АвтоМото дайджест
Блог

5 причин, почему Хэмилтон больше всех заслужил чемпионский титул в «Формуле-1»

Самый успешный британский гонщик в истории только что обзавелся вторым титулом. Дмитрий Агапов объясняет, почему триумф Хэмилтона был неизбежен.

1. Скорость в гонках оказалась важнее, чем в квалификациях

Квалификационный счет (12-7 в пользу Нико Росберга) стал настоящим сюрпризом и для самого Льюиса, и для публики. Хэмилтон — один из рекордсменов пелотона по поулам, и прежде англичанин всегда опережал напарников, когда дело касалось скорости на быстром круге. Так было в противостоянии с Фернандо Алонсо, Хейкки Ковалайненом, Дженсоном Баттоном и с Росбергом в их первый совместный сезон. Однако, стартовав с четырех поулов в первых пяти гонках, Льюис быстро разбазарил преимущество. Собственные ошибки и поразительная ненадежность машины закрепили успех более стабильного соперника.

Но это только одна сторона медали. Дело в том, что Хэмилтон конвертировал в победы 6 из 7 поулов (исключая технический сход в Австралии), в то время как Нико имеет отнюдь не чемпионскую статистику — лишь 2 из 11 квалификационных триумфов принесли немцу первое место на подиуме. В Канаде, Великобритании и Абу-Даби немцу помешали технические проблемы, но в потерянных победах в остальных гонках виноват только он сам.

С Хэмилтоном в этом сезоне произошло много удивительных метамарфоз. Одна из них — превалирование гоночного темпа над квалификационным. В прошлые годы Льюис по разным причинам часто терял скорость по воскресеньям, но сейчас все наоборот: 11 выигранных гонок против 5 у Росберга и два прорыва на подиум после старта из последних рядов. Порой преимущество Хэмилтона в скорости было подавляющим — как, например, в Бразилии, где он мгновенно уничтожил семисекундное отставание. За хорошую квалификацию очков не дают, и Льюис в 2014 году понял, что гнаться за поулом в ущерб гоночным настройкам действительно не стоит.

2. Хорошая психологическая подготовка

В долгой и плотной борьбе за титул, как правило, ментальное преимущество всегда получает более опытный пилот. Льюис в прошлом четырежды боролся за титул и трижды неудачно — вдоволь насытившись привкусом горьких неудач, проще действовать в будущем, чтобы избежать ошибок. У Росберга такого опыта в «Формуле-1» просто не было.

Если посмотреть на сезон немца в целом, то можно увидеть, что стратегия Нико изначально основывалась на преимуществе по очкам, с непременной оглядкой на личный зачет. Сознательно она была выбрана или нет, но как только что-то шло не так, Росберг был готов абсолютно на все, чтобы восстановить преимущество в чемпионате. Иногда, как например, в Монако, это получалось, в Бельгии технически задумка удалась, но ошибка и столкновение с Хэмилтоном повлекли за собой последствия, после которых стратегия Росберга рассыпалась как карточный домик.

Хэмилтон проводил каждую гонку как последнюю, не замечая препятствий впереди

Льюис просто перестал оглядываться на личный зачет. Он проводил каждую гонку как последнюю, не замечая препятствий впереди. В Италии англичанина подвела электронная система старта, однако это не помешало ему быстро вырваться на оперативный простор, догнать и обогнать напарника. В Сингапуре Льюис в конце гонки пронесся мимо опешившего Феттеля с риском врезаться в стену, а в Японии вновь провел красивый обгон. В Бразилии будущий чемпион упорно боролся за победу, хотя для титула она была и необязательна.

Именно более расслабленный подход Хэмилтона обеспечил преимущество на финише чемпионата. Пять гонок подряд, выигранных на любой вкус: от прорыва после неудачного старта до ярчайших явлений лютого самовозничества — даже самый привередливый болельщик вряд ли назовет итоговую победу Льюиса легкой и непринужденной.

3. Лучшая работа с покрышками и топливом

После быстрого схода в Австралии пресса гадала: насколько быстр Хэмилтон в условиях нового регламента? Все межсезонье считалось, что необходимость беречь топливо лучше вяжется с интеллектуальными способностями Росберга, а давний стереотип о «Льюисе-пожирателе резины», несмотря на разоблачение еще в 2012 году, продолжал витать в умах журналистов и экспертов.

Пришло время уик-энда в Малайзии, и Нико совершенно неожиданно оказался разгромлен — поул, лучший круг и победа с 17-секундным отрывом у Хэмилтона, а немцу досталось только второе место. Мало того, Льюис сэкономил на 3 килограмма больше топлива, чем Росберг, и до неприличия затягивал каждый пит-стоп.

Еще один ярчайший пример прогресса Льюиса — гонка в Сильверстоуне. Учитывая характер трассы, никто не ожидал, что кто-либо сможет проехать дистанцию Гран-при с одним пит-стопом. Хэмилтон, стартовавший только шестым, прорвался на второе место и начал медленно догонять лидирующего Росберга. Нико неожиданно быстро сообщил о проблемах с износом шин и отправился на пит-стоп уже на 18 круге. Льюис же без особых потерь скорости растянул первый отрезок до 24 круга, что теоретически позволяло пройти оставшуюся дистанцию без второго заезда в боксы. Неизвестно, удалось бы гонщику в таком случае выиграть гонку, так как Росберг вскоре сошел с трассы, но на последний пит-стоп за 11 кругов до финиша Хэмилтон заехал, имея 40-секундное преимущество перед ближайшим соперником. Это ли не показатель работы с резиной?

В целом, по ходу сезона Льюис был лучше Нико как с точки зрения экономии топлива, так и расхода покрышек. Благодаря эффективному сбережению горючего в баки Хэмилтона каждую гонку заливали на 3-4 килограмма меньше бензина, чем Росбергу, что облегчало машину и позволяло демонстрировать лучший темп. А это, в свою очередь, стало одним из составляющих конечного успеха.

4. Борьба колесо в колесо

Равные по скорости машины предполагали, что периодически Льюис и Нико должны бороться друг с другом на трассе. И здесь Хэмилтон тоже вырвался вперед — он устоял под натиском в Сахире, Барселоне и Будапеште, вынудил ошибиться конкурента в Монце и обогнал его как в Сузуке, так и в Остине.

Нико не может похвастать успехами по части борьбы колесо в колесо — имея преимущество в темпе, он трижды не смог опередить Льюиса, в Спа немец при попытке обгона допустил столкновение, и только в Сан-Паулу удержал шустрого соперника позади.

Хэмилтону по воле ненадежности техники чаще приходилось прорываться сквозь пелотон, и он отлично с этим справлялся

Интересно, что схожие результаты Льюис и Нико демонстрировали и в борьбе с другими гонщиками. Хэмилтону по воле ненадежности техники чаще приходилось прорываться сквозь пелотон, и он отлично с этим справлялся — пилот ни разу не финишировал ниже третьего места. Росберг же зачастую попросту застревал за более медленной машиной. Показателен один из эпизодов гонки в Венгрии — немец несколько кругов безуспешно пытался обогнать «Торо Россо» Верня, не выдержав, свернул на пит-стоп, а в этот момент ехавший позади Хэмилтон легко и непринужденно опередил француза.

В принципе, способность успешно бороться колесо в колесо всегда считалась сильной стороной англичанина, в то время как немец, наоборот, отнюдь не слыл мастером обгонов. Но умение опережать соперника на трассе важно не только с точки зрения авторитета гонщика. Лишний обгон прибавляет очков в копилку. Реализуй Росберг потенциал резины в Бахрейне, Испании и Венгрии, у него уже было бы лишних 17 баллов относительно Хэмилтона.

5. Превосходная вторая половина сезона

Если обратиться к статистике последних лет, то можно заметить одну закономерность — обычно чемпионом мира становился тот, кто добивался более стабильных и высоких результатов во второй половине чемпионата. Любые ошибки допустимы весной или летом, пока есть время отыграть упущенное. Но в конце сезона ошибаться нельзя — иначе поражение неминуемо.

В 2010 году Феттель имел мало шансов на титул, но соперники допустили несколько оплошностей, повлиявших на итоговый результат. Уэббер сошел в Корее и безвольно провел финальную гонку, а Алонсо подвела собственная команда. Себастьян, напротив, в решающий момент собрался и был вознагражден формульной судьбой.

Двумя годами позже немец во второй половине сезона выиграл четыре гонки подряд, прорвался на подиум в Абу-Даби и финишировал в сложных условиях Бразилии. У Алонсо не было машины, способной бороться с «Ред Булл», и он проиграл борьбу за титул, несмотря на солидный очковый задел, добытый в середине сезона.

Хэмилтон же, за исключением первых трех лет в «Формуле-1», никогда хорошо не проводил осеннюю часть чемпионата. Англичанину всегда что-то мешало — то неудачные попытки обгона и не слишком быстрая машина (2010 год), то недостаток мотивации (2011, 2013), а когда Льюис уже, наконец, собирался с силами, подводила техника (2012). Но в этом сезоне все сошлось воедино — после неудачи в Бельгии гонщик выиграл шесть из семи гонок. Впервые 29-летний пилот настолько ударно отметил вторую половину сезона.

Его оппонент, наоборот, был идеален 2/3 чемпионата, но допустил сразу серию ошибок осенью. В Монце и Остине Нико не смог удержать Льюиса позади, а в Сочи и Абу-Даби откровенно запорол старт гонки. Словом, везде, где Росберг должен был выигрывать, оказавшись впереди, он терял драгоценные очки. В решающий момент Хэмилтон просто оказался быстрее и стабильнее, и язык не поворачивается отдать титул чемпиона мира кому-то другому.

Фото: REUTERS/Ahmed Jadallah; Fotobank/Getty Images/Mark Thompson, Peter J Fox

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...