ходил, но сейчас все вернулось на круги своя.

Но было время, как мне рассказывали ребята, улицы буквально пустовали. Никто вообще не гулял – как будто апокалипсис. А потом начались определенные послабления, люди начали выходить, гулять.

– В Украине о коронавирусе говорят правду или скрывают что-то?

– Честно, не знаю. Да и глупо предполагать, скрывают от тебя что-то или нет. Мы никогда не узнаем, как оно есть, что оно есть. Тебе дают данные – будь добр, верь в них. И, самое главное, соблюдай меры предосторожности, следи за собой. Боишься – сиди дома. Каждый сам решает, что ему делать.

В том же Минске решили ничего не закрывать, все работает. И я даже этому рад. Люди сами должны следить за своим здоровьем. Каждый человек кузнец своего счастья.

Чем ты себя развлекал в свободное время во Львове, особенно в условиях карантина?

– А его, этого времени, было не так уж много. Тренировки изнуряющие, поэтому хотелось отдыхать дома. Иногда мог сходить попить кофе, пообедать в кафе. В выходной с ребятами встречались. Иногда по видеосвязи с девушкой общался. В общем, ничего сверхъестественного.

– Ты рассказывал, что иногда смотрел матчи чемпионата Беларуси. А как твои одноклубники реагировали на то, что у нас в стране футбол не приостановили?

– Никто в шоке не был :). Спрашивали, почему в Беларуси решили так сделать. А я откуда знаю? Я же не сижу в АБФФ. Наверное, люди знают, что делают. И если говорят, что ситуация под контролем, значит, так и есть. Пусть чемпионат продолжается. Дай Бог, чтобы все были живы-здоровы, а время покажет, правильные решения были приняты или нет.

– В целом какое впечатление у украинцев от чемпионата Беларуси?

– Не хочется никого оскорбить, но, например, финал Кубка им не понравился. Сказали, что было скучно. Хотя тут вопрос, как проявили бы себя украинские игроки в чемпионате Беларуси. А то рассказывают, что турнир низкого уровня. Так ты приезжай и покажи, чего стоишь. Были уже такие, которые сначала критиковали, а потом в Беларуси ничего не смогли сделать и через полгода уезжали. Я так и своим одноклубникам говорил: сначала что-то покажите в чемпионате, а потом уже рассказывайте все, что угодно. Я всегда буду топить за свой чемпионат, за свою страну. Мне в Беларуси абсолютно все нравится.

– Но перед одним из матчей во время гимна Украины ты положил руку на сердце.

– Сейчас объясню, почему так сделал. Я родился в Беларуси, но большую часть детства провел в Украине. Многие мои родственники родом из Николаевской области. Я могу говорить на украинском языке, на русском – для меня это не проблема. Когда состоялся тот матч – 24 августа играли с дублем «Зари», – был День независимости Украины – страны, которая сыграла определенную роль в моей жизни. Поэтому и сделал так во время исполнения гимна.

Кирилл Кириленко – четвертый справа

***

– Почему ты еще до перерыва в УПЛ выпал из состава и не попадал в заявки на матчи премьер-лиги и молодежного чемпионата?

– 3 марта в матче «Карпат» U-21 я вышел в стартовом составе, но во втором тайме был заменен, потому что мне сломали нос. 5 марта вернулся в Минск. Семь дней провел тут, восстановился, поехал во Львов 28 марта. Потренировался какое-то время, а потом в Украине объявили карантин, чемпионат приостановили. Снова отправился в Минск, тут у меня были индивидуальные тренировки. Например, работал с Татьяной Ловец, тренером по физподготовке, со своим первым тренером Валерием Андриевским занимался. Тренировался немного с дублем БАТЭ. Я понимал, что во время перерыва в УПЛ игровые кондиции терять нельзя, поэтому искал возможность полноценно тренироваться. Какое-то время работал с дублем «Минска», а 15 мая вернулся в Украину. Причем был абсолютно спокоен за свое состояние, ведь находился в неплохих кондициях. Потренировался в «Карпатах» две недели, а в итоге вынужден был уйти из клуба. По сути, даже не успел застать возобновление чемпионата, тем более матч с «Мариуполем» решили отменить.

– То есть причина отсутствия тебя в заявках на матчи – сломанный нос?

– Именно. Хотя не знаю, почему клуб решил не давать эту информацию, не разместили новость о моей травме на сайте. Из-за этого возникли странные ситуации. В группе «Белорусский футбол» Вконтакте написали, что меня не включают в заявку, потому что плохо играю и так далее. Меня это задевало, раздражало. Люди писали такое, не зная, что я сижу дома со сломанным носом. Связался с «Белорусским футболом», попросил их в следующий раз уточнять информацию, прежде чем что-то писать.

– Что тренер основной команды говорил тебе? Рассчитывал на тебя после восстановления?

– Да, Роман Санжар дал понять, что ждет моего возвращения. Поэтому я спокойно восстанавливался. 29 февраля он меня выпустил на замену на 74-й минуте в матче с «Колосом», дал игровое время. Перед туром, когда нам предстояло играть с «Александрией», я подошел к Санжару поговорил о том, что хочется играть больше. Тем более я чувствовал по себе, что набираю оптимальную форму. Попросил, чтобы тренер выпустил меня в матче чуть раньше. Вроде, договорились, все хорошо. Но накануне, в матче молодежного состава, мне сломали нос. И, фактически, таким образом закончилась моя карьера в «Карпатах».

– Какие у тебя остались впечатления от львовского этапа?

– Честно скажу, вообще не пожалел, что в свое время уехал в «Карпаты». Даже учитывая то, что не всегда попадал в заявку основной команды, все равно отыграл в Украине больше, чем за два года в брестском «Динамо» и дубле БАТЭ. Определенный опыт получил. Увидел уровень чемпионата страны, понял, что там можно конкурировать, прогрессировать. И за неполный год пребывания в команде УПЛ только выиграл. Дай Бог, чтобы дальше было проще и лучше. Не знаю, правда, где продолжится моя карьера.

– Но стать стабильным игроком основной команды тебе так и не удалось.

– Да, по каким-то причинам это не удалось сделать. 15 декабря сыграл с «Ворсклой» 90 минут.

Потом уехал на отдых с мыслями о том, что, вроде бы, зарекомендовал себя, тем более за матч в СМИ получил хорошие оценки, с тренером у меня были хорошие отношения. Но когда начались зимние сборы, по каким-то причинам получал меньше всего игрового времени из нападающих. Тренер почему-то начал мне часто «пихать», был недоволен моей работой. Может, я сам где-то был виноват, где-то недорабатывал, но я такой человек, что когда мне «пихают», у меня падает настроение, становится еще тяжелее работать. А тут еще и мало давали играть в товарняках. Я, конечно, морально устойчивый человек, но иногда «пихача» со стороны тренера было так много, что я уже не знал, куда деваться. Никого не обижаю, но я видел, что нападающие, которые играли в товарищеских матчах, особого результата не давали. А когда меня выпустили в поединке с узбекским «Бекабадом», я через минуту после выхода на поле отдал голевой пас. Потом в каком-то матче меня снова выпустили на замену, сыграл минут 30.

Уже зимой задумывался о том, чтобы покинуть «Карпаты». Не мог найти общий язык с тренером, что-то не получалось на тренировках. Но когда мы вернулись со сборов, тренер снова начал мне доверять. Выпустил в том же матче с «Колосом». Я увидел, что Санжар во мне заинтересован. В итоге поменял свое решение, захотел продолжить играть в «Карпатах». И, в принципе, не пожалел, что остался.

– За основу тебе так и не удалось набрать ни одного очка в официальных встречах, хотя вышел ты в четырех матчах УПЛ и в одном в Кубке.

– Как есть. Где-то не везло, где-то еще что-то.

– Но чтобы попадать в состав, нападающий должен забивать.

– Согласен. Честно хочу сказать, в своей карьере я очень многое упустил, много сделал ошибок. Может, зря не остался в «Минске», может, что-то еще неправильно сделал, например, пошел в дубль БАТЭ, а не искал варианты получше. Вся моя жизнь и карьера состоит из каких-то подъемов и падений. Сегодня кажется, что все хорошо, заиграю в чемпионате Украины, выпускают на поле, но снова что-то происходит – и выпадаю из состава. На самом деле немного разочарован в своей карьере, она могла сложиться немного по-другому. Сейчас вижу, что люди не особо верят в меня, говорят, что я такой-сякой. Недавно меня называли даже инстамодель, а не футболист. Но я могу сказать, что не собираюсь опускать руки. У меня есть все, чтобы заиграть на высоком уровне. Просто нужно упорно работать, тренироваться. Возможно, просто нужно подождать какое-то время.

– Есть сейчас варианты?

– Пару вариантов имеется, точно без клуба не останусь. И, уверен, все будет хорошо. Ближайший месяц все определит. Тем более я сейчас свободный агент, могу переходить в любую команду. Мой уход из «Карпат» – это еще и возможность перезагрузиться, пересмотреть все, сделать рестарт карьеры, начать все с чистого листа. Всякой ерунды в прошлом хватало, в том числе с моей стороны. Нужно сделать выводы и идти дальше.

Фото: инстаграм Кирила Кириленко

Лучшие
Новые
Старые
Барановський Сергій
Його послухати, так в Карпатах все не так і погано. Хм.
Ответить
17
Dimas82
Дали інформацію - будь добрий вір в неї - дуже якесь совкове мислення для 19 років хоча виріс то він при Лукашенку, тому видно політ інформацію в Білорусі
Ответить
10
Arlequin
Ну классный же материал! Спасибо! И заметьте - без единого усика
Ответить
4
Богдан Кондратюк
Та як на 19 років досить адекватна вюха
Ответить
2
vitalycos
Ніби з Карпатами все добре, а пішов через страх корони?\nТа і дивно якось: тренер кричить - поганий, хочу піти...тренер поставив в склад - супер, лишаюся. Дуже легко міняє думку.
Ответить
1
игорь кобизский
Иди хоть в бурсу на тракториста ,в Беларуси пригодится!Футбол тебе противопоказан,да ещё и этот коронавирус может дров наломать,не ,лучше садись за трактор !
Ответить
0
игорь кобизский
Какое-то чудило!Не мог тренироваться из-за мыслей о коронавирусе.Там походу нос вовремя сломался,а то было бы совсем не комильфо!Карпаты перекрестились ,когда он слинял,кск игрок -абсолютный мертвец !
Ответить
0
Ania37
в клубі клоунада повна, самі не знають що робити і як робити
Ответить
-2

Другие посты блога