Блог Тушите свет

Величайшее шоу на Земле. Почему Колумбии не нужна Олимпиада

Андрей Баздрев в красках рассказывает о национальном спорте «изумрудной страны», который нравится ему куда больше, чем лыжи.

«Смотрите, они сражаются не за родину, не за отчих богов, не за гроба своих предков, принимают муку не ради славы, свободы или блага детей, но единственно ради того, чтобы победить и превзойти мужеством противника». Фемистокл о петушиных боях, 480 г. до н.э.

Москва – Лондон – Сочи

Я не самый большой поклонник Олимпийских игр и принципов движения барона Пьера де Кубертена. Возможно, я жую слишком много листьев коки, и мне пора заканчивать с ромом на жаре и виски во всех остальных температурных режимах. Все дело в том, что бокс основан на нанесении сопернику физического урона, психологическом и физическои уничтожении человеческой особи, где участники всегда готовы рисковать, играя грязно, и будут использовать допинг, пошитые на заказ перчатки со смещенным центром тяжести, «парижский пластырь», удары ниже пояса – даже пули «дум-дум», если они будут думать, что это сойдет им с рук. И они правы – чаще всего это сходит им с рук. Бывают, конечно, недоразумения, когда кого-то ловят за руку, но довольно быстро все в индустрии об этих случаях забывают, и продолжают гипсовать кулаки, делать инъекции тестостерона и «заряжать» судей, поставив деньги на результат матча. Поэтому Олимпиада – это не совсем то, что я люблю. Исключение, быть может, было в Лондоне, когда Азербайджан попался на взятке в $ 9 млн, а затем по-тихому слился под стрекотание круживших в небе Лондона вертолетов, а Скотланд-Ярд отчитывался: «Мы не нашли доказательств коррупции в АИБА». 

В летней Олимпиаде есть то, что я люблю – командные игровые виды спорта как теннис и бокс и жесткие индивидуальные как баскетбол. Ну, вы меня поняли. Зимой контакт между спортсменами, силовое взаимодействие сведено к минимуму. Единственный спорт, где кто-то с кем-то сталкивается, падает и все время кричит – это кёрлинг, и это единственный вид, за которым я по-настоящему следил. Я так не дергался перед телевизором со времен, когда смотрел свои же бои… 

Там была драма, и был даже местами шок, крутейшая история – это как «Волк с Уолл-стрит», но без шлюх и кокаина 

Не хочу принизить достижения наших лыжников, биатлонисток и всех тех, кто быстро бегает или высоко прыгает на коньках. Она очень крутая, и Сотникова тоже, но для меня смотреть на рассекающих по льду в гордом одиночестве людей – как несколько часов боя с тенью и работы на мешках. Открытая тренировка с участием Майка Тайсона или Мэнни Пакьяо смотрится как охренительное шоу, но только первые 15 минут. Если после него мне прийдется посмотреть еще 3-4 таких же – я сойду с ума и в панике убегу. Даже если я поставлю себе задачу начать разбираться во всех технических элементах, спорт не станет для меня увлекательнее, как не стал ближе биатлон или прыжки с трамплина, которые я как-то смотрел целую зиму, потому что мне лень было оторвать зад с дивана и переключить «Евроспорт». Кёрлинг я люблю, потому что они красивые и громко кричат. Хоккей – потому что это силовой и жесткий спорт, хотя наша сборная временами пытается играть так, чтобы это опровергнуть. А Липницкую я смотрел не потому, что она умеет прыгать или вот так вот задирать ногу над головой – а чисто из-за эстетического восприятия хрупкой девочки в красном платье под трагическую музыку. Там была драма, и был даже местами шок, крутейшая история – это как «Волк с Уолл-стрит», но без шлюх и кокаина. 

Кстати, о запрещенных веществах….  Вот вам несколько простых способов сделать Игры лучше: 

1. Бывший человек из руководства BALCO Виктор Конте утверждает, что 60 % участников Олимпиады сидят на допинге, и это то немногое, что хоть немного продолжает меня развлекать. Используйте ксеноновые ингаляции, кислородные коктейли, да хоть ангельскую пыль! представьте себе только, как Плющенко бы катался под PCP – не чувствуя боли, сломанных шурупов и, главное, под взглядами, полными жалости. Главное, следить за такими спортсменами повнимательнее, а то, он украдет не только винтовку Бьорндалена, но и допинг-тесты немецких спортсменов – просто потому, что ему покажется это веселым. 

2. Людям не нужна правда об Играх. Нужна мифология. Газета Pravda и все такое прочее. Американский бобслеист был заперт в ванной, затем в лифте. Волонтеры – кто они? Или он стал жертвой преследования со стороны искуственного интеллекта? Человек, ответственный за нераскрывшееся на церемонии открытия пятое кольцо, найден мертвым в своем гостиничном номере с многочисленными колото-резаными ранами… Это как фильм категории B про русских с участием болгарских или молдавских актеров… Ван Дамм перерезает горло вору в законе на русской свадьбе, потом играет на скрипке и кормит черепашку. Молодожены хором поют: «Милый будет воровать, а я буду продавать…». Сочи захватывают инопланетяне, в Москве-реке всплывает атомная подводная лодка, а прямо по улицам Петербурга ездят пьяные танкисты… С проигравших спортсменов снимают трофейную форму и сбрасывают их с гор… Если  они выживут после падения – их прикончит Русский Мороз. 

Людям не нужна правда об Играх. Нужна мифология. Газета Pravda и все такое прочее 

3. Наконец, мне кажется, у нас была слишком большая фора, слишком много времени, чтобы все построить, создать инфраструктуру, распихать все заказы по суб-суб-субподрядчикам и распихать все деньги по карманам. Раз уж теперь строительство спортивных объектов это тоже соревнование, нужно и это делать на скорость. 

Когда Путин в Гватемале выигрывал для России право на Олимпиаду, нужно было задуматься соседней Колумбии. Там тоже есть горы, там лежит снег – значит, там тоже можно провести зимние Олимпийские игры. Скептики скажут – у Колумбии нет лишних 50 миллиардов, – но это редкостная чушь. Если несколько индейских деревенек чуть напрягутся, деньги будут – и США будет завалено дешевой кокой, транзитом через Мексику и Панаму с одной стороны – и через Кубу с другой. Самолеты, подводные лодки – водоплавающие свиньи с желудками, набитыми порошком. Наладить сервис будет еще проще. На пляже в Картахене мне один из местных предложил купить фальшивый «ролекс», массаж, бусы и кокаин – и за все можно было заплатить кредиткой, не вставая с теплого песка… А я до сих пор не могу заплатить карточкой за билет в Третьяковку...

Но Колумбии не нужны мифы и не нужна Олимпиада. У них есть свой национальный спорт, и он мне нравится куда больше, чем лыжи. 

 

 Богота, Колумбия

Над Боготой плывут черно-оранжевые облака, совсем как в фильме «Снайпер». Вместо ворон в городах обитают стервятники, чуть дальше в горах – кондоры, а на улицах – индейцы всех оттенков коричневого. В столице климат довольно скверный. Ночами сыро, днем солнце начинает поджаривать окрестные горные вершины и сам город, не прогревая его до конца, но к 5-6 вечера вся Богота начинает сочиться потом и дурно пахнуть. Ночные клубы здесь открываются с 4 часов дня и уже выстраиваются очереди, казино открыты круглые сутки, везде торгуют изумрудами, папайей и minutоs cellular– сотовой связью.

Петушиные бои в наше время еще можно посмотреть разве что в Мексике, Таиланде и на Филиппинах.  Возможно, они опасны где-то в США – там они вне закона, Майкла Вика посадили за организацию собачьих боев, и Рой Джонс больше не возит своих птиц в Луизиану. В Колумбии арен и боев очень много. 

Во-первых, это весело, как только втягиваешься и узнаешь, как играть. А еще это бизнес, завязанный на крови и ставках. Этим занимаются только лучшие из лучших – Дон Кинг, Боб Арум и синьор Гутьеррес (глава галлерии San Miguel) – настоящие матерые профессионалы с повадками серийных убийц. Им все равно, что продавать, бокс, собачьи бега или петушиные бои, рабочие места и предвыборные обещания.

Гиро Кочирай пустил сопернику кровь, прижал голову в клинче и ударил несколько раз в затылок. Потом он выклевал ему глаза

У входа большая табличка с просьбой оставлять оружие, решетки и фейс-контроль. Навстречу – человек выносит окровавленную тушка в перьях, полуживую, еле дышащую. На арене – портреты больших чемпионов и цитата из императора Клавдия, того самого, что сам любил выйти в колизей и рубить там людей и зверей. «Друг, вооружи своего петуха и приноси его, и разоружи свой дух, чтобы получить от наших игр большее удовольствие». 

Пока я все это рассматриваю, Гиро Кочирай пустил сопернику кровь, прижал голову в клинче и ударил несколько раз в затылок. Потом он выклевал ему глаза и, пока Скорпион бился в агонии, хозяин разматывал ему тейп на лапах. Тейп не в привычном боксерском понимании, он служит не столько для защиты ударной части конечности, сколько для того, чтобы зафиксировать длинную шпору, острое лезвие, которым наносится примерно половина ударов. Они оставляют на голове аккуратные сочащиеся красной жидкостью надрезы... 

Вот хозяин-gallero готовит петуха к бою прямо в баре у входа, крепко держит птицу в руках и закапывает бинты на ногах свечным воском, скрепляя шпору, оголенную кожу и ткань. Крики петухов доносятся со всех сторон – разные голоса, гордые и дрожащие, сиплые, мощные и совсем неокрепшие. Часть клеток уже пустует, и разбросанные по рингу перья ясно дают понять, что здесь происходило.

В рингсайде играют в карты и домино. Начинаются торги. Заводчики выносят двух своих петухов в ринг, и желающие поставить выкрикивают суммы и расхаживают, воинственно поглядывая по сторонам – кто примет ставку... 80 тысяч песо - это около 50 долларов...

– 80! Ну, кто 80! 80 на красного!

Петухов стравливают. Затем площадка очищена, – и по сигналу бойцов отпускают. Этот бой короткий – спустя полинуты следует удар в открытый затылок, повредивший орган, отвечающий за равновесие – и он падает. Пытается вскочить – раз, другой, но, выпрыгивая, кувыркается через голову и снова падает.

Вернувшись к бару, чтобы купить еще пива или рома, неожиданно разговорился с местным... В отличие от большинства здесь, он не в кожаной крутке или дубленке (ночью в Боготе температура редко выше 5-7 градусов тепла), а в сером костюме. Это хозяин клуба – дон Гутьеррес.

– Много боев сегодня?

– У нас каждый вечер по 60-70 боев. Среду и пятницу. Ставки небольшие, но люди сюда не за этим приходят, не выиграть или проиграть.

Я включаюсь в игру, делаю первую ставку… Бой идет 12 минут, и где-то на полпути я вижу признаки угасания. У моей птицы начинает заливать кровью глаза, удары становятся слабее, в клинче второй опирается ему на шею и мой вообще теряет ориентацию в пространстве... Исход ясен. Как только судья дает сигнал, хозяева петухов поднимают их с пола... Деньги переходят из рук в руки. 

ВИДЕО

Еще бой. Я уже начинаю разбираться в том, как действуют самые опасные из местных убийц, из тех что не оставляют оружие на входе. Вот Хонда совершенно очевидно ставит на удары ногой. Он легче остальных, высоко выпрыгивает и вспарывает головы и шеи многочисленными повторными ударами. Но вблизи он теряет точность и словно перестает видеть соперника. Я выиграл на его оппоненте потерянную в предыдушем бою тридцатку, когда он сблизился, воспользовавшись усталостью Хонды, и начал бить в глаз, заплетая шею и не давая отойти на безопасное расстояние…

Для того, чтобы гордиться своей страной, мне не нужны ни победа в медальном зачете, ни новый Сочи, ни 50 миллиардов. Хотя за Липницкую – спасибо. Было мощно 

У другого петуха из «конюшни» Скорпион – активно в бою работают крылья, он наносит ими хуки и полуапперкоты, и затем добавляет головой… У большого петуха из «галлерии», расположенной прямо на соседней улице – смертельная хватка, почти как у бультерьера. Он вцепился в клюв сопернику и так его и не отпустил, пока из глаз не брызнула кровь. Петухи из Гиро Кочирай самые красивые и владеют убойным ударом точно в глаз. Отличный способ отправить неопытного молодого петуха сразу к великим праотцам, чьи портреты висят на стене. Петуха, потерявшего глаз, уже не спасти, и как правило, его дают добить, продолжая бой до последнего.

Зрители на трибунах верещат и кричат на разные голоса, подгоняя птиц и сводя их с ума. Хлопают, стучат, свистят и сами теряют голову. Вечер я закончил с небольшим минусом, легким опьянением и в какой-то момент понимаю, что убийств на сегодня – хватит. На выходе мне дали приглашение на большой матч – похоже, не вполне легальный, на загородной ферме. Когда я проходил мимо бара, в свете уличных фонарей неожиданно заметил пятна петушиной крови повсюду на своих белых штанах. Хозяин «галлерии» дон Гутьеррес одобрительно кивает и показывает два больших пальца. Местный Барнум со своим «Величайшим шоу на земле»...

 

В общем, вы уже поняли – я предпочитаю бокс и петушиные бои так называемому настоящему спорту и Олимпиаде. А для того, чтобы гордиться своей страной – мне не нужны ни победа в медальном зачете, ни новый Сочи, ни 50 миллиардов. Хотя за Липницкую – спасибо. Было мощно. 

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.