Баскетбольный дайджест
Блог

Яннис уже великий. Превзошел себя и прокачал игровой интеллект, когда никто не ждал

Мы видели все в прямом эфире.

Величие – понятие эфемерное, едва осязаемое и довольно изменчивое. Одни игроки, как Роберт Орри, не удостаиваются звания великого игрока даже после семи завоеванных титулов НБА. Другие, как Доминик Уилкинс или Чарльз Баркли, были настолько хороши в своем деле и имели такое культурное влияние за пределами баскетбольного корта, что их статус не подвергается сомнению даже без заветных чемпионских перстней.

Личные награды, статистические достижения, командные титулы – все это лишь обрамляет карьеру баскетболиста и по отдельности не является единственным мерилом ее успешности.

В жизни каждого великого спортсмена наступает момент, когда окружающие прозревают и, наконец, понимают, насколько он феноменален. Иногда этот водораздел не ясен. Вот когда Криса Пола окончательно признали одним из лучших разыгрывающих в истории? Когда он играл на уровне MVP в «Новом Орлеане»? Или когда согнул несгибаемое и своими передачами отправил Деандре Джордана на Матч всех звезд? Либо же и вовсе на излете карьеры в годы претендентства с «Хьюстоном» или в детсадах «Оклахомы» и «Финикса»? Одной точки смены мнения здесь нет, как и нет эпохальных личных и командных достижений. Но большинство любителей НБА вряд ли будет спорить, что Крис Пол – великий разыгрывающий и великий игрок вне зависимости от позиции.

В случае же с Яннисом Адетокумбо все иначе: греческий форвард прямо на наших глазах стал чемпионом и обладателем звания MVP НБА, продемонстрировав лучшую игру в карьере именно в решающем матче. 50 очков, 14 подборов, 5 блок-шотов, 17 из 19 мазафакеров обычно неуправляемых штрафных – инаугурация Янниса в качестве действительно доминирующей силы получилась выше всяких похвал.

И когда лидер «Милуоки» добавил новые личный и командный титулы к уже имеющимся двум MVP регулярного чемпионата и призу Лучшему защищающемуся игроку (где-то еще затерялось звание Самого прогрессирующего), он раз и навсегда возвел себя в ранг великих баскетболистов. Не выдающихся, не звездных, не доминирующих – а именно великих.

Причем, как уже говорилось, достижения являются лишь вехами, засечками на карьерном листе баскетболиста. Его место в истории сейчас трудно да и совсем не нужно оценивать: молодому парню всего лишь 26 лет, он стал чемпионом НБА раньше Леброна Джеймса, Майкла Джордана, Уилта Чемберлена, Джерри Уэста – завсегдатаев списков топ-10 игроков в истории. Важнее то, как это произошло.

В силу возраста я не смотрел баскетбол во время триумфа «Хьюстона» Хакима Оладжувона и не могу в полной мере прочувствовать все темы и обсуждения, которые витали в США вокруг фигуры центрового до титула MVP и двух чемпионств. Но исходя из прочитанного в статьях того времени (например, из архива Sports Illustrated) и просмотренного в документальных фильмах и записях игр, я почти уверен: болельщики считали Хакима очень одаренным баскетболистом, который, однако, не использует на полную имеющийся потенциал.

В те годы Оладжувон был невероятно индивидуально сильным баскетболистом, который мог лично разобраться с любой обороной. Но действительно великим он стал, лишь когда в полной мере поверил партнерам по команде и начал делиться с ними мячом. Подвижное нападение с подвижным центровым и ходящим по рукам мячом гораздо сложнее остановить, чем одного доминирующего «большого». Да, в одной-двух играх такой атлет может принести результат. Но в серии до семи побед, скорее всего, проиграет.

Добавление альтруизма в баскетбол Хакима возвело его в статус одного из лучших пасующих бигменов в истории. И в более узком смысле – позволило, к примеру, использовать Роберта Орри в качестве растягивающего четвертого номера, что автоматически убрало форварда «Сан-Антонио» Денниса Родмана из-под кольца в финале Западной конференции 1995-го года и еще больше развязало руки самому Хакиму.

В случае Яннисом произошло нечто схожее. Греческий форвард, конечно, не рассчитывал только на себя: в отличие от Оладжувона, он не приходил в лигу первым номером драфта и, скорее, наоборот – всегда делился мячом с партнерами. При возможности. А вот возможности эти реализовать получалось далеко не всегда: Адетокумбо просто не видел партнеров, не просчитывал оборону соперника хотя бы на два шага вперед.

Сейчас это изменилось. Во многом благодаря тренеру Майку Буденхольцеру, который, так же как и Яннис, очень сильно перестроил себя в этом сезоне, в этом плей-офф и в этом конкретном финале.

Я уже рассказывал об изменениях, произошедших в игре звезды «Бакс» по сравнению с прошлогодним провальным полуфиналом Восточной конференции с участием «Хит».

Яннис доминирует под кольцом не хуже Шака. Все потому, что теперь его грамотно задействуют без мяча

Если коротко, то Яннис:

• практически перестал возиться с мячом в начальной стадии атак, за исключением быстрого нападения;

• начал выполнять больше беговой и черновой работы, особенно это видно по резко возросшему числу заслонов;

• отказался от роли основного плеймейкера: раньше раздавал 36% от общего числа результативных передач, сейчас в районе 20%;

• стал чаще угрожать в изоляциях, пост-апах и при врываниях в открытые зоны;

• во время проходов стал отдавать в два раза больше передач.

И последнее – самое важное. Увеличилось не только число ассистов, но и количество предголевых пасов. То есть Адетокумбо и атакует опаснее, и обострениями заводит нападение команды, которая начинает разбрасывать мяч после выхода подстраховки.

«Стена Янниса» – прием, когда грека загоняют под центрового и окружают сразу тремя игроками под кольцом – перестала работать, потому что невозможно заставить упереться лбом в стену нечто обтекаемое. В финале, когда звездный форвард получал мяч на средней между «усами» и трехочковой дугой, к нему сразу же опускался еще один оппонент для организации двойной опеки. Это выливалось в передвижение всей обороны «Санз»: аризонцы переключались на одного игрока ближе к мячу, оставляя дальний угол (слабую сторону) открытым. 

Это бросалось в глаза.

Раньше этого было достаточно, чтобы Адетокумбо намазал сложных бросков через четыре-шесть рук и совершил несколько говорящих потерь. Сейчас в подобной ситуации он избавляется от мяча, что приводит все нападение в движение. 

Партнеры Янниса далеко не всегда пользуются созданными для них возможностями: бросковых провалов у Холидэя, Миддлтона, Лопеса и Коннотона было предостаточно. Но движение мяча по дуге, а также Адетокумбо без мяча внутри дуги создает давно невиданную в «Милуоки» вариативность владений.

Я ни в коем случае не сравниваю Янниса и Хакима в контексте баскетбольных умений и знаковости карьер. Оладжувон – один из лучших баскетболистов в истории. Адетокумбо, хочется надеяться, только начинает путь наверх. Возможно, это чемпионство так и останется единственным в его карьере. А, возможно, следующий титул он все же завоюет, но с чувством выполненного долга уже в другом месте. 

Но оба, Яннис и Хаким, превзошли самих себя, возвысились над личными слабостями. Одному пришлось побороть гордыню, чрезмерную самоуверенность и недоверие к партнерам – об этом Оладжувон сам говорил, когда объяснял принятие ислама. Другой с нуля научился понимать баскетбол: у грека вообще не было нормальной баскетбольной школы. 

Да, Адетокумбо с рождения достался материал для лепки идеального баскетбольного тела, и он превосходно совладал с ним. И я ни в коем случае не преуменьшаю эти заслуги по построению физики, просто сколько ни трудись условный Пэт Коннотон, он никогда даже не приблизится к таким данным.

Но Адетокумбо также годами тренировок и обидных провалов с помощью тренера развил игровое мышление, которое теперь точно подавляет большинство его оппонентов. Чемпионство и MVP финала – логичное следствие столь объемной работы над пониманием баскетбола. Яннис преодолел максимально ограничивающую его слабость. И с учетом его общего уровня стал действительно великим игроком.

Автор: Антон Якушко

Фото: Gettyimages.ru/Justin Casterline, Jonathan Daniel, Stacy Revere

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья