Баскетбольный дайджест
Блог

Шакил О’Нил «стал очень богатым человеком» в том числе благодаря уникальному логотипу. Придумал его сам, вдохновившись Джорданом и центровым из Ливана

В Шака не верил профессор по маркетингу – и зря.

В мире спортивной обуви нет более узнаваемого личного символа, чем Jumpman от Майкла Джордана, который стал логотипом бренда Air Jordan. Его создание и оглушительный успех спровоцировали появление волны последователей: с середины 80-х и до настоящего времени непременным атрибутом каждой громкой именной линии кроссовок было собственный логотип, нанесенный на продукцию рядом со значком фирмы-производителя.

Так одним из самых успешных подражателей Его воздушества стал совсем молодой Шакил О’Нил. Еще студентом центровой придумал личной логотип Dunkman, который до сих пор применяется на его на фирменных товарах, например на продающихся в гипермаркетах Walmart кроссовках линейки Shaq.

Но главной мотивацией для 216-сантиметрового спортсмена было вовсе не желание быть похожим на Джордана.

Однажды, когда Шак еще выступал за университетскую команду и учился в Луизиана Стэйт, преподаватель по маркетингу бросил ему ходившую в обиходе фразу: «Большие парни не умеют продавать». Отчасти это было правдой: несмотря на успехи на площадке, ни Хаким Оладжувон, ни Патрик Юинг не могли похвастаться успешными личными брендами. Корни выражения уходили еще глубже – к временам Карима Абдул-Джаббара.

Однако доминирующий бигмен придерживался противоположного мнения: «Это так разозлило меня. Я даже думал отказаться от занятий по маркетингу». 

Со временем О’Нил остыл и, напротив, постарался впитать в себя как можно больше знаний об эффективности продаж: «Мне захотелось узнать обо всех существующих концепциях. Главное, что я почерпнул из курса – понял необходимость создавать рекламу, вызывающую у людей реакцию».

К концу обучения Шакил представил профессору и всему миру спортивной одежды товарный знак и логотип Dunkman, которые разработал самостоятельно. На изображении красовался силуэт вколачивающего двумя руками мяч в корзину человека с поджатыми ногами.

«Я видел, как Майкл Джордан совершал данки с расставленными в стороны ногами. Затем это стало его логотипом. 

А я ставил сверху, сгибая ноги в коленях. На одном из курсов в университете мы изучали торговые знаки и подобные вещи. Так что я отправился в офис в Батон-Руже и зарегистрировал собственный данк. Это обошлось мне в 60 долларов», – вспоминал будущий четырехкратный чемпион НБА.

Впоследствии логотип был представлен на кроссовках Reebok – компании, первой подписавшей контракт с пришедшим в лигу в 1992 году звездным новичком.

А также на других товарах, выпущенных под покровительством центрового уже после расставания Шакила с концерном.

Результатом ухода О’Нила от Reebok стало появление двух самостоятельных обувных линий спортсмена, продаваемых по низкой цене: в 1996-м бренда кроссовок Shaq для гипермаркетов и через пять лет бренда кроссовок Dunkman для онлайн магазинов.

Великого баскетболиста давно отмечали за хватку в сфере бизнеса. Его решения выглядели взвешенно и следовали за сухими расчетами. И случай с логотипом и товарными знаками, конечно же, не стал исключением. Помимо Reebok, в 90-х Шакил также имел многомилионные соглашения с Pepsi, Taco Bell и другими крупными компаниями. Такое сотрудничество вместе с зарплатой в НБА приносило будущему MVP по 25 миллионов долларов в год.

Необычайно высокий доход объяснял агент центрового Леонард Армато: «Джордан стал королем и поднял кучу денег. Но ему самому ничего не принадлежало. Благодаря ему развивались компании, которые лишь нанимали его для рекламы. Поэтому я сказал Шаку: «Давай превратим тебя в полноценный бренд, это будет объект интеллектуальной собственности, которым будет принадлежать только тебе и который появится везде – в развлекательной индустрии, в спорте, в сфере технологий». «Каждый раз, когда образ Шака использовали в рекламе, компания была обязана ставить торговые знаки, которые мы придумали. Благодаря этому он стал очень богатым человеком».

Так что из-за уникального условия обязательного использования торговых знаков и логотипа Шакила заказчикам приходилось регулярно переплачивать.

К 2008 году, когда бигмен уже запустил два именных бренда кроссовок, его ежегодный доход от производства обуви и использования товарных знаков достиг 6 миллионов в год. Сейчас, по данным Forbes, карьерный заработок О’Нила составляет более 400 миллионов, из которых около 115 миллионов было получено не от клубов НБА.

В 2011-м игровые и выходящие за рамки баскетбольной площадки успехи спортсмена признали и в родном вузе: статуя с изображением забивающего сверху человека появилась вблизи нового спортивного комплекса университета Луизиана Стэйт.

А в 2017-м тот же образ был использован при создании огромной статуи центрового, поставленной рядом с ареной «Лейкерс» Staples Center.

Но на появление знаменитого логотипа повлияли не только Джордан и университетский профессор. 

Многим знаком рассказ О’Нила о том, как во время игры за школу здоровяк однажды вместо мощного данка элегантно понес мяч в кольцо – как защитник. Тогда отчим центрового Филип Харрисон вышел на паркет и доходчиво объяснил парню, что он должен играть в стиле Шакила О’Нила, а не в стиле Мэджика Джонсона.

Но не все знают продолжение истории: когда семья вернулась домой, Харрисон включил Шаку университетский баскетбол.

«Итак мы приехали домой, и он заставил меня смотреть игры колледжей. Играет Сиракьюз, Шерман Дуглас навешивает на Рони Сейкали, и тот ставит сверху, но не просто, а при этом подтягивает свои ноги. Окей.

На следующем нашем матче отец снова наблюдал за мной. Я совершал данки и подтягивал ноги. И увидел, что люди не выдерживают такой напор. В тот момент я кое-что понял. И тогда же начал постоянно забивать сверху и доминировать», – объяснял О’Нил.

Так что вдохновение для будущего доминирующего стиля бигмен позаимствовал у центрового ливанского происхождения.

Рони Сейкали родился в Бейруте, но в возрасте 10 лет переехал в США, а еще через 4 года в Грецию, где его заметили представители «Панатинаикоса». Однако Рони планировал продолжить карьеру в Штатах и потому вскоре отправился в университет Сиракьюз.

В сезоне-1986/87 он набирал 22 очка и 11 подборов в среднем за матч и по итогам первенства NCAA вместе с командой завоевал чемпионство. К концу студенческой карьеры 211-сантиметровый центровой занимал первое место в истории университета по количеству подборов, второе по блокам и четвертое по набранным очкам. В Сиракьюзе его форма с номером 4 была выведена из обращения и поднята под своды домашней арены.

Сейкали провел добротную карьеру и в НБА: на драфте-1988 был выбран под девятым номером «Майами», через два года стал самым прогрессирующим игроком лиги и успел сыграть еще за несколько клубов, прежде чем покинул Ассоциацию в 1999-м. А затем построил успешную карьеру диджея, стартовавшую еще во время его пребывания во Флориде.

Кстати, свой первый матч в НБА Шакил О’Нил в составе «Мэджик» провел именно против «Хит», стартовым центровым которых был, как вы уже догадались, Рони Сейкали.

Автор: Антон Якушко

Фото: Gettyimages.ru/ Allsport USA/Allsport, China Photos; eastnews.ru/PAT SULLIVAN, Bob Jordan; twitter.com/LSU

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные