android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    Блог Тушите свет

    Adios, Don Jose...

    Андрей Баздрев прощается с одним из самых известных и влиятельных людей в мировом боксе – президентом WBC Хосе Сулейманом, который скончался в Лос-Анджелесе на 83-м году жизни.

    Я встретил его в последний раз перед боем Кличко с Чарром в Москве. 

    – Buenas dias, Don Jose, – сказал я человеку, который неспешно катился мимо в инвалидной коляске.

    Он приостановился, и начал что-то отвечать на вопросы, которые я не задавал, и давать комментарии по бою. Что-то в манере, свойственной позднему Дону Кингу, только с гораздо меньше экспрессией, а потому все звучало более убедительно. Но все те же нотки уличного проповедника, привыкшего разговаривать с бандитами, а не с прихожанами...

    Дон Хосе Сулейман 36 лет возглавлял предположительно самую коррумпированную и давно обанкротившуюся боксерскую организацию, которой исполнилось в прошлом году 50 лет. Но нельзя ставить ему это в вину – так, будто он не пытался сделать этот мир лучше.

    «В прежние времена все у нас было основано на лжи, – заявил как-то Дон Кинг. – А теперь бизнес другой, приходится говорить только правду! В боксе все так запуталось»…

    В этом бизнесе имеют шанс на выживание только сильнейшие или хитрейшие. Хосе Сулейман не относился ни к тем, ни к другим.

    Что имел в последние годы жизни Хосе Сулейман, кроме крутых колес на своей коляске, партнерства с Hublot (именные часы от чемпионов WBC), пива Corona без ограничений (спонсор большинства трансляций чемпионских боев в Мексике) и кучи зеленых ремней, которые пора свалить в кучу, облить бензином и поджечь... Уважение и дружба. Дружил он всегда с мутными ребятами, которые промышляют контрабандой, иногда наркоторговлей и, конечно, международными чемпионскими боями.

    Проблема Дона Хосе была в том, что он временами делал ставку не на тех людей. Доподлинно неизвестно, как он выбирал тех, кого поддерживал, за исключением, может Хулио Сезара Чавеса-старшего и Дона Кинга – что принесло ему любовь всех мексиканцев.

    Он чуть было не поплатился, когда пытался отменить результат боя Бастера Дагласа с Тайсоном, его жестоко наказали (31 миллион долларов), когда он принял сторону Роя Джонса и задним числом лишил титула Грациано Роккиджани, он снова ходил на волоске, когда манипулировал титулом в супертяжелом весе на пару с Виталием Кличко... Дело не в том, что Виталий не наработал на почетный чемпионский пояс... он так далеко вышел за рамки бокса и спорта, что Сулейман уже должен был бы выдать ему статус вице-президента WBC – до того, как тот возглавит Украину. В конце концов, используя связи Дона Хосе, можно стать сначала мэром Канкуна, а затем и президентом совсем другой страны... В конце концов, и сам Сулейман – не мексиканец.

    Его отец приехал из Ливана в Мексику в 20е годы. По ошибке – он собирался в Бостон, но денег ехать дальше у него уже не было. Там он обосновался, начал делать бизнес, расширяться, и 30 мая 1931 года в городе Сьюдад-Виктория родился мальчик Хосе. В 9 лет он уже участвовал в боях, был судьей и членом комиссии по боксу в своем штате, был менеджером боксеров... А в 1975 он возглавил WBC.

    «Я встретил его впервые, когда он был рефери, – вспоминает Дон Кинг. – Он он быстро стал значимой фигурой. Я рад, что был вместе с ним, когда у нас был шанс сделать нечто великое».

    Удалось? Трудно сказать. Все те важные и ключевые изменения, инициатором которых являлся WBC под руководством Сулеймана, давно уже вросли в бокс. Сокращение количества раундов с 15 до 12, ликвидированы 6-унциевые перчатки... Медицинский и обязательный допинг-контроль в чемпионских боях, дополнительный канат в ринге, предотвращающий выпадение боксера за его пределы (они все равно падают, но уже гораздо реже), и еще много всего. От некоторых последних нововведений, вроде объявление судейских записок после 4 и 8 раундов, как и от обещаний основать свою любительскую лигу в противовес AIBA меня до сих пор слегка подташнивает, но что поделаешь – трудно создавать тренды и управлять спортом, сидя в инвалидной коляске, в то время как тебя даже не всегда пускают на чемпионские бои представители Атлетических комиссий в США. 

    «Я никогда не лобызал ничьих рук и не просил о снисхождении... Я работал с верой и страстью. Не думаю, что при жизни я получу признание в США, – говорил он в 1990 году. – И сомневаюсь, что это случится и после моей смерти... Но я отдал жизнь боксу. Все мое личное время, все, что могло достаться моей жене и детям – я оставил в боксе. В боксе я и умру». 

    Несмотря на все трения и спорные вопросы, он был принят в Зал Славы мирового бокса в Канастоте в 2007 году. Вполне заслуженно, тут не может быть сомнений. Несмотря на то, что он нарушал установленные им же правила, продался Дону Кингу, манипулировал, обманывал – и я уже говорил, что был за это наказан. Но чем это хуже истории о Бобби Ли и дела о коррупции в IBF? Трех чемпионов в каждом весе по версии WBA? Но он был личностью, у и него был масштаб, которого нет у других людей, которые теперь должны управлять боксом. Мендоса, Валькарсел, Пиплз – знаете ли вы хоть что-то об этих людях? Но вы знаете Дона Хосе Сулеймана, Президента WBC, который 50 лет не давал никому спуску и который по-настоящему любил бокс.

    – Adios, Don Jose... Спите спокойно. Вы сделали много, почти все, что могли.

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы