Блог Щира Бундесліга

Человек с незапятнанной душой. О лучшем психологе и мотиваторе немецкого футбола – Удо Латтеке

Игроки получают слишком много денег. Футбол перестал быть борьбой за выживание. Кто получает три-четыре миллиона, не станет ради премии рыть землю и грызть траву. Для игроков футбол перестал быть делом жизни. У них есть другие занятия, а главное, что им мешает играть – это тренировки. Эти слова так или иначе являются гимном ушедших на покой великих игроков и тренеров, но лишь вряд ли многие из них знают, что стоит за этими словами. В отличие от Удо Латтека, который за свою жизнь побывал в разных ипостасях, терпел поражения и выгрызал победы, но всегда следовал своим принципам и своим идеалам. И когда нужно было уйти на покой, он это сделал с достоинством и без лишней суеты.

А ведь великий тренер вообще мог пойти по совсем другому пути. «Я вырос на ферме и был единственным ребенком в семье, так что в течение многих дней я был предоставлен самому себе в неуютных чётырёх стенах. Если бы не футбол и не лёгкая атлетика, у меня бы вряд ли даже появились друзья, и, скорее всего, я бы остался продолжать семейное дело». Впрочем, всё поменяло «Бёрнское чудо», которое сплотило разорванную и отчаявшуюся нацию, а вкупе ко всему ещё и показало, что заниматься спортом в полуразрушенной стране – одно из лучших решений для молодого парня.  

И да, Удо довольно неплохо играл в футбол, показывая отличные скоростные данные (стометровку он в лучшие годы мог пробежать за 11 секунд), но быстро забросив игроцкую карьеру, он точно не сразу решил остаться в футболе навсегда. Более того, попав в Кельнскую школу, он крайне неохотно смотрел в сторону кафедры футбола, да и записался туда после уговоров друзей. А ведь основная цель – стать учителем физкультуры – занимала слишком много времени. Понятное дело, что молодому парню хотелось пойти куда-то и развлечься, но кто же ожидал, что всё пойдёт по такому пути? «Однажды мы с ребятами решили вместо занятий по футболу сходить в бассейн поплавать. Погода была отличная. Как назло, по дороге встретили Вайсвайлера. На его вопрос: «Почему не на занятиях по футболу?» я ответил: «Да плевать я хотел на ваш футбол!» В общем, не получил я тогда лицензии тренера».

Но не сложилось у Латтека и с преподавательством. Как он сам признавался, он не мог оставаться в среде, где лишь несколько человек целеустремленно стремились к победе, а остальные так, радовались, что вообще куда-то попали. Но для того, чтобы найти своё призвание, ему пришлось вернуться в родную деревню и обдумать всё совсем с другого угла зрения. И неожиданно он понял, что ему всё-таки хочется заняться тренерским ремеслом. Впрочем, к счастью для всего футбольного мира Хеннес Вайсвайлер не обладал качествами слишком уж злопамятного человека. Конечно, над Удо он впоследствии вдоволь поиздевался, но преграждать его карьере он не стал, и более того – выписал шикарную характеристику, которая очень помогла в дальнейшей карьере. И после того, как через несколько лет Латтек вновь умудрился попасть на ту же кафедру футбола в Кёльнской школе (правда, уже по собственному желанию), главный преподаватель, а тогда уже и тренер гладбахской «Боруссии» не стал препятствовать желанию молодого парня учиться. Говорят, задатки у парня были те ещё, и после того, как он блестяще сдал экзамен самому Гёльмуту Шёну, наставник сборной Германии взял паренька с собой на чемпионат мира. Немыслимое сегодня, но вполне обыденное тогда явление.

Более того, Латтеку назначили крупную по тем временам зарплату – 1600 марок за то, что он будет заведовать молодёжной и олимпийской сборными Германии, чем он с радостью и занимался. Кто же знал, что именно эта первая работа сильно поможет ему в будущей карьере, причём в совершенно неожиданных проявлениях. Но, как минимум, игрокам он нравился, и когда «Баварию» покинул Бранке Зебец, королевская троица в виде Беккенбауэра, Мюллера и Майера внезапно вписалась за молодого неопытного тренера. «Президент «Баварии» Нойдеккер и  генеральный менеджер Шван искали кандидатов на пост главного тренера, и они спросили у Майера, Мюллера и Беккенбауэра, не подскажут ли те кого-нибудь. Ответ был таков: «Есть в DFB молодой тренер, который ничего не выиграл, но когда мы играем за сборную и он стоит у кромки поля и подсказывает, мы чувствуем себя вполне уверенно. Потом Франц пришел ко мне с предложением…»

Латтек был великим психологом и мотиватором, и как показало время, лучшим в истории футбольной Германии

Первым же его решением на новой должности стало приглашение двух юных пацанов, которым тогда и пятнадцати лет не исполнилось. И за Паулем Брайтнером, и за Ули Хённесом Удо поехал лично, и лично заключил с ними контракт: полгода обрабатывающий мальцов «Мюнхен-1860» остался с носом. Эти ребята потом покажут, что не зря молодой тренер уже тогда сделал на них ставку. Кто знает, как бы повернулись события, если бы у «Баварии» не было столь поразительных успехов в селекции. Ведь практически все, кто диктовал судьбу клуба в следующие годы, могли оказаться в «Мюнхен-1860».

«Я получил команду, о которой можно только мечтать» – слова Латтека очень ярко красят ту команду, которую он получил от Зебеца. Этим ребятам не нужен был кровавый тактик и стратег, который бы выжимал из них все соки. «Иногда я заходил в раздевалку в субботу, и не знал, кого мне поставить в состав. Я глядел на их лица и говорил: «Вы сегодня играете», и все те, кто посмотрел мне прямо в глаза, обычно и попадали в стартовые одиннадцать».

Нет, этим игрокам наоборот нужен был человек, который бы поставил определённые рамки и не мешал играть великим футболистам. Латтек был великим психологом и мотиватором, как показало время, лучшим в истории футбольной Германии, и я сильно сомневаюсь, что кто-то другой мог бы выиграть с тогдашней «Баварией» выиграть самый первый и самый сложный Кубок Чемпионов. Это к слову о том, что многие считают Латтека человеком, который тогда получил незаслуженные лучи славы – Латтек действительно не сильно заботился о тактических изысканиях, и его увольнение во многом стало чередой его же ошибок, но, тем не менее, даже грозное восклицание Беккенбауэра: «Удо? Он только носил за нами чемоданы!» – не сильно влияет на общую картину дел. Три чемпионских званий, Кубок Германии и КЕЧ – в первый заход в «Баварию» Удо потрудился как следует.

Но перед вторым возвращением Латтек поездил по Германии и Европе, показывая, что обвинения Беккенбауэра были надуманными. В 1976-м году он приходит на выручку «вечно второй» мёнхенгладбахской «Боруссии». Для этого пришлось даже разорвать предварительный контракт с «Рот-Вайссом», о чём Латтек вспоминал с усмешкой: «Конечно, называя меня «предателем», в Эссене немного перебарщивали. Разве сядете вы за руль «Фольксвагена», если вам вдруг предложили «Мерседес»?». Разминувшись с киевским «Динамо» в матче за Суперкубок на один год, Латтек всё же прилетел в Киев, чтобы встретиться с Лобановским и победить его. Тогда в команде зажигал Алан Симмонсен, который даже стал обладателем «Золотого мяча» в период некоторого затишья в европейском футболе.

Футбол любить надо. Это единственный наркотик, который можно себе позволить. Это та зависимость, от которой не нужно лечить

Попробовав свои силы в Дортмунде, Латтек понял, что в Германии ему ловить нечего. Он действительно хотел добиться больших побед, но не выжимать все соки из посредственных команд. Улетев в Испанию, он сделал довольно грубую ошибку – в «Барселоне» его ждали руководители, но ни болельщики, ни игроки не были рады новому тренеру. Сам потерявший некоторую мотивацию Удо не смог совладать с двумя примами тогдашнего каталонского клуба – и Марадона (хотя именно его Латтек признавал лучшим футболистом, с которым тот когда либо работал), и Шустер имели свои претензии к тренеру, так что когда Ули Хённес попросил уже седовласого Латтека вернуться в Мюнхен, тот вцепился в этот шанс как в последний в своей жизни.

И опять три победы подряд! Причем рехагелевский «Вердер», соперничавший с мюнхенцами, валился сам. Молодость тогда стремительно проигрывала опыту, и однажды, заподозрив Хёнесса в новых планах, в которых места ему, Удо, нет, он сказал менеджеру: «Если хочешь быть вечно вторым, пригласи Рехагеля. Он тебе это устроит». А через несколько дней «Вердер», неожиданно уступив «Штутгарту», выпустил на первое место баварцев. Второй раз подряд! «Я присваиваю ему титул Отто второго», – издевался Латтек над Рехагелем. Впрочем, это не помешало Удо поддержать Беккенбауэра в 90-х уже с комментаторской скамьи, когда тот всё-таки пригласил Короля Отто в Мюнхен. Неудачно, правда, но всё же.

После небольших заходов в «Кёльн» и «Шальке», Удо решил завершить свою тренерскую карьеру. Но натура обычного деревенского парня не согласилась с решением просто сидеть дома или играть в гольф. Удо с головой ринулся в журналистику, где показал себя грамотным и взвешенным экспертом, который открывал глаза своим молодым товарищам по студии. «Футбол любить надо. Это единственный наркотик, который можно себе позволить. Это та зависимость, от которой не нужно лечить»

«О чём бы ни говорил тренер на предматчевой установке целый час, всё это так или иначе будет отличаться от того, что будет происходить на футбольном поле. Все системы и все тактические изыскания зависят, в первую очередь, от того, будут ли игроки бороться не только за себя, но и за своего товарища». Удо даже уже после ухода от профессионального футбола, продолжал быть холодным аналитиком в студии одного из крупнейших немецких каналов. Так же он частенько писал в свою колонку в «Киккере», показывая, что футбольный мир от него не слишком далеко ушёл. Но когда в 2000-м году он исполнял обязанности главного тренера в Дортмунде каких-то пять матчей, он понял, что пора уходить навсегда.

В последние годы у Удо развилась болезнь Паркинсона, с которой он по мере возможностей довольно успешно боролся. Да, здоровье подводило, но практически до последних лет своей жизни он продолжал появляться на публике и показывать, что со здравым смыслом он по-прежнему в крепких и качественных отношениях. Но время неуклонно бежало вперёд, и теперь нам приходится вспоминать обо всех этих ярких моментах карьеры Латтека с большой долей грусти. Человек, который восемь раз (рекорд!) становился чемпионом Германии, оставил после себя понимание, что футбол – это не только жёсткие рамки и шахматная борьба двух наставников. Иначе бы эта игра не являлась бы лучшей в мире уже больше полутора столетий.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...