Блог Баскетбольный дайджест

Pearl Jam – музыка НБА: спасали Родмана, топили за Кемпа, диссили Карима

«Сиэтл Pearl Jam Суперсоникс»

Сложно представить приличный музыкальный коллектив, более связанный со спортивной лигой, чем Pearl Jam. Кто еще именовался в честь игрока и ставил его номер в заглавие альбома? Кто еще ездил на туры со звездой? Кто еще боролся за то, чтобы любимый клуб остался в родном городе?

Для Сиэтла Pearl Jam неотделимы от самого фееричного периода в истории «Суперсоникс» – начала 90-х, расцвета гранжа и лучших лет дуэта Пэйтон-Кемп.

Клуб соединил баскетбол и музыку с помощью соответствующего обрамления. Главные моменты матчей «Соникс» в те годы сопровождались узнаваемыми треками: Even Flow предназначалась для выноса соперника, Alive – соответствовала намечающемуся «камбэку», Go – настраивала зрителей на безудержную поддержку в четвертой четверти, когда исход вроде бы был определен.

«Соникс» середины 90-х неизменно красовались на вершине Западной конференции. Песни с первого и до сих пор главного альбома группы навсегда отождествились с победами. Басист Джефф Амент и гитарист Стоун Госсард постоянно присутствовали на играх «Соникс».

Для самих парней такой симбиоз с НБА также получился вполне естественным. Баскетбол сопровождал их еще до всякой известности.

Амент был основным разыгрывающим в школе и продолжал играть и дальше. Правда, после переезда в Сиэтл ему приходилось это сначала скрывать, а потом терпеть постоянные насмешки (со стороны Курта Кобэйна). Фразу Кортни Лав «А ну вали играй в баскет с Дэйвом Гролом» он вспоминает до сих пор.

Вокалист Эдди Веддер тоже играл. И тоже тайно. Настолько тайно, что об этом рассказал только недавно в подкасте Билла Симмонса.

«После работы я выходил на площадку, где никого не было. Я одновременно слушал музыку и держал плеер в левой руке, а правой вел мяч. Поэтому левой рукой так ничего и не научился делать… Всегда играл один, один на всей площадке…

Через два года после этого мы выступали на разогреве у Red Hot Chili Peppers. В стороне от сцены находилось кольцо. И вот мы с Джеффом взяли мяч и бросаем, а в это время сами Red Hot Chili Peppers настраивают звук и играют ровно ту музыку, что я слушал в плеере. И я подумал: «Но теперь я могу использовать левую руку!» У меня бросок был как у Джорджа Макгиниса, одной рукой. Больше похоже, как будто я бросаю дартс, а не мяч».

Они коллекционировали баскетбольные карточки. В их студии висели обязательные постеры с Чарльзом Баркли и Майклом Джорданом. Они использовали НБА в качестве мотивации. «Играя на инструменте, я хотел постоянно чувствовать вдохновение, – рассказывал Амент. – И на гитаре записывал имена тех баскетболистов, что меня вдохновляли. Когда я чувствовал, что запал иссякает, то смотрел на имя Нэйта Арчибальда и мочил с удвоенной энергией».

Когда «Соникс» и Pearl Jam выстрелили одновременно, это привело к нескольким запоминающимся коллаборациям.

Они снялись в фильме «Одиночки» вместе с их любимым игроком «Сиэтла» – Ксавьером Макдэниэлом.

Сопровождали тайм-ауты «Соникс».

И сошлись на одном из самых известных плакатов эпохи – Джефф Амент вместе с Шоном Кемпом. Его дарили болельщикам осенью 93-го года.

«Я болел за них как безумный, – рассказывал Амент. – В течение 10 лет у меня был абонемент на матчи «Соникс». Тогда я жил в двух кварталах от Key Arena и видел порядка 35 матчей в год. Я даже вошел в круг людей, приближенных к команде. Хорошо знал Шона Кемпа, подружился с Фрэнком Бриковски. Возможно, кровь у меня и не окрасилась в зелено-золотые цвета, но все остальное я делал».

Ну и, естественно, навсегда слились с лучшими моментами в исполнении самого яркого игрока в истории «Соникс».

Pearl Jam – Муки Блэйлок от рока

Pearl Jam запустились за шесть дней: нашли вокалиста в лице Эдди Веддера, отрепетировали и записали три песни для первой демо-записи. Уже через неделю, 22 октября 1990-го, они играли первый концерт.

Над названием никто не заморачивался, так что на сцену они вышли как «Муки Блэйлок». Тогда разыгрывающий «Нетс» еще не побывал на Матче всех звезд (своем единственном за карьеру), но странным образом идеально подходил в качестве символа для новообразованного гранж-коллектива. Блэйлок обладал лысиной, суровой внешностью и ярко выраженной мускулатурой и, даже не будучи звездой, запоминался бескомпромиссной защитой и силовыми проходами. В общем, оставлял сильное впечатление с минимальными средствами.

«Когда мы записывали первую пластинку, у нас было 10 баксов на каждый день, – объяснял историю названия Амент. – И вот, когда мы брали обед в магазине через дорогу, то всегда покупали еще и упаковку с баскетбольными карточками. После записи у нас еще не было названия – так что мы вставили в кассету карточку с Муки Блэйлоком. Мы должны были ехать в тур, и немедленно требовалось хоть какое-то название. Нам сказали, что оно необязательно будет постоянным, просто что-то для тура. Кто-то увидел карточку с Блэйлоком и спросил: «А почему бы не Муки Блэйлок?». И мы решили отправиться в 10-дневный тур с Alice in Chains под названием «Муки Блэйлок». Муки не возражал – он не подал иск против нас. Мы с ним познакомились даже через несколько лет и немного побросали. А еще мы выпустили майки Pearl Jam с его изображением. Так что, видимо, мы многим ему обязаны…

Мне нравился Муки. Он играл очень альтруистично, прекрасно бросал, все умел».

 
 
 
View this post on Instagram

Mookie Blaylock. #TBT #PearlJam

A post shared by Pearl Jam (@pearljam) on

Первый альбом Pearl Jam вышел в августе 91-го. Он назывался «Десять». Под десятым номером, естественно, играл Муки Блэйлок.

С самим названием Pearl Jam тоже не все просто.

Изначально Эдди Веддер объяснял, что у него есть бабушка по имени Перл. Бабушка замужем за индейцем и любит готовить галлюциногенный джем из кактуса пейота.

Через много лет выяснилось, что это все выдумки.

Вопрос о названии решался коллективно. И версию с «жемчужиной» первым предложил Джефф Амент («джем» от «джем-сешн» добавилось уже позднее). В итоге название, конечно, обросло дополнительными смыслами и оттенками, но все-то знают, что Pearl – это вообще-то прозвище Эрла Монро.

О баскетбольных корнях группа никогда не забывала.

В 2013-м Муки Блэйлок, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, вылетел на встречную полосу и стал причиной лобового столкновения. Женщина, находящаяся в другой машине, скончалась от полученных повреждений. Впоследствии бывший игрок НБА получил 15 лет тюрьмы.

Сразу после аварии группа пожелала Блэйлоку скорейшего выздоровления.

 
 
 
View this post on Instagram

Sending good thoughts to Mookie.

A post shared by Pearl Jam (@pearljam) on

Pearl Jam спасали Денниса Родмана

Главные темы альбома «Десять» – одиночество, депрессия, суицид…

То есть ровно те, что особенно волновали форварда «Детройта» Денниса Родмана в феврале 93-го.

Полное описание всего произошедшего есть в его автобиографиях, но вот короткий фрагмент, где упоминается важная для него группа.

«Это случилось в конце моего седьмого и последнего сезона с «Пистонз»: команда играла все хуже. Мы завершили сезон шестыми в нашем дивизионе с результатом 40-42, даже не попали в плей-офф. А ведь всего за три года до этого мы были чемпионами. Великая команда была разрушена по частям, кирпичик за кирпичиком, и мне казалось, что моя жизнь разрушена точно так же.

Когда я приходил на арену, рядом не было никого. Я вкалывал как безумный. Я прожигал тело до костей – тягал железо и слушал Pearl Jam. В мире не существовало больше никого: только я, железо и музыка. Старался вложить всю боль, которая пронизала мое тело, в эти вонючие железяки.

Когда я слушаю Pearl Jam, их музыка говорит мне о самом важном. Мне сложно объяснить, просто их музыка очень реалистична, позволяет подумать обо всем, что происходит вокруг. В такие моменты мне не нужна поддержка, мне достаточно того, что есть у меня внутри.

Тогда я думал над тем, как меня отымела жизнь, через какое говно мне пришлось перейти...

Я позанимался два часа, был совершенно вымотан, затем вернулся в машину. Когда я шел по улице, я думал просто: «В жопу это все!» Ствол в машине. Все было так просто…

Ствол был в машине, под сидением. Я врубил Pearl Jam, достал пушку и подумал, смогу ли я это сделать. Понял, что смогу это сделать. Понял, что смогу раздолбать мою идиотскую голову.

Это было мучительно. Жизнь, которая выглядела со стороны прекрасной, в реальности была совершенно пустой: я не мог быть человеком, которым меня хотели видеть окружающие меня люди».

Через много лет лет Pearl Jam уже не были просто фоном для не состоявшего самоубийства. Деннис Родман уверял, что именно их песни заставили его передумать.

«В машине было оружие, я взял его в руку. По какой-то непонятной причине включил музыку. Я слушал музыку, и мы как будто спорили с ней. Это не имело ничего общего с баскетболом. Это было связано с тем, что мне нужна была любовь, а я чувствовал себя одиноким. Я чувствовал, что меня предали. И вот начинается песня. Это был альбом Pearl Jam, треки Even Flow и Black и все вот это. И у меня на коленях лежит оружие. И тут я заснул, слушая музыку. Когда проснулся, вокруг были полицейские. Они вытащили меня из машины… Мне кажется, что именно их альбом Ten спас мне жизнь».

Очень скоро после той странной ночи Родман познакомился с музыкантами. Ездил с ними в туры на несколько недель, часто выходил на сцену, тусовался после выступлений, даже требовал, чтобы его пустили за ударные.

Их дружба проистекала не только в мире музыки, но и в мире НБА.

Эдди Веддер рассказал, что его главным впечатлением от баскетбола так и остался триумф Родмана в составе «Чикаго» – вместе с игроком они прыгали в толпу после побед над «Ютой».

При этом Фил Джексон видел в их отношениях нечто позитивное.

«Мы пытались оказать на него благоприятное воздействие, – объяснял Веддер. – Говорили ему: «Деннис, успокойся, сядь, почитай книжку»…

Расскажу вам историю. Дело было в Сиэтле. У «Чикаго» была тренировка, на следующий день они должны были играть. Заходим мы в лобби, там стоит Фил Джексон и курит сигару. Он махнул мне рукой. А в это время охранник Денниса Джордж дает нам три билета в Вегас. Я спрашиваю: «Это что за херня, Деннис? Я вот принес тебе книгу, сядем на диван, почитаем, расслабимся». А сам думаю: «Сейчас шесть часов. Если мы полетим в Вегас, то доберемся туда только в девять. Таскаться где-то до утра, оно мне надо?».

Фил тоже ошарашенно смотрит на меня: «Что за херня там с билетами?». Но, естественно, так как Деннис умеет убеждать, мы едем в аэропорт. Бежим по аэропорту, все вокруг видят Денниса и бегут за нами. Все старушки обожают Денниса Родмана. Образуется такой поток из людей. Все кричат: «Деннис, Деннис!» Летим в этот гребаный Вегас. Берем машину, приезжаем: там выступает Jane’s Addiction, с ними вместе Фли. Мы сидим рядом со сценой, пьем пиво. Jane’s Addiction зажигают, играют Mountain song, отличная, кстати, песня. И тут Деннис нам говорит: «Вот это же тоже расслабляет, правда?» Мы вернулись из Лас-Вегаса, и на следующий день он взял 20 подборов или около того».

Родман – не просто фрик. Он гораздо круче, чем вы думаете

Pearl Jam обиделись на Карима Абдул-Джаббара

Джефф Амент не потерял страсти к баскетболу с годами.

Он постоянно участвовал в разных турнирах для VIP-ов. И как-то во время матча в Новой Зеландии сломал нос зазевавшемуся студенту.

«Случилось чисто случайно. Один огромный новозеландец нависал надо мной, в нем два метра роста, килограммов на тридцать тяжелее меня. Мы боролись за уходящий мяч, я добрался до мяча, но упал. И после этого он встал надо мной и не давал мне подняться. Я показал ему, что встаю, толкнул его плечом и локтями. И когда поднялся, то случайно задел локтем его нос. И тот сломался.

Это было ужасно. Ужасно, потому что он казался очень милым парнем. Мы приятно поболтали перед матчем… Мы его потом видели в толпе во время концерта и помахали ему: «Эй, чувак, извиняй»… У него были глаза, как у енота, и повязка на носу. А я говорил: «Да вы посмотрите, какой он огромный. Вряд ли его стоит жалеть».

В 90-х любовь Амента к баскетболу привела его на проект MTV Rock N’ Jock, шоу, где сходились профессиональные спортсмены и музыканты.

Там он встретился с Каримом Абдулом-Джаббаром, выступавшим в роли тренера. Когда Амент признался легенде в любви, тот никак не отреагировал и тем самым вызвал у музыканта фрустрацию. Настолько сильную, что она привела к созданию одной из худших песен в истории группы.

В сочинении Амент подчеркивает исключительно достоинства великого баскетболиста: «Ты умеешь летать», «Уилт ничего против тебя не может», «Я вырос, копируя тебя: Брюс Ли, кун-фу, джаз, йога»… Но вплетает между комплиментами вопль души: «Как ты мог так поступить? Как ты мог меня так расстроить?»

За исключением названия Sweet Lew (Карим нервно реагирует на упоминание своего настоящего имени), в песнt не было ничего критического. Но основной посыл Абдул-Джаббар расслышал. Амент говорил ровно о том пренебрежительном отношении, за которое центрового всю жизнь критиковали. И меняться к лучшему начал с того, что замирился с музыкантом.

Pearl Jam сражались за «Соникс»

Лидеры трех из четырех главных гранж-групп не дожили до наших дней. Сиэтл потерял «Суперсоникс».

Pearl Jam с трудом приняли утрату любимого клуба. На протяжении нескольких лет Эдди Веддер переживал «расставание с любимой девушкой» и проклинал не только укравшую «Соникс» Оклахому, но и Сакраменто, команда из которого почти переехала в Сиэтл.

Группа участвовала в акциях болельщиков «Сиэтла», протестующих против переезда.

«С «Соникс» все случилось очень быстро, – рассказывал Амент. – Клуб продали. Клэй Беннет говорил: «Мы оставим команду в городе…» Через четыре месяца они уехали. Это очень болезненная тема для всех, кто следил за этой историей.

Они упирали на то, что в городе нет нормальной арены. Дэвид Стерн все говорил: «Эта арена – худшая в лиге». Я специально ходил на разные радиостанции и твердил: «Я играл на всех этих аренах, и очевидно, что она не худшая в лиге. Она средняя». Места вроде Оберн-Хиллис в Детройте и Target Center в Миннесоте гораздо хуже.

Мне кажется, это все политика. Мне кажется, что все решило то, что Оклахома спасла «Новый Орлеан» после Катрины, потом кому надо заплатили. Об этом сняли отличный документальный фильм Sonicsgate».

После переезда призрак Сиэтла преследовал «Оклахому» достаточно долго. А там, где есть призрак Сиэтла, обязательно появлялись и Pearl Jam: разговоры о прошлом клуба быстро иссякли и возвращались лишь гневными, хотя и однообразными отповедями от Гэри Пэйтона, зато майки Кевина Дюрэнта всегда обращали на себя внимание. Форвард не раз появлялся в символике города, которым он был задрафтован.

И хотя в Сиэтле больше нет баскетбола, связь Pearl Jam и НБА никуда не девается: Джефф Амент по-прежнему общается с некоторыми тренерами и игроками, постоянно ходит на баскетбол, Деннис Родман и Брент Бэрри по-прежнему боготворят группу, их музыка по-прежнему открывает самый популярный (и часто спортивный) подкаст в Штатах...

Да и любимая команда у них осталась все та же.

«Мне потребовалось несколько лет, но я все же начал болеть за Оклахому, – говорил Амент. – За это мне, конечно, попадает от парней в местном зале, где я играю. За ними было здорово наблюдать все эти годы, когда Расселл Уэстбрук показывал себя самым взрывным игроком всех времен, за исключением раннего Джордана. Да и сейчас здорово – за этой сенсационной командой с Крисом Полом».

Фото: seattletimes.com/Lance Mercer/1990; twitter.com; скриншот

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья