Блог Bundesrebublik

Буяльский сменил позицию и наконец-то раскрылся. 2020-й – лучший год в его карьере

Дмитрий Курпас – о перерождении хавбека «Динамо».

Современный футбол очень четко диктует роли для атакующих исполнителей. Есть игроки-хедлайнеры – форварды или агрессивные вингеры с ярким дриблингом, нацеленностью на ворота и эффективностью в зонах завершения. 

Есть игроки-ассистенты – полузащитники с отличным пониманием игры, глубинным контролем, лидерскими качествами и умением делать последнюю передачу.

Но есть еще и третья группа. Игроки, которые совершают меньше касаний, зато больше двигательной работы. Они стягивают на себя оппонентов, ищут пространство между линиями и создают своими перемещениями свободные зоны. В их действиях мало экшна, зато много скрытой пользы. Все это – про Виталия Буяльского.

Буяльский был хорош еще в «Говерле». Грозный не сомневался, что хав заиграет в «Динамо»

Виталий дебютировал за «Динамо» в сентябре 2011 – Семин выпустил молодого хава на 5 минут в Кубке против «Кремня». Следующего матча в основе пришлось ждать почти два года – тайм в последнем туре УПЛ сезона 12/13. По окончании чемпионата Блохин четко дал понять: он не рассчитывает на игрока. Этим же летом подвернулся вариант с «Говерлой» Грозного и арендой на полгода. Буяльский долго не думал.

На тот момент это было лучшим решением. Грозный – тренер со специфическим подходом и философией, но ему точно нельзя отказать в умении работать с молодыми. За полгода щуплый Буяльский должен был привыкнуть ко взрослому футболу и приблизиться к стартовому составу клуба УПЛ. Вышло намного круче.

С первых матчей Грозный доверил Буяльскому место в основе: «Виталий пришел в очень молодом возрасте, и все его мысли заняты футболом. Буяльский – быстрый футболист, универсальный, с хорошим дриблингом, все делает на скорости. Может играть практически на любой позиции на любом фланге, к тому же он двуногий, имеет хороший последний пас».

К старту сезона у Грозного уже был сформирован костяк в средней линии: Райчевич, Савич, Балафас, Шарпар и Кочиш уступали друг другу место в старте по ходу сезона. Шанс Буяльского – фланги нападения. 

Грозный выбрал 4-2-3-1 и узкую 4-4-2 (4-2-2-2) в качестве базовых формаций и дал вингерам особенные роли. Тренер знал, что Буяльский хорошо себя проявляет при открываниях в центре поля и просил того ситуативно смещаться в середину с флангов: «Мы много работали над наигрыванием игрока, выходящего из глубины, и у Буяльского это хорошо получалось. Мне это было приятно видеть, так как парень думающий, хорошо анализирует. Такие игроки заслуживают уважения, поверьте, он заиграет в «Динамо». В первой части сезона Виталий сделал 6 (2+4) результативных действий, и Грозный продлил игрока до конца чемпионата – Буяльский отблагодарил голом и двумя ассистами.

В «Говерле» Буяльский не получил четкой привязки к позиции: менялся флангами или сваливался в центр, если видел в этом необходимость. В таких условиях Виталий получил больше пространства для демонстрации футбольного интеллекта – игра из позиции и локальные перемещения делали из него более непредсказуемую единицу

Было ясно, что Буяльскому все еще комфортнее создавать остроту из середины поля. Грозный не только не блокировал эту идею, но поощрял импровизированные подключения через центр, чтобы заставить соперника совершать необдуманные действия. И это приносило результат. Два ассиста в матче с «Волынью» – следствие одной и той же комбинации. На видео – 0:18, 4:28:

Тот сезон стал индикатором потенциала игрока. Невысокий, худощавый 20-летний хав без опыта на высоком уровне переходит в очень нестабильный клуб, становится там фактически незаменимым и создает 9 из 26 мячей команды в чемпионате. На неродной позиции. 

Период в «Говерле» здорово закалил Буяльского. До этого у него не было опыта игры даже в Первой лиге (как у того же Макаренко) – только молодежное первенство. Грозный взял в свою команду игрока-загадку, а вернул в Киев готового (в первую очередь ментально) исполнителя под основу: «Буяльский уже игрок того уровня, который необходим «Динамо», и в киевском клубе это понимают», – тренер был уверен, что у полузащитника все получится

Ребров доверял Буяльскому, но не мог дать максимум игрового времени

Еще в «Говерле» Буяльский понимал, что вернется в «Динамо» по окончанию срока аренды – Ребров лично был заинтересован в игроке: «Когда играли против «Динамо», к нам с Люлькой подошел Ребров, сказал продолжать работать, прогрессировать и вернуться в первую команду. Было приятно, что обо мне не забыли. Я чувствовал, что не один, что кому-то нужен, – это придавало сил и вдохновения».

Летом 2014-го Сергей Станиславович только начинал строить свое «Динамо», и Буяльскому было нелегко сходу вписаться в основную обойму. Остаток года полузащитник просидел в запасе, а более-менее регулярно стал появляться на поле только весной 2015-го.

Буяльский мог существовать на позиции крайнего полузащитника только в особенной системе Грозного, но не в «Динамо – вингеры у Реброва давали классические преимущества для этой позиции: скорость, обводку и удар с разных дистанций. У Буяльского всего этого не было. Да и конкурировать с пиковыми Ярмоленко и Ленсом было невыполнимой задачей.

На позиции десятки у Реброва 1,5 сезона выступал Бельханда, а в опорной зоне почти безальтернативными были Рыбалка с Велозу. Сидорчук как раз набирал ход и был первой опцией на замене. Буяльскому оставалось максимально использовать свой шанс. В первом сезоне сыграл суммарно около 1150 минут, во втором – больше 1500.

Уже тогда стала проявляться одна из особенностей хава – качество подключений в атаку. У Реброва Буяльский преимущественно играл в оттяжке и не имел возможности часто контактировать с мячом в последней трети. Зато ситуативно очень здорово врывался в пространство за спинами защитников. Элемент неожиданности работал: пока все следили за движением форварда, вингеров и десятки, в зону между двумя центральными (или между ЦЗ и фулбеком) вбегал Буяльский и решал момент. 

Так Виталий забил, наверное, свой лучший мяч в карьере – «Волыни» в 2015:

 

Или второй гол в ворота «Металлиста» в том же году:

 

Мяч «Порту» пришел из несколько другой ситуации, но шаблон тот же – никто не рассчитывает, что на ударной позиции окажется именно он:

 

В основном Ребров использовал Буяльского в роли инсайда в формации 4-1-4-1 (4-3-3). Сама позиция подразумевает частое подключение в атаку, хотя тут тоже все не так просто. 

После ухода Бельханда роль атакующего инсайда стал исполнять не Буяльский, а Гармаш – Денис не выглядел надежно в опорной зоне, зато в атаке традиционно был неплох. Такой компромисс давал Реброву больше контроля в середине поля, но частично сковывал Буяльского: нужно было больше обороняться и подыгрывать партнерам.

У Реброва Виталий провел отличный период в контексте адаптации к более высокому темпу и ответственности за действия. Он далеко не всегда выходил в старте и на самой удобной позиции, но все равно попробовал себя на уровне ЛЧ и внес свой вклад в два чемпионства. Было ясно, что для дальнейшего прогресса тренер должен был придумать для хава новую роль. Приход Хацкевича и его ставка на более вертикальную модель, казалось, станет идеальным решением для Буяльского.

Хацкевич считал Буяльского лучшим игроком «Динамо». И ни капли не прокачал его за два года

Когда в 2018-м Буяльский подписал с «Динамо» новый контракт, у него спросили, что стало переломным моментом в его карьере. Хав без раздумий ответил: «Доверие Александра Хацкевича. При нем я играл, благодаря ему ушел играть в высшую лигу в Ужгород».

Сам Хацкевич тоже не остался в долгу: «Самый талантливый футболист, с которым работал? Подкупает отношение Виталика Буяльского. Я знаю давно этого футболиста, и о нем Олег Романович (Лужный – прим. Tribuna.com) сказал: «Если бы таких было еще пять человек в команде, то можно было бы на трансферы и не смотреть». 

Их дуэт должен был получиться идеальным. Хацкевич вел игрока много лет и знает его сильные стороны, а Буяльский готов был отдать всего себя за тренера. Крутой истории не вышло.

Сразу по приходу в клуб Хацкевич избавился от Рыбалки, сославшись на слабые скоростные навыки опорника. У Реброва именно Сергей три сезона был ключевой фигурой в розыгрыше мяча. Логично, что после его ухода «Динамо» пришлось полностью  перестраивать игру в позиционном нападении.

Хацкевич не стал использовать Буяльского выше по вертикали, а просто на два сезона запер на месте второго опорного. Сидорчук, Шепелев и Буяльский закрывали центр поля в формациях 4-4-2 (4-4-1-1) или в 4-2-3-1 (№1 по популярности при белорусе), а Гармаш и Шапаренко действовали на позиции десятки. 

Можно было бы предположить, что Хацкевича не устраивали модельные характеристики Буяльского для игры под нападающим. Но в это сложно поверить. Вне позиции опорника (правый, левый фланг, атакующий полузащитник, второй форвард) за два года при Хацкевиче Виталий провел около тысячи минут. Его статистика впечатляет: 7 голов, 2 голевые и 4 предассиста. Часто с замен.

Все это не убедило Хацкевича. До момента своей отставки в августе 2019-м тренер видел Буяльского только в опорной зоне. Была еще и косвенная причина – осенью 2017-го Сидорчук получил серьезную травму и остался вне игры до конца сезона, а потом долго набирал форму. Все это время Буяльскому не было реальной альтернативы в центре.

В 2020-м Буяльский расцвел: стал лидером «Динамо» и проводит год не хуже Цыганкова

Второй приход Михайличенко на пост главного тренера киевлян вряд ли запомнится кому-то с положительной стороны: внятной игры так и не появилось, а игроки перестали эволюционировать индивидуально. Перфоманс Буяльского – яркое исключение из правил.

Тут нужно сразу сказать, что Михайличенко сам и поспособствовал прогрессу Буяльского. Хотя его решение вряд ли назовешь очевидным. На зимних сборах «Динамо» на месте десятки очень здорово себя проявил Дуэлунд. Буяльский больше играл в опорной зоне или заходил со стороны флангов, а Шапаренко и вовсе провалил зимний этап подготовки. Казалось, датчанин остается единственным (и лучшим) вариантом на позиции.

Но Михайличенко удивил. В феврале в основе появился именно Буяльский. Он стал вершиной в центральном треугольнике. Впервые в карьере его выпускали впереди не ситуативно или из-за проблем с кадрами. Михайличенко дал полузащитнику новую роль на постоянной основе. 

Буяльский получил гораздо больше свободы. Его минимально задействовали при построении атак и не просили опускаться глубже. Напротив, Виталий стал контактировать с мячом в той части поля, где он наиболее опасен, – в финальной трети.

При Луческу положение только улучшилось. Румын перенял у Михайличенко перестроение в 4-4-2 в позиционной защите (с Буяльским и Супрягой в первой линии прессинга), но в атаке не перестраивался на игру в исключительно одного форварда. Тренер понимал, насколько важно эксплуатировать сильные качества хава, и просил того чаще действовать в обострении. Средняя позиция для Буяльского на сегодня – второй страйкер с характеристикой вертикального инсайда. 

Это максимально балансное решение, которое позволяет Луческу корректировать структуру даже без замен.

Совершенно очевидно, что сейчас Буяльский находится в оптимальной для себя позиции. Доказательство очень простое: теперь лучшие качества хав демонстрирует перманентно. За 1250 минут в новом сезоне Виталий уже успел показать эффективность при резких забеганиях за спину центрдефам (1 – в штрафной, 2 – на дистанции), качество в первой линии завершения и нестандартные ходы для создания голевых моментов

Еще один фактор, который позволил Буяльскому раскрыть весь потенциал, – перевод Шапаренко на родную позицию в опорную зону. Виталию больше не приходится опускаться низко в поисках мяча – двойка опорников Сидорчук-Шапаренко очень неплохо смотрится в продвижении. Луческу создал среду, где каждый знает свои функции и не делает лишних движений. Итог: 16 результативных действий в 2020-м. Больше только у Цыганкова.

Хаву совершенно не обязательно быть в гуще событий, чтобы показывать свой лучший футбол. В новом сезоне Виталий получает в среднем около 16 передач за игру и все равно успешен в атаке. Дело в зоне, где он принимает эти передачи. Одно дело – центральный круг, и совершенно другое  – финальная треть. 

У Буяльского сложная история со сборной: всего 155 минут, травмы, игнор Шевченко

Буяльский дебютировал в сборной только в октябре 2017 – вышел на 2 минуты в квалификации ЧМ. В этом сложно винить Фоменко или Шевченко: отрезками Виталий был неплох, но явно не показывал стабильную игру уровня сборной в 2015-2017 годах. 

Потом были травмы (среди них перелом ребра), из-за которых хав пропустил еще 7 игр. В 2018 Шевченко начал нащупывать свой футбол и определился с основой в центре – Степаненко, Зинченко и Малиновский сыграли подавляющее большинство матчей в Лиге наций и отборе на Евро-2020. Буяльский получил тайм с Эстонией и несколько минут против Турции, Португалии, Люксембурга, и Нигерии. Все логично, особых вопросов нет.

Но 2020-м взрывает мозг. Виталий показывает прекрасный перфоманс, и не заслуживает даже вызова от Шевченко. Ключевой тезис не в пользу Буяльского – в сборной нет для него подходящей позиции. Частично это действительно так: игроку непросто вытягивать динамичную роль инсайда в системе 4-3-3.

Хотя это точно не повод для невызова игрока в сборную. Кажется, Шевченко заигрывается в попытках создать идеальную систему и в упор не видит очевидных вещей. Буяльский вряд ли вытеснит Малиновского или Зинченко из основы, но однозначно поможет команде со скамейки. Тут не может быть двух мнений: отказываться от настолько качественной опции (даже в запасе) – крайне недальновидное решение Шевченко.

Буяльский всегда будет недооценен. Беглый взгляд и прямая статистика не показывает, насколько он хорош

Первое впечатление от игры Буяльского с большой долей вероятности вызовет противоречия. Исполнитель с достаточно средней стартовой и дистанционной скоростью, без акцентированного удара с дистанции дальше 18 метров, без навыков скоростного дриблинга и без особой антропометрии. Но дико работоспособный и со светлой головой. 

Визуальное восприятие – очень коварная вещь. В памяти остаются только яркие действия. В 9 из 10 случаев мы отдаем предпочтение игроку, который на скорости протащил мяч через полполя, а не условному фулбеку, сделавшему важную (но не ключевую) передачу. Хотя с этим тоже можно бороться.

Мы привыкли учитывать показатели xG (голы) и xA (ассисты) для лучшего понимания качества созданных моментов. К этим метрикам есть много вопросов, и их точно нельзя брать за абсолютный показатель эффективности атакующих действий. Но в частных ситуациях они могут быть полезным инструментом, указывающим на определенную тенденцию.

Ожидаемые голы и ассисты – про прямые действия, которые могут привести к голу, – удары и передачи. Окей, тут все ясно. А как быть с игроками, которые разгоняют атаки и создают обострение, но сами напрямую не участвуют в завершении? Есть альтернативные метрики. 

Карун Сингх в своем блоге описал модель, которая переосмысливает привычные нам показатели. В качестве примера он приводит гол «Арсенала» в ворота «Бернли» в 2018. Три игрока участвуют в активной фазе атаки: Озил (предголевая), Колашинац (ассист) и Обамеянг (гол).

После матча только Колашинац и Обамеянг получат в статистику зачетные баллы. А вот Озил незаслуженно останется не у дел. Метрика xT (ожидаемая угроза) восстанавливает справедливость – она дает 86% заслуги за созданный момент Озилу (просто посмотрите, какое число игроков немец отрезал передачей) и только 14% Колашинацу.

Игра Буяльского как раз про такие моменты. Ему хватает игрового интеллекта, чтобы грамотно уводить соперника, вскрывать свободные зоны или создавать для партнеров ситуацию, когда им остается только выкатить мяч под удар.

xT – не панацея, но логичный и естественный шаг к альтернативному восприятию игры. Возможно, со временем игроков профайла Бульского начнут ценить гораздо больше. Они точно это заслуживают.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...