Блог Баскетбольный дайджест

Попа и Теофалус. Драфт НБА-1995

Что такое драфт НБА? Механическое цитирование формулировок из Википедии не приближает нас к ответу на этот вопрос. На самом деле Национальная Баскетбольная Ассоциация с её цикличностью — это жизнь в миниатюре, и процедура драфта — это, конечно же, рождение ребёнка. Именно поэтому драфт — это второе по важности событие в НБА и, возможно, первое по интересности. Он преподносит нам такие сюжеты, каких не сможет преподнести ни регулярка, ни плей-офф, ни даже финал. Драфт — это весна НБА, пора обновления, когда лига сбрасывает старую шкуру и надевает новую. Время, когда в лигу приходят ее новые дети.

Вот церемония драфта, и мы видим представительного мужчину в возрасте, с сединой в волосах, с умным усталым взглядом. Это генеральный менеджер команды «...вленд ...валерс» – компетентный профессионал с огромным опытом, который знает о внутренних процессах в НБА абсолютно все. Ну, вернее, это нам так кажется — до тех пор, пока комиссионер лиги не объявляет во всеуслышание: «И под первым пиком на драфте 20... года «...вленд ...валерс» выбирают... Бобби Швабру из университета UCLA!». Мы ошеломленно переглядываемся, не в силах поверить своим глазам и ушам: «Что? Это шутка? Слушайте, я знаю, что генменеджера «...валерс» пару раз ловили с таблетками в клубах, и он по накурке выкинул своего пекинеса из окна вертолёта; это еще более-менее нормально, но взять Бобби Швабру под первым пиком?..». Тем временем на эшафот поднимается нескладный парень в отвратительном костюме и дурацкой бейсболке и начинает смущенно мямлить, как счастлив он будет до конца своей карьеры играть в городе Медвежья Дыра, штат Висконсин. Мы неуверенно аплодируем; твиттеры, фейсбуки и онлайны драфта рушатся под напором желающих высказаться. Тем временем камеры услужливо повторяют нам момент выбора, и по губам счастливого новичка мы без труда читаем растерянное «Fuck me»...

fuck me

Это только один из возможных нарративов, а их каждый драфт выдает десятки. Поэтому мне показалось интересным вспомнить несколько особенно заметных драфтов последних двадцати лет — с их успехами, провалами, курьезами, трагедиями, бастами и стилами, надеждами и отчаянием. Конечно, я не ставлю себе задачей создавать некую всеобъемлющую цифровую летопись, из который вы наконец узнаете, что Бобби Швабру выбрали так высоко, потому что он был лидером NCAA по перблокам. (Хотя совсем без перблоков, разумеется, не обойтись). В каждом драфте, пусть даже самом блеклом, можно будет найти что-то интересное. Вот даже взять катастрофический выпуск 2000-го года: ну разве может быть неинтересным драфт, едва ли не лучшим игроком которого стал парень, выбранный под 43-м номером? И это лишь одна история из многих.

И начнем мы с драфта НБА 1995-го. Он символичен. Во-первых, в этом году ему исполняется двадцать лет. Можно ли говорить про день рождения драфта? Разумеется, раз уж мы решили, что это живое существо, по сути экосистема. Во-вторых, и это еще более символично, об этом драфте мы вспоминаем не только по архивным пленкам: мы по-прежнему можем видеть на паркете последнего выжившего динозавра оттуда (хотя его игра давно вызывает ощущения больше тоскливые). Так что — пристегиваемся и поехали, нас ждет тот еще калейдоскоп. И под первым пиком на драфте НБА 2015-го года «...вленд ...валерс» выбирает...

– ДРАФТ-1995

Сезон 1995-1996, помимо всего прочего, был интересен еще и тем, что в нем дебютировали две канадские команды: «Торонто Рэпторс» и светлой памяти «Ванкувер Гриззлис». На драфте расширения остальные команды с радостью спихнули туда ненужный балласт вроде блу эвардсов и эйси эрлов. Понятное дело, что далеко уехать на таких дровах было проблематично, так что серьезные надежды канадцы возлагали на драфт новичков, на котором они располагали лотерейными пиками. Эти пики были достаточно высокими (6-й и 7-й), да и драфт ожидался глубокий, так что на нем вполне можно было выцепить свою путеводную звезду, франчайза на годы вперед. Заметим, что своим шансом обе команды распорядились весьма своеобразно... впрочем, обо всем по порядку.

Драфт оказался достаточно ровным: большинство игроков с приличным будущим в НБА были выбраны под лотерейными пиками. Впрочем, без классического КААААААН не обошлось – в первую десятку просочилась и нахально засела там парочка эталонных бастов. В то же время, несколько достойных людей упали в подвал к вящей радости выбиравших низко команд. В общем, все предсказуемо, не так ли? 

- Теневой лидер драфта: Кевин Гарнетт (5 пик)

Разумеется, сейчас, с позиции послезнания, можно с важным видом ставить Биг Тикета на первое место и сетовать на его недооценку. Да, Гарнетт был одним из пророков новой эпохи в НБА: резкий, высоченный и до неприличия универсальный атлет заставлял совсем уж забыть об архаичных белых парнях с усами (прости, Пол Мокески!), в очках (прости, Курт Рамбис!) и с прической «маллет» (прости, Дуэйн Шинчус, и покойся с миром!). Но это был 1995-й год, а Гарнетту только-только стукнуло 19: фактически именно его появление распахнуло для школьников двери в лигу, и остается только поражаться прозорливости Кевина Макхейла, который раз в кои-то веки сработал как надо и не пожалел на сыроватого юнца высокий пятый пик.

кг

В общем-то, язык не поворачивается упрекнуть в косности и зашоренности менеджеров команд, не заметивших Кей-Джи на драфте. Основная масса управленцев всегда предпочитает выбирать надежные, проверенные варианты – не только в спорте. Парадокс в том, что такая боязнь рискнуть и стремление перестраховаться нередко оборачиваются большими провалами.Примерно в те же годы киностудия «Carolco» отказалась от съемок апокалиптической мощи пеплума со Шварценеггером «Крестовый поход», вложив деньги в надежный семейный блокбастер «Остров головорезов». Стоит ли говорить, что этот фильм до сих пор помнят только благодаря его грандиозному кассовому провалу, обанкротившему «Carolco» напрочь?

- Первый пик драфта: Джо Смит

Да-да, именно в положении «Carolco» оказались «Голден Стейт Уорриорз», сделавшие ставку на надежность и отдавшие предпочтение Джо Смиту: крепкому и вроде бы готовому к НБА бигмену на год с лишним старше Кей-Джи.

Смита остается только пожалеть. Он не был откровенным бастом, пополнившим собой череду позорных первых пиков — от ЛаРю «Кто я вообще такой?» Мартина и до Кваме «Я научил всех всему» Брауна. Смит едва не стал лучшим новичком того сезона, на приличном уровне отработал свой детский контракт в составе «Воинов» и вообще худо-бедно отыграл в лиге целых 15 лет – вроде бы нечего особенно стыдиться... но и гордиться тоже нечем. Больше всего запомнился Смит знаменитым скандалом, случившимся в 2000-м году: как оказалось, Макхейл все эти годы страшно терзался мыслью, что вместо такого блистательного игрока ему достался всего лишь какой-то Гарнетт, и при первой возможности поспешил это дело исправить. Для этого он разработал целую коррупционную схему, тайком от лиги залепив бедолажному Смиту 80 млн на четыре года. Обман вскрылся, «Миннесоту» выпороли, Макхейлу запретили заниматься баскетбольной деятельностью (к сожалению, всего на год), а для Смита это стало началом долгой и бесславной карьеры баскетбольного поденщика. Справедливости ради, уже в «Миннесоте» он не показывал ничего, достойного первого пика драфта.

- Потенциальные первые пики: Антонио Макдайесс (2), Джерри Стэкхаус (3), Рашид Уоллес (4).

Стэка, впрочем, можно и вычеркнуть — у «Воинов» была хорошая задняя линия, но весьма ограниченный набор бигменов, и им очень нужен был здоровяк на позицию четвертого-пятого номера с задатками звезды. Правда, не вполне понятно, что такого было в Джо Смите, чего не было у Шида и МакДи — разве что очень простое в написании имя.

Как бы то ни было, выбор любого из этих игроков под первым номером был бы вполне оправданным. Каждый из них стал, может, не великим баскетболистом, но вполне легитимной звездой. Стэкхаус до травмы был элитным скорером, в один из сезонов выбивающим по 30 очков в среднем за игру. МакДайесс вообще был одним из самых одаренных тяжелых форвардов своего времени, которого на дно тянула только скромная колорадская франшиза: даже после страшной травмы, перечеркнувшей всю его карьеру, на одних остатках своего таланта он продержался в лиге еще восемь хороших сезонов.

Самую же, конечно, чудесную карьеру (не считая Сами-Знаете-Кого) сделал лучезарный Шиди Уоллес. Рашиду пришлось пройти и огонь и воду на пути к славе: его выбрал «Вашингтон», где в тот момент «большими» были Георге Мурешан, Джуван Ховард и Крис Уэббер (правда, травма Си-Уэбба помогла Уоллесу занять место в старте). Потом был перегруженный классными бигменами «Портленд», в котором Шиди уже прочно и без всяких скидок стал игроком калибра МВЗ. Когда же «Портленд» окончательно выродился в орегонскую версию «люберов», Шиди уже отправился в «Детройт». Именно там он со своим духовным братом Беном составил самую удивительную пару бигменов в одной из самых оригинальных чемпионских команд последних 20 лет. Пожилой центровой, со статистикой 13 очков и 7 подборов попадающий на МВЗ? – так точно, товарищ майор; кто бы это еще мог быть, как не Рашид Уоллес?

шиди

- Стилы драфта: Тео Рэтлифф (18), Майкл Финли (21)

- Бесполезный факт драфта: «Тео» – это сокращение от «Теофалус» 

Рэтлифф, конечно, заслуживал большего, чем 18 пик. Правда, лишь в сравнении с десятком игроков, выбранных до него. Это был человек-блокшот, человек-тапок, тотальный каратель и накрыватель, довольно скромно играющий на подборе и временами выдающий неплохие цифры в атаке – за счет чего он даже умудрился попасть на МВЗ, где, впрочем, не сыграл из-за травмы и был заменен на Антонио Дэвиса. Теофалус (хочется снова и снова повторять это имя) Рэтлифф – хороший качественный ролевик, сделавший хорошую качественную карьеру без особых всплесков.

Гораздо поразительней выглядит 21-е место Майкла Финли. Я уже как-то писал, что Финли входит в странный клуб игроков, выбранных «Финиксом» под 21-м пиком. Видимо, это какой-то закон природы – что «Финикс» выбирает под этим номером весьма заметных парней – после Финли, например, в клуб вошли Нэйт Робинсон и Рэджон Рондо. (Кстати, еще один закон природы – все трое еще и играли в «Бостоне», что тоже, наверняка, должно что-то означать). Финли, безусловно, по своему потенциалу (вполне себе реализованному) должен был входить как минимум в пятерку драфта. Я понимаю – он вроде считался застрявшим между позициями свингменом; я понимаю – в нем не видно было искрометного, бьющего через край таланта; я понимаю – «Финикс» затевал большую перестройку и сам толком не знал, кто ему будет нужен; но чёрт возьми, ЭТО ЖЕ ЧЕРТОВ МАЙКЛ ФИНЛИ! В итоге он стал: а) одним из самых заметных баскетболистов конца девяностых – середины нулевых, и б) одним из самых недооцененных на драфте игроков этого периода.

- Канадцы драфта: Брайант Ривс (6), Дэймон Стаудмайер (7)

Как мы уже говорили, канадские дебютанты лиги мало того что ограбили остальные команды на три десятка бесполезных игроков, так еще и получили лотерейные пики, которыми воспользовались следующим образом: в Торонто поехал Штепсель – крохотный разыгрывающий Дэймон Стаудмайер, а в Ванкувер отправился Тарапунька – громадный центр Брайант Ривс по прозвищу «Большая страна» или даже просто «Деревенщина».

country

 На обоих новичков в своих командах молились, и в первое время те даже как будто оправдывали ожидания. Стаудмайер, бывший главной и единственной атакующей опцией «Торонто», стал новичком года и выдал пару превосходных статистически сезонов, демонстрируя цифры уровня Дерона Уильямса периода расцвета. Уверовав в свою счастливую звезду, Стаудмайер без зазрения совести покинул клуб, давший ему путевку в жизнь, и отправился в Орегон. В «Блейзерс», однако, было много парней, которые сами хотели бросать по кольцу; статистика поползла вниз, а вскоре наступила эра «Джейл Блейзерс»: счастливой маленькой банды, включавшей в себя уличного гангстера Зака Рэндольфа, «самого опасного человека в мире» Рубена Паттерсона и фаната собачьих боев Кинтела Вудса, который был настолько свиреп, что через много лет умудрился подраться даже с безобидным Артемом Кузякиным! Представьте себе, что это была за компания, если плотно подсевший на марихуану Стаудмайер казался самым тихим и мирным ее членом.  

Что же касается Брайанта Ривса, то с ним все обстояло еще печальнее. Циклоп с габаритами Шакила три года отыграл на весьма достойном уровне – в наше время этого бы, пожалуй, хватило, чтобы считаться элитным центровым. Все это время Ривс коллекционировал болячки и лишние килограммы – и в один прекрасный миг раздулся аж до полутора центнеров, а тут еще и обострилась хроническая травма спины. Самое пикантное, что у Ривса к этому моменту действовал катастрофический шестилетний контракт, по которому центровой получал 11 млн в год. Что самое забавное – Ривс действительно простой скромный фермерский парень, который и занимается фермерством, заставляя всех (по крайней мере меня) задаваться вопросом: куда же он, черт возьми, дел эти 66 миллионов?

- Басты драфта: Шон Респерт (8), Эд О’Бэннон (9)

Если Дарко Миличич или там Майкл Оловоканди – это громкие, яркие, легендарные басты, чьи имена прославлены в веках, то Респерт и О’Бэннон – скромные труженики невидимого фронта, которых сейчас мало кто вспомнит в качестве игроков. Респерт был, может, и не самым плохим игроком – в студенческом баскетболе его дуэт с известным по «Филадельфии» Эриком Сноу был очень грозным. Но в первый же год в НБА Шону диагностировали опухоль желудка – и с этого момента он больше противостоял болезни, чем майклам джорданам и клайдам дрекслерам, отыграв за четыре года всего 170 матчей.

Эд О’Бэннон, к счастью для него, не имел такой уважительной причины своего провала: он просто был элементарным твиннером, который не мог играть в баскетбол на уровне НБА. Руководство «Нетс», впечатленное его мощной студенческой карьерой, не сразу поняло это, а когда поняло-таки – поспешило сплавить горемычного форварда подальше. Под этим пиком «Нетс» могли взять (не говоря о Финли и Рэтлиффе) Керта Томаса, Корлисса Уильямсона, Брента Бэрри, Эрика Уильямса, да даже Грега Остертага. Сейчас О’Бэннон известен в основном как автор громкого антимонопольного иска к NCAA.

- УНИКС драфта: Трэвис Бест (23), Эурелиус Жукаускас (54), Майкл Макдональд (55)

Большинство игроков из подвалов драфта, как обычно, отправилось покорять Европу (как, например, легендарный Тайус Эдни), но именно казанской команде драфт-95 дал трех не последних игроков в ее истории. Что бы это могло значить? А черт его знает.

- «Увы» драфта: Деян Бодирога (51)

Один из главных европейцев, когда-либо выходивших на баскетбольный паркет, был выбран «Сакраменто» под вполне унизительным 51-м пиком. Было ли это причиной, или просто Бодирога не хотел менять синицу в руке бог знает на что – но в конечном итоге даже образовавшееся в «Сакраменто» балканское лобби в лице пары суровых бородачей Диваца и Стояковича не смогло заманить великого серба в НБА. Хотя именно в том «Сакраменто» Бодирога с его уникальным стилем мог бы, как говорится, делать вещи.

- Попа драфта: Константин Попа (53)

popa

220-сантиметровый человек с лицом колумбийского наркобарона – отец пятерых детей и член Зала славы румынского баскетбола. Это, разумеется, не единственные его достоинства, но более подробно мы остановимся на этой знаковой фигуре как-нибудь в следующий раз.

- Видео драфта

- Факты драфта 

Место проведения: Торонто, Канада.

Дата: 28 июня 1995-го года.

Играли в НБА: 50 игроков из 58 выбранных

Участники Матчей Всех Звезд: 6 игроков (Кевин Гарнетт, Антонио МакДайесс, Джерри Стэкхаус, Рашид Уоллес, Тео Рэтлифф, Майкл Финли)

 Фото: Fotobank/Getty Images Sport/Tim Umphrey/NBAE

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья