Реклама 18+
Реклама 18+
Блог ByT

Вячеслав Глеб: «Один китаец стоит на лестнице, стену долбит. Я его с этой лестницы сбросил»

Вячеслав Глеб рассказал Никите Мелкозерову о всепобеждающем юморе, желании поступить в иняз, драках с братом, охреневших швейцарцах, своих ненавистниках, а также о том, как сломал Николаю Шпилевскому руку.

Ватрушки, тупо корочка

Мы общаемся в одном из просторных торговых центров, где выходной день, такое чувство, собрал половину Минска. «О, Лева!» – Глеб приветствует встречного одноклубника Артура Левицкого, который шопит с женой. С обоими Вячеслав здоровается за руку. Пока эскалатор ползет вверх, хвалит девушку за хорошую форму после родов. Все улыбаются. Атмосфера очень добродушная.  

– Понимаешь, мы с Левой – основные участники негласного соревнования.

– Какого?

– Называется «У кого в «Торпедо-БелАЗ» жопа больше». Мы с Левицкий постоянно спорим. Раньше у меня веса на грамм пятьсот было больше, чем у него… Но это к размерам задницы никак не относится :). Среди одноклубников по данному вопросу нет единения. Но мое мнение: Лева – все-таки жопа номер один в команде :).

Вообще, весело живем. Вратари у нас, кстати, классные. Один с 70-ти метров пропустил, другой – с 50-ти, третий – с 40. Я говорю Хомутовскому: «Васек, ты у нас первый номер, потому что пропустил только с 40 метров :)». Ну, это такая добрая травля. Чтобы пацаны не расслаблялись.

Классно, что главный тренер, его помощники, медицинский и технический персонал обладают чувством юмора. Юмор помогает жить. Сейчас вот много всяких проблем – финансовых в основном. Кроме БАТЭ и минского «Динамо» они есть у каждой команды. А юмор позволяет сохранять спокойствие и верить, что все наладится. 

Хорошая у нас команда. На последнем сборе вон отметили три дня рождения. Игоря Николаевича Криушенко, мой и Димы Платонова.

– Как отметили?

– Очень весело. Сплочение коллектива прошло на ура!

– Пили?

– Пили! Культурно пили чай с ватрушками :).

– Вы Платонова вспомнили, про которого в прошлом году сказали: «Раз в год и палка стреляет».

– Блин, он мне это до сих пор вспоминает :). Димка даже не обиделся. Просто подтравить его хотел. Я ж надеялся, что Платонов продолжит забивать. А получилось, что мои слова, к сожалению, стали пророческими. Больше в чемпионате Дима не забивал… Все – теперь я Платонова вообще никак не комментирую :).

– Ваш брат с недавнего времени играет в Турции. Сумели встретиться во время сбора?

– Я хотел приехать. Но брат сказал, что в Конье в принципе нечего делать. Если тебе интересно как таковое новое место, архитектура, какие-то культурные вещи, то да. А в остальном это очень религиозный город, самый мусульманский в Турции. Почти Саудовская Аравия.

– И как Александру там живется?

– Так и живется :). Говорит: «Зато ничего от футбола не отвлекает». Брат в итоге решил выбраться ко мне на два дня. Посмотреть, как мы тренируемся, вместе побыть. Но у Саши возникли дела. И вместо Антальи он полетел в Минск. Визой занимался, решал какие-то вопросы по институту. Он же в учебу очень серьезно углубился. Молодец! Учится, сдает все сессии. Я даже немножко не узнаю его теперь. Берет учебники с собой в Турцию, читает что-то. Раньше подобного за Сашей не наблюдалось.

– А как вы в школе учились?

– Хорошо. Учились с братом в школе number one. Довоенная постройка. Одна из первых, если не первая, с бассейном. Правда, плавать там было опасно. Ветхое здание. Я все боялся, что на меня с потолка плитка упадет :).

Мы, кстати, с Сашей участвовали в соревнованиях по бегу от школы. Представляешь, я однажды стал первым в городе на дистанции в 500 метров. Пришли люди из районной администрации, в присутствии директора школы вручили медаль и какой-то кубок. Правда, мне в итоге ничего не досталось. Никто даже не спрашивал, люди из школы просто сказали: «Нам для имиджа учебного заведения, нам нужнее». Наверное, тот кубок до сих пор в школе хранится.

Я в самодеятельности еще участвовал. Саша – нет. Однажды режиссера-грузина в какой-то сценке играл. У меня акцент немножко получается, вот и взяли. Правда, я стеснительным был. Сейчас бы, конечно, во всем участвовал. И, думаю, был бы неплохим комедиантом. А тогда присутствовало немножко стеснения. Не, не немножко, а множко :).

– Про отношения с братом. Вас Александр бил когда-нибудь?

– Мы дрались. Дрались постоянно. Росли-то весело. Каждый день ругались по какому-то поводу. Не сказать, что прям сразу дрались. Не до крови, так – толкались. Я, наверное, был поздоровее, но не хотелось брата унижать :). Потому иногда уступал.

Но по детству Саша меня всегда защищал. Никого вообще не боялся. Даже старших бил. Реально бил, если меня обижали. Хотя и был худым. Но жилистый ведь такой. Это ему и помогало.

– Оттого вы реагируете на любую критику брата?

– Конечно. Просто некоторые несут откровенную ерунду. И я знаю, что их слова не соответствуют действительности. Становится обидно. А брат не такой. Он говорит: «Зачем трогать вонь? Ну, сказал человек – и сказал. Нефиг обращать внимания». Саше важнее мнение близких. Люди со стороны его никак не трогают.

Брат сдержанный. А я все никак успокоиться не могу. Плохая черта. Я на рожон лезу. Хочу сразу ответить. Думаю, несдержанность и похерила мою карьеру.

– Когда вы дрались с братом в последний раз?

– Лет десять назад, наверное… В Германии часто дрались. Но мы отходим быстро. После ссоры кто-то сразу же предлагает перемирие. Мы обнимаемся и обо всем забываем.

– Еще про школу. С каким аттестатом окончили ее?

– Одна тройка. По химии. Просто я на сборах был. Потому пропустил начало курса. Да и тяги к этому предмету вообще не было. Зато физику очень хорошо знал. Пятерка в аттестате. Если бы не спорт, я бы, наверное, отличником был. У меня память хорошая. С языками все нормально, история давалась. Схватывал все быстро. Мог ничего не учить. Но прийти потом в класс и загрузить учителя как минимум на четверку.

– У вас были школьные проблемы с дисциплиной?

– Дима Камзолов – мой лучший друг, с которым мы в школе учились. Я вызывался в юношеские сборные. В федерации получал освобождения. Такие распечатки. И я вписывал туда фамилию Камзолова. В итоге мы могли прогулять неделю-две школы.

Как-то проходило родительское собрание. Учительница между делом сказала: «Вот Глеб с Камзоловым» постоянно на сборах. Его мама такая: «Подождите. Какие такие сборы? Ни на какие сборы он не ездит!» В общем, и мне досталось, и Диме :). Хорошо было в школе. Приятно вспоминать.

Правда, после ее окончания я не продолжил учиться. Я, наверное, один из немногих игроков высшей лиги, у которого нет высшего физкультурного образования. Знаешь, уважаю ребят, но ты сам прекрасно знаешь, как у нас оканчивают БГУФК. Это не образование, а тупо корочка. Мне такого нафиг не надо. Я бы давно в иняз поступил, но там нет заочки, к сожалению. Наверное, пойду учиться в Академию президента. К брату. Я хочу получить образование. Мне корочка не нужна. Мне нужны знания.

– А какие языки вы знаете?

– Говяжий знаю :). Не, если серьезно, то у меня идеальный немецкий. Плюс разговорный английский. Два года в Китае общался только на английском. Языковая практика, конечно, повысил уровень знаний. Чуть знаю китайский. На уровне фраз «Привет», «Как дела?»

Мюнхен, фигачил

– Помните свои первые впечатления от Германии?

– Я до того практически не был за границей. Ну, летали со сборной. Но на чуть-чуть совсем. В памяти даже особо не отложилось. А тут Германия с полным погружением в быт. Просто другой мир. Шок был. Ну, ты представь: приехали мы, грубо говоря, пара оборванцев, а вокруг все чисто, чинно, все по правилам.

Нас ведь изначально привезли на просмотр в «Мюнхен-1860». Заселили в гостиницу. Играли мы с Сашей в настольный теннис. И как раз приехал президент клуба. Надо было поздороваться. Мы пришли, руку вперед, взгляд назад – и ушли. Нам Шпилевский потом так напихал, что просто страшно. И знаешь, правильно сделал. Это ведь очень важный нюанс. Когда ты здороваешься с человеком, нужно смотреть ему в глаза. Это знак уважения.

– Вы здоровались с женой Левицкого за руку. Эту привычку вам тоже дала Германия?

– Да. Когда чокаешься, тоже нужно смотреть в глаза. Это тоже знак уважения.

Знаешь, при том, что в Германии все очень чинно, немцы не стесняются сделать отрыжку или пукнуть. У них это считается естественным. Понятное дело, не при женщинах или в общественных местах, но все-таки. Они считают: «Зачем газы в себе держать? Если полезно для организма, надо избавляться» Я согласен. Когда нахожусь в команде, могу себе позволить. Пацаны сперва ржали. Я отвечал: «Германия :)». А сейчас сами перестали стесняться.

– Как в вашей жизни вообще появился Николай Шпилевский?

– Ему Сашу посоветовал Башмаков, мол, у меня в юношеской сборной есть офигенный игрочок. Ну ок. Шпилевский вышел на брата. Тот взял меня с собой. Поехали в Мюнхен. Брату – 17, мне – 15. Оба тренировались со второй командой. Брат пару раз поучаствовал в занятиях основного состава. Немцам мы оба понравились. Но Саше предложили такие условия, что он сказал: «Я точно не останусь!» Мелочь какая-то, которая не устроила и Шпилевского. Ну, в итоге ребята из «Мюнхен-1860» хотели оставить меня одного в интернате. Но я отказался.

Через год поехали в «Штутгарт». Обоим предложили нормальные контракты. С Сашей по части перехода все было нормально. А я чуть помучался. Ситуация была такой: «Динамо», грубо говоря, упустило брата. Потому не хотело упускать меня. Но Саша сказал: «Малый, не вздумай что-то подписывать в Беларуси. Поедем вместе в Германию». А я плюс ко всему был несовершеннолетним. Потому пришлось разбираться с нюансами. Но разобрались в итоге. Переехали в Германию.

– Почему вы в итоге прекратили сотрудничество со Шпилевским?

– Слушай, дело в отношениях брата со Шпилевским. Если Саша захочет, то расскажет. Мне, наверное, не стоит что-то комментировать. Брат просто разочаровался в человеческих качествах Шпилевского. Колю изменили деньги. Бог ему судья. Давай я ограничусь этим.

– Раньше ведь были чуть ли не семьей.

– Да, это правда. Очень хорошо общались. Помню, как-то Саша полетел в сборную или еще куда-то. Жена Коли тоже отсутствовала. Мы одни остались. Решили на маленькое поле в футбол поиграть. Ну, как поиграть. Просто по воротам били. Чего-то я подзавелся. В одном эпизоде разогнался и как лупанул… Сломал Шпилевскому руку :). Коля лежит и кричит: «Что ты, сволочь, со мной сделал?» А я ж еще так фигачил до того, что у него все ляжки были синими. Шпилевский ими мяч отбивал :). Жена Коли приехала, говорит: «Ты зачем мне мужа изуродовал?» Больше он со мной в футбол не играл.

Party, кабан здоровенный

– Какими в юности были Марио Гомес и Кевин Кураньи?

– Мы с Кураньи играли в нападении вдвоем. Он же кабан здоровый, цеплялся за мяч или головой выигрывал, а я подстраивался под скидку и за счет скорости забивал. Играть было очень удобно. Я забивал больше, чем Кураньи. Меня даже раньше позвали во вторую команду.

Кевин много времени проводил перед зеркалом. Постоянно ровнял свою бородку. У него много разных приспособлений для ее стрижки. Там под контролем чуть ли не каждый волос :).

Помню, как у нас появился Гомес… Топор топором был :). Кабан здоровенный. Бежал, блин, как танк. И удар с правой сумасшедший. Правда, ни принять, ни отдать. Говорю тренеру: «Кого нам привезли?» А главный мне: «Знаешь, что-то в нем есть». Человек 20 лет с юношами работал. Ему можно верить. И действительно Марио вырос в звезду.

Хотя при этом он очень простой. Сохраняет интеллигентность в любых ситуациях. Недавно Ули Фербер в Германии проводил большую party своей фирмы. Было много его игроков. Вокруг Гомеса собралось человек триста-четыреста. Звезда. Я даже подходить не стал. В итоге Марио сам меня выловил. Чувствую удар по плечу, разворачиваюсь – Гомес: «Чего ты прячешься? Чего не подходишь?» – «Ты ж теперь звезда». – «Да какая звезда?» И видно, что рад меня видеть. Искренне. Все к нему подходят, Гомес просит прощения, мол, видите, мы с товарищем общаемся. Приятно было. Долго беседовали. Звездности в парне ноль.

– Как вам вообще жилось в Штутгарте?

– Нам с братом сняли квартиру. Хорошую такую. Но мы ее в итоге так засрали, что просто жесть. Не самые практичные ребята. К жизни без родителей были готовы не особо. Помню, сломали дверь на балконе. Получилось, что у нас окно было открыто круглый год. Осенью внутрь листья залетали. Зимой – снег. Мы в зале сидели в куртках. Самим было лень все исправить или вызвать кого-то.

Питались в основном не дома. Но порой я пытался что-то готовить. Ну, как готовить… На самом деле получалось у меня фигово. Однажды сделал курицу. Но итог, наверное, мне не понравился. Забыл я об этой курице… Мы все думали: «Че за херня? Чего так пахнет?» Через месяц примерно приехал Шпилевский. Нашел эту курицу. А там уже черви ползают. Беленькие такие. Сейчас смешно. Тогда меня чуть не вывернуло. Ужас.

Потом начали строить свои дома, переехали. Хозяин приехал смотреть на квартиру после нас. У него был только один вопрос: «Что вы тут делали?» Помещение требовало капитального ремонта.

– У вас осталась недвижимость в Германии?

– Да. Мы построили три дома рядышком – Сашин, мой и Шпилевского. Я после уехал в Швейцарию. Мне стало невыгодно содержать дом. Его выкупили брат с Фербером.

Porsche, моджахеды

– Чем вам запомнилась Швейцария?

– Жил в 250 километрах от брата. Каждые выходные ездил в Штутгарт. Вот ты прикинь, я малым туда приехал, и мне дали трехэтажный дом для проживания. На горе. С видом на Цюрих. С террасой и грилем. Такие туссе с одноклубниками устраивали… Это, конечно, развитию моей карьеры не способствовало. 

Но ребята в команде были хорошие. Как-то выхожу с тренировки. Все знали, что собираюсь в Штутгарт. Смотрю – а машины нету. У меня паника! Говорю пацанам: «Полицию вызывайте!» Они такие: «Да-да, вызываем». Делают вид, а сами ржут по чуть-чуть. Оказалось, они мою машину отогнали за стадион. Развели меня.

А в целом швейцарцы, скажу тебе честно, чувствуют себя королями. Каждый обладатель швейцарского паспорта знает, что имеет право на пособие. Все слои населения защищены. Оттого они все охреневшие. Честное слово. Ребята рассказывали. Чтобы познакомиться с девушкой в клубе, если ты не швейцарец, надо приехать минимум на Porsche. Есть какое-то презрение по национальному признаку. Если ты не швейцарец, то как будто бы хуже их.

А я про себя все время думал: «Ребятки, вот вы бы поучаствовали хоть в одной войне, посмотрел бы я, что с вашей Швейцарией стало бы, и как бы вы себя вели». Кукольная республика. Меня порой еще их пограничники подбешивали. Я постоянно катался туда-сюда из Швейцарии в Германию. Граница была условной. Но документы иногда проверяли. Как только ребята видели белорусский паспорт, начинался тщательный досмотр. Я однажды не выдержал, говорю: «Вы задрали! Какого каждый раз начинается проверка, как только вы видите белорусский паспорт?» Погранец на меня понтить начал. Я стал играться в русскую мафию, говорю: «Так, твоя фамилия?» Дядька испугался: «Да я… Это… Ничего я вам не скажу». Обосрался, в общем.

– Вы говорите об отношении именно к белорусам?

– Да. К русским относятся нормально. Они воспринимаются жителями великой страны. А к нам отношение настороженное. Слушай, у меня порой впечатление возникает, что некоторые европейцы воспринимают белорусов как каких-то моджахедов. Как будто бы у нас все херово, у нас диктатура, у нас страна закрытая. А я всем объясняю: «У нас классные люди в Беларуси. На меня хотя бы посмотрите :). Веселый, добрый, отзывчивый». Говорю: «Приезжайте к нам. У нас тут все чистенько, спокойно». Вообще, когда играл за границей, все время хвалил Беларусь. И мне неприятно, что к жителям нашей страны так неадекватно относятся из-за каких-то политических вещей и стереотипов.

– А китайцы какие?

– Суетливые такие. Непосредственные и очень бесцеремонные. Если им интересно, они могут в тебя пальцем тыкать. Хотя, в общем, они добрые. Когда собирались где-то командой, китайцы никогда не давали иностранцам оплачивать счет. Это традиция. Она не обсуждается. Я говорил: «Ребята, прекрасно. С вами приятно иметь дело :)». Не, это шутка. Но действительно когда мы – легионеры – лезли за деньгами, китайцы очень злились. Чуть до драк не доходило. «Ты у нас в стране, ты наш гость!» – «Ладно, ребята, уговорили :)». Я долго не сопротивлялся.

– Как вы вообще отреагировали на предложение перебраться в Китай?

– Сказал агенту: «Ты че, травишь?» Но потом мне показал цифры, и я сразу все подписал. Ты что, я таких денег никогда не видел. Китайцы приобретали меня как звезду. В Турции без просмотра подписали контракт. И, считаю, я полностью оправдал ожидания руководства. Два китайских года были лучшими в моей карьере.

Историю вспомнил. Нам в Шанхае снимали классную квартиру. И вдруг сверху затеяли ремонт. Слушай, они, блин, начинали в семь утра. Ты представляешь? Им пофиг было, что люди спят вокруг. И вот однажды я не выдержал. Захожу к ним. Один стоит на лестнице, стену долбит. Я его с этой лестницы сбросил. Второй меня не слышал, я ему прописал подсрачник. Они мелкие. Перепугались. А я по-китайски ни слова не знаю. Жестами дал понять, что в случае шума устрою им кирдык. На листике написал, когда можно начинать работать. Все стало нормально. Правда, жена рассказывала, что когда я отправлялся на заезд, эти стройбаны снова начинали по утрам долбить. Наверное, замечали в окно, как я уезжаю. Представляешь? Вот так я шугал китайцев.

А на заездах мы в основном жили с парнем из Ирака. Много чего интересного он мне о своей стране рассказал. Культура совершенно другая. Я слушал с удовольствием. Помню, мы в магазин как-то пошли. А в Китае очень много воров. Очень. Но друг мой из Ирака ничего не боялся. Ходил со здоровым кошельком, который из кармана торчал. Стояли мы уже на кассе. И тут иракец почувствовал, что кто-то тянет его кошелек. Одноклубник резко развернулся и поймал вора за руку. Оказалась девушка. Он как начал хлестать ее по щекам… Если бы не жена моего товарища, не знаю, что бы он с той воровкой сделал. Я ж говорю: культура другая. В Ираке за воровство руки отсекают. Для них кража – страшная вещь. Так что девушке еще повезло.

Поночка, 60 тысяч долларов

– Вы понимаете, что нравитесь далеко не всем?

– Ну да.

– И как вы к этому относитесь?

– Ты знаешь, нормально. Я же не Поночка, чтобы всем нравиться. Или кто там всем нравится? В общем, я не стремлюсь всем нравиться. Я такой, какой есть. Знаю, что есть у меня плохие черты. Стараюсь с ними бороться. Понимаю: кто-то меня ненавидит. И что я могу сделать? Ну, флаг в руки моим ненавистникам. Елки-палки, мне с ними не жить. Все мы разные. Тем более мне уже за 30, я успокоился чуть.

– А раньше что?

– А раньше беда. Хотя и сейчас авторам некоторых коментов в интернете хочется в глаза посмотреть. Но это же невозможно.

Другое дело, когда народ с трибуны кричит. В прошлом году в Жодино такое бывало. Честно, я привык к тому, что на выезде меня – игрока команды-соперника – могут полить дерьмом. Привык. Я реагирую смехом. Меня это даже заводит. Это нормально. Но когда игроков местной команды поливают их же болельщики… В прошлом году меня оскорбляло какое-то быдло. Я ответил. Полстадиона меня слышало точно. Была бы возможность, залез на трибуну. И главное – ведь поливали многих наших игроков.

Понимаешь, хорошо, что я могу вызывать эмоции. Неважно, отрицательные или положительные. Хорошо. Когда человек просто плывет по течению, он никому неинтересен.

– В прошлом году у одного из дублеров «Торпедо-БелАЗ» выявили онкозаболевание. Игроки основного состава собрали деньги на операцию парню. Что за история?

– Давай не будем об этом говорить. Я знаю только, что в итоге все завершилось благополучно. И это хорошо. Парень потом приходил, благодарил.

– Говорят, вы были основным инициатором сбора средств не в режиме «Кому сколько не жалко» и настояли на предоставлении человеку полной суммы.

– Нет. Это было общекомандное решение. Мы сразу к нему пришли. У нас – футболистов – это нормальная ситуация. Мы своим помогаем. Это не обсуждается. Несколько лет назад у одного нашего футбольного человека возникли проблемы с дочкой. Девочка не могла дышать. Требовалась операция. Об этом в лиге было известно каждому. В итоге всеми командами скинулись, собрали тысяч 60 долларов. С этой точки зрения футбольное сообщество Беларуси едино. Если, не дай Бог, у кого-то что-то произойдет, человеку помогут. 

– Понятно. Последняя история – и по домам.

– Когда перебрался в МТЗ-РИПО к Юрию Пунтусу…

– Юрия Иосифович ведь упрекали за то, что тянул вас в сборную.

– Пусть лучше люди, которые так говорят, ради интереса посмотрят статистику. Соотношение количества минут, проведенных на поле, и голов. У меня чуть ли не лучший показатель в истории сборной. Может, только Макс Ромащенко опережает. И вообще, когда Пунтус вызывал меня, я был уверен, что вхожу в число сильнейших в стране.

– Хорошо. История.

– Когда перебрался в МТЗ-РИПО к Юрию Пунтусу, старался привить команде некоторые немецкие штуки. В Германии на заезде нам разрешалось выпить один-два бокала пива накануне матча. Я стал объяснять Юрию Иосифовичу: «Это помогает заснуть». Он согласился. Организовали шашлыки, сделали по паре пива. Но у нас же менталитет такой: где одно пиво, там и еще. Хотя пьяных я не видел. В общем, мы играли с не самой сильной командой. Уступили… Юрий Иосифович потом подошел ко мне. Так спокойно-спокойно сказал: «Пошел ты на х##, Слава, со своей Германией. Чтобы больше твоих немецких штучек я не видел» :). Вот так.

Фото: Goals.by/Надежда Бужан, Goals.by/Иван Уральский.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+