Bundesrebublik
Блог

Коноплянка сменил позицию и получил новый шанс в «Шахтере»

Разбор Дмитрия Курпаса.

Перевод на правый фланг – эксперимент Каштру на сборах

«Шахтер» провел сложные и насыщенные сборы: за 16 дней команда провела семь матчей при не самых благоприятных погодных условиях. Каштру привез в Турцию большую группу футболистов и решил не наигрывать за короткий отрезок стартовый состав на вторую часть сезона – игроки регулярно менялись и в среднем получали не больше 45 минут за матч.

Сборы «Шахтера»: Витао рвется в старт, топовый Трубин, звездный час Коно и шанс Мудрика

Каштру не стал предлагать игрокам кардинально новые идеи – все спарринги провел в двух вариациях 4-3-3 – 4-2-3-1 и 4-1-4-1. Изменения связаны только с перемещением игроков в рамках этой системы. Марлос ушел на место инсайда и добавил креатива середине поля, а Мудрик пробовал себя на месте инсайда/десятки. Но главный сюрприз – перевод Коноплянки на правый фланг атаки.

Нужно сразу сказать, что Женя провел далеко не все матчи сборов правым вингером – Каштру переместил его на неродной фланг только в последних спаррингах. Можно было бы сослаться на условность товарищеских матчей, но тренер поставил Коно в старт и на первую официальную игру чемпионата – тот провел справа 60 минут против «Колоса».

После возвращения в Украину Коноплянка почти не играл правым нападающим – можно вспомнить только пару выходов с замен. Зато в Европе у него был такой опыт.

Эмери поменял Коно фланг, чтобы тот быстрее освоился в «Севилье»

После переезда в Испанию Женя столкнулся с рядом проблем: нужно было привыкать к специфичному футболу Эмери, больше играть на оборону и тратить меньше сил на яркие индивидуальные действия. Команде нужна была максимальная эффективность от вингера уже со старта.

В том сезоне у Коно была серьезная конкуренция на флангах – Рейес, Крон-Дели и Какута слева и Витоло справа. И по началу Эмери ставил украинца именно на неродной фланг. Как минимум по трем причинам: 

- число прямых конкурентов на правом краю было значительно меньше – Женя мог получать стабильные 20-30 минут в первые месяцы;

- Эмери хотел протестировать Коно в новой для него среде. В «Севилье» нужно было делать больше подач/прострелов, а не сомнительных по эффективности ударов. Правая нога вингера была нужна тренеру как инструмент ассистирования, а не завершения;

- перевод на фланг должен был помочь Коноплянке быстрее адаптироваться к философии тренера. Больше опыта на разных позициях – больше шансов усвоить принципы игры.

До конца сезона Эмери еще несколько раз ставил Коно на правый край для повышения универсальности, но особых успехов это не принесло – вингер сильно терял в эффективности на неродной позиции.

Главная проблема – игра по тому же лекалу, что и слева в атаке. В «Севилье» ширину атак привычно задавали фулбеки, а вингеры забирали себе полупространства. Слева у Жени не возникало серьезных трудностей для создания обострения – у него в арсенале всего один, но хорошо отточенный прием – обработка, разворот на микроконтроле, резкий уход в сторону, удар. Справа это делать гораздо сложнее: нерабочая нога сильно усложняла положение. 

Коно не мог придумать ничего нового и по инерции смещался в центр. Тут приходило понимание, что ударить из такой ситуации не получится. А дальше следовало необдуманное обострение – украинец собирал на себе несколько игроков и уже не имел надежной опции для обыгрыша. Это последствие ультраатакующей ментальности – в радиусе 20-25 метров до ворот вингер всегда играет вперед. Ниже – очень показательный момент из матча против «Ювентуса» (ВИДЕО).

И это не единичный случай. В рамках этой же игры случилось еще несколько идентичных ситуаций: 1, 2, 3. 

Справа (и особенно в статичных ситуациях) Коно очень сложно быть полезным – за полноценный год в «Севилье» он так и не смог убедить Эмери, что способен быть универсальным фланговым исполнителем.

В «Шальке» Коноплянку тоже пробовали справа, но в итоге нашли новую позицию

Женя стартовал у Маркуса Вайнцирля в роли правого крайнего полузащитника в 4-2-3-1. Сходу заиграть снова не вышло. Если в «Севилье» у него была мощная поддержка в виде сверхактивных фулбеков, то в Гельзенкирхене (по крайней мере на старте) с этим не сложилось: Хеведес и Ритер слабо взаимодействовали с украинцем. 

Коноплянке приходилось играть в широкой позиции и находиться достаточно далеко от зоны, откуда он обычно генерирует обострение. За исключением редких удачных отрезков у Вайнцирля не получалось найти золотую середину – менял формации, тасовал стартовый состав и позиции для исполнителей. Хаос не пошел на пользу украинцу.

Приход Тедеско дал Жене гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Доменико пришел играть в яркий атакующий футбол, поменял схему на 3-4-3, но самый важный момент – изменение игровой роли для Коно. 

Дело в пространственном расположении (его еще никогда не ориентировали так близко к штрафной в рамках полуфланга) и перераспределении функций внутри команды (в схеме с тремя ЦЗ латерали исполняют очень объемную роль и дают вингерам/атакующим полузащитникам больше пространства в атаке – им не нужно сверхактивно подключаться в защиту).

Часто у Коно даже не было четкой привязки ко флангу. Тедеско – первый тренер, которому удалось вписать украинца в свою систему и эксплуатировать его сильные стороны на разных позициях без серьезной просадки по количеству успешных атакующих действий. 

Почему Коно снова играет справа

На этот вопрос вряд ли можно ответить односложно. Ситуация Коноплянки достаточно комплексна – пройдемся по всем пунктам.

1. Каштру перевел Марлоса в середину поля. Бразилец с каждым годом теряет в скорости, но все еще хорош на коротких дистанциях. Его уход ниже фактически оставил справа только одного относительно опытного игрока на позиции – Тете. Соломон в основном претендует на место Тайсона (Евгений – только третий игрок на левом краю атаки), а Мудрику пока не могут найти оптимальную роль на поле. Коно явно добавит правому флангу конкуренции. 

2. Удары после смещения с левого фланга в центр уже работают гораздо реже. У Жени нет той стартовой резкости, что была 6-7 лет назад – прием остался тот же, а вот скорость исполнения упала. Более того, сейчас абсолютно каждый игрок, который оказывается 1-в-1 с Коноплянкой (в зоне или персонально) может почти со стопроцентной вероятностью предугадать его действия. Эффект неожиданности теряется.  

3. У «Шахтера» есть проблемы с завершением, а Коноплянка может помочь их решить. В УПЛ форварды горняков – Мораес, Фернандо и Дентиньо – на троих забили всего 5 мячей. Даже традиционно активный Тайсон, который забирал на себя львиную долю голов команды в сезоне, сейчас вообще не блещет – всего 2+1 в 16 матчах.

Очевидно, существует проблема с реализацией моментов. Но не стоит отбрасывать еще и структурную составляющую – последние несколько лет «Шахтер» играет с одним форвардом, и команде периодически не хватает численного преимущества/равенства в чужой штрафной.

По сути в последних матчах сборов Коноплянка наигрывался в роли оттянутого форварда с фланговым акцентом: мог врываться в пространство за спинами из глубины, адресно атаковать штрафную в опасном радиусе и делать передачи из полуфлангов. 

На видео – три подряд момента с участием Коно.

Каштру пытается выдавить из очень узкопрофильного Коноплянки максимум ресурса. Его задумка с Женей в оттяжке – гибрид идей Эмери (перевод игрока на неродной фланг для поиска баланса) и Тедеско (максимально приблизить крайка к зоне завершения). Пока рано делать выводы, но яркая игра Коно справа в нападении – уже позитивный маркер. Он может переучиваться и становиться лучше даже в 31.

4 игрока из системы «Шахтера», которые могут заменить Коваленко

Кого подвинет Срна в «Шахтере»: Каштру или Палкина?

Фото: «Шахтер»; globallookpress.com/Mutsu Kawamori/AFLO, Ralf Ibing/augenklick/firo Sportphoto.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...