Блог Баскетбольный дайджест

50 лучших игроков НБА XXI века. Кобе Брайант

1.Кобе Брайант (1996 – н.в.)

Команда: «Лейкерс»

Количество участий в Матчах всех Звезд: 14 (2001-2014; в 2010 и в 2014 был выбран, но не играл)

Статистика XXI века: 28,0 очка, 5,7 подбора, 5,2 передачи, 1,6 перехвата, 3,2 потери,  45%-34%-84%;

Пятилетний пик карьеры (2006-2010): 29,8 очка, 5,6 подбора, 5,0 передачи, 1,6 перехвата, 3,1 потери, 46%-35%-85%

Количество участий в плей-офф: 11 (2001-2004, 2006-2012); 4 титула (2001, 2002, 2009, 2010), 2 финала (2004, 2008), 2 MVP Финала (2009, 2010);

Статистика в плей-офф: 28,5 очка, 5,5 подбора, 5,2 передачи, 1,5 перехвата, 3,2 потери, 45%-33%-83%;

MVP сезона: 1 (2008)

 «Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?.. Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!» (Ф. Ницше «Так говорил Заратустра»)

Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как Кобе Брайант перестал в полной мере быть тем былинным героем, которого любили и ненавидели миллионы, превратившись в пожилого Роберта Де Ниро, с плохим чувством меры и такта играющего самого себя прежнего; блистательного самого себя прежнего. Вероятно, соотношение позитивных и негативных чувств к Кобе, как в абсолютном, так и в относительном измерении, осталось приблизительно на том же уровне, однако сам он больше не в состоянии быть тем исключительным, одним на миллиард триллионов существом, которым представал перед нами раньше. У него впереди еще множество рекордов, как благоволящих его межгалактическому резюме, так и портящих его, но одно уже можно сказать точно – Брайант будет обновлять свою неземную статистику, отчетливо чувствуя привкус горечи.  Все потому, что он не смог обеспечить себе достойную старость, напоминая старого ловеласа, который прекрасно понимает, что нужно делать, но не очень-то и может. А ныне попрятались, суки, в окошки отдельных квартир. Ползет Козлодоев и далее по тексту.

Перед глазами Брайанта хватает примеров игроков приблизительно его возраста и его же статуса, которые сумели изменить свою баскетбольную сущность. Они сделали это не сразу – что Гарнетт, что Пирс, что Новицки, что Данкан выдавливали из себя доминирующего лидера по чеховским каплям, но в итоге (не все) пришли к тому, что и на склоне лет имеют возможность доставить себе удовольствие побороться за те же трофеи, что и прежде, во времена бурной молодости и плодовитой зрелости. Брайант же этого сделать не смог, на что существует множество причин, основная из которых, как мне кажется, кроется в строках, вынесенных в своеобразный эпиграф.

Я не думаю, что Кобе когда-то интересовала как таковая возможность встать в один ряд с великими, построить династию и прочие скучные вещи, которыми переполнен идеальный разум Тима Данкана. Брайант относился к своему баскетбольному таланту как к способу осмысления загадок человечества, к телу как к холсту, а к баскетбольному мячу как к кисти. Будучи одним из самых отъявленных перфекционистов, которых видел мир, он все время заставлял себя двигаться только вперед прежде всего ради самого познания границ человеческих возможностей, ради получения эмпирическим путем информации о том, где же находится предел, перешагнув который, можно перепрыгнуть на ту самую следующую ступень развития, о которой говорил старик Ницше. Это был удивительный эксперимент, за которым было безумно интересно наблюдать абсолютно всем баскетбольным болельщикам, даже тем из них, кто никогда не признается в этом самим себе.

Я никогда не был поклонником Кобе Брайанта, скорее наоборот, но не могу не покаяться в том, что имею грех малодушия, соединенного с состраданием, и что после той самой травмы весной 2013 года я начал испытывать к нему достаточно сильную симпатию. Великие чемпионы и прежние доминаторы всегда особенно притягательны в моменты проявления простых человеческих слабостей – это нормально, это всегда так было. В случае с Кобе Брайантом произошло же кое-что еще – он, как и прежде, в относительно преклонном уже возрасте, тащил на себе вроде бы звездную, но все отвратительную команду в плей-офф, сражаясь на поднебесном уровне где-то между Богами и Титанами.

И тут – хоп – все исчезло.

Прозаично – тяжелая травма, какая-то кость, что-то хрустнуло, обыденность. Оказалось, что даже пробив головой стену, отделявшую тебя от простых людей и перенесясь в мир более возвышенных созданий, пусть бы даже и по большей части только в своих грезах, ты рано или поздно все равно вернешься туда, откуда начинал. Следующей ступени нет, есть только попытка на нее забраться. Мы все это знали, но как же тяжело в этом было убедиться еще раз.

Скорее всего, Кобе понял эту невыносимую для него, вечного искателя и трудоголика, истину не сразу, но начало этого сезона едва ли могло оставить хотя бы какое-то поле для альтернативного толкования ничтожности собственной игры. По привычке он наверняка готов предпринять еще один поход за неизведанным, начать все с самого начала, но в глазах читается уже не та самодовольная злоба и неумолимая ярость, а тоже злоба, но уже растерянная, вызванная паникой.

Кобе оглядывается по сторонам, осматривая выжженную землю прежде зеленых лугов,  и, кажется, впервые в жизни задумывается о том, что, возможно, и он что-то когда-то сделал не так. Будто убежденный холостяк, пару раз имевший длительные отношения, но не собиравшийся делать из них какого-то большого события, он смотрит в сторону своего не менее успешного в финансовом плане соседа, и видит, что тот до сих пор живет со своей постоянно разрастающейся семьей, которая его поддерживает в случающиеся все чаще минуты слабости. «Паркер, Данкан, Джинобили и Попович остаются вместе на протяжении многих лет, и я очень завидую им. Я даже не могу выразить, насколько я завидую им». В этих словах вся грусть Брайанта, отражение безысходной осени патриарха. Он ведь очень умный человек, и он был таким всегда, и когда взял эти самые пятьдесят миллионов на два года, и когда стал говорить, что это было абсолютно оправданно, а теперь, мол, неплохо бы еще и усиление подогнать. Проблема в том, что вместе со всем своим умом он всегда жил в некоей обособленной от нашего мира реальности, где софиты, райские богатства, тяга к звездам.

Кобе искренне считает, что всего этого заслужил, и вспоминая о том, как он изо дня в день на протяжении нескольких десятков лет нанизывает на свой исключительный талант нечеловеческую работоспособность, мы не имеем хотя бы жестом выразить свое несогласие с тем карьерным путем, который он выбрал, пусть даже он и привел его не к самому приятному финалу.  

Впрочем, чем толковать о поздней осени, куда лучше завести речь о более приятных временах года. Об игровых достоинствах Брайанта известно решительно все, равно как и о его привычках управлять партнерами по команде и вдохновлять их на ратные подвиги. В его карьере есть определенные точки, некие царапины на коре планеты под названием «Кобе». Начало; утверждение в качестве одного из двух лидеров великих «Лейкерс» начала века; развал и декадентские скачки на руинах; возрождение былого величие и доведение общего числа чемпионств до количества пальцев на одной руке; наконец, наша остановка, кажущаяся конечной.  

Потомки будут ломать голову над тем, какой же год и какой карьерный отрезок оказался для Брайанта самым успешным, но, мне кажется, прийти к одному абсолютно верному выводу невозможно – как сейчас, так и в переосмысленном будущем. Не то чтобы Кобе целиком состоял из противоречий и внезапностей – понятно, что он провалил финал 2004 года против «Детройта»; все согласны, что после пекинской Олимпиады он стал совсем другим человеком и игроком, изменившись настолько, насколько это вообще возможно для такого клинического случая. В то время как многие другие постоянно сверялись с чертежами и проектами, двигаясь постепенно и поступательно, Кобе падал, поднимался, экспериментировал, смешивал одно с другим, публично оргазмировал от осознания собственной крутости. Возможно, у него вообще никогда не было долгосрочного баскетбольного плана, но ведь он воин, а дело воина – биться здесь и сейчас, не мня себя стратегом.

Считается, что Кобе Брайнт, в отличие от своих соперников по поколению и вечности – Данкана и Джордана – никогда не был достаточно стабильным игроком, чтобы заслужить перевес над каждым из них. Такая позиция мне всегда казалась несколько странной, так что на этом моменте хотелось бы остановиться немного подольше. Границы не расширились, нас по-прежнему интересуют исключительно рамки текущего столетия, но давайте все же сделаем небольшое исключение из правил и возьмем одиннадцатилетний промежуток карьеры Кобе Брайанта с 2000 по 2010 годы.

За эти самые одиннадцать лет Кобе выиграл пять титулов, дважды играл в финалах и провел всего один по-настоящему провальный сезон 2004/2005, когда все в этом мире выступило против него, а у него не хватило ума и такта вовремя перестать плясать на собственных костях. Еще в двух сезонах – 2002/2003 и 2005/2006 (2006/2007 был уже эхом своего предшественника) – он показывал, возможно, чуть ли не лучший баскетбол в жизни, но в первом случае уже завертелся тот необратимый маховик с изнасилованием, ссорами, дворцовыми переворотами и в итоге все закончилось в полуфинале конференции (как же велики наши ожидания, что вылет от «Сперс» во втором раунде видится нам провалом); в великом же сезоне «им. Смуша Паркера и Криса Мима» Брайант был лучшим баскетболистом на планете.

Даже безмерная любовь к лучезарному Стиву Нэшу никогда не заставит меня думать иначе, потому что это был исключительный сезон исключительного игрока. Когда человек пропускает всего два матча за сезон, проводит на паркете больше сорока минут, набирает в среднем 35 очков за матч при бросковой линии 45-35-85, постоянно обновляет снайперские рекорды и набирает 81 очко в одной игре – вы не можете сказать ни одного дурного слова в его адрес. Мне почему – то кажется, что многие до сих пор недооценивают тот сезон Кобе, а ведь может так статься, что подобного чуда мы дождемся еще очень нескоро. Черт возьми, он затащил совершенно безнадежную команду, обреченную на 15-20 побед в сезоне в плей-офф и был в шаге от выхода во второй раунд!

Короче говоря, как вы уже наверняка поняли, меня совсем не смущает то обстоятельство, что в период с 2005 по 2007 годы Кобе не участвовал в борьбе за чемпионство. В те годы он был занят как раз тем самым познанием предела человеческих возможностей, как будто бы поднявшись в горы, подальше от мира людей, окружив себя какой-то непонятной чернью, чтобы на их фоне его превосходство казалось особенно значительным. Довольно скоро ему это надоело, потому что он не мыслил свой тяжелый труд без должной награды, которую он всегда видел в чемпионском титуле. Конечно, он был не столь физически мощен, как Майкл Джордан, но ему все-таки никогда не сравниться с главной баскетбольной легендой всех времен по другой причине – он далеко не всегда проводил финальные серии на запредельном уровне. Вот то обстоятельство, которое немного тянет вниз наследие Кобе Брайанта.

Те, кто не имел возможности видеть Майкла Джордана вживую, смотрят в первую очередь именно финалы «Чикаго» в 1990-е, и они не остаются разочарованными увиденным, поскольку именно в главных сериях Джордан проявлял себя наиболее ярко.  Что же у Кобе? Из своих семи решающих сражений он провалил два (как раз те два, в которых «Лейкерс» проиграли); в двух сыграл по разным причинам на среднем для себя, хотя и очень высоком в среднем уровне (против «Филадельфии» в 2001-м и «Бостона» в 2010-м); еще в двух он был очень хорош («Индиана»-2000 и «Орландо»-2010), а в одном так и вовсе прекрасен (победа над «Нетс» в четырех матчах в 2002-м). Вроде бы все не так, чтобы и совсем трагично, но говоря о великих сериях Брайанта, я никогда моментально не вспомню ни одной финальной. Возможно, это только моя проблема.

Откровенно говоря, мне скорее вспомнятся «6-24» в седьмой встрече Финала-2010, чем любой другой его матч. Финалы конференции – да, в них он часто тренировал свою гениальность, например, против «Сан-Антонио» в 2001-м и 2008-м, а также в несколько неравных поединках против «Денвера» и «Финикса» в последних чемпионских годах. Если вы думаете, что я преувеличиваю, я готов доказать свою правоту статистически:

  • WCF 2001 («Сперс»): 33.3 очков + 7.0 подборов + 7.0 передач + 1.5 перехватов + 2.8 потерь; 51-36-77 (%) (4-0);
  • WCF 2008 («Сперс»): 29.2+5.6+3.8+1.6+2.4; 53-33-91 (%) (4-0);
  • WCF 2009 («Наггетс»): 34.0+5.8+5.8+0.8+2.2; 48-34-93 (%) (4-2);
  • WCF 2010 («Санс»): 33.7+7.2+8.3+0.8+1.2+2.5; 52-43-88 (%) (4-2).

А вот для сравнения три финальных серии, которые «Лейкерс» и Кобе провели против действительно равновеликих соперников (думаю, все согласятся, что «Индиана», «Филадельфия», «Нью-Джерси» и «Орландо» изначально выглядели в качестве жертвенных ягнят; что, конечно, нисколько не умаляет заслуг чемпионов и лично Кобе):

  • F 2004 («Пистонс»): 22.6+2.8+4.4+1.8+3.6; 38-17-92 (%) (1-4)
  • F 2008 («Селтикс»): 25.7+4.7+5.0+2.7+3.8 ; 41-32-80 (%) (2-4)
  • F 2010 («Селтикс»): 28.6+8.0+3.9+2.1+3.9; 41-32-88 (%) (4-3)

Разумеется, можно посоветовать мне пойти лесом через поле, потому что пять чемпионств в семи финалах говорят красноречивее каких-либо других цифр, и я в целом с этим совершенно согласен. Данная же забава с числами и личными впечатлениями затевалась мной исключительно для того, чтобы показать параметр, благодаря которому можно раз и навсегда перестать сравнивать Майкла Джордана и Кобе Брайанта. Несмотря на бросающуюся в глаза схожесть и одного и того же великого Фила Джексона, Кобе в финальных матчах никогда даже приблизительно не был похож на того убийцу, которым был Джордан, а ведь это, по большому счету, всегда было главным качеством Майкла.

Тем не менее, я абсолютно убежден, что именно Кобе Брайант является лучшим игроком нашего поколения. Наверняка когда-нибудь его обгонит Леброн Джеймс, возможно, еще кто-то из нынешней молодой поросли, но первые пятнадцать лет этого века войдут в историю как время Кобе Брайанта. Человека, который доказал, что в баскетбольном мире гений и злодейство вполне совместимы, который никогда не стеснялся своей сущности и стремился познать все возможности человеческого организма, чтобы возвыситься над остальными и сделать качественный шаг навстречу неумолимому будущему. Сверхзадача так и осталась невыполненной, но результаты и пленяющая своей энергетикой красота попытки не оставляет никакого выбора. Считается, что любой хотел бы играть в одной команде с Тимом Данканом, а не с Кобе Брайантом, но я привык оценивать профессиональных спортсменов не с позиции игроков, а с позиции того, кем я и являюсь – человека, влюбленного в баскетбол. Если бы мне предложили на выбор, за какую команду начать болеть – с Данканом или с Брайантом во главе, я выбрал бы Кобе в десяти случаях из десяти, даже заранее зная о тех конвульсиях, в которых ему придется биться на заключительном этапе своего баскетбольного цикла. Кобе Брайант – лучший игрок XXI века. 

Фото: Fotobank/Getty Images/John W. McDonough/Sports Illustrated

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья