Блог АвтоМото дайджест

«В следующем году в «Формуле-1» может оказаться на шесть машин меньше». Почему угрозы «Ред Булл» серьезны

Экс-пилот «Формулы-1» Дэвид Култхард – о трудностях Фернандо Алонсо, Дитриха Матешица и Нико Росберга.

Что происходит в «Макларене»

Нет сомнений, что команда оказалась в непростой ситуации, касающейся ее пилотов.

После Гран-при Японии глава «Макларена» Рон Деннис дал BBC одно из своих лучших разъясняющих интервью, в котором постарался создать впечатление, что с Фернандо Алонсо и Дженсоном Баттоном полный порядок. Однако реальность такова, что нет никаких гарантий продолжения выступлений обоих гонщиков за британскую конюшню, несмотря на имеющиеся контракты.

Все это вылезло наружу из-за недостатка мощности двигателя «Хонды», слабого прогресса мотора по ходу сезона, а также нехватки веры пилотов или команды в то, что «Хонда» действительно понимает, как добиться прогресса в сезоне-2016.

Сначала об Алонсо

Контракт Фернандо будет действовать еще два года, но комментарии гонщика по ходу Гран-при Японии выдали его чувство разочарования, а сразу после гонки испанец заявил, что не знает, останется ли в «Формуле-1» в следующем сезоне.

Да, я помню, что с тех пор Фернандо уже успел сделать заявление: «Здесь не на что смотреть, все нормально». Но уверен, что за этим стоит нечто большее, чем очередная пиар-тренировка.

Факт в том, что в случае недовольства ситуацией Алонсо может в любой момент уйти из «Макларена», и единственное, что он потеряет – лишь деньги, а не лицо или честь. Мы уже давно не видели, чтобы пилот просто уходил от таких проблем; последнее, что я помню – это одновременный уход Ники Лауды и Джеймса Ханта в 1979 году.

При этом хочу отметить, что я удивлюсь, если Алонсо уйдет из «Макларена» в конце этого года. Уровень конкурентоспособности команды никак не изменится в оставшихся гонках – и Алонсо сам охотно это признал, – так что можно ожидать, что он дождется начала следующего сезона.

Фернандо получит первое представление о возможностях «Хонды» уже на первых предсезонных тестах, а подтверждение данных возможностей в первой гонке сезона в Австралии.

Если «Хонде», по крайней мере с виду, удастся сделать значительный шаг вперед, то тогда он, вероятно, продолжит свой путь. Если же нет, то мы можем стать свидетелями чего-то в духе: «Леди и джентльмены, Фернандо Алонсо покинул здание».

Что насчет Баттона?

Что касается Дженсона, то тут все зависит от заявления Рона Денниса о том, что команда не собирается пользоваться опцией досрочного расторжения контракта с гонщиком.

Разочарование Баттона, когда он почувствовал себя преданным после Гран-при Сингапура и в результате убедил прессу в завершении карьеры, было частично обусловлено очень тяжелой гонкой, частично недостатком скорости болида и частично пассивностью Денниса, который ничего не говорил о желании продолжить сотрудничество в следующем году.

В четверг мы снимали сюжет с Дженсоном – он находился в хорошем настроении, но все равно не опровергал сомнений относительно своего будущего. А когда я задал ему прямой вопрос, ответил: «Что бы ни случилось, я все равно буду доволен».

Все это говорит, что на самом деле заявления Денниса о продлении контракта с Баттоном не дают стопроцентной уверенности.

Мой личный опыт работы с Роном говорит о том, что если он пожмет тебе руку, глядя в глаза – то его обещанию можно верить. От всего остального он легко может отказаться в будущем, заявив, что на самом деле говорил совсем другое.

Обнадеживающе было слышать, что для него это худший период за все время работы в «Макларене». Честность подобного рода освежает, но также позволяет предположить, что команда понимает, что достигла дна, и единственный путь наверх – это решать все вопросы в лоб.

Драма «Ред Булл» с двигателями

Не стоит сомневаться в серьезности заявлений «Ред Булл», когда руководство команды говорит об уходе из «Формулы-1», если коллектив не получит конкурентоспособный двигатель.

Согласны вы или нет, но разочарование команды в ситуации с «Рено», доверие к которой она потеряла, все время оставалось неизменным. В конце сезона сотрудничеству придет конец.

Это похоже на ситуацию с Алонсо и Баттоном. Если люди чувствуют, что их партнеры способны найти решение проблемы, то не ругают тех последними словами. Наоборот – стараются разрядить обстановку. Когда же этого не происходит, начинаются проблемы.

В верхушке «Формулы-1» много людей, которые говорят то, что думают. И не важно, соглашаетесь вы с ними или нет. Владелец «Ред Булл» Дитрих Матешиц и его советник Гельмут Марко как раз входят в эту группу людей – как и руководители «Мерседеса» Тото Вольфф и Ники Лауда.

«Ред Булл» дал понять, что отношения с «Рено» окончательно испортились. Команда попыталась получить двигатели «Мерседес», но безуспешно. Нынешняя ситуация такова, что миллиардер, которому принадлежат сразу две команды, не хочет соглашаться на второсортный товар. И эту позицию можно понять.

Одно дело было работать с двигателями «Рено» V8 при предыдущем регламенте, когда скорость болида зависела от мотора примерно на пять процентов. И совсем другое, когда в эру новых гибридных двигателей вам предлагают второсортный мотор «Феррари», в то время как вы сами являетесь первоклассной командой. На месте «Ред Булл» я бы тоже не принял такое предложение.

Почему, находясь в такой ситуации, Дитрих Матешиц должен ежегодно вкладывать сотни миллионов долларов в «Формулу-1» – спорт, который смотрят миллионы – и при этом соглашаться выступать в гонках без шансов на победу, пока не найдет на дороге какое-то лучшее решение?

Все это выводит нас к поворотной точке в истории «Формулы-1». Если «Рено» не удастся договориться о полноценной покупке «Лотуса», а «Ред Булл» не получит такие же двигатели, как заводская команда «Феррари», в следующем сезоне на стартовой решетке «Ф-1» может стать сразу на шесть машин меньше.

Проблема отсутствия общения

В данный момент в чемпионате наступил интересный период, поскольку все события происходят за закрытыми дверями. Мне кажется, что всех ослепляет общение – точнее его отсутствие. Если бы «Ред Булл» и «Рено» взаимодействовали нормально, то их отношения бы не испортились таким образом. Если бы между собой нормально общались «Макларен» и «Хонда», то команда не начала бы нынешний сезон с настолько плохим двигателем – «Хонда» бы просто подождала еще один год. То же самое можно сказать и о ситуации с Баттоном и «Маклареном» – опять отсутствие коммуникации. Все это показывает: общаться – это хорошо. Эти же ребята просто не разговаривают.

Росберг просто не может

После победы Льюиса Хэмилтона на Гран-при Японии вопрос о чемпионском титуле был окончательно решен – разве что в ход событий вмешаются проблемы с техникой.

Хэмилтон в этом году превратился в машину по завоеванию побед. Нико Росберг – талантливый гонщик, и если бы в команде не было Хэмилтона, он бы стал чемпионом. Но для меня «Формула-1» – это не только история о чемпионском титуле. Пилот должен противопоставлять себя лучшим и выяснять, способен ли он их побеждать – и уже затем становиться чемпионом.

В Японии Нико провел солидную гонку, сумев прорваться с четвертого на второе место, но все решилось на старте. Стартуя с поула, Росберг недостаточно быстро сорвался с места, но у него все равно была возможность парировать атаку Хэмилтона во втором повороте, и все же он не удержался.

Нико вылетел за пределы трассы из-за Хэмилтона, который вполне законно закрыл траекторию. Если бы Росберга вынесло за пределы трека из-за того, что он опоздал с торможением в попытке оставить Льюиса позади, это бы демонстрировало его агрессию и намерение дать бой.

Нечто подобное произошло в июле на «Сильверстоуне», когда Льюис выехал за пределы трека, стараясь вырваться в лидеры на рестарте гонки. Ему не нужно было этого делать, но он был готов рискнуть, потому что хотел совершить обгон.

Вот чего мы не видим в исполнении Росберга. В прошлом году он допустил ошибку, когда выехал на обочину, лидируя на Гран-при Италии, и тем самым отдал победу Хэмилтону, а затем ошибся в России, когда был близок к тому, чтобы вырваться в лидеры.

Хэмилтон тоже допускает ошибки, но не когда находится впереди. Он допускает их, пытаясь обогнать соперников, и готов поставить все на кон, а потом уже разбираться с последствиями. Как бы ни был хорош обгон Росбергом Боттаса в Японии, мы еще не видели, чтобы Нико пытался действовать подобным в борьбе с Льюисом.

Росберг может завоевывать поулы, выигрывать гонки и совершать обгоны. Но он должен уметь делать все это, сражаясь с любым соперником – от старта до финиша. Большинство побед Росберга было одержано при старте с поула. В то время как Хэмилтон и Алонсо способы побеждать, стартуя сзади. Если бы в кокпите второго «Мерседеса» сидел Алонсо, а не Росберг, сражение за чемпионский титул было бы куда более жестким.

Источник – BBC

Фото: Global Look Press/Hoch Zwei/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Clive Mason, Clive Rose

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...