Блог Баскетбольный дайджест

Слушай, давай вернемся. О возвращениях игроков в родные команды

Вот уже почти месяц назад Леандро Барбоса в срочном порядке вернулся в «Финикс», команду, в составе которой он провел лучшие годы своей карьеры. Повод его возвращения выдался не самый веселый – травма одного из нынешних лидеров команды Эрика Бледсоу, но я все-таки очень обрадовался этому неожиданному сюрпризу, ведь Леандро – живое напоминание одного из самых славных периодов в истории «Санс». Состав «Финикса» серьезно изменился в последние годы, и даже события волшебного 2010 года помнят лишь Горан Драгич да Ченнинг Фрай, но они пришли в команду уже после расставания с Майком Д’Антони.

Но не о возвращении Барбосы пойдет речь ниже, тем более, что это не настолько животрепещущая и заслуживающая внимания тема. Все, что нужно о ней знать, можно найти по облаку тегов «рад», «смахну», «ностальгия», «слеза», «скорость». К тому же Леандринью мало изменился – он все так же быстр и, по-прежнему, как юный пионер, всегда готов залезть под мышку любому защитнику и бросить по кольцу с отрицательного угла. Я бы хотел поговорить в целом о подобных ситуациях, когда бывший герой и любимец толпы, уже изрядно потрепанный временем и жизнью, возвращается в край былой славы, не имея за душой тех возможностей и чаще всего той страсти, за которые его и ценили здесь когда-то.

Такие возвращения происходят сплошь и рядом и не только в баскетболе. И даже не только в спорте – не зря ведь прошлись по всему миру с оглушительным успехом несколько лент «Неудержимых», а я с таким нетерпением жду обещанного окончания гангстерской темы в творчестве Мартина Скорсезе, ради которого в «Ирландце» соберутся вместе Роберт де Ниро, Аль Пачино и Джо Пеши. Раз есть попадание в «тренд» – значит, есть спрос, и спрос немалый.

Жду окончания гангстерской темы в творчестве Мартина Скорсезе, ради которого в «Ирландце» соберутся вместе Роберт де Ниро, Аль Пачино и Джо Пеши 

Иногда подобные камбэки бывают эффективными, но чаще всего нет, оставаясь в истории лишь в качестве дуновения, смахнувшего на некоторое время успевшие покрыться пылью счастливые воспоминания. Так как несколькими строчками раньше я заявил этот текст как мультиспортивный, то считаю возможным привести в пример свои любимые футбольные команды – «Манчестер Юнайтед» и «Зенит». Обоим клубам в разное время позарез нужны были игроки в центр поля, только первому – для созидания, а второму для разрушения. «Юнайтед» в начале января 2012 года решил уговорить вернуться уже завершившего карьеру полгода назад Пола Скоулза, а самый эффективный во вселенной газпромовский менеджмент одним сезоном позже не нашел ничего лучше, как достать из телефонной книжки телефон высидевшего на скамейке запасных «Баварии» кучу трофеев Анатолия Тимощука. Результат получился различный – Скоулз играл хоть и под непривычным номером, но на привычном уровне, а Тимощук пока что напоминает себя прежнего разве что в уверенных громогласных интервью в стиле «мы всех порвем». Если вы устали от футбольных аналогий, то можно и обратиться к миру баскетбола – короткий вояж Айверсона в «Филадельфию» или заставившее меня, как и многих других, прыгать до потолка, повторное облачение Тео Папалукаса в красно-синюю майку. Это только те примеры, которые сразу всплыли в голове, на самом деле, их гораздо больше.

Уверен, что многие разделили мою радость по поводу возвращений упомянутых выше спортсменов, так как это вполне характерно для человеческой природы. Я говорю, как вы понимаете, о таком явлении, как ностальгия. Это удивительное чувство, и в то же время опасное, потому что при его переизбытке возникает риск полного отрыва от реальности, но определенно одно из самых прекрасных. Поэтому было бы вполне объяснимо, если бы подобные решения о возвращении Барбосы/Айверсона/Скоулза принимали бы болельщики. Ни один фанат «Бостона» никогда бы не обменял тем холодным февральским вечером 2011 года Кендрика Перкинса на Джеффа Грина (а Билл Симмонс и вовсе готов был разорвать Дэнни Эйнджа на большое количество маленьких эйнджичков), но большинство из них, я больше чем уверен, хотело бы когда-нибудь вернуть обратно ставшего посмешищем центрового. Черт возьми, да будь моя воля, я бы прямо сейчас попытался бы найти возможность вернуть в «Финикс» Стива Нэша, просто чтобы он давал «пять» Драгичу после каждой удачной атаки (это было бы главным пунктом контракта). Во время приступов ностальгии мы не просто вспоминаем прошлое, мы еще и вспоминаем его именно в том свете, в котором нам хочется, в котором оно предстает в наиболее выгодном свете для нас. Читая недавно свой любимый журнал, я наткнулся на фразу в одной заметке, суть которой как нельзя лучше подойдет и для данного текста: «Прошлое – а вовсе не будущее – всегда «прекрасное далеко» с ударением на первом слове. Помним мы его смутно, память допускает искажения, но предпочитает былое идеализировать».

При всем при этом по прошествии времени, а очень часто и с самого начала многие дальновидные и не очень фанаты понимают, что эти возвращения наверняка не принесут никакого результата. Ведь даже приведенный выше положительный пример с Полом Скоулзом дал лишь сиюминутный эффект, создав видимость отсутствия проблемы, за что клубу приходится расплачиваться сейчас, когда Рыжий Принц повесил бутсы на гвоздь вторично и окончательно. Часто даже руководство команды подвергается критике за подобные решения – взяли, мол, старого знакомого, воспользовавшись старыми связями и несожженными мостами вместо того, чтобы искать кого-то нового и двигаться вперед. Но все равно в глубине души подобные события всеми воспринимаются, как правило, с радостью.

Раньше отдушиной для многих был тот самый пресловутый «олдскул», самый размытый термин на свете, под которым каждый понимает то, что ему ближе 

Я нахожу для себя объяснение этому в том, что мы живем в то время, когда спортсмены и спортивные организации все больше и больше отдаляются от простых людей, хотя изначальная дистанция была почти всегда, кроме тех времен, которые помнят только усы барона де Кубертена. Баскетболисты начинают играть в футболках с уродливыми рукавами (в любом дворе каждый продвинутый семиклассник вам скажет, что рукава в баскетболе мешают выполнению броска), а в кулуарах НБА более-менее всерьез обсуждаются слухи о том, что на майках команд (если они к тому моменту еще останутся майками) могут появиться названия спонсоров. Происходит дичайшая экспансия баскетбола в Китай и Европу, и зарабатывание денег становится все больше не вытекающим обстоятельством из общей популярности лиги, а главной целью. Раньше отдушиной для многих был тот самый пресловутый «олдскул», самый размытый термин на свете, под которым каждый понимает то, что ему ближе. Но чем бы они ни являлся, все сходятся во мнении, что его уже почти не осталось, не зря ведь Кирилл Свиридов создал себе кумира в лице Мэтта Барнса, а Гэри Пэйтон вообще демонстративно отворачивается привиде матчей НБА. Мне всегда казалось, что эта самая «старая школа» так всем мила по той простой причине, что подразумевает под собой такое поведение игроков-миллионеров, какое можно увидеть на любой баскетбольной площадке. А сейчас ведь, воля ваша, ерунда какая-то получается, и стоит только Нику Янгу попробовать свои силы в противоборстве с Алексеем Лэнем, как тут же раздается свист и драка заканчивается, не успев начаться. Да что там драка, даже банальное выражение несогласия с решением судьи теперь строго карается выписыванием технического замечания.

Именно по причине существования этой пропасти между миром спорта и простыми смертными все, например, любят Стефона Карри больше, чем остальных суперзвезд. Он ведь точно такой же, как мы, и парня с такой манерой игры можно увидеть на любой баскетбольной площадке, только Карри почему-то делает то же самое на уровне НБА. Когда Стэн Ли испытывал проблемы с созданием нового супергероя, он решил сделать его простым подростком, который, так уж вышло, обладает суперсилой. Так на свет появился обожаемый всеми Человек-Паук, и Стэф Карри его баскетбольный близнец. Никто не может мечтать об инопланетном происхождении ЛеБрона/Супермена, но подставляться под укусы пауков и тренировать каждый день трехочковые броски может любой из нас.

То же самое и с возвращениями игроков в некогда родные для них команды – болельщикам кажется, что таким образом головной офис команды показывает свою связь с ними. Таким образом, руководители-миллионеры как бы демонстрируют, что, хотя они находятся на другом положении, но руководствуются теми же ценностями, что и простые поклонники команд, что им не чуждо ничто человеческое. В такие моменты уже не имеют большого значения их истинные мотивы, для любого из нас важно лишь одно – «я бы поступил так же».

Оригинал на Sports.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья