Трибуна

Откуда взялись 4,5 млн взноса, почему «Прометей» хочет сняться с Суперлиги и причем тут вообще ТВ-права? Спросили у Дубинского

Эксклюзивное интервью с одним из действующих лиц нового конфликта в украинском баскетболе.

Откуда взялись 4,5 млн взноса, почему «Прометей» хочет сняться с Суперлиги и причем тут вообще ТВ-права? Спросили у Дубинского

Со стороны может показаться, что свежее противостояние в украинском баскетболе, возникшее между ФБУ и ее президентом Михаилом Бродским с одной стороны и «Прометеем» и его президентом Владимиром Дубинским – с другой, свалилось на нас буквально из ниоткуда. Для многих рядовых болельщиков, следивших в последние недели за нашей сборной на Евробаскете-2022 и чемпионатом Европы в целом, ситуация выглядит так, будто одним прекрасным утром двое значимых для украинского баскетбола людей решили поругаться друг с другом. 

Но, на самом деле, это не так, и желание последнего довоенного чемпиона Украины выступить в Еврокубке вместо Лиги чемпионов – далеко не единственный (и, возможно, даже не главный) его аспект. 

Значительная часть моментов, в которых федерация и «Прометей» (надеемся, пока что, а не окончательно и бесповоротно) не смогли найти точек соприкосновения, осталась за кадром. А их достаточно много – от финансовой помощи клубам из прифронтовых регионов до передачи прав на трансляции матчей национального чемпионата за солидные с учетом времени и обстоятельств средства. 

Чтобы выяснить, что происходит на самом деле, Tribuna.com пообщалась с одной из сторон конфликта – президентом «титанов» Владимиром Дубинским. 

«Разговаривали о подписании контракта на вещание на пять лет и 25 млн гривен. Это была бы помощь украинским клубам»

– Давайте сразу начнем с ситуации, которая произошла между вами и президентом ФБУ Михаилом Бродским. Сейчас она украла все заголовки, все первые полосы, и в какой-то мере даже отодвинула нашумевшую тему с футбольным телепулом. Официальную позицию клуба «Прометей» уже озвучил. Как она сформировалась, почему вы решили, что не станете заявляться на Суперлигу в озвученных федерацией условиях? 

– На самом деле, это долгая история. Чуть больше месяца назад, когда нас, всех президентов клубов, пригласили на первую зум-конференцию, которую проводил генеральный секретарь федерации Владимир Драбиковский, была поднята тема участия и необходимости проведения чемпионата. Вы знаете нашу позицию, мы всегда говорили, что даже во время войны чемпионат Украины должен проходить обязательно в Украине, и мы были рады тому, что нас собрали. На этой зум-конференции, к сожалению, не было Михаила Юрьевича Бродского, но присутствовали многие представители клубов Суперлиги и был опрос, где шесть команд  Суперлиги высказались за то, что готовы принять участие в предстоящем чемпионате Украины. 

Нам было озвучено, что федерация понижает взнос с 250 000 гривен, как это было в прошлом сезоне, до 40 000 гривен, понимая финансовые сложности клубов. Один из представителей клубов, если правильно помню, Валерий Альбертович Элькинсон из Запорожья, задал вопрос о наличии спонсоров у федераций на данный момент, будет ли какая-то помощь командам, как была в прошлом году обещана помощь. На что было сказано, что никаких спонсоров нет, и всего шесть клубов заявляется в чемпионат. На что я предложил (это было совершенно спонтанно, мы даже не понимали, как все будет происходить, кто будет заявляться), что если сложилась такая ситуация и клубам, участвующим в чемпионате, это может чем-то помочь, мы переговорим с одним из наших спонсоров, Divisport, который занимается показом матчей волейбольного чемпионата Украины. Они были готовы взять на себя все затраты по съемкам баскетбольного чемпионата в течение сезона и выплатить по 500 000 гривен каждому клубу, который будет участником Суперлиги. Если это возможно, то мы готовы предоставить такую помощь клубам, так как у нас есть некие договоренности со спонсорами. На сегодня у «Прометея» больше десяти спонсоров, и зарубежных и украинских, которые понимают, насколько важно проведение чемпионатов в Украине в это непростое военное время. Высказываясь, мы озвучили, что готовы переговорить с ними и подписать такой контракт на пять лет. 

– То есть, фактически, вы хотели приобрести телевизионные права на чемпионат Суперлиги, а сумма сделки должна была солидарно делиться между всеми клубами, которые вышли на старт чемпионата. Правильно я понимаю? 

– Да. Но мы сказали, что только при условии, что эти все деньги будут направлены непосредственно клубам-участникам. Мы понимаем, что в это тяжелейшие время у клубов нет своих возможностей. Например, Харьков сразу сказал, что в их обстоятельствах, с их разрушениями, они точно участвовать не будут. «Тернополь» тоже отказался участвовать. «Одесса» и «Химик» сказали, что будут думать, и попросили время до 1 сентября, но уточнили, что, скорее всего, тоже не будут участвовать, так как нет финансирования. 

Был совершенно нормальный разговор между представителями клубов, где все высказывались, и одной из болезненных проблем были финансирование и невозможность проведения тренировок из-за  обстрелов. Тот же Харьков сказал – у нас все разрушено, постоянные обстрелы, нет возможности найти спонсоров и тренироваться. Все делились своими проблемами, вопросами. И мы сказали спонтанно, что если нет сегодня спонсоров у лиги, мы готовы переговорить с нашими спонсорами, которые показывают волейбольную лигу, на тех же условиях, а потом уже говорили о заключении контракта на пять лет и 25 миллионов гривен. Федерация говорила о том, что мы предлагали только YouTube-вещание, возможно, так и было, не помню, не буду обманывать. Мы сказали – вот есть контракт волейбольной федерации, давайте идентичный предложим и баскетбольной. Это бизнес, это спонсорство, и, включая этих людей в процесс, мы говорили – сегодня надо показывать матчи, сегодня не будет зрителей из-за распоряжения, и мы понимаем, постоянные бомбовые и ракетные удары. И мы сказали, что мы вот так готовы помочь клубам. И мы готовы эти права получить, если нет других желающих. Если есть другие, если кто-то готов –  то мы только за. И эти деньги – это бы была помощь украинским клубам. 

Просто для примера возьмем Еврокубок. Все права на Еврокубок нашему клубу достались за 5 000 евро в год. В Прибалтике все права бесплатные, все стараются помочь Украине и нам с тем, чтобы можно было максимально показывать спорт. Также на этой конференции в качестве поддержки Харькову, если он выразит желание взять участие в чемпионате, мы предложили предоставить свой зал, проживание для ребят и тренировочную базу в Слобожанском, если они решат все-таки участвовать в чемпионате. Дальше обсуждались общие вопросы: сколько будет туров, как будет это проходить. Но это было такое, первое, ознакомительное собрание – на тот момент еще никто не понимал, как будет проходить чемпионат, высказывались разные мнения. Мы говорили о том, что очень важно знать, как мы будем играть, потому что бюджеты клубов зависят от того, сколько будет гостиниц, сколько игроков, как проживание и так далее. Все понимали прекрасно, что очень сложно будет найти игроков, так как часть баскетболистов уехала за границу до войны играть за разные сборные, много игроков уехало по причине военных действий. Мы все не понимали, как это вообще будет происходить, и как надо собирать команду. 

После этого, 1 или 2 сентября, была вторая зум-конференция, где, опять же, Бродского не было, которую также вел Драбиковский, где уже говорили, кто подтвердил своё участие. Между этими двумя конференциями Харьков нам так и не дал обратной связи, ребята, видимо, понимали, что у них есть какие-то проблемы непреодолимой силы, но к нам обратился президент «Николаева» и спросил, есть ли возможность помочь им, так как они, несмотря на тяжелейшие обстрелы, очень хотят участвовать, и до этого не пропускали ни одного чемпионата. Мы обсудили все условия несколько раз по зуму, было несколько звонков, потом ребята приезжали к нам, сказали, что у них есть главный тренер и все игроки готовы играть за минимальные деньги, лишь бы поддерживать существование клуба. Мы приняли решение, что готовы переговорить со спонсорами. Переговорили, получили согласие, что «Николаев» будет тренироваться на базе в Слобожанском, что мы снимем ребятам жилье, обеспечим питанием и минимальными финансовыми возможностями для поездок на туры чемпионата. 

– И потом, насколько мне известно, вы еще и с «Кривбассом» имели какую-то договоренность о помощи. 

– Если вы помните, два или три года назад мы поддерживали молодежную команду Кривого Рога, и сейчас президент «Кривбаса» также обратился к нам, попросил организовать встречу – мы встречались у меня в офисе. Он сказал, что у него есть предварительные договорённости с основным его спонсором, это «Криворожсталь», и что они тоже готовы помочь. Но, к сожалению, сегодня, в военное время, такой глубокой возможности, как это было в прошлом сезоне, нет. Клуб обращался и к местным властям, и тоже есть поддержка, но, по постановлению №590 о военном положении, финансирование профессионального спорта из бюджетных средств просто невозможно. Сегодня все идет на войну, на помощь тылу, на помощь фронту. С такой проблемой столкнулись многие клубы, у которых раньше в бюджете было заложено какое-то бюджетное финансирование. 

Президент «Кривбасса» приехал с тем, что им нужен генеральный спонсор. У них шли переговоры с «Криворожсталью», с «Арселор Миттал», и также они просили о помощи наших спонсоров. Мы обговорили и сказали, что если у «Кривбасса» есть поддержка от других партнеров, то готовы переговорить со своими спонсорами, чтобы они вступили в частичное финансирование. У них были финансы на зарплаты и зал, речь шла о поездках на туры, оплату гостиниц, компенсацию текущих затрат. 

– То есть, те статьи расходов, на закрытие которых раньше многие использовали бюджетные деньги? 

– Скорее всего, так и есть. Мы, конечно, согласились, хоть это тоже не маленькие суммы. Мы сказали – давайте бюджет, согласовывайте со своим спонсором, и мы посмотрим, чем можем помочь. Понимаете, сегодня трудно найти людей, которые готовы вкладывать деньги в спорт, когда никто, что будет дальше с экономикой. Это ужас. Общение со спонсорами – это тоже тяжелая работа. Но мы каждый раз проговариваем им, что, несмотря на сложное время, украинский спорт, и баскетбол, и волейбол не может умереть. 

Помимо этого, была ещё встреча с Валерием Альбертовичем (Элькинсоном, главой Запорожской областной федерации баскетбола – прим. авт.), он тоже сказал, что у него есть поддержка городской и областной администраций, но есть некие проблемы с проплатами, и спросил, не могли  бы мы также оказать помощь. Мы говорили о каких-то цифрах, говорили, что давайте начнем чемпионат, но, в принципе, если надо, почему нет? 

Когда мы говорили со своими основными спонсорами, которые спонсируют «Прометей», речь стояла о том, что это все прифронтовые зоны. Это прифронтовые города. Кривой Рог бомбят, Запорожье бомбят, Николаев – мы знаем, там кошмар. Единственное, что мы просили – это подтвердить заинтересованность в участии команд в чемпионате Украины со стороны органов местного самоуправления. Мы разговаривали с губернатором Николаевской области Виталием Кимом, который подтвердил, что он заинтересован. Он говорит – ребята, война, закончится – мы максимально подключимся. Пожалуйста, если есть такая возможность, организовывайте встречу. Мы встретились со спонсорами, с тренерами, с тем же Виталием Чернием, понимая, насколько у них болит, насколько все это важно. И это был основной позыв, потому что шесть клубов, которые в то время заявились – это не совсем чемпионат. Мы исходили из позиции необходимости его проведения. 

«Экономика сегодня в тяжелейшем положении. И вдруг на содержание федерации мы хотим 4,5 миллиона. Это невозможно ни этически, ни финансово»

– Давайте просуммируем все сказанное выше таким вопросом – все перечисленные вами клубы сами обратились к вам за помощью? 

– Конечно. Они понимают, что у нас есть возможности, и мы, более того, готовы дать по 500 000 гривен каждому клубу в обмен на права на вещание. Понимаете, в сегодняшних условиях права на трансляцию Суперлиги – это вообще не о доходах, это не какое-то сверхсобытие. Мы исходили из позиции максимально качественно и массово показать стране, где бы наши люди ни находились, что чемпионат жив. И, конечно, хотелось помочь клубам. После этого клубы обращались к нам, мы разговаривали, что можно сделать, как помочь, какие зарплаты, какие гостиницы. При том, что мы до сегодняшнего дня не понимаем, где будет проходить чемпионат, в каких залах, какие гостиницы, сколько туда езды, какие коммунальные услуги. Все так же на сегодняшний день непонятно, какие затраты клубы реально понесут. Но мы понимали, что это все надо делать, и мы все проговаривали. 

Буквально за день, за сутки до зум-конференции мне позвонил Бродский и сказал: «Это правда, что ты планируешь помогать вот этим трем клубам?» Я сказал, что правда. «Почему?» Потому что это прифронтовые города, потому что ребята обратились. Мы сегодня помогаем всем, и армии, и в тылу, мы понимаем, что это наш – может быть, громко звучит, – гражданский долг. Бродский спросил: «Так ты хочешь их купить?» Но нет – клубы живут себе и живут, как мы Харькову обещали помочь, так и здесь мы готовы помочь. «А федерации?» Мы сказали, что готовы приобрести права на трансляции, если клубы получат деньги напрямую, и, к сожалению, мы не видели возможности планировать помощь или содержание федерации. 

После этого генеральному директору «Прометея» позвонил Вячеслав Лопушанский (директор медиа-департамента ФБУ – прим. авт.), обратился и спросил – можно ли в рамках договоренности, чтобы федерация получила 500 000 гривен, как и каждый клуб, потому что им тоже не хватало средств. Их основной спонсор не мог профинансировать сборную на две игры (против Италии и Исландии в отборе на ЧМ-2023 – прим. авт.). Предложили показать спонсора на футболках и в телевизионном вещании. Пожалуйста, мы сказали – хорошо, давайте письмо. Наш спонсор проплатил 500 000 гривен федерации, и поэтому меня крайне удивляет и возмущает ситуация, которая произошла. 

– То есть, получается, что по договору, который на тот момент еще не был составлен – и, как я понимаю, в итоге не был составлен вообще, – федерация свои деньги уже получила? 

– Да, у нас есть официальное письмо, официальное перечисление средств. Мы всегда официально работали, и эти деньги были перечислены. Нас никогда не волновало, как они будут их расходовать – нас попросили, мы сделали. 

1 сентября состоялась вторая зум-конференция, нам прислали некий перечень вопросов, которые будут обсуждаться, где появилось, что клубы, играющие в еврокубках, будут платить уже по 1,5 миллиона гривен взноса за участие в украинском чемпионате. Это официальный документ, у нас он есть. И обсуждались общие вопросы. К этому моменту уже присоединился «Днепр», его не было на первой зум-конференции. Валерий Валерьевич (Кондратьев, президент клуба – прим. авт.) высказал ряд предложений о том, чтобы не проводить матчи плей-офф, чтобы сократить количество иностранных легионеров в новом сезоне. Поскольку мы прекрасно понимали, что ни о каких легионерах в сложившихся обстоятельствах не может быть и речи, то заняли позицию – пусть будет так, как считают другие клубы. Сегодня важно единение всех клубов, сегодня важно проведение чемпионата, и, при небольших каких-то стычках, глобально все поддерживали любую идею, поскольку важно участие. 

Тот же Валерий Валерьевич предложил проводить матчи Суперлиги в Днепре, где есть бомбоубежище, где есть возможность играть. У каждого клуба, конечно, есть свои интересы и понятия, но по общим вопросам все друг друга поддерживали и спокойно реагировали. Единственный вопрос, который я задал, это: «Почему 1,5 миллиона, и почему нарушается принцип равенства всех клубов?». Всем сегодня тяжело – собирать команды, подписывать контракты, тренироваться, ездить. Я сказал, что категорически не согласен с такой суммой, «Будивельник» – тоже выразил свое мнение. Мы не понимаем, почему мы – клубы, выступающие на европейской арене, несущие соответствующие затраты, – должны нести такие расходы. На что мне было сказано – мол, это налог для богатых. Я не совсем понял эту фразу. Мы сказали, что спортивный принцип должен быть соблюден прежде всего. Мы готовим команду, мы подписали молодежь, пригласили многих игроков, которые из-за рубежа вернулись, под гарантии, под контракт. Все знали, что «Прометей» в Суперлиге собирается играть дублем, что это молодые ребята, которые через несколько лет, в будущем, должны составить конкуренцию в основной сборной. Это все ребята до 22 лет. Мы пригласили тренера, известного по работе с молодежью, Александра Пащенко, начали подготовку к сезону, пообещали, прогарантировали все – и тут вдруг такая сума. 

Сегодня, разговаривая с другими клубами – с «Запорожьем», «Николаевом», Кривым Рогом, да и всеми остальными тоже, – все понимают, что средний бюджет клуба Суперлиги будет от 3,5 до 4,5 миллиона гривен. Все ребята под это подписывались, все тренеры. Все понимают, что какие-то оплаты – чтобы хоть как-то прожить. Конечно, было возмущение взносом в 1,5 миллиона, «Будивельник» тоже поддержал – хотелось, чтобы это объяснили. И там же, на конференции, был задан вопрос – а что со спонсорскими деньгами за прошлый сезон Суперлиги? У нас были подписаны контракты о том, что каждый клуб мужской Суперлиги получит по миллиону гривен, женской – по 500 000 гривен. В итоге мы получили 250 000 гривен, «Днепр» сказал, что получил 150 000 гривен, «Запорожье» – 450 000. Мы попросили какой-то документ: сколько было получено денег, сколько оплачено, и почему есть какое-то неравенство. Неважно, кто собственник клуба, кто какую позицию занял. Точно так же, как мы говорили о покупке прав: неважно, «Прометей» это, «Будивельник», «Днепр» или «Киев-Баскет», все клубы должны были получить одинаковую сумму, которая должна была помочь проведению чемпионата. В нашем сознании основная задача стояла провести чемпионат любыми путями, максимально искать пути, где его играть, как и каким образом. 

Прозвучала цифра в 1,5 миллиона, что нас шокировало, но нам сказали, что этот вопрос решен, будет исполком ФБУ через неделю или 10 дней, и вы все узнаете. Мы насторожились и решили подождать, потому что если на первой зум-конференции четко была названа цифра в 40 000 гривен, на второй – 1,5 миллиона для «Прометея» и «Будивельника». Причем это все есть документально, я рассказываю так, как оно было, а не как мне этого хочется. Все зум-конференции записывались на видео, все документы нам присылались в неком печатном виде. Кроме взносов, мы обсуждали зарплаты судей, где я сказал, что зарплата судьи в 2 000 гривен – это, наверное, не совсем правильно, потому что какого же качества у нас тогда будет судейство? Я понимаю, что всем очень тяжело, и если ребята согласятся на эти деньги – будет идеально. Но просто понимая уже на опыте того же волейбола – это очень низкие зарплаты для того, чтобы судья мог приехать и отсудить баббл в 3-4 игры в день. И это должен быть не один арбитр, потому что это физически невозможно, а несколько бригад. 

13 сентября мы увидели итоговое решение исполкома ФБУ. 12 сентября мы получили информацию, нам уже сообщили, что это будут 4,5 миллиона гривен, потому что часть членов исполкома получала предварительные документы. Но это нереально. Почему в 100 раз больше? Я думаю, что когда федерация решила не передавать телеправа – более того, они по сей день не переданы никому (то есть, денег из клубов не получит никто), – то решила, что если мы готовы купить телеправа, то надо, наверное, взять с нас еще 4,5 миллиона. Мы слышали, что эти деньги будут потрачены на другие клубы, но в опубликованных документах ФБУ ни слова о том, что деньги будут потрачены на клубы, нет. Если мы посмотрим весь регламент, который прописала федерация, и решение, там нет ни слова о том, что хоть один клуб получит хоть копейку денег от всех взносов. Я понимаю, что члены исполкома ФБУ голосуют так, как сложилось общее мнение, что Михаил Юрьевич донес до всех позицию. Честно говоря, Борис Рыжик, профессиональнейший судья, один из лучших из лучших, потряс своим решением проголосовать за, ведь он тоже судит матчи Еврокубка и Евролиги. То есть, с Рыжика тоже взнос в 4,5 миллиона гривен, потому что он работает на играх Еврокубка и Евролиги? Нет объяснения, почему эти люди так проголосовали, почему никто не высказал мнение. Непонятно. 

Страна сегодня в войне. Мы объединяем все усилия. Мы пытаемся договориться. Все прекрасно понимают, что сложно найти любую сумму – даже 100 000 гривен. Экономика сегодня в тяжелейшем положении. И вдруг на содержание федерации мы хотим 4,5 миллиона. Это невозможно ни этически, ни финансово. «Прометей», как и любые другие клубы, планирует свои затраты. Мы проговаривали эту ситуацию с нашими партнерами, мы проговаривали ее с нашими спонсорами. Да, действительно, большую часть финансирования оказываем лично я и Павел Николаевич (Чухно, генеральный директор клуба – прим. авт.), да, мы тратим деньги, мы считаем их и смотрим. Это просто невозможно. Я не знаю, как теперь вести себя с теми ребятами, которые подписали контракты, которые тренируются сегодня. Но, скорее всего, нам придется как форс-мажор эти контракты расторгать, всех распускать. Это судьба 12 молодых людей, врачей, тренеров. Узнав об этой ситуации, мне написал главный тренер и сказал, что любое решение, которое я приму, он поймет. Честно говоря, это абсурд, я даже не знаю, как на это реагировать. 

– После того, как было принято решение исполкома ФБУ, после того, как в документах появилась сумма в 4,5 миллиона, вы с Бродским обсуждали ситуацию? Он давал вам какие-то пояснения? 

– Нет. Он мне не звонил, и я ему тоже не звонил. 

– То есть, позиция о снятии с Суперлиги, с которой «Прометей» выступил примерно через неделю после исполкома ФБУ, на котором была утверждена сумма взносов – это уже спокойное, обдуманное и взвешенное решение? 

– Да, конечно. Я так понимаю, что нас просто таким образом наказали – на зум-конференции сказали, что будет взнос в 1,5 миллиона, мы не согласились, и нате вам 4,5 миллиона. Это просто неприемлемо ни при каких условиях. Я глубоко убежден, что люди, которые не находятся на сегодняшний день в Украине, не понимают, что происходит у нас. Я откровенно в это верю. Смотрите – я вышел из зала с ребятами в Днепре, когда в городе были взрывы, мы стояли на улице возле зала, а мимо нас пронеслись ракеты. Мы их видели, и они разорвались в центре Днепра. И это может произойти каждый день. Люди, которые не живут в Украине, этого просто не понимают. Они продолжают демонстрировать какие-то свои амбиции, вести какие-то игры. Я ничего не имею против кого-то лично, но война все поменяла. Мы реально живем под бомбами, никто не защищен. 

В своем ответе Бродский обвиняет меня и «Прометей» в том, что мы тратим много денег на баскетбол. Нас обозвали «денежными мешками», еще что-то. То есть, президент федерации баскетбола обвиняет меня и клуб в том, что мы тратим много денег на баскетбол. Это вообще как? Мы берем свои деньги, договариваемся со спонсорами, плачем, облизываем, ходим, упрашиваем, люди понимают необходимость поддержки спорта, дают деньги, и нас президент нашей же федерации обвиняет в том, что мы кладем деньги в спорт. Не в виллу за рубежом, не в поездку за границу. Мы все здесь. Это вызывает, честно говоря, отторжение. Полное отторжение. Мы написали открытое письмо от «Прометея», это было, наверное, письмо отчаяния, потому что это нереально. К сожалению, теперь мы не сможем помогать тем клубам, о которых говорили раньше. Наши спонсоры тоже сказали – если есть такое отношение, мы будем помогать дзюдо, волейболу, пляжному волейболу, другим видам. Какой смысл, если нет понимания? К сожалению, даже во время войны никто не стал слушать о бедах и проблемах. Проблем много, и чем дольше идет война, тем тяжелее нам находить средства. Каждый клуб смотрит в свой бюджет, мы в ужасе, мы в панике, это жах, но это реальность. 

Решение не участвовать в Суперлиге в следующем сезоне – это не эмоциональное решение. Мы не будем содержать Федерацию баскетбола Украины. Мы готовы помогать клубам, и мы готовы полностью выполнить свои обязательства по молодежной команде «Прометея». 

«Мы не будем создавать никаких параллельных лиг. Это исключено. Нам есть чем заниматься»

– Что должно произойти, чтобы ваша позиция изменилась, и «Прометей» все-таки вышел на старт сезона Суперлиги?

 – Мы четко сказали, что это возможно, если ФБУ примет равные условия участия для всех клубов, и мы точно так же, как и все остальные клубы, внесем единый взнос. Который действительно правильно уменьшили с 250 000 гривен в прошлом году до 40 000, потому что клубам в это непростое время надо тратить еще больше средств. Мы видим насколько подорожали электричество, отопление. Как зимой отопить зал, в котором ты будешь тренироваться? Если нет, значит – нет. Поэтому мы не ждали до последнего дня, до 23 сентября. Мы написали письмо на министерство спорта и попросили министра спорта вмешаться в эту ситуацию, потому что считаем, что это ганьба, что это нарушение любых этических и спортивных принципов. Если федерация примет решение, что все клубы равны и взносы для всех одинаковы – я повторюсь, мы даже ожидали помощи от федерации, – конечно же, мы будем принимать участие в Суперлиге. Мы готовимся. Если нет – не знаю. Мы думаем, что делать с командой. Как этих молодых ребят распустить, если они приехали из-за рубежа, со всей Украины? Скорее всего, команда будет распущена, но мы будем об этом еще думать, поскольку им будет негде играть. 

Мы не будем создавать никаких параллельных лиг. Тот бред, который кому-то кто-то рассказывал – это исключено. Нам есть чем заниматься. Мы хотим, чтобы спорт выжил. Чтобы баскетбол выжил. Мы много сил тратим со спонсорами на волейбол. Если решение ФБУ будет изменено, и федерация придет к тому, что мы все равны… Я все равно с ужасом думаю о том, как все это будет происходить, как дальше выстраивать отношения. Но мы готовы к любым событиям. Война научила нас терпеть, мы бьемся на фронте, в тылу, мы все выдержим. Но мы не выдержим такого отношения – мы не будем участвовать в этом фарсе одного человека, не понимающего, что страна изменилась, что идет война, и я готов сказать ему об этом в лицо. Это чересчур, не время. 

– Вы затронули вопрос о том, что обратились в министерство спорта с просьбой о том, чтобы оно вмешалось в эту ситуацию. Для меня эта информация нова. Расскажите вкратце, о чем идет речь. 

– 20 сентября, параллельно с открытым письмом болельщикам, мы написали на министра спорта Вадима Гутцайта письмо о том, что было принято вот такое решение исполкома ФБУ, что более чем в 100 раз, чем остальным, определен взнос клубу «Прометей», что мы верим, что мы одни из флагманов украинского баскетбола последних двух-трех лет, что мы хотим играть в чемпионате Украины, что у нас собрана команда, обеспечены все условия, питание, снято жилье, тренировочный процесс – и просим в рамках посодействовать. Мы не понимаем, как министерство спорта может повлиять, но это последний крик надежды – пожалуйста, включитесь в эту ситуацию. Объяснили нашу позицию, рассказали, что мы сегодня поддерживаем три сборные (две молодежные и женскую национальную – прим. авт.) в волейболе, видим результаты, финансируем эти все процессы, и попросили принцип равенства донести до Бродского каким-то информационным путем. Наверняка у министерства есть какие-то взаимоотношения с федерацией, какие-то договора или еще что-то. Мы обратились в министерство потому, что больше некуда. В суд идти – глупо, поэтому обратились к министру спорта с просьбой как-то помочь урегулировать эту ситуацию, где, еще раз говорю, принцип равенства всех клубов, особенно, в это военное время, когда нам всем тяжело, должен быть соблюден. 

– Конфликтная ситуация между вами и ФБУ как-то повлияет на остальные планы «Прометея» на сезон? Вы играете в Еврокубке и Латвийско-эстонской лиге? 

– Да, конечно. 

Давайте вернемся на минуту к заявлениям о неучастии нас в Лиге чемпионов. И Михаил Бродский, и федерация, – все знали, что, когда было принято решение о том, что баскетбольный «Прометей» будет принимать участие в еврокубках, были проведены переговоры. У нас на сегодняшний день есть более десяти спонсоров и партнеров – как зарубежных, так и в Украине. Чтобы принять какое-то решение, найти средства, мы проводили переговоры со спонсорами о том, кто, где и как будет представлен. И у ряда спонсоров был интерес только к европейским турнирам – они прямо говорили, что им не интересны украинские соревнования. Другие говорили – да, мы заинтересованы финансировать команду в Украине. Но абсолютно все спонсоры понимали, и мы это говорили всем – ребята, у нас беда, у нас война, не дайте умереть украинскому волейболу, не дайте умереть украинскому волейболу. И все они с пониманием шли. Мы четко знаем, у кого из спонсоров в каких регионах какие интересы есть. Например, одна из компаний, с которыми сотрудничает «Прометей», сказала, что ей интересен только балтийский регион. Вот у них есть потребность в том, чтобы рекламироваться там. Другие – что их интересует только Испания и, по-моему, французский регион. Исходя из этого мы формировали команду, и понимали это еще прежде, чем я позвонил Ронену Гинзбургу и взял на себя такие обязательства, которые надо выполнить. 

Мы подали две заявки – на участие в Лиге чемпионов и на участие в Еврокубке. При этом, позиция нашего главного тренера была – если нас возьмут в Еврокубок, давайте играть Еврокубок, потому что это 18 матчей регулярного чемпионата, и потому что спонсоры требуют как можно больше матчей в Европе, если они финансируют европейскую часть турниров команды. И Бродский об этом знал. Я об этом говорил с Александром Волковым, я об этом говорил с Михаилом Юрьевичем, на что была высказана позиция – вот, надо играть Лигу чемпионов. Я сказал, что если мы попадем не в квалификацию, а в основной раунд ЛЧ, мы можем это делать, поскольку подписание игроков в Европе зависит от того, в каком турнире и на каком этапе ты участвуешь. Мы написали письмо в Лигу чемпионов. Бродский заверил, что мы по любому будем играть в группе. Разрыв заявок был в неделю – заявки в Еврокубок рассматривались на неделю раньше, чем заявки в Лигу чемпионов. Мы сказали, что если нас вдруг возьмут в Еврокубок, тогда у «Будивельника» или у любого другого украинского клуба появляется возможность играть Лигу чемпионов. Это все проговаривалось. Правда, проговаривалось. У нас есть официальные письма, которые мы отправляли в Лигу чемпионов. И мы получили ответ – на все наши запросы Лига чемпионов не подтвердила участие «Прометея» в групповом этапе. Хотя мы говорили, что это Украина, что у нас война, что мы были в Топ-16, что какие-то очки заработали и так далее. 

Честно говоря, шансов попасть в Еврокубок было практически ноль. Почему? После того, как мы подали заявку, нам прислали ряд форм, в том числе, финансовых отчетов, требующих европейского аудита. Я был в Киеве, прекрасно помню этот день, мне позвонили и сказали, что исполком, назовем его так, Еврокубка, какая-то инициативная группа людей, хочет пообщаться. Я примчался в свой киевский офис, открыл компьютер. Было от восьми до десяти человек – сказали, что изучают заявку «Прометея», надо принимать решение в течение нескольких дней. Попросили рассказать о клубе, один из наших инвесторов западных подключился, который подтвердил, что действительно есть возможность оплачивать счета и так далее. Поговорили обо всем, и у меня спросили – мол, а вы же не подали финансовый аудит. Я объяснил, почему. Спросили, что я еще хочу сказать – и я чуть ли не со слезами на глазах говорил о том, что у нас идет война, мы не просим от вас денег, не просим ничего. Только выгоните русских, они убивают наших людей, они насилуют наших женщин. Это был эмоциональный разговор. Говорил, что мы всегда хотели быть в Европе, что у нас в клубе будет играть минимум 5-6 представителей национальной сборной, что мы просим сделать для нас исключение без подтверждений финансовых. Что вот есть два представителя наших спонсоров за рубежом, мы их тоже подключили, они гарантировали, что будут произведены все необходимые взносы. В ответ: «Это не совсем по правилам, но мы будем это рассматривать». 

В два часа ночи мне позвонили наши партнеры из Испании и сказали, что нас приняли в Еврокубок. Это происходило так. Мы сразу же сообщили в Лигу чемпионов, сообщили всем, у всех была спокойная позиция. Потом вдруг – открытое письмо Бродского о том, как так, мы будем играть в турнире не под эгидой ФИБА. Все это знали, все это понимали. Мы думали о клубе, об игроках, о продвижении, о стране. Это круто. И до этого наши клубы играли в Еврокубке, и сегодня Рыжик, я же говорю, судит матчи Еврокубка. Румынская «Клуж-Напока», которая играла с нами в прошлом году в Лиге чемпионов, тоже заявилась в Еврокубок, но мы не слышим о том, чтобы их выгнали из национального чемпионата, отлучили от баскетбола и так далее. Я думаю, там осталось прошлое мышление – какие-то разборки, движухи. Война – надо всем объединиться. 

Кому будет хорошо от того, что «Прометей» в новом сезоне не будет играть в Суперлиге? Кому будет хорошо от того, что «Запорожье», «Кривбасс» и «Николаев» не получат помощь? С инвесторами так не работают. Сегодня все инвесторы, которые вкладывают деньги в украинский спорт, понимают, что получить обратно эти деньги нельзя. Это все поддержка. Я думаю, все это просто что? Рэкет? Зачем? Мы не можем ответить на вопрос «Зачем?» 

Мы были в нормальных отношениях. Когда-то лучше, когда-то хуже, но мы все в спорте – у кого-то больше бюджет, у кого-то меньше, у кого-то хуже игроки, у кого-то лучше. Но федерация? Бродский всегда был на позиции сильных команд, сильной Украины. Но сегодня, мне кажется, он оторван от этого. Меня больше всего потрясают две вещи. Вы хотите играть в чемпионате Украины и должны заплатить за это 4,5 миллиона гривен – баснословную сумму, которая превышает бюджет этого «Прометея», – за право участвовать в этом чемпионате? Вы тратите много денег на баскетбол, и вы такие плохие, потому что тратите деньги на баскетбол? Вот эти вещи для меня необъяснимы. А все остальное – это эмоциональные обиды. Наверное, у Михаила Юрьевича есть желание, чтобы мы финансировали федерацию. Тогда к нам надо было приходить. И мы говорили, что мы готовы помочь, перечислили 500 000 гривен, потому что федерация сказала – нужна помощь. Война, всем тяжело. Мы и в волейболе сегодня пытаемся разговаривать. Мы говорим с десятками спонсоров, и находим понимание. Мы находим понимание в Луцке, мы находим понимание в Черновцах. Мы находим понимание в Испании, мы находим понимание в Австрии. Мы находим понимание в Днепре, мы находим понимание в Киеве, потому что мы все время над этим работаем. Мы не просим денег как сироты – мы объясняем и рассказываем, что сегодня стране нужна помощь. Везде: на спортивном фронте, на передовой, в тылу. И мы убеждаем людей, у которых есть эти возможности. Им тяжело, все понимают, что обратно получить ничего нельзя. Но есть функционеры. К сожалению, мы столкнулись с функционерами.

«Мы точно не будем принимать участие в выборах. Мы – из частного бизнеса, у нас точно ни у кого нет претензий на управление федерацией»

– Есть еще два очень интересующих и общественность, и меня тоже, вопроса в свете вашего конфликта с ФБУ. Первый исходит из того, что в составе «Прометея» сейчас есть минимум шесть либо железных «сборников», либо кандидатов в национальную команду. Не станет ли клуб препятствовать их приезду в сборную посреди сезона? 

– Во всех своих выступлениях, во всех своих мыслях я отождествляю себя, прежде всего, с Украиной. Любовь – к Украине, развитие спорта, баскетбола и волейбола – только ради своей любимой страны. Однозначно всегда говорил, не было, нет и не будет никаких препятствий. Более того, если надо будет купить билеты игрокам, потому что у федерации не будет денег – они будут лететь за наш счет. Надо будет оплатить питание, проживание – сборная страны была, есть и будет главным приоритетом Владимира Дубинского, клуба «Прометей» и всех, кто с нами связан. Никакой речи о том, чтобы кого-то куда-то не пускать – это звучит обидно и глупо. Для ребят из «Прометея» всегда было особой гордостью выступать за сборную страны. 

Сегодня Украина – это больше вселенной. Это все. Почему я и говорю – поражает и потрясает, что кто-то так может подумать. Как можно не отпустить игрока в сборную? Исключено. Я потрясен отношением ко всему. Сегодня игроки сборной, мы их все знаем, это пять-шесть игроков – будут участвовать в Еврокубке. 18 матчей регулярного чемпионата, и это не все – мы верим и надеемся, что «Прометею» удастся попасть в плей-офф. Мы ставим себе такие амбициозные цели – не только попасть в плей-офф, но и немножко дальше пройти. Это же колоссальный опыт для игроков сборной. Это второй по качеству турнир в Европе. Они будут наигрываться в одной команде. Это же тоже в интересах национальной сборной – не просто получить топовых игроков, это еще игра с лучшим тренером, наигрывание команды, игра против обалденных клубов. Тот опыт, который ребята получили в прошлом году в Лиге чемпионов… Вы же это видели – когда на последних минутах надо через «не могу» побеждать, я думаю, именно этого чуть-чуть и не хватило нашей сборной на чемпионате Европы. Лучшая сборная последнего десятилетия или даже двадцатилетия, то, о чем все говорили. Вот в «Прометее» они играли с топовыми клубами через «не могу», и добивались успеха. Я верю, что этот колоссальный опыт поможет игрокам сборной в будущем. 

Я горжусь своей страной, я горжусь своим клубом, и тут даже речи не может быть о каких-то препятствиях. Только помощь – любая, которая необходима. И ребята из «Прометея» сами всегда говорили, что сборная для них превыше всего. 

– И второй – в ближайшие месяцы нам предстоят выборы президента ФБУ, и, насколько мне известно, во многом по этой причине Михаил Бродский собирается в ближайшее время вернуться в Украину. Вы будете принимать какое-то участие в выборных процессах – как клуб «Прометей», как Владимир Дубинский или еще каким-то образом? Планируете кого-то поддержать? 

– Я даю слово, что не знаю, когда именно будут выборы. Слышал, что вроде бы должны быть в октябре. Мы – из частного бизнеса, у нас точно ни у кого нет притязаний на управление федерацией. Я считал и считаю, высказывал это президентам клубов, и многие президенты клубов это говорили – для того, чтобы был полноценный и справедливый чемпионат, необходимо создание профессиональной баскетбольной лиги. Когда президенты клубов будут принимать решения, как играть, кому платить, сколько платить, каких судей нанимать, как это делается, где это делается. Я – сторонник профессиональной лиги, но мы точно не будем инициировать ее создание, тут Михаил Юрьевич может быть спокоен. Мы точно не будем участвовать в выборах. Насколько я понимаю, в выборах президента баскетбольной федерации участвуют областные представительства – то есть, каждая область отправит своих делегатов. Мы не имеем отношения ни к Днепропетровской областной федерации, никоим образом. И вообще считаем, что это функционеры. Мы никогда не претендовали ни на деньги министерства спорта, ни на взносы федерации – это даже смешно. Все, кто меня знает, это понимают. Я – бизнесмен, думаю, что крупный, у меня есть мечта о том, чтобы сборная Украины была как можно выше, и мы показываем это в волейболе. 

Последние три года совместной работы федерации, четырех крупнейших бизнесменов, которые находятся рядом с волейболом и инвестируют, и других президентов, которые тоже много делают: мальчики – седьмые на чемпионате мира, такого не было никогда, и участники олимпийского отбора, девочки, сборная Украины, которую мы финансируем вместе с федерацией волейбола Украины – 6:0 в отборе чемпионата Эвропы и выход с первого места, такого не было никогда. Девочки U-21 – в финале восьми топ-команд Европы. Там все движется, потому что президенты клубов заинтересованы, инвесторы заинтересованы, вкладываются средства, никто не претендует на место президента федерации волейбола. Там тоже непростые взаимоотношения, там тоже люди, но все движется вперед. К сожалению, все разговоры о нашем прогрессе в баскетболе – женская команда не попала в финальную часть чемпионата Европы, мужская не попадает в финальную часть чемпионата мира. Скорее всего: мы мечтаем об этом, но знаем по результату. А молодежные команды все повылетали в дивизион Б, все задних пасут. Поэтому все разговоры о том, что мы такие крутые… Крутые – это когда мы показываем это результатом. 

Я еще раз хочу подчеркнуть – результаты сборной для меня не менее важны. Я думаю, пока не будет изменена система и не появится профессиональная лига, как это есть в футболе, в волейболе, нет вариантов. Мы поссорились – к сожалению, сильно поссорились. И это то, что не нужно было сегодняшнему украинскому баскетболу, да и вообще никакому спорту в Украине. Я готов принести извинения, поменять мнение и позицию, вернуться к любым нормальным разговорам ради страны и будущего. Но я хочу, чтобы все понимали – только здесь мы можем испытать эту боль. Мы видим эти решения орков, и очень непросто нам всем будет и дальше жить. И надо каждого, кто готов хотя бы копейку вложить в спорт и в баскетбол конкретно, просто хотя бы слышать, уважать и просить это делать. А не приказывать. Это все уходит. Но, наверное, Михаил Юрьевич и те, кто сегодня с ним рядом, этого не понимают. Им надо просто посмотреть, когда летит. Я очень тяжело это воспринимаю. Это ужасно. Вот когда оно свистит, летит, и ты не знаешь, куда оно попадет – ты начинаешь думать о стране, о родине, о том, как это все сделать. И вот тогда тебе неважно, сколько это будет стоить, потому что каждый день может стать последним. 

– Вы рассказываете об успехах в волейболе – на уровне сборных, как национальных, так и молодежных. Какие процессы происходят там, которых нет в баскетболе? 

– Самый простой процесс. Мы с президентом федерации волейбола еще в прошлом году договаривались, встречались с президентами клубов и приняли решение о том, что клубы учреждают профессиональную лигу. Они имеют равные права принятия решений, голоса, распределения прибыли, получения доходов или несения затрат. Сначала это была только женская лига, но когда началась война и стало понятно, что чемпионата Украины, скорее всего, не будет, мы пригласили в Киев (не в зум-конференцию) всех президентов мужских и женских волейбольных команд. И все приехали. Не было представителей только двух команд, которые не могут участвовать в чемпионате, потому что там либо оккупированные территории, либо идут боевые действия прямо на границе. Мы подписали договор, создали лигу, сказали, что у всех равные права. Не у Дубинского, который президент профессиональной лиги, не у «Эпицентра», где Герега собственник, не «Барком-Кажаны», где Олег Баран – все равны. Неважно, сколько у кого денег, неважно, какие были результаты – все равны. Показали это, переговорили со спонсорами, спонсоры перечислили по миллиону гривен каждому клубу для того, чтобы они могли участвовать в чемпионате, выплачивать аренду, оплачивать судей, судейский столик – всю вот эту массу затрат. Мы просто прикинули, что этих денег хватит, если мы сможем организовать чемпионат. 

И сегодня все, кто в нем участвует – они все равны, они принимают решения. Как будет проходить чемпионат, где будет проходить чемпионат, как по зарплатам, кто будет участвовать. Все до единого клубы подписали соглашения, что любой игрок обязан прибыть в национальную сборную. До этого же какая история была – те не отпускали, те не проходили, те воевали с теми, те не любили тех. Сегодня все это закончилось, мы стали все одним единым целым. И мы дальше продолжаем искать финансирование. Сегодня волейбольная лига привлекла официально, чистых и белых, 24 миллиона гривен, из которых 16 ушли на покрытие затрат по участию клубов в чемпионате. Остальные деньги собираются – если останутся, клубы получат их в равных частях или будет помощь оказываться. Но это было. После этого был исполком федерации, после этого были регламенты подписаны, после этого было согласование с министерством спорта. Полная поддержка – все понимают, зачем они это делают, куда они вкладывают. Та же самая ситуация, что и в баскетболе: клубы беднее, клубы богаче, у кого-то проблемы – но мы встречались. Главы обладминистраций, мэры городов – мы со всеми разговаривали. Кто поддержит клубы, кто даст зал, кто оплатит коммунальные услуги, кто сделает форму, кто дешевле ее купит, кто дороже. Мы подписали контракт с Mikasa (производитель волейбольных мячей – прим. авт.), мы подписали контракт с Errea и другими производителями формы. 

Это большая работа – мы четыре месяца этим занимались. Сегодня открытие чемпионата Украины по волейболу среди мужских команд, и все до единой команды дали согласие участвовать – приедут все до единого, президенты клубов, главные тренеры, спонсоры. Мы будем опять все говорить. За чей счет банкет? Да за счет нас самих. Вот это организация, вот это профессиональная лига. В этой ситуации, да, надо заявить, что у нас с Михаилом Григорьевичем Мельником (президент украинской волейбольной федерации – прим. авт.) не всегда были ровные и понятные отношения. Были споры, мы спорили, мы обсуждали – но он четко понимал, что федерация должна заниматься сборными, что федерация должна заниматься детьми. И когда федерация обратилась к нам, собственникам клубов, с просьбой профинансировать сборные команды – мы полностью профинансировали женскую сборную Украины. Весь отбор, все игры. Когда министерство сказало, что сегодня может оплатить билеты и какую-то часть затрат, а остальные – не может, потому что в стране война, то мы со спонсорами скинулись и все это профинансировали. Потому что для нас это важно. 

Не надо думать, что это все так гладко. Конечно же, это сложные процессы. 16 президентов клубов – 16 мнений. Конечно же, часть средств идет на федерацию, на ее содержание, потому что там тоже работают люди, им надо тоже платить зарплату. Но мы движемся, и за три-четыре года мы видим результат. Сегодня молодежные сборные содержатся профессиональной волейбольной лигой – U-15, U-17, U-18. Тренеры утверждаются федерацией, судьи – назначаются федерацией. Конечно же, это профессиональный орган, они лучше знают. Но через два-три года наши сборные U-15 и U-17 будут в топах Европы. Они будут играть вместе, они понимают, за счет каких денег они финансируются. Это вообще все по-другому. Это бизнес-подход к тому, как сделать, чтобы в будущем сборная была на высоте. 

В волейболе будет уникальный чемпионат, крутой. Игроки вернулись из-за рубежа, в некоторые команды иностранцы-легионеры едут, не боясь находиться в Украине. Это большой процесс, но это сложный процесс. У нас ушло четыре месяца только на переговоры со всеми, включая властные коридоры. Но все губернаторы, облсоветы, мэры городов-участников чемпионата – мы переговорили с каждым. Кому-то из клубов помогли деньгами, кого-то убедили. С кем-то договорились так, что сегодня платим мы, а после войны они будут поддерживать клубы в большем объеме и смогут возместить что-то. Это очень тяжелая и большая работа, но я горжусь тем, что она сделана. Сегодня мне не стыдно за украинский волейбол. Я уверен, что мы на правильном пути. 

«Нас отрезали. Почему? Потому что мы можем подкупить «Николаев» и он будет проигрывать «Прометею»? У нормального человека такое в мозгах может быть?»

– Насколько реально сделать что-то подобное в украинском баскетболе? Я, конечно, не имею в виду ближайший сезон – исходя из вашего рассказа, физически невозможно создать профессиональную лигу, начав в середине сентября и закончив все процессы в октябре. И кто должен сделать первый шаг?

 – Эта идея, на самом деле, и взята из баскетбола. Уже несколько лет президенты клубов, и «Днепра», и «Будивельника», и «Прометея», говорили о том, что это необходимо. И несколько раз подымался вопрос – давайте уже писать какой-то устав профессиональной баскетбольной лиги. Но нет единения. Это все должно происходить при согласии ФБУ. Если федерация будет переживать о том, как она получит деньги, как она их потратит, как ее будут контролировать относительно того, как она их потратит – наверное, ничего не будет. Я думаю, что если клубы – прежде всего, те, которые я назвал, лидеры украинского чемпионата, – приняли бы такое решение, переговорили бы с федерацией и нашли понимание, это возможно было бы осуществить. Но я в это сегодня не верю. То, что мы видим сегодня – будут обиды, никто никого не будет слышать, будут разговоры о том, что кто-то хочет забрать у федерации все права. Федерация всегда настаивала, даже тогда, когда шел разговор о создании профессиональной лиги в баскетболе, что она обязана иметь блокирующий голос, что без нее никто не может принимать решений. Клубы все-таки хотели, чтобы президенты клубов принимали решения, чтобы они понимали, куда идут деньги, чтобы они нанимали менеджеров, которые будут управлять процессом. 

Я это предлагал, но не нашел поддержки, и теперь уже не хочу. Сегодня мы должны показать, что это работает в волейболе. Я думаю, что баскетбольные функционеры и хозяева клубов не готовы сегодня к такому революционному решению. Это революция, на самом деле. Но мы ведь знаем, как это работает в Европе – там есть профессиональные лиги, они подписывают контракты, они делают вокруг этого бизнес и тем самым помогают клубам. Президенты клубов понимают, куда они вкладывают, и зачем они на это идут.

 У нас есть амбициозные клубы – «Днепр», «Будивельник», «Киев-Баскет», «Прометей», «Запорожье», Харьков, да любой. Кто будет управлять? Я предлагал как в Евросоюзе – каждый год новый президент. Собрались, на 10 команд договор подписали, на 10 лет расписали, кто будет президентом профессиональной баскетбольной лиги в 2022, 2023 и так далее году, и не надо даже обсуждать – хороший, плохой. Избрали исполком – все члены клубов принимают решения большинством голосов. Если 10 клубов – значит, тот, кто в конкретном году президент, имеет решающий голос. Все же очень просто.

 Я когда приходил в федерацию баскетбола (и в федерацию волейбола тоже, но там чуть поменьше) – там сотни людей ходят, десятки людей ходят. Профессиональная волейбольная лига сегодня – это четыре человека. И договора на аутсорсинг с инвесторами, спонсорами, которые говорят – вот эта компания будет снимать, вот эта еще что-то делать. Только за это все платите деньги. Четыре человека. У них зарплатный фонд – 75 000 гривен. Какие 4,5 миллиона? Кому? 75 000 гривен – максимальный бюджет аппарата, обслуживающего волейбольную лигу, вместе с арендой, зарплатой и официально выплаченными налогами. Какие миллионы? А федерация вместе с министерством занимаются детками, вообще все идеально. Я не хочу сегодня этот вопрос подымать, но это единственный путь. Другого нет. Бродский – собственник «Черкасских Мавп», «Киев-Баскета». Он будет иметь два голоса. Какая разница? За что мы бьемся? Как делить бюджетные средства? Так их и не будет. Как делить взносы? По 40 000 гривен? 10 клубов – это 400 000 гривен. В волейбол мы за год привели 26-27 миллионов гривен от инвесторов и спонсоров, которые понимают, куда они вкладывают деньги. Ведь инвесторы и спонсоры что говорят? А кому вы это перечислите? Покажите документы, что вы это клубам перечислите. А как вы их потратили?

Вот в этот непростой момент мы задали вопрос федерации – вот, у нас договор, нам прислала федерация, что миллион гривен мужской баскетбольный клуб должен был получить. Нам прислали ответ – мы ГО, коммерческая тайна, вас это не касается. Официальный ответ Драбиковского. Хорошо. А все хотят чисто, все тяжело зарабатывают деньги – особенно, во время войны. В волейболе мы работаем с профессиональными лигами других стран. Мы обратились в Польшу, нам прислали документы и сказали – вот, у нас так. А в Италии – вот так. Вы хотите, чтобы ваш клуб в следующем сезоне играл в итальянской лиге, ведь война? Мы готовы дать вам место. В польской «Барком-Кажаны» уже играет. Они берут на себя затраты, они нам дают права бесплатно – вот мы будем показывать профессиональный польский чемпионат бесплатно. А ФБУ за пять миллионов не продала. А Латвийско-эстонская лига – бесплатно. А Еврокубок – за 5 000 евро. Все жители Украины будут видеть лучшие клубы Европы. Как? Наверное, у нас что-то не так. 

Я думаю, наш баскетбол к такому еще не созрел. Я не знаю, кто это должен инициировать. Мы не можем, потому что мы плохие. У нас есть сегодня чем заниматься. Но мы точно не дадим никого в обиду. 187 наших ребят сегодня на передовой в ВСУ. Миллионы гривен ежемесячно мы тратим на помощь ВСУ, на работы, продукты, мы кормим сотни и тысячи людей-беженцев. Мы все это делаем потому, что мы живем в своей стране. И при этом мы хотим, чтобы спорт не умер. Мы об этом говорим открыто. Мы не прячемся, мы не скрываемся, мы можем показать это любому. Мы заполняем документы в Еврокубок, что и откуда – все чистое, все белое, все прозрачное. Но у нас не получается. 

Это был крик души. Я хочу, чтобы все понимали, что у каждого клуба есть свой бюджет, есть свои отношения со спонсорами. Мы отчитываемся, мы принимаем решения. Нельзя просто так: хочу – сюда пять миллионов, хочу – сюда миллион. И самое страшное, возвращаясь к 4,5 миллиона – никто не сказал, почему. Никто не сказал, что нам надо вот столько на содержание федерации. Вот, столько зарплаты, столько аренда, свет, вода и так далее. Ну хоть чего-то объясните – и обратитесь к нам. Мы же вам помогали, мы же дали 500 000 гривен. Зачем вы это делаете? Зачем вы в баскетбольном сообществе ссорите всех друг с другом? Три недели назад вы обратились к нам, сказали, что нужно 500 000 гривен для поддержания сборной, прислали письмо и мы дали деньги. Что поменялось? Вот эти вот ненависть, непонимание – только у людей, которые не понимают, как мы все здесь живем. 

Сегодня нас отрезали. Почему? Потому что мы можем подкупить «Николаев» и он будет проигрывать «Прометею»? У нормального человека такое в мозгах может быть? Там бомбят Николаев, ребята не могут ни тренироваться, ничего, мы разговариваем с губернатором Николаевской области Кимом, который говорит – если есть возможность, пожалуйста, помогите, потому что у нас сегодня такой возможности нет. Президент «Николаева» приезжает и говорит – ребята, мы видим, что у вас есть спонсоры, мы видим, что вы помогаете, пожалуйста, мы хотим участвовать. Мы говорим спонсорам – там война, надо помочь, там взрывы. Мы обеспечим зал, мы обеспечим питание. Да, с проживанием тяжело – в наших квартирах, в 36 квартирах клуба, которые у «Прометея» были, живут беженцы. Беженцы с Мариуполя, беженцы с Токмака, беженцы с Запорожской области. Бесплатно, в тех квартирах, где жили баскетболисты в прошлом году. И вот это мы сказали спонсорам – да, «Николаеву» придется снимать жилье, потому что с жильем проблемы, в Днепре в целом тоже проблемы, но как-то будем решать. Мы кого-то купили? Что в больном сознании у этих людей? Взяли и забрали у «Николаева» 3-4 миллиона гривен, за которые он бы выступал. Дай бог, они будут выступать. Как и Кривой Рог. 

Вот не будет «Прометея», и кому станет хорошо? Амбиции, что я такой крутой, что мы тут всех наклоним? Там же есть еще вторая истерика. Если будут «Николаев» и «Прометей» тренироваться в одном зале (а у нас же есть два зала), «Запорожье» рядом, «Днепр» рядом, «Кривбасс» рядом – мы говорили, что давайте соберем в чемпионате две группы. Первая – в Днепре: Валерий Валерьевич предлагал играть в Днепре, говорил, что все обеспечит, бомбоубежище есть, все есть. Когда нет зрителей, какая разница, где играть? Нам же меньше затрат – люди уже живут, питание обеспечено, автобусами приехали. Нет. Что нет? Мы не знаем, но не так. Давайте не будет «Николаев» в Днепре, потому что их подкупят. Кто? Эти люди вообще понимают, что взрывается каждый день? У нас четыре-пять-шесть сирен в Днепре каждый день. Слава богу, не всегда долетает, хотя Днепропетровская область под бомбежками все время. Николаев – все время, Запорожье – все время, Харьков – все время. Но этого же не может понять человек, который не в стране. Он думает, что кто-то что-то покупает. Но это бред. Я хочу, чтобы все услышали – это глупость. Мы – единая нация, мы выживем только благодаря тому, что будем все вместе. Почему мы это делаем? Да потому что нам плохо. Мы должны объединиться, как вся страна объединилась сегодня против этих уродов. Зачем вы нас разрушаете? Почему вы нас сегодня выкидываете? Я обещал быть неэмоциональным, но не получилось. Это крик души, сорри. 

«Понимаем, что в первый год выиграть Еврокубок нереально. Хотя Нено сказал – с вами, сумасшедшими украинцами, нет ничего невозможного»

– Давайте перейдем к более приятным историям. Вы затрагивали тему амбиций «Прометея» на Еврокубок, очень осторожно. Что имеете в виду? 

– Я скажу честно так – мы не понимаем, что будет дальше. Нам тяжело спрогнозировать, как будет экономика в следующем году, как долго будет война. Это самое страшное, что нельзя спрогнозировать. Мы не можем спрогнозировать, что у наших партнеров за рубежом будет происходить с бизнесом, какими будут их возможности. Есть спонсоры, которые помогают нам суммой в 100 000 евро, есть – в 300 000 евро, и мы очень бережно к ним относимся. То есть, первое – это финансовый вопрос, который все равно во всем бизнесе, и в баскетболе тоже, и в волейболе, стоит во главе. Но мы открыто верим, что Украина победит. Даже не так – мы в этом уверены. Мы верим, что сможем правильно вести себя и своими спортивными результатами поможем спонсорам получить тот эффект, который они ожидают в Европе. Поэтому здесь я относительно спокоен. 

Амбиция нашего главного тренера, его цель и мечта – это попасть в Евролигу. Мы прекрасно понимаем и знаем – для того, чтобы попасть в Евролигу, надо либо выиграть Еврокубок, либо попасть в финал. Цель, которую мы ставим в этом году… Страшно говорить это во всеуслышание. Это топ-четверка Еврокубка. Об этом знает Ронен Гинзбург, об этом наверняка уже донесено игрокам. Я, к сожалению, находясь в Украине, еще не имел возможности ни увидеться с ними, ни пообщаться в зум-конференции пока что. Ребята только собрались, после чемпионата Европы все съехались, все хотят выиграть Еврокубок. Но мы понимаем, что в первый год это, наверное, нереально. Хотя Нено сказал – с вами, сумасшедшими украинцами, нет ничего невозможного. Он мне звонил вчера, говорил, что в Риге все хорошо, но он хочет в Днепр, хочет домой. И когда Нено говорит, что хочет домой в Днепр, а не в Израиль – это круто.

Попадание в четверку – это будет хороший результат. С другой стороны, почему бы и не выиграть? Но мы пока не понимаем, нам надо посмотреть на команду. Половину состава этой команды мы знаем, вторая половина – совершенно новая. Они ставят самые высокие цели. Я думаю, что финансово мы не готовы к Евролиге, но если у нас получится – то, в общем-то, сегодня есть много иностранных партнеров, которые нас знают и любят, любят Украину, понимают, как ей тяжело, и готовы даже чуть больше вкладывать, веря в будущее. Поэтому я ставлю задачу Гинзбургу попасть в финал четырех. Но Нено всегда как говорит – сначала надо попасть в плей-офф, а потом поговорим. Вот такие у нас задачи. 

И, конечно же – не обижая наших партнеров, мы вообще дико благодарны Латвийско-эстонской лиге (Саша Волков нас привел туда, очень нам помогал, и потом такое решение на исполкоме – ну да бог с ним), все заявки были приняты, были учтены все окна, когда мы будем играть в Еврокубке, мы дали гарантийные письма, что даже в случае окончания войны мы не бросим участие в лиге (посреди сезона – прим. авт.), основной состав будет играть там, у нас есть обязательства перед нашими партнерами, – победа в Латвийско-эстонской лиге тоже одна из задач и целей команды. Мы тоже в это верим, команда тоже об этом думает и знает. Мы по спортивному принципу хотим быть везде первыми. Будем усиливаться. Нено имеет право подписать еще одного игрока, если он будет чувствовать, что это именно тот игрок, который нужен для того, чтобы попасть в топ-4 – так, как было в прошлом году с Ди Джеем Кеннеди и Миро Биланом. Цели – только светлые и только великие, и мы к этим целям движемся. 

Я верю, что «Прометей» порадует своих болельщиков и всех любителей баскетбола в Украине. Мы будем показывать все игры бесплатно – никаких там взносов, ничего. Я уже слышал такое – вот, мол, «Прометей» будет за деньги матчи показывать. Чушь чушью. Мы имеем великолепные отношения с XSPORT и другими каналами, обсуждаем и готовы это показывать, чтобы как можно больше людей увидело наши матчи. И надеемся, что ребята нас не разочаруют. 1 октября начинается чемпионат Латвийско-эстонской лиги, а 12 октября – наша первая игра в Еврокубке, и наши болельщицы (болельщиков не выпускают) поедут на эту игру. Моя жена поедет, дети поедут. Мы здесь будем, в тылу и на передовой, а они будут там, на открытии сезона. Я верю, что у «Прометея» уже есть свои болельщики, которые переживают за него и за страну. 

– Расскажите подробнее о трансляциях Еврокубка. По состоянию на сегодня уже известно, кто будет показывать матчи «Прометея» в Еврокубке и Латвийско-эстонской лиге, кто их будет транслировать и как их можно будет посмотреть? 

– Есть компания Divisport, которая с нами работает, она будет показывать наши матчи на своем YouTube-канале, и, насколько я понимаю, у них есть договоренности и договора с XSPORT, и максимально будут права передаваться туда. Честно говоря, я немножко плаваю в этом вопросе, я не был участником переговорного процесса, но точно знаю, что у нас и Divisport подписан контракт с Еврокубком о том, что Divisport получит права на вещание на территории Украины. Divisport не хочет их держать у себя – он будет говорить с XSPORT, с Megogo, с другими компаниями. Точнее я смогу ответить на этот вопрос позже, но это точно будет и в спутниковом, и в онлайн-режиме. 

Видео-версия интервью:

Tribuna.com готова предоставить площадку для высказывания своей позиции и второй стороне конфликта, президенту ФБУ Михаилу Бродскому, и уже обратилась в федерацию с просьбой посодействовать в организации интервью с ее руководителем после того, как он вернется в Украину.

Фото: СК «Прометей» / Facebook

Мирослав Юрчук
шикарне інтерв‘ю, яке відкриває дуже багато нових сторін в цьому конфлікті. федерація канєш в своєму репертуарі, але з відповіді на запитання про те, чи говорили вони з Бродським, типу «нє, я йому не звонив, він мені» – просто випав. Дякую Андрію за топову роботу)
Ответить
9
Андрій Сеньків
Дубінський виглядає адекватом.
Ответить
5
degreez belowzerow
незважаючи на мову матеріалу, Броді - мудило. залишиться і без бабла, і без топ-клубу країни
Ответить
4
Vitalii Mykhailenko
Вибачте, але чому російською?
Ответить
4
Олег Щербаков
ответил на комментарий пользователя Vitalii Mykhailenko
Видали оперативно інтерв*ю російською, бо писали його російською. Тема постійно розвивається і може втратити скоро актуальність. Українська версія з*явиться згодом, перекладаємо.
Ответить
5
Kill a Commie For Mommy
ответил на комментарий пользователя Олег Щербаков
тобто ви вважаєте що я буду читати російською, якщо немає української версії, щоб не втратити актуальність?... дивна логіка. для україномовних людей вона не втратить актуальність згодом, а для російського користувача сайту - втратить?
Ответить
-5
Олег Щербаков
ответил на комментарий пользователя Kill a Commie For Mommy
Читати чи не читати - це ваше діло. Ніхто вас не заставляє.
Ответить
7
Показать еще 1
Yura Gryb
В мене одного на Російській?
Ответить
2
y. sl
ответил на комментарий пользователя Yura Gryb
У мене також, типова Трибуна(
Ответить
4
Имя скрыто
Комментарий заблокирован
Ответить
-1
annia.jhns
ответил на комментарий пользователя Имя скрыто
На провокацію більше схожий ваш коментар - пів року не помічаєте, який вид діяльності та яку позицію займає Трибуна і що робить на інформаційному просторі, але тут як тут пишете гнівні повідомлення під інтерв'ю російською. Скільки зараз за таке плататять, підняли тариф?
Ответить
3
y. sl
Поки Монобанк повністю прибрав мову цього тексту зі свого застосунку, то Трибуна досі постить російською і намагається жалюгідно пояснити, чому повинна існувати російськомовна версія українського сайту. До речі, у мене стоїть SpyBuster на ноутбуці, який блокує русняві айпішки - сайт Трибуни перестав прогружатися) Ще й русняві сервери використовуєте?)
Ответить
-4
Олег Щербаков
ответил на комментарий пользователя y. sl
Не пишіть дурниці. Вище написав, чому видали російською. Скоро буде і українська версія.
Ответить
3
Имя скрыто
ответил на комментарий пользователя y. sl
Комментарий заблокирован
Ответить
1
annia.jhns
ответил на комментарий пользователя Имя скрыто
Ем, тому, що співрозмовнику, який раніше спілкувався виключно російською, важко відповідати так розгорнуто на таку серйозну тему? Хоча б гляньте на обсяг інтерв'ю
Ответить
0
Показать еще 2
Bennor
Спасибо за интервью на русском!
Ответить
-12

Другие посты блога