Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Баскетбольный дайджест

«Почему зек может управлять страной, а образованный человек – нет?» Липовцев – о Севастополе и политике

Андрей Сенькив пообщался с баскетболистом «Черкасских Мавп» Дмитрием Липовцевым. Он не стесняется говорить то, что думает – о деньгах, странных легионерах, Бродском, Мурзине, Крыме, России и политике. 

«Тяжело, когда твою страну постоянно поливают говном – мол, бандеровцы пришли к власти»

 

- В соцсетях вы активно обсуждаете разные неспортивные темы. Спортсмен может говорить о том, что не происходит на площадке? 

– А почему нет? Просто нужно чувствовать уровень. Большие люди слишком боятся что-то лишнего ляпнуть. Мне же терять нечего – я спокойно общаюсь, у меня нет бизнеса. У меня нечего забрать и не к чему придраться. 

- Когда вы играли за севастопольский «Муссон» (до 2013 года – прим. Tribuna.com), окружение говорило, что «Россия – круто и они не любят хохлов»? 

– До 2014 года – нет. Все было идеально, никто даже не думал об этом. После всех событий началась пропаганда, люди менялись на глазах: «Я хочу в Россию. Там классно». Отвратительно, когда висит постер команды, которая стоит в вышиванках, а потом говорят: «Я – русский. Меня всегда ущемляли в Украине». Хотя на самом деле все было замечательно – люди хорошо жили, делали бизнес, ждали нового сезона.

Когда приехал после аннексии в 2015-м, стало противно. На тот момент я встречался с девушкой из Севастополя, мы ездили к ней домой на месяц. Отдыхать там нет смысла – в Турции дешевле. 

Видел плакаты «Россия или фашизм?» Говорили: «Если не примете русских, приедет поезд с бандеровцами, которые будут вас резать». Ходили такие легенды, что у меня волосы дыбом. По телевизору крутили сумасшедшие вещи – мол, в Запорожье сейчас идут бои. Звоню отцу. «Нет, – говорит. – У нас все тихо». Украинское телевидение же закрыли и жестко зомбировали. Пиво дешевле, самолеты летают, все красиво. Очень подло. 

Я обожаю Севастополь, это мой любимый город. Но морально очень тяжело

– Почему?

– Людям сильно промыли мозги. Плюс гнилость. У тебя все было отлично, но ты вдруг решил свалить к «великой» России. А мы, оказывается, фашисты. Люди реально боялись ехать в Украину, чтобы их не зарезали за русский язык. Тяжело, когда твою страну постоянно поливают говном – мол, бандеровцы пришли к власти. Хотя на самом деле люди необразованные – даже не знают, кто такие эти бандеровцы и за что они стояли. И либо с каждым драться, морды быть, либо объяснять.

- Вы общались с парнями, которые играли за «Муссон» и взяли российские паспорта? Они сделали это потому, что полюбили Россию? 

– Некоторые уехали оттуда, а некоторые остались. Сложно поднять весь свой быт и перевезти семью. Понимаю их в этом плане. Все просто – это наша земля, мы здесь живем, забрали – и забрали. Уехать – тяжелый и мужественный шаг. Нужно все начинать с нуля. 

– Президент «Муссона» после аннексии Крыма сказал: «Меня переполняют эмоции. Впервые под сводами нашего спорткомплекса звучит гимн России». Он реально всегда был пророссийским или просто переобулся? 

– Нужно понимать, что у него весь бизнес завязан там, он вложил кучу денег. Если скажет, что за Украину – все заберут. Но сейчас и так забрали.

Там был офигеннейший торгово-развлекательный комплекс, спортзал сразу за ним, гостиница. Ему нужно было договариваться с новыми хозяевами, приласкать их, что ли. 

- Можно делить людей только на патриотов и предателей?

– Я понимаю тех, кто остался там, получил российский паспорт и тихо живет. Такие новые правила – нужно же как-то жить. Если быть патриотом, то нужно уезжать и начинать все с нуля. Это очень страшно. 

Есть знакомые, пропитанные духом и величием России. Они получают копейки, но им ничего не объяснить. Сумасшедшие бюджеты заложены в телевидение, это работает, создается картинка, что вы живете в лучшей стране на свете. Все остальное – тлен. 

– Масса людей не читает, не анализирует – во всех странах таких большинство. Их можно винить за это? 

– Ты не можешь винить людей из-за их необразованности. Просто говоришь: «Вот эта бабушка бутылки собирает, а вот эта поехала в Турцию загорать. Почему так?» Можно заставлять их думать. 

«Приезжал какой-нибудь Эль-Амин за миллион играть. А Пашка Ревзин сидит и смотрит»

- Вы больше баскетболист или стритболист?

– Баскетболист. Возможно, меня знают больше из-за того, что играю за стритбольную сборную – больше регалий, больше выиграли. Много нюансов – в стритболе намного больше решает физика, чем в классическом баскетболе. Когда был молодой, играл в Москве – там и заразился стритболом, ведь в Украине он только зарождался. 

– А где больше зарабатываете? 

– В баскетболе. Стритбол сейчас не приносит никакого дохода. Чтобы приносил, нужно во время баскетбольного сезона ездить по мастерсам и челленджерам. 

Это совсем разные виды спорта. Они похожи, но баскетболистам все тяжелее играть в стритбол. Сербы, словенцы все время играют в стритбол – уже чувствуют мелкие фишечки, нюансы. У баскетболистов против них меньше шансов. 

Часто говорят: «Почему баскетболисты там играют? Пускай стритболисты едут». Но они объективно слабее. Если стритболисты у нас выиграют, то пускай едут на турниры – нет вопросов. Мяч в кольцо нужно же забивать, а этому долго учиться. 

– Прямо сейчас баскетболом в Украине можно заработать на безбедную старость?

– На безбедную не получится. Раньше было совсем другое время, совсем другие суммы – легионеры увозили отсюда сотни тысяч долларов. Сейчас такого нет, но чемпионат ровнее – мне намного больше нравится. В то время была красивая картинка, приезжал какой-нибудь Эль-Амин за миллион играть. А тот же Пашка Ревзин сидит и смотрит. Украинцы никакой роли не играли, получая совсем мусорное время. Это был коммерческий чемпионат: давали деньги, приезжали актеры. Они много забивали сверху, делали шоу. А сейчас много украинских парней раскрывается. Так лучше. 

– Баскетбол начинает жить по принципу – потратили столько, сколько заработали? Или просто уменьшились суммы на зарплаты?

– Раньше богатые дяди давали огромные суммы. Сейчас все более-менее уравнялось. Понятно, что баскетболом еще не зарабатывают, но уже есть движение – популяризация, залы забиваются. Со временем должно окупаться. 

– Играя за небедную «Говерлу», понимали, что баскетболист Дмитрий Липовцев не стоит тех денег, которые получает? 

– Я получал очень мало – того и стоил. Это же первый сезон в Суперлиге – но мне уже было 27 лет. Иногда было дико. Прихожу за зарплатой – в гривнах получаю стопку меньше, чем легионеры в долларах. Передо мной были сезоны, когда в «Донецке» и «Азовмаше» украинцы получали сумасшедшие деньги – называли суммы, покупали квартиры, а я сижу с тысячей-полтора долларов. Как пацан среди них.  

– Даже топовых наших баскетболистов почти не узнают на улицах. Почему? 

– А капитана сборной по волейболу узнают? Все зависит от рекламы. Сейчас только первые шаги – начинают баскетбол по телевизору показывать. Мы на верном пути.

Один футбольный клуб может легко закрыть бюджет суперлиги – я про «Динамо» или «Шахтер». Даже зарплаты пары игроков хватит. 

«Был момент, когда я спросил: «Продавать машину или нет? Мне нечего есть»

 

- Вы играете в баскетбол в Украине, когда прошло «золотое» время. Много клубов должны денег?

– «Говерла» и «Кривбасс». В «Кривбассе» мы играли ради тренера, ради Плеханова. Уважали его как мужчину, а он просил играть.

Мы надеялись на киношную честность. Когда не заплатили один месяц, говорят: «Слово пацана – мы тебе заплатим». Уходить – деньги сгорят. Либо ждать. В «Кривбассе» мы так и ждали. Надеялись хоть что-то получить. Это очень тяжелый выбор. Ведь идешь в другой клуб, а там нужно еще месяц работать, чтобы получить первую зарплату. 

Практически четыре месяца в «Кривбассе» не платили. А потом клуб распался, к кому обращаться? Пшик. Благо, что Михаил Бродский нам помог. У меня был момент, когда я спросил: «Продавать машину или нет? Мне нечего есть» Президент клуба говорит: «Подожди, сейчас все закроем». Если бы не Бродский, было бы очень тяжело. 

– Как ребятам, которые только начинали играть и еще ничего не успели отложить?

– В том то и дело, что у меня этого багажа не было. У ребят опытных что-то и было – они уже крутились в Суперлиге. А я только пришел из «Говерлы», которая мне очень должна осталась. А здесь – двойной удар. 

– В «Говерле» было так же? 

– Как раз началась война, а у нас зарплата к доллару привязана. Нас попросили подписать новые контракты – чтобы получать по старому курсу. При том, что тогдашний курс был в три раза больше. Мы получали по курсу в 12, а курс был 36 или 38. Это караул вообще. Нам сказали: «Мы все понимаем. Так что можете уходить». А уходить было некуда. Мы играли за 80-100 долларов за матч. Зарплат уже не было, только за матчи платили.  

–  За границу не было желания уехать? 

– Было. Но я не такой игрок. У меня практически нет статистики. Первым делом, когда тренер берет игрока, а тем более легионера, смотрит забитые очки, подборы, передачи. В статистике не пишутся заслоны и защита. А сейчас были варианты, но разницы в деньгах нет, а имя нужно зарабатывать с нуля. 

– Прямо сейчас в Украину тоже приезжают легионеры. Кажется, что «левых» очень много – раньше таких было единицы. Согласны? 

– К нам едут не такие уж и дорогие. Это как лотерея – можешь угадать или нет. Крутую нарезку можно сделать по любому игроку – суперзвезда. Ты же оплачиваешь игроку билет сюда, если не подойдет – билет обратно. Поэтому тренеры очень дотошно выбирают баскетболистов.

Расскажу, как получилось у нас в «Черкасских Мавпах» с Арнетом (в конце января он покинул клуб – прим. Tribuna.com). По бумагам у него рост два метра, закрывает позиции третьего и четвертого. Максим Михельсон искал такого игрока, а к нам приехал практически не тот. Но ситуация сложная – людей нет, много травм. Пришлось его оставлять. 

Но понятно – когда выбираешь игрока за 500 тысяч долларов, тебе такую свинью не подсунут.

–  В Украине нет крутых агентов, которые бы защищали интересы баскетболистов? 

– Агент может пойти в контры с клубом и начать воевать за игрока, требуя отдать зарплату. Но некоторые игроки сами этого не хотят – создается ситуация конфликтного баскетболиста. Если ты не топ-уровня, то сложно. Например, когда была задержка, Дима Глебов мог спокойно прийти на тренировку в тапочках и сказать: «Я не буду тренироваться. Давайте зарплату». Все понимают, что это игрок топ-уровня и начинают шевелиться. А если придет Никита Руслов или Ваня Ткаченко и скажет, что не будет тренироваться, ему ответят: «До свидания». И все.

В Украине же нет закона о спортивных контрактах. Можно идти в суд, но заплатить копеечку. И даже если ты выиграешь, есть нюансы. Клуб может юридически закрыться, создается новый с другим названием или разницей в одну букву. И все – деньги улетели в трубу. Они есть разве что виртуально. 

– Нужно уметь быть терпилой? 

– Нужно уметь балансировать. Знать, где надавить, а где сжать зубы и потерпеть. Время тяжелое, слишком давить нельзя. Можно попасть впросак и заработать репутацию нытика. Если задержка в пару недель – можно же понять. Баскетбол только-только начинает выкарабкиваться с ямы. 

– Чувствуется, что играете за команду, которую финансирует президент ФБУ Михаил Бродский? 

– Чувствуется в том, что здесь все чисто и бело. Нет зарплат в конвертах – все через налоговую. Ты уверен в том, что получишь деньги и тебя не кинут, как в предыдущих клубах. Это огромнейший плюс. Готов чуть уступить в деньгах, но быть уверенным, что получу их.

Так и с созданием профсоюза. Готов какую-то часть денег отдать туда, но быть уверенным, что мои права отстоят. Бродский щепетилен в этих моментах. Всегда хочет делать все открыто, чтобы все играли по правилам. 

Когда он пришел в ФБУ, то сказал: «Да, Черкассы – мой клуб, но помогать им нельзя». Некоторые так сильно хотят показать, что они не помогают, что это иногда вредит. Чтобы, не дай Бог, никто не сказал: «Бродский тянет команду».

- Скандальная ситуация с нарушением лимита на легионеров правильно разрулилась? 

– Нет. Есть четкое указание – технический фол, пробили штрафные и все. А пошли какие-то кулуарные игры. Полный шок.

Это же не первый подобный прецедент. Почему именно его решили вот так, я не знаю. Судьи этого не зафиксировали. Чья это вина? 

Вы же понимаете, что как бы Бродский не сделал, все равно на него посыплется. Если сделал бы по-правильному, сказали бы, что он тянет свой клуб. 

– В «Говерле» вы работали с Евгением Мурзиным. Он упорно не вызывает в сборную вашего партнера по стритболу Стаса Тимофеенко. И объясняет это тем, что баскетбол и стритбол – разные виды спорта. При том, что Тимофеенко круто играет и в Суперлиге. В чем причина такого решения? 

– Они начали конфликтовать лично. Никто не хочет давать заднюю, а показывать себя мужчиной. Стас круто чувствует себя в клубе, игра идет через него, все получается. Но у нас на позиции больших очень большая конкуренция. Если кого-то не вызовешь, всегда получишь ляп. Может, им не нужен забивающий четвертый, а работяга, который будет делать черновую работу. Нужно у тренера спрашивать.

– Кажется, что Мурзин – очень закрытый человек. В «Говерле» он был таким же? 

– Когда он стал главным тренером сборной, пошло больше критики. Из-за этого он закрывается и не хочет разговаривать с журналистами – боится в очередной раз услышать или прочесть какую-то грязь. Он всегда серьезно относился к интернету –любую критику воспринимал всерьез. И все равно, что это написал какой-то Вася на диване.

Нет, чтобы сказать: «Мне все равно», а расстраивался из-за этого. Да и каждый человек не хочет читать о себе плохое. Когда занимаешь такой пост, критиков всегда будет больше, нежели поддерживающих. 

«Это работа. Ты же не едешь в Россию Путина целовать»

– В фейсбуке вы писали, что Зеленский – норм. Действительно?

– Пока что он самый симпатичный. На нем меньше всего грязи. Если в США политик сходил в сауну с девочками и его запятнали, он снимает свою кандидатуру. У нас: «Так он миллион украл! А другой же – два». Декларируют минимальную зарплату и ездят на шикарных машинах. Это плевок в глаза. 

Был случай, когда детей беженцев из Донбасса отправляли отдыхать в лагеря. Кто-то на этом зарабатывал деньги. Их раскрывали, обливали зеленкой, бросали в мусорный бак, но дела закрывались. 

– Зеленский тоже говорил, что у него нет бизнеса в России, а оказалось, что наоборот. 

– Он забирает деньги из России и привозит их сюда. Понимаю, если бы выкачивал деньги из Украины и вез туда. А так – создает продукт, который сам придумал. Он не создает новое оружие для России, не укрепляет доминацию России над Украиной. А наоборот. Он человек искусства, который может продавать своей продукт, куда хочет. Не понимаю, почему нет. 

Зеленский создал себя сам. Да еще и управляет всем – он менеджер. У него хорошее образование. Все говорят – «клоун будет управлять». Не понимаю, почему зек может управлять страной, а образованный интеллигентный человек – нет. 

– Вам предлагали российский паспорт?

– Да, еще до всей этой ситуации, когда был в Москве. Я хотел получить этот паспорт, потому что хотел играть в России. А когда был в Севастополе – нет, потому что уехал за год до всего этого. 

– Нужно прекращать общаться и сотрудничать с Россией?

– А почему? Люди не виноваты. В России очень полицейское государство, где все закручено. Если сравнивать с ними, мы вольные и независимые. Мы можем написать или сказать все, что угодно. Там людей закрывают. Там страшно. Они понимают, что живут в говне и все плохо. Но ничего не сделаешь – там не пройдет то, что прошло у нас. У меня девушка из Москвы, ей очень тяжело. Каждый день выходят абсурдные законы. Не рыпнешься, за посты в соцсетях сажают. Наступает тоталитаризм, железный занавес очень близко. 

Там такие же люди. Фанатики и сумасшедшие есть везде – и у нас, и там. Если человек грамотный и образованный, он все понимает и никогда не скажет, что украинцы – фашисты. 

– Когда украинские баскетболисты прямо сейчас едут играть в Россию – это зрада? 

– А почему? Ты забираешь деньги оттуда и привозишь их в Украину. Понимаю, если бы это было наоборот. Или говоришь, что Украина – плохая. Я бы 100 раз подумал, ехать туда или нет. Но по большему счету это работа. Ты же не едешь Путина целовать. 

– Вы говорите, что в Крыму тяжело с людьми общаться, а представьте, как в России?

– Об этом нужно думать. Каждый раз можно влезать в драку. Я, наверное, никогда не поеду туда играть – будет морально тяжело. Я очень вспыльчивый и каждый раз что-то доказывать не смогу. Кто более спокойный – просто зарабатывает деньги и отправляет их семье в Украину. Почему ехать в Польшу не так плохо, как в Россию? У ребят нет выбора. Предложили – они и поехали. 

Канадец из «Оболони» объяснит, почему говорить «Футбол вне политики» – глупо

Вячеслав Кравцов: «Попадаю в НБА – и сижу, сижу, сижу. Не 2-3 игры, а 32

Фото: Александр Рыбалка; страница Дмитрия Липовцева в фейсбуке; ФБУ

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей