Блог Blogg на паркете

Сколько зарабатывают звезды НБА? Рейтинг зарплат-2019

Считаем чужие миллионы.

Многие знают, что в НБА существует потолок зарплат. Он установлен на отметке 109,14 млн долларов в сезоне-2019/20.

Но далеко не все знают, что потолок зарплат напрямую привязан к доходам лиги. А вместе с ним – и зарплаты всех игроков. Баскетболисты зарабатывают миллионы долларов именно потому, НБА зарабатывает миллиарды долларов.

8,2 миллиарда, если быть точным – именно столько НБА ожидает получить в предстоящем сезоне в виде «Дохода от баскетбольной деятельности» (BRI, basketball-related income). В этот BRI включено лишь 400-500 млн долларов, конвертированных из юаней, так что не беспокойтесь: даже полный разрыв отношений с Китаем не оторвет от BRI кусок больше пяти-шести процентов.

По Коллективному соглашению, заключенному между лигой и профсоюзом игроков в 2017 году, 50%* BRI достается игрокам в виде зарплат.

* – на самом деле нет, но чтобы не грузить текст нюансами, я объясню их в комментариях.

Всего в лиге 510 рабочих мест – в заявке каждой из 30 команд может быть 17 человек.

51 игрок НБА – ровно 10% – получат не менее 20 млн долларов за следующий сезон**.

** – и снова предлагаю идти в комментарии тем, кто хочет заумностей.

«Коэффициент Джини» и другие показатели финансового неравенства в НБА как в отдельно взятой экономике выглядят лучше, чем общемировые: если в реальном мире самые богатые 10% владеют 75-85% всех богатств (в США – 70-75% по разным оценкам), то в НБА верхние 10% зарабатывают лишь 35% всех зарплат.

Но даже эти 35% - это более полутора миллиарда долларов. Или, другими словами, 1655 минимальных контрактов новичка НБА.

Давайте рассмотрим, как эти полтора миллиарда распределены. Для круглого числа ограничимся топ-50, зарабатывающих более 20 млн; 51-й игрок в рейтинге с зарплатой ровно 20 млн – защитник «Индианы» Малкольм Брогдон. Если вы заходите в баскетбольный раздел реже, чем раз в неделю, то, скорее всего, даже не знаете, кто это такой. А он зарабатывает больше Агуэро, Хамеса, Нойера или любого игрока Серии А, не считая Криштиану.

Кого нет в этой части рейтинга? Например, Бена Симмонса, восходящей звезды «Филадельфии», который подписал этим летом пятилетний контракт на 170 млн. Но он вступит в силу только через год, а сейчас он играет на «скромной» зарплате новичка за 8 млн долларов.

По этой же причине в рейтинге самых дорогих игроков НБА пока нет лидера «Юты» Донована Митчелла, восхитительного Луки Дончича из «Далласа» или пугающего новичка Зайона Уильямсона. Все они пока зарабатывают фиксированный оклад (зависит от номера, под которым игрока взяли на драфте), за который нужно отыграть 4 сезона, прежде чем претендовать на шикарную жизнь.

Кто есть в этой части рейтинга? Яннис. Действующий MVP НБА – и будущий, по прогнозам некоторых, тоже.

Грик-Фрик не влез в топ-40 по ряду причин, основная из которых – в НБА не пересматриваются действующие контракты (за некоторым исключением, настолько редким, что не заслуживает даже звездочки и сноски в комментарии). Адетокумбо подписал свой контракт еще в 2016 году, к тому моменту грек ни разу не играл на Матче всех звезд, набирал в среднем 17 очков и наигрывался в роли основного разыгрывающего очень слабых «Бакс» (49 поражений в сезоне).

А еще Яннис, не так давно нищий подросток, продававший сувениры на улицах Афин и бегавший в заплатанных кроссовках, был настолько благодарен поверившему в него «Милуоки», что не стал настаивать ни на максимальном контракте, ни даже на опции игрока в последний год контракта. Ему сказали, что он получит 100 миллионов долларов, и он ошалел от этой суммы – и не важно, что одновременно с ним на точно такой же контракт подписался и Стивен Адамс, которого «Оклахома» продлила только в паническом угаре от потери Дюрэнта.

В общем, Адетокумбо три года назад поступил прекрасно с человеческой точки зрения, но наивно – с экономической: Яннис уже потерял 33 млн долларов, отказавшись от максималки, а также отодвинул свой возможный выход на рынок свободных агентов с 2020 на 2021 год.

Поэтому в следующем году он снова будет так низко в рейтинге. Зато потом – привет самому большому контракту в истории НБА.

В НБА сейчас всего 32 человека, выступающих на максимальных контрактах (в это число не входит Дерозан, чья зарплата была максимальной только в первые два года контракта, Хорфорд и Лав, игравшие на максималках еще год назад, Вучевич, а также Миллсэп и Миддлтон из следующей группы).

При этом практически у всех – разные зарплаты.

Как так вышло?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, как максимальные контракты формируются.

Максимальные контракты бывают трех уровней, зависящих от стажа игрока:

  • до 6 сезонов в лиге – 25% от потолка;
  • 7-9 сезонов – 30%;
  • и более 10 – 35%

Игрок может прыгнуть на одну категорию выше, если станет MVP, Лучшим оборонительным игроком НБА или попадет в символическую сборную сезона. При этом все эти 25, 30 и 35% формируют только зарплату в первый сезон. Например, сейчас 25% от потолка составляет зарплата Расселла, Порзингиса, Букера, Таунса. Первые двое подписали контракт этим летом, а последние двое продлились еще год назад, просто их соглашения подразумевали вступление в силу в 2019-м.

А дальше все меняется: у Расселла, который заключил контракт с новой командой, «Голден Стэйт» после «Бруклина», ежегодная прибавка будет составлять 5%. У Таунса, продлившегося с «Миннесотой» – 8%. И уже в следующем году их зарплаты будут разными.

Другие игроки подписывали максималки в другие годы, когда был иной потолок зарплат. Энтони Дэвис получил 25% от потолка-2016 (мог получить 30%, но получил травму именно в ключевом сезоне-15/16 и не попал в сборную сезона). Затем при переходе в «Лейкерс» он добровольно отказался от торгового бонуса, чтобы лос-анджелессцы могли подписать этим летом третью звезду.

Закадровый голос: они не смогли.

Вот и получилось, что Дэвис и еще три максималки-2016 не входят в топ-30, поскольку чуть-чуть отстают от максимальных контрактов, заключенных позднее, в 2017-2019 годах – темпы роста потолка и, следовательно, новых максималок были выше, чем прибавки в их контрактах.

Сразу шесть человек в этом году заключили новый контракт со стартовой зарплатой в 30% от потолка. И все они разные:

Самый странный – у Кайри Ирвинга: 1 млн выделен в 8 бонусов, для получения которых ему нужно сыграть в 70 матчах, попадать 88,5% штрафных за сезон, терять мяч не чаще 2,4 раз за игру и так далее. Всего этого он не добился год назад, и бонусы пока не учитываются в его зарплате.

Тобайас Харрис получит максимум только в первый год контракта, а в оставшиеся сезоны в сумме получит на 10 млн меньше.

Клэй Томпсон подписался на 5 лет.

Кемба Уокер и Джимми Батлер – на 4 года, единственная разница: возможный торговый бонус в контракте Кембы.

Кавай подписался на 3. И третий год – опция игрока, так что в 2021 году он вновь должен стать свободным агентом.

Да, странно видеть Кавая Ленарда вне топ-10 – но он сам выбрал такой путь (как показал последний финал НБА – правильно сделал). Если бы форвард не менял команды, а остался в «Сан-Антонио», то в этом сезоне его зарплата была бы такой же, как у Хардена или Дюрэнта. Но у него включен другой финансовый механизм: лучшие условия для победы в чемпионате + большой рынок для новых рекламных контрактов = возможность получить гораздо больше, чем лишние 5-6 млн в год в клубном окладе.

Вы что, вправду думали, что в операционную систему Кавая не встроен калькулятор?

P.S. Что интересно, в топ-20 – только американцы, такого не было с момента внедрения потолка зарплат в 1984 году! Новое поколение супериностранцев, ограниченное финансовыми правилами НБА, пока не дотягивается до старой американской звездной гвардии.

Король Джеймс всегда хочет быть в начале списка. Но самым дорогим игроком НБА он был всего один раз: в сезоне-2016/17. До того – скидка «Майами» ради объединения с Уэйдом и Бошем, переход обратно в «Кливленд» на годичные контракты, техническая невозможность дотянуться до максимальной зарплаты Кобе. А потом уже Карри, всю карьеру играющий в одном клубе, вырвался вперед – ведь правила зарплат НБА премируют тех звезд, кто не меняет клубы: они получают чуть более высокую максималку, чуть длиннее, чуть раньше.

Но Леброна всегда бесила сама концепция максимальной зарплаты. Почему работники должны быть ограничены какой-то планкой зарплаты? Почему он не может зарабатывать в НБА столько, сколько она сама зарабатывает на нем? По разным статистическим метрикам, польза Леброна в его пиковые годы должна была оплачиваться контрактом в 70-80 млн в год, а он впервые заработал 20 млн за сезон лишь 5 лет назад, хотя Джувэн Ховард (серьезно!) получал 20 млн еще в 2003 году, при совсем ином потолке зарплат.

Даже сейчас зарплата Леброна Джеймса была бы намного больше 37,4 млн, если бы в НБА не было искусственных ограничений. Ориентир? Давайте возьмем Криштиану Роналду. Схожий возраст, статус, достижения, популярность, ситуация с переходом в другой клуб, даже рекламные контракты у них примерно на одном уровне дохода. Роналду получает в «Ювентусе» до вычета налогов примерно 64 млн в год; Леброн, выходит, почти вдвое меньше.

Тем не менее, первым Леброн все же станет – по совокупному заработку за карьеру. В предстоящем сезоне он (307 млн) обойдет Шакила (286 млн) и будет уступать только Кобе Брайанту (323 млн) и Кевину Гарнетту (334 млн), которых обгонит в 2021-м. Леброн заработает в НБА почти 400 млн к концу карьеры – и еще больше на рекламных контрактах. Мечта стать миллиардером все ближе.

Леброн продался. Он – красавчик

Болельщики часто требуют строгой логики в выдаче максимальных контрактов. Что они должны выдаваться только MVP или чемпионам, что клубы не должны давать больших контрактов тем, кто не играл на Матче звезд, что только пятеро / двое / десять человек / один Леброн / все 510 игроков НБА имеют право на максималку.

На самом деле никакой логики нет.

Максимальный контракт, даже самый большой из возможных (35% от потолка), можно получить за реальные заслуги перед клубом, как Харден – и все равно найдутся люди, считающие его зарплату завышенной.

Можно – за прежние достижения. Кевин Дюрэнт заработает более 38 млн в сезоне, в котором не сыграет ни игры за «Бруклин» из-за разрыва ахилла, но «Нетс» верят, что он сможет вернуться на былой суперзвездный уровень и добавить команде чемпионского опыта.

А можно – за туманные обещания превратиться в топ-игрока НБА, как это было в случае с Джоном Уоллом. Он сверкнул во второй половине сезона-2016/17 и попал в третью символическую пятерку НБА, что дало ему право продлить контракт на условиях «супермакса». И «Вашингтон» тогда дал ему это 170-миллионное продление на 4 года, вступающее в силу сейчас.

С того момента как Уолл поставил подпись, он еще ни разу не сыграл более 50% матчей в сезоне и, как Дюрэнт, пропустит сезон-2019/20 целиком. Но в 2017 году он был восходящей звездой, который скоро станет лучшим защитником конференции, и оценивался в супермаксимальный контракт…

Ну или просто это «Вашингтон». Команда, которая уже 40 лет не играла в финале Востока.

Уэстбрука и Пола объединяет не только то, что их обменяли друг на друга в июле, но и то, что с 2018 года у них идентичная зарплата. Они продлевались по разным механизмам, но пришли к одним и тем же цифрам (правда, у Уэстбрука контракт на год длиннее).

Почему их зарплаты выше, чем у троицы Дюрэнт-Харден-Уолл? Снова вспоминаем, что максимальная зарплата зависит от потолка, который растет неравномерно. Ежегодная прибавка к зарплате – 8%, а потолок зарплат за последний год вырос всего на 7,14%.

Контракты в НБА, как уже говорилось, не пересматриваются – ни в результате переговоров сторон, ни какими-то автоматическими правилами, поэтому через год Уэстбруку и Полу полагается по 41 млн, через два – по 44 млн. И эта цифра не изменится, даже если все страны, включая США, по примеру Китая отвернутся от НБА, и потолок зарплат упадет со 109 млн долларов до 109 млн центов.

В следующем году Дюрэнт, Харден, Уолл, Пол и Уэстбрук со своими супермаксами преодолеют планку зарплаты в 40 млн долларов. Но они не будут первыми.

Первый MVP и первый титул Стеф Карри выиграл, будучи четвертым по зарплате в своей команде, 53-м – в лиге, уступая по заработку Джавейлу Макги, Лэрри Сэндерсу и Андреа Барньяни.

Второе звание MVP – пятая зарплата в «Уорриорс» и 61-я в НБА, ниже Амира Джонсона, Демарре Кэрролла и Брэндона Найта.

Второй титул – Карри 82-й по зарплате в НБА, и слишком долго перечислять ролевых игроков, зарабатывающих больше. В тот момент зарплата Карри в 12 млн была ближе к минимальной (1,3 млн), чем к максимальной (26,5 млн).

Только перед третьим титулом Стефу выдали контракт, которого он заслуживал. Самый большой в истории на тот момент – 201,2 млн долларов.

Третий сезон этого контракта пробивает историческую отметку в 40 млн долларов. Впрочем, с учетом инфляции, это не рекорд, а только третий самый дорогой показатель.

Первые два – конечно, у Джордана. Его 30 млн в сезоне-96/97 в пересчете на нынешние доллары составили бы 49 млн, а 33 млн в 97/98 – 54 млн.

И вот подобные зарплаты, достигнутые в эру без максимальных контрактов в НБА (Джордан зарабатывал больше, чем весь потолок зарплат целиком), мы можем никогда больше не увидеть.

* * *

Пожаловаться на то, что родители забыли отдать вас в баскетбольную секцию или мало кормили морковкой, творогом и овсянкой, можно в комментариях.

«Реал» и «Барселона» потеряют за сезон €60 миллионов – потратили все на баскетбол

Фото: globallookpress.com/TPG/ZUMAPRESS.com, /Naoki Morita/AFLO; Gettyimages.ru/Sean M. Haffey, /Ezra Shaw, /Al Bello

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья