Блог На уровне и под эгидой

Александр Мишула: «Первый номер должен видеть открытого игрока, кольцо и блондинку в третьем ряду. Вот я и увидел»

Сложно поверить, но Александру Мишуле всего 28 – хотя на виду он находится уже очень продолжительное время.

Воспитанник системы «Днепра» поиграл за национальную сборную еще под руководством Майка Фрателло, в 2019-м неожиданно развернул свою карьеру в сторону второго дивизиона чемпионата Турции, где поиграл за «Меркезефенди», а сейчас выступает за «Киев-Баскет» – и стал одним из ключевых исполнителей команды Айнарса Багатскиса.

Андрей Белик пообщался с Александром – почему он не вернулся в родной «Днепр» после турецкой командировки, о матчах в сборной и где видит себя в будущем. И не только.

«Почти не встречал украинских игроков, которые ленились бы. Все, кого знаю, работают много, тренируются дополнительно»

– Первая ассоциация с Александром Мишулой – это сумасшедшие трехи через Омера Ашика в матче с Турцией на ЧМ-2014. Как часто вспоминаешь и пересматриваешь ту встречу?

– Давненько уже не пересматривал. Иногда вспоминаю, когда играем матчи за сборную на европейской арене, но стараюсь не зацикливаться на этом, творить новые воспоминания и показывать что-то получше.

– Откуда у 22-летнего на тот момент парня была настолько большая уверенность в своих силах?

– Я всегда стараюсь быть максимально уверенным в себе. Я просто чувствовал, что быстрее всех, что попаду через всех. Это шло изнутри.

– Это та психология, та ментальность, с которой ты выходишь на площадку до сих пор?

– Со временем что-то поменялось. Но в общих чертах – да.

– Молодой Мишула был посмелее нынешнего – даже в конкурсе данков на Матче звезд Суперлиги участвовал. Как ты вообще пришел к такому решению?

– Это даже не решение было, мне просто сказали, что я должен поехать. Не считаю то выступление хорошим, потому что сразу провалился. Вокруг меня – одни звезды, а я приехал из дубля и очень сильно хотел показать себя. Но не получилось, перегорел.

– Если бы предложили поучаствовать в конкурсе данков сейчас, рискнул бы еще раз?

– Наверное, нет. А вот в конкурсе трехочковых давно хотелось бы поучаствовать. Был конкурс данков, конкурс мастерства – но на трехи почему-то не зовут.

– Когда ты был игроком дубля, в «Днепре» было немало ярких баскетболистов – Стив Бертт, Чарльз Томас. За какими игроками следил особенно пристально?

– Взять хотя бы украинских ребят, которые постарше меня – Вильховецкий, Щепкин. На тренировках, когда играл против Бертта, старался навязать ему конкуренцию. Но я скорее не следил за кем-то индивидуально, а старался взять лучшее от каждого, с кем сталкивался на площадке.

– В межсезонье ты работал индивидуально с Александром Мунтяном – тренером из системы «Днепра», который поставил на ноги Иссуфа Санона. Он действительно настолько классный специалист, как о нем говорят?

– Да, он очень сильный специалист по индивидуальной технике. Прошлым летом я потренировался с ним, но не так много, как хотелось бы. Приехал в Украину только в конце июля, затем переезд в Киев, на восстановление ездил… Но стараюсь каждое лето работать с ним так много, как это только возможно.

Тот же Лень приезжал заниматься с Мунтяном, насколько я знаю. Иссуф, опять же. Это – тренер, который может работать по технике как с «большими», так и с защитниками. Очень много знает и постоянно старается расти. Смотрит тонны видео, учится.

– В чем секрет Мунтяна?

– В том, что он не останавливается. Постоянно узнает что-то новое, прогрессирует, следит за новейшими тенденциями в баскетболе. Знает, где, кто и что делает в НБА или той же Евролиге, и старается этому учить. Не только нас, состоявшихся баскетболистов, но и молодых ребят. Я приходил к нему на тренировки в ДЮСШ – много интересных упражнений, очень интересно.

– В НБА, да и в Европе тоже постепенно формируется практика, при которой игроки в межсезонье собираются вместе самостоятельно, по собственной инициативе, и вместе готовятся к новому сезону. Это реально помогает?

– Все зависит от того, как ты относишься к самому себе, как поддерживаешь свою форму. Если чувствуешь, что достаточно отдохнул и пора приступать к работе – нужно работать. Есть люди, которые без тренировок не могут вообще – отдыхают недельку и возвращаются в зал. Есть те, кто любит отдыхать много – это сугубо индивидуальный подход. Еще важно, позволяет ли индивидуально работать время: каждый спортсмен по-разному планирует и проводит свой отпуск.

– Главный трудяга среди всех украинских баскетболистов, с которыми ты пересекался в своей карьере – это…

– Все украинские баскетболисты – большие трудяги. Я практически не встречал украинских игроков, которые ленились бы. Все, кого я знаю, работают много, тренируются дополнительно. Все прекрасно понимают, что если не работать – то ничего и не получится.

«После поражения Словении было обидно. Но нельзя делать из одного матча трагедию»

– Твои подвиги в матче с Турцией все вспоминали во время последнего международного окна, когда ты выдал шикарную игру с Австрией. Но перед ней была Словения (73:84, начали матч с 2:24 – прим. Tribuna.com). Что случилось? Что пошло не так в Любляне?

– Не буду говорить за всю команду в целом. Что касается лично меня, то через дня два-три я понял, что просто перегорел.

Знал, что мы можем обыграть словенцев, знал, что это сильный соперник, очень хотел показать себя и сделать все, чтобы команда победила. Все чересчур, все слишком. А когда выходишь на матч с настолько сильным настроем, это может сыграть злую шутку – может все валиться из рук.

Полностью провальный матч со Словенией, но такие игры случаются. Надо просто сделать из этого выводы и стараться больше такого не допускать.

– Что происходило в команде после Словении? В раздевалке, в отеле, где вы жили в Любляне? Насколько сильно упало настроение?

– Обидно было. Но нельзя из каждой игры делать трагедию, какой бы она ни была. Пусть даже мы «-50» проиграли. В матче со Словенией был очень плохой старт, но ребята все равно проявили характер и почти догнали соперника. Во второй половине были моменты, когда казалось, что мы можем совершить камбэк и победить. Но где-то не повезло.

Нельзя давать таким играм сломить себя. Нужно продолжать бороться.

– Тот факт, что вы в итоге квалифицировались на Евробаскет, затмил неудачу в игре со Словенией?

– Не скажу, что затмил – такие матчи все равно остаются в памяти. Мне кажется, мы теперь будем лучше готовиться, правильнее настраиваться. У сборной есть еще две игры в квалификации чемпионата Европы – понятно, что мы уже отобрались на Евробаскет, но есть разница, с какого места в группе выходить. Это будет наш шанс реабилитироваться.

– Айнарс Багатскис в клубе и сборной – это один и тот же человек, или есть разница в его отношении к процессам?

– Один и тот же. Так и должно быть. Мне кажется, было бы странным, если бы он менял свой подход в клубе и в сборной. Плюс в сборной у Багатскиса есть помощники, которые могут вносить свои коррективы.

– Когда ассистентами тренера сборной являются главные тренеры разных клубов Суперлиги – это плюс для команды?

– Сборная – это всегда интересно, потому что и тренеры, и баскетболисты приезжают из разных клубов, работают вместе, делятся знаниями и опытом. У каждого из тренеров сборной, естественно, свое видение игры, которое они переносят на национальную команду.

– Не возникают конфликты интересов?

– Никогда с этим не сталкивался. У нас очень хорошая командная химия, никаких конфликтных ситуаций я никогда не замечал.

– Что скажешь о ситуации со Стивеном Берттом и тем, как она была преподнесена? Федерация в последний момент объявила, что он был довызван в сборную, затем он очень быстро уехал… Что там вообще произошло?

– Раскрывать все секреты не стану, но как сказали, так, в принципе, и получилось – команда решила, что без Стивена будет лучше. Решила и решила.

– Насколько ты был активен в этой дискуссии?

– Соблюдал нейтралитет. Для меня в этом вопросе не было какой-то существенной разницы. Я отвечаю за то, что зависит от лично меня, а все остальное меня не сильно касается. Я стараюсь не реагировать на такие моменты.

– Что в сборной, что в «Киев-Баскете» на твоей позиции есть очень серьезная конкуренция – хватает игроков, которые могут выйти на площадку в любой момент и провести 25-30 очень качественных минут. Тебе такая конкуренция помогает или больше мешает?

– Конкуренция – это всегда хорошо, она не может мешать. Моя взрослая карьера начиналась с конкуренции с Берттом в «Днепре». Я привык к таким вещам и не особо обращаю на них внимание. Если тебя взяли в команду, значит, в тебе видят определенные нужные ей качества, и ты должен их показывать.

«Очень не хватало международных матчей. Единственный глоток свежего воздуха – сборная»

– Главный клуб в твоей жизни – это «Днепр». Ты являешься его воспитанником, провел в нем значительную часть профессиональной карьеры. Чем он особенный? «Днепр» – это действительно одна большая семья?

– Да, но со временем многое поменялось. «Днепр», из которого я уезжал в Турцию, и команда, которая была, например, при Вальдемарасе Хомичюсе – это две совсем разные истории. Да, это по-прежнему семья, но люди уже не те.

Ведь раньше как было: почти все игроки команды были из Днепра, мы буквально росли вместе. А теперь люди другие уже, многое изменилось.

– То есть, тот состав, который был в «Днепре» после 2014 года, когда 11 человек в команде либо родились в Днепре, либо прошли через систему «Днепра» – это лучший коллектив в твоей карьере?

– Да. У нас была химия, мы понимали друг друга с полуслова, поддерживали, стояли друг за друга. Было очень круто играть.

– Насколько это вообще прикольно – много лет подряд играть одним и тем же составом? Не наступает в какой-то момент усталость от того, что вокруг постоянно одни и те же лица – в раздевалке, на тренировках, во время матчей?

– Есть и позитивные, и негативные моменты. Плюсы – мы понимали друг друга с полуслова. Минусы – да, это и правда немного надоедает. Бывает такое, что и от баскетбола устаешь, когда занимаешься им всю жизнь изо дня в день. Нужно на что-нибудь переключаться.

Когда ты одних и тех же людей видишь чаще, чем свою семью – тоже надоедает. Это психологический момент – все зависит от того, как ты сможешь с этим справиться и в нужное время переключиться.

– Ты прошел систему «Днепра», из которой практически каждый год выходят сильные игроки. Как человек, видевший эти процессы изнутри и являвшийся их частью, расскажи, в чем фишка этой системы. Почему она настолько успешна?

– Сильные тренеры в ДЮСШ, работа ведется круглый год, у детей много тренировочных сборов, много матчей. Хорошая детская подготовка, затем игроки переходят в дубль, а лучшие из него – в основной состав. Очень четко и слаженно выстроена эта лестница. Это и дает свои плоды.

– С «Днепром» ты взял много кубковых трофеев, стал ключевым игроком национальной сборной, но титул чемпиона Украины так и не завоевал. Жалеешь ли, что не удалось взять чемпионский титул с родной командой?

– Это не имеет особого значения. Я не парюсь по поводу чемпионства в Украине, потому что это не титул чемпиона НБА или Европы. Конечно, всегда можно добиться большего, но я не комплексую по этому поводу. Нет чемпионства с «Днепром» – зато есть Кубок Украины, есть пережитые моменты, которые я очень ценю.

– Испытывал ли сожаление из-за того, что украинские клубы долгое время не выступали в еврокубках, и ты не мог сыграть против команд уровнем чуть повыше нашей Суперлиги?

– Да, очень хотелось бы выступить в еврокубках вместе с тем «Днепром», попробовать свои силы на международной арене. Очень этого не хватало. Был один глоток свежего воздуха – сборная. Затем я поиграл год в Турции – пусть это и второй дивизион, но все равно почерпнул новые знания там, – а скоро мы выступим с «Киев-Баскетом» в Кубке Европы ФИБА.

Не скажу, что топ-матчей хватает, но они есть, и мне это нравится. Нравится играть с соперниками европейского уровня, с командами, в составе которых больше легионеров. Противостоять сильным оппонентам – это всегда интересно.

– Как созревало решение после стольких лет, проведенных в «Днепре», уйти из клуба и попробовать свои силы именно во втором дивизионе Турции? Ведь для украинского баскетболиста это нестандартный карьерный шаг.

– Да, это непривычно. Но у меня была четкая цель на тот момент – сыграть за границей. Я слышал, что были предложения и раньше, но до 2019 года не уходил из «Днепра». А в то время, когда решился, «Меркезефенди» – это было лучшее предложение.

Скажу, что второй дивизион чемпионата Турции по силам примерно такой же, как и украинская Суперлига. Хоть там и существует достаточно жесткий лимит на легионеров – всего два иностранца в команде, – но в Турции более физический баскетбол, есть хорошие турецкие баскетболисты, поигравшие в элитном дивизионе. Было интересно.

– Почему не ушел из «Днепра» раньше?

– Все всегда задают мне такой вопрос, и я сам у себя об этом спрашиваю. Наверное, не хватало решительности, думал: «Все потом, потом». Немного жалею. Но понимаю, что все, так случилось, это жизнь. Делаю, что могу.

– Ты провел всю карьеру в родной стране, в родном чемпионате, а в Турции выступал на правах легионера – причем одного из всего лишь двух в команде. Насколько вообще отличается отношение к своему баскетболисту и иностранцу?

– Для меня практически ничего не изменилось. У меня такой стиль игры, что я в украинском чемпионате делал на площадке все то же самое, что и легионеры – с той лишь разницей, что играл у себя дома. Были разве что ментальные вопросы, которые нужно было решить с самим собой. Что в Турции, что сейчас в «Киев-Баскете» – я вышел из своей зоны комфорта, и есть моменты, с которыми я учусь справляться.

– Иначе говоря, последние два года ты бросаешь вызов самому себе и проверяешь, на что ты способен за пределами зоны комфорта?

– Не скажу, что я сам так решил – что, вот, мне нужно бросить вызов самому себе. Просто так получается. Я сделал выбор, переехал в Турцию, теперь перешел в «Киев-Баскет», – и уже из моего выбора вытекают определенные моменты, которые нужно решать.

– Сезон в Турции был прерван из-за пандемии коронавируса как раз тогда, когда твоя команда активно боролась за повышение в классе. Обидно, что не удалось доиграть чемпионат?

– Конечно. Сначала сезон просто приостановили, и я оставался в Турции в надежде, что чемпионат будет продолжен. В Турции сразу все так красиво сделали – жесткий карантин, в выходные дни никто не выходил из дому, и я думал, что скоро все образуется. Но вышло иначе. Пришлось потом дожидаться, пока откроют границы, и ехать домой.

– Надолго застрял?

– До конца июля. Два, а то и три месяца пересидел. Обидно, что не дали доиграть сезон. Наш конкурент, команда «Фетхе», шла на первом месте в таблице, а мы последний матч у нее выиграли с преимуществом в 20 очков. По силам чувствовали, что все остальные матчи регулярки и плей-офф можем взять. Но неизвестно, как бы оно произошло на самом деле. Сейчас можно только догадываться.

– Всем казалось, что если ты вернешься из Турции в Украину, то это снова будет «Днепр». Почему нет?

– Было много факторов за, много против, пришлось выбирать. Опять же, выход из зоны комфорта – я провел в «Днепре» десять лет, а уйти из клуба на сезон, чтобы вернуться и провести в нем еще десять лет, не очень-то и хотелось.

Рассматривая предложение «Киев-Баскета», я знал, что это точно будет рост. А я хочу расти.

– За то время, что провел в Турции, успел соскучиться по сборной? Тебя ведь не отпускали в команду.

– Конечно, соскучился. Из Турции я никак не мог попасть в сборную. Ситуация была следующая – условно, сегодня у нас игра в турецком чемпионате, на следующий день – поединок сборной, а еще через день – снова матч в Турции. Не было никакой возможности уехать. Если бы нужно было пожертвовать одним матчем – думаю, клуб отпустил бы меня в сборную. А два поединка, причем важных и тяжелых… Без шансов.

«Уровень Суперлиги постепенно восстанавливается. Но до 2012-го еще далеко»

– «Киев-Баскет» начал сезон с поражения в «Финале четырех» Кубка Украины. Стал ли этот момент в какой-то степени отрезвляющим для команды с вашими амбициями?

– Не скажу, что это был отрезвляющий момент. Мы сыграли ряд товарищеских встреч, но это совсем другой баскетбол, чем официальные матчи. Только после «Финала четырех» Кубка мы стали понемногу друг друга понимать. Мы очень прибавили в этом аспекте, но даже сейчас можем не всегда знать, что сделает тот или иной баскетболист в следующий момент. Сыгрываемся понемногу.

Все вокруг обращали очень большое внимание на нашу победную серию в чемпионате Суперлиги («Киев-Баскет» стартовал в «регулярке» с 13 побед подряд – прим. Tribuna.com), но не сами баскетболисты. Мы стараемся играть хорошо, показывать все, что мы умеем, делать то, что нам говорит Багатскис. А итоговый результат уже покажет, насколько это у нас получилось.

– Команда приняла философию Багатскиса, согласно которой самый важный матч – это следующий матч?

– Не знаю, как мыслят другие игроки, а я – да. Настраиваюсь на каждый матч, показываю то, что могу, делаю то, что говорит тренер.

– Идя на длительной победной серии, чувствовали, что вы – главный раздражитель для других команд Суперлиги, и каждый соперник хочет прервать эту серию?

– Это логично. В спорте все хотят кому-то что-то доказать, и если команда идет, скажем, 12-0, понятно, что все хотят у нее выиграть.

– Как относишься к ситуации с остановкой чемпионата? Насколько это сложно с позиции баскетболиста – команда только-только набрала форму, а тут – раз, и полная остановка на несколько недель?

– Нас просто поставили перед фактом, и испытывать расстраиваться не стоит, потому что мы не могли ничего изменить. Vне кажется, что это правильно. Я слышал, что у многих команд есть проблемы с финансированием, и эти две недели должны были дать им шанс восстановиться, найти деньги, сформировать бюджет. Если в Суперлиге действительно сложилась такая ситуация, то это верный шаг.

– За годы выступлений в Суперлиге ты видел абсолютно все. Зиму 2014 года, когда из Украины повально уезжали легионеры, разделение чемпионата на два турнира – под эгидой ФБУ и турнир «Привата», теперь вот пандемию коронавируса. Какое из этих событий вызвало у тебя самые сильные эмоции?

– Наверное, 2014 год. Я еще был совсем молодым, и ситуация была впечатляющая – война, неизвестно, что будет дальше… Это было точно пострашнее, чем история с коронавирусом.

– Как баскетболист, поигравший в Суперлиге до и после 2014 года, расскажи, насколько сильно просел уровень чемпионата. Это ощущается?

– Конечно, причем сильно. На каком-то этапе в чемпионате были, по сути, только четыре сильные команды – «Днепр», «Будивельник», «Химик» и «Черкасские Мавпы». Но постепенно уровень восстанавливается. Появляются новые клубы, подтягиваются молодые игроки.

– Во сколько процентов от сезонов-2012/13 и 2013/14 ты оценишь нынешнюю Суперлигу?

– Тяжело назвать точную цифру, потому что сейчас же еще и коронавирус ударил. Но далеко от тех времен. И деньги не те, и возможности у клубов не те. По игре что-то уже наклевывается, но это еще не то.

«Самый большой авторитет для меня – это Айверсон»

– Где ты видишь себя как игрок и как человек через пять лет?

– Я над этим не задумываюсь. Считаю, что любой момент в жизни может перевернуть все с ног на голову. На пять лет вперед очень трудно загадывать, ведь я не могу даже знать наверняка, что будет через месяц.

– И все равно ведь определенные планы строишь.

– В плане жизни – да, дом, семья, стараюсь зарабатывать.

– Ты еще достаточно молод как баскетболист, у тебя большой кусок карьеры впереди. Не задумывался о том, где ты хочешь его провести – в Украине, или, может быть, еще раз попробовать свои силы за границей?

– Есть стремление поиграть за границей, это сто процентов. А там уже как получится. Буду делать все от себя зависящее.

– У тебя есть мечта в баскетболе?

– Конечно. Главная мечта всю мою жизнь – это НБА.

– Насколько активно ты следишь за НБА? Есть ли команды или отдельные игроки, которым ты симпатизируешь?

– Смотрю топы, обзоры, слежу за нашими ребятами – Лехой Ленем, Святом Михайлюком. НБА в один момент очень резко омолодилась, и бывает такое, что о каких-то игроках я даже не слышал. Но, конечно, есть баскетболисты, которые мне импонируют. Мне очень нравится Джа Морант – он легкий, пластичный, взрывной. Мне вообще импонируют пластичные баскетболисты. Легкость движений смотрится очень круто.

– За НБА ты следишь больше как зритель и баскетбольный эстет, а не как профессиональный спортсмен?

– Да, смотря НБА, я отдыхаю. Но если вижу какие-то движения, которые мне нравятся – могу обратить внимание и позаимствовать, адаптировать их к своей игре. В НБА есть много такого, чему можно поучиться.

– Что скажешь о Луке Дончиче? Мне кажется, ты с ним немного схож в том плане, что, взяв мяч в руки, готов решить судьбу любого эпизода в любой момент времени.

– Очень сильный баскетболист. Бросается в глаза то, насколько быстро и легко Дончич считывает разные ситуации, возникающие на площадке. Это очень интересно.

– Кто из легенд НБА импонирует тебе больше всего?

– Аллен Айверсон, конечно. Для меня это самый большой авторитет – игрок, которому я всегда подражал, из-за которого ношу рукав. А в том, что касается броска – Коби Брайант. У него, наверное, самая идеальная механика. Как он бросал в отклонении, как у него шла рука… Старался для себя подсмотреть, смоделировать, перенять.

– Насколько это вообще эффективно – смотреть на чью-то игру и стараться перенимать определенные фишки?

– Это работает. Я много следил за Айверсоном в подростковом возрасте и позже, и по его примеру моделировал свою игру. Кое-что у меня получилось.

«Много на карантине играл в NBA 2k с Пустовым и Липовым. Но получаю кайф от реального баскетбола гораздо больший, чем от игры на приставке»

– Что для тебя значит счастье? Что делает тебя счастливым каждый день?

– Счастье – это моя семья. Жена очень помогает мне, она всегда рядом и постоянно поддерживает.

– И в плане баскетбола тоже?

– Да. Какой бы ни была игра, мы всегда ее обсудим, проговорим. Пересматриваем все матчи вместе, как плохие, так и хорошие. Разбираем, анализ делаем.

– Знаю немало примеров, когда жена – это не только поддержка, но и самый главный критик, человек, перед которым за любую неудачу стыдно больше, чем перед кем бы то ни было еще. В твоем случае это так?

– Нет, такого, чтобы жена сказала, что я сделал все неправильно, здесь нужно было поступить так, а там – эдак, не бывает. Но спрашивает, дает советы, когда мы вместе пересматриваем игры. Понимает меня, чувствует, когда я расстроен, знает, что нужно сказать в этот момент, чтобы меня подбодрить.

– Расскажи самый запоминающийся эпизод из жизни, который связывал бы тебя, жену и баскетбол.

– Это наша встреча. Я же познакомился с женой на матче, и все закрутилось.

– Как это произошло?

– Жена – ее зовут Оля, – пришла на матч «Днепра» и сидела в первом ряду возле кольца. Как говорят тренеры, первый номер должен видеть открытого игрока, кольцо и блондинку в третьем ряду – это такой стандарт качества. Вот я и увидел.

Еще на разминке к ней подкатился мяч, я думал, что подаст, но она не захотела. После игры через подругу узнал номер телефона, позвонил, договорились встретиться, и все закрутилось. С 2017 года мы вместе, и я ни на секунду об этом не пожалел.

– Одна из самых известных историй дружбы в украинском баскетболе – это твои отношения с Артемом Пустовым. Вы дружите много лет, тесно общаетесь семьями. С чего это вообще началось?

– Со сборной U-16. Мы все дружили между собой, тот же Паша Крутоус был с нами, но общались мы в основном только во время пребывания в сборной. А затем нас с Артемом позвали в национальную сборную, когда ее тренировал Фрателло, где сборы были не такими, как сейчас, недельку-другую, а шли два месяца. Мы два месяца жили вместе, тренировались, обсуждали баскетбол и не только, гуляли. И это происходило несколько лет подряд. Так и стали больше общаться.

– Насколько тесно общаетесь сейчас?

– Списываемся, но редко. Очень хотим приехать друг к другу в гости, но это тяжело из-за ситуации с коронавирусом. Стараемся поддерживать общение настолько, насколько это возможно, и уже договорились увидеться следующим летом. Посмотрим, получится ли.

– Следишь за его карьерой в «Барселоне»?

– Конечно. Мы обсуждаем его игру, советуемся – но чаще я у Артема что-то спрашиваю, чем он у меня. За Вовой Геруном тоже слежу, да и, в принципе, за всеми украинскими баскетболистами, с которыми я общаюсь и знаком.

– С одной стороны, Артем – игрок «Барселоны». Это топ-клуб, пик развития не только для украинского, а и в принципе любого европейского баскетболиста. С другой, он довольно мало играет. Как Артем вообще относится к этой ситуации? Сильно переживает?

– Конечно, такая ситуация может задеть и пошатнуть уверенность баскетболиста в своих силах, но это история не об Артеме. Он всегда готов. Он может не играть пять матчей, а в шестом его выпустят на площадку – и Артем покажет все, что он умеет и на что он способен.

Он, повторюсь, всегда готов, всегда использует свой шанс, и в этом плане вообще большой молодец. Мне кажется, то, что он не играет много в каждом матче, не отображает реального положения вещей, потому что Артем и в «Барселоне» может хорошо и стабильно играть, и этот клуб в целом – вряд ли его пик.

– Поддерживаешь Артема, как-то подбадриваешь, когда ему приходится много сидеть на скамейке запасных?

– Списываемся, но его даже подбадривать толком не нужно. Он всегда в порядке. Позитивный парень, никогда не теряет веру в себя.

– Что обсуждаете, кроме баскетбола? Как проводите время?

– Много играли в баскетбол на приставке во время карантина – с Артемом, с Сашей Липовым. Но я сейчас ушел от NBA 2k в чуть другую сферу и стал больше играть в шутеры, а Артем с Сашей продолжают играть в баскетбол. Поэтому сейчас только переписываемся.

– В какой-то момент стало слишком много баскетбола в жизни – и в реальной, и в виртуальной?

– Не совсем так. Я получаю кайф от реального баскетбола гораздо больший, чем от игры на приставке. Скорее, у меня просто не было достаточного количества времени, чтобы поиграть на приставке, в детстве, и то, что я не доиграл тогда, доигрываю сейчас. Но процентов 70 свободного времени провожу не за играми, а с женой. Гуляем, ходим в рестораны.

– Тяжело ли дался переезд в Киев – и лично тебе, и семье?

– Относительно просто. Это ведь не выезд за границу. Единственная проблема, которая у нас возникла, была связана с котом. Кот всегда ездит с нами, и мы с женой больше переживаем за него, как он перенесет переезд. Например, мы летели в Турцию с двумя пересадками, ему было тяжело. Первые несколько дней на новом месте он не чувствует себя в безопасности, может не давать спать по ночам. Но переезды по Украине переносит легко. 

– Кот давно живет с вами?

– Скоро будет три года. Мы его подобрали на улице – сидели как-то после игры у Максима Закурдаева, общались, гуляли, вышли на улицу. Нам навстречу шел котенок – мяучит, хочет есть, трусится… Жена взяла его на руки, Макс вынес корм, накормили, и в итоге решили оставить. Сначала у Макса, но у него на тот момент уже был кот, и уже на следующий день забрали себе.

– Как говорится, каждый должен сам встретить своего кота.

– Да, этот сам нас нашел.

– Пандемия коронавируса сильно повлияла на твой образ жизни, на отношение к определенным вещам?

– Очень. Ты бы видел нас в Турции – мы сильно испугались. Ходили в бахилах, перчатках, масках, чуть ли не в халатах. Когда вернулись в Украину, стали относиться к происходящему поспокойнее – носить маски, мыть руки антисептиком.

– Поначалу не хватало информации и понимания, что вообще происходит?

– Да, сразу все перепугались и максимально хотели себя уберечь. А когда появилось понимание, как коронавирус передается, и что нужно делать, чтобы не заразиться, стало полегче.

– Как проходит жизнь в мегаполисе? Чувствуется разница между Киевом и Днепром?

– Не особо. Дом – тренировка – дом. Живу рядом, хожу в зал, 15 минут туда, 15 минут обратно. Магазины и все необходимое относительно рядом, гипермаркеты тоже в зоне досягаемости. Иногда на такси езжу, но это нечасто – в торговый центр какой-нибудь, в кафе посидеть. Но это по минимуму, очень мало ездим. В основном, гуляем в парке рядом с домом.

«Как повысить уровень украинского, если все вокруг говорят по-русски?» Близнюк – о жизни в США, адаптации в Украине и «Киев-Баскете»

Главные новости украинского и мирового баскетбола – в нашем Telegram. Подписывайся!

Фото: «Киев-Баскет», «Днепр», ФБУ

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья