Баскетбольный дайджест
Блог

Пау Газоль мечтал стать врачом, чтобы найти лекарство от ВИЧ для Мэджика Джонсона

Так полюбил медицину, что даже подсказывал клубным медикам во время игры за «Лейкерс».

Пау Газолю было всего 11 лет, когда он услышал, что великий Мэджик Джонсон инфицирован ВИЧ. Юный испанец вышел на школьную лестницу и пытался осознать страшную новость.

«Я находился в глубокой задумчивости, – вспоминал Пау. – Старался понять, что это все означает и что следует делать мне. Это был один из тех моментов, которые ты запоминаешь навсегда».

Мэджик, Берд и Джордан были его героями. Еще недавно мальчик надеялся, что через год они приедут на Олимпийские игры в его родную Барселону. Но теперь он чувствовал тревогу.

«Я полагал, что он может умереть. В те времена ВИЧ и СПИД приравнивались к смерти. Я бродил вокруг школы, обдумывал произошедшее – то, что и вообразить раньше не мог. Тогда вокруг ходило много слухов, как можно подцепить вирус. Было страшно даже пить из чужой бутылки или есть из одной тарелки. Он заражал через слюну или передавался только через кровь? Слишком много мыслей для 11-летнего, это точно повлияло на меня», – рассказывал Газоль в материале ESPN.

Мать школьника работала врачом, а его отец руководил младшим медицинским персоналом – юному баскетболисту было к кому обратиться за разъяснениями. Он спросил, сможет ли легенда НБА выжить? Но родители не могли гарантировать этого.

Тогда в ноябре 1991-го Пау решил, что пора действовать и спасать как Джонсона, так и других заболевших:

«Мне хотелось найти лекарство. Хотелось отыскать средство исцеления от большинства болезней, в том числе и от рака. Я мечтал об этом».

Баскетбол являлся серьезным увлечением будущего чемпиона НБА, но не его главной страстью. Газоль всегда интересовался медициной: вырос в семье медиков, любил биологию и анатомию, даже имя Пау он получил из-за того, что был рожден в известном Госпитале Сан-Пау.

В те тяжелые для себя дни он понял, что хочет помогать людям.

«Когда родители спросили, кем я хочу стать, я ответил, что доктором. Мне хотелось стать ученым. Таков был мой ответ. Я всегда наслаждался наукой, даже математикой. В мечтах я лечил и спасал людей. Еще не знал как, но воображал самое разное», – смеялся Газоль.

Пау сосредоточился на учебе и в 18 лет поступил в медицинскую школу Барселонского университета. Вместе с тем он демонстрировал отличные успехи в баскетболе и уже входил в состав главной команды «Барселоны», хотя и не часто появлялся на паркете с основой. Расписание его дня оказалось полностью поделено между двумя мирами: тренировка утром, затем три пары в университете, после чего еще одно баскетбольное занятие.

Но на втором году обучения студенту, чей рост уже превысил 210 сантиметров, пришлось выбирать между учебой и профессиональным спортом: игрок часто выезжал за пределы города во время гостевых игр команды, при этом его однокурсники проводили это время в больницах и лабораториях.

Газоль выбрал баскетбол, но полагал, что сможет вернуться в медицину по окончании профессиональной карьеры.

«Это не было тяжелым решением, – вспоминал Пау. – Я знал, что поступаю правильно. Чувствовал, что баскетбол открывает передо мной огромное количество возможностей. Я начинал играть все лучше. Путешествовал вместе с командой профессионалов. Было захватывающе, я находился в центре событий, все это происходило со мной. Думал, что, если не справлюсь, то всегда смогу вернуться в медицину. Всегда смогу стать врачом. Декан также говорил, что двери университета открыты для меня в любое время».

Форвард-центровой продолжал прогрессировать на площадке и вскоре вошел в число самых мастеровитых молодых баскетболистов мира. Осень 2001-го года он уже встречал в форме «Мемфиса».

***

Но даже в НБА Пау не оставил мечты связать жизнь с медициной. Когда тренер «Гриззлис» Хьюби Браун спросил игрока, чем он хочет заниматься по завершении карьеры, испанец ответил, что станет доктором.

Партнеры и пресса не всегда понимали Газоля: ругали за мягкотелость и не принимали странные увлечения, потому что игра на фортепиано, любовь к классической музыке, чтение художественной и медицинской литературы не соответствовали их представлениям о сфокусированном на победах спортсмене. Порой это смущало европейца, но никто не мог изменить его сущность.

Как и многие другие спортсмены, Пау часто участвовал в благотворительных акциях. Некоторые из них предполагали визиты в различные медицинские учреждения. 

Уже после перехода в «Лейкерс» – клуб кумира его детства Мэджика Джонсона – Газоль посетил лос-анджелесскую детскую больницу на бульваре Сансет. Устроить экскурсию для именитого гостя назначили ортопеда Дэвида Скаггса.

«Когда Пау впервые появился здесь, я продемонстрировал ему стандартное развлекательное представление, демонстрирующее все те классные вещи, которыми мы занимаемся. 

Но в какой-то момент Пау взглянул на меня и спросил: «Когда вы сращиваете позвонки у двухлетнего ребенка, какие долгосрочные последствия и влияние на легкие оказывает эта процедура?»

Как он мог додуматься до такого вопроса? 

Меня поразило, что он был сфокусирован на существующем большом споре в детской хирургии позвоночника. На том, что я изучал целое десятилетие. Он вошел в курс дела за пять минут. Так что Пау был очень умен. Почти пугающе умен», – вспоминал Скаггс.

Оказалось, что у врача и баскетболиста много общего: в университете Дэвид занимался футболом, а также попадал в сборную студентов по бегу на 400 метров с препятствиями. Но он оставил мечты о карьере спортсмена ради медицины. 

Пау с интересом и восторгом осматривал операционную, когда Скаггс спросил, не хочет ли он выступить в качестве наблюдателя на настоящей операции позвоночника. Пау хотел, очень хотел. 

Партнеры в «Лейкерс» посмеивались над испанцем и шутили, что он подрабатывает еще и врачом команды. Отчасти так оно и было. В начале сезона-2009/10 Газоль получил травму подколенного сухожилия. МРТ продемонстрировала разрыв. Но вскоре после частичного восстановления Пау усугубил повреждение. Тогда он предложил врачам провести сонограмму, которая помогла бы определить степень глубины разрыва.

«Они сказали, что здесь в Штатах это не частая практика, – удивлялся баскетболист. – Они делают сонограммы только беременным женщинам. Но в Европе она используется и при разрывах, чтобы определить его величину. МРТ может рассказать вам разные вещи, но сонограмма также предоставляет ценные данные. Когда мы сделали ее, это пошло нам на пользу».

Поэтому, когда Скаггс пригласил Газоля понаблюдать за операцией, он сразу же ответил согласием. Однако впереди Пау ожидал плей-офф. Новые друзья продолжали общаться и во время игр на вылет, но первую возможность увидеть воочию операцию на позвоночнике баскетболист все же упустил: не только из-за занятости в НБА, но и из-за легкой простуды – он не хотел случайно занести инфекцию пациенту.

Но уже после триумфального финала НБА против «Бостона» двукратного чемпиона НБА ждал второй шанс. На этот раз оперировать предстояло 13-летнюю Изабель Шэттак. Она не знала баскетболиста по имени Пау, но вместе с мамой все же дала согласие на его присутствие в операционной. А затем поискала информацию о нем в интернете и очень сильно удивилась.

В день операции Газоля облачили в необходимую форму – разыскали самую большую в больнице – и уверили, что он имеет полное право находиться здесь как студент, который проходит практику.

Девочке предстояла операция по выпрямлению позвоночника. Пау никогда не видел ничего подобного: перед ним лежало тело живого человека со вскрытой спиной.

Скаггс подробно объяснял все действия, а затем взял в руки медицинскую дрель и объявил, что намерен установить винты в позвоночник девушки:

«Эта девочка прибавит около четырех сантиметров в росте. Она придет в полный восторг. Некоторым детям с такими проблемами приходится носить фиксаторы…

Она говорила, что на нее не обращают внимания парни. Считала себя уродливой. Ей не повезло. Так случается.

А теперь дрель, пожалуйста».

Когда он начал сверлить, Пау побледнел. Том Френд из ESPN подробно передавал состоявшийся тогда же диалог между врачами и баскетболистом:

«Вы в порядке?» – спросил ассистент хирурга.

«Да-да», – ответил Газоль, слегка посмеиваясь.

«Серьезно, если у вас закружится голова, мы должны об этом знать», – сказал ассистент.

«Это норма, не беспокойтесь. У нас у всех случалось что-то подобное. В этом нет ничего такого», – вмешался в разговор Скаггс.

«Такое было у всех», – подтвердил ассистент.

«У всех?» – спросил Газоль.

«Однажды, когда я был студентом, я вообще отключился», – ответил ассистент.

«Охотно верю», – сказал Газоль.

«Хотите присесть?» – спросил ассистент.

Газоль не ответил. Но его дыхание стало тяжелее.

«Спокойно. Вдох через нос, выдох через рот» – успокаивал его ассистент.

«Невероятно. А что происходит, когда вы начинаете испытывать жажду или что-то подобное? Что вы делаете?» – изумился Газоль.

«А ничего не делаем, ждем до самого конца», – ответил ассистент на фоне легкого смешка Скаггса.

«Ох, до самого конца?» – отозвался Газоль.

«Самое долгое я ждал восемнадцать часов. Но эту операцию мы должны провести за четыре» – сказал Скаггс.

Газоль вновь побледнел, как только хирург коснулся медицинской дрели.

«Вот этот стул, да? Пожалуй, я все же немного посижу. Боже милостливый, ох», – покачивал головой Пау.

Вскоре шутливый ассистент все же поднес ему бутылку с водой, из которой можно было попить через трубочку. Спортсмен вновь подошел к Скаггсу и находился рядом с ним уже до самого конца.

Операция прошла успешно.

***

На протяжении всей карьеры Газоль оказывал поддержку больницам и медицинским центрам. Он стал послом ЮНИСЕФ и посещал страны Африки, где помогал в борьбе с ВИЧ и СПИД.

Сейчас Пау вместе с младшим братом Марком управляют благотворительным фондом Gasol Foundation. Одним из главных направлений деятельности фонда является реализации программы по снижению количества случаев детского ожирения. Организация прививает детям здоровые привычки, фокусируется на физической активности, здоровом питании, сне и эмоциональном благополучии.

Газоль-старший видит в этом свою главную миссию:

«Борьба с комплексными проблемами со здоровьем, такими как детское ожирение, требует многогранного и организованного подхода. Недостаточно просто работать напрямую с детьми и семьями: нам нужно участие со стороны школ, правительства, СМИ и других посредников, вовлеченных в процесс обучения и развития детей. Вот почему Gasol Foundation использует комплексный подход и работает в трех направлениях: исследования, практические занятия, а также информирование и пропаганда появляющихся методов решения проблем...

Я хочу, чтобы мое наследие заключалось в том, что я помог миру услышать голос уязвимых детей. Что смог обеспечить детям возможность расти здоровыми, помог реализовать весь заложенный в них потенциал».

Фото: Gettyimages.ru/Lisa Blumenfeld, Ronald Martinez, Stephen Dunn/Getty Images; espn.com; «https://www.facebook.com/GasolFoundation; «youtube.com//скриншот с видео на канале «Los Angeles Times»; twitter.com/NBA

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные