Блог АвтоМото дайджест

Историческая победа на «Дакаре»: любитель выиграл этап впервые за 32 года

Он сам строит машины и гоняется ради благотворительности. Уже легенда рейда.

Сейчас на главном ралли-рейде планеты словно существуют два мира: в первом соревнуются автопроизводители с огромными бюджетами, мощными дорогими прототипами (к примеру, один победный в 2019-м Hilux от «Тойоты» обходится в 500 тысяч евро, а годовые траты «КАМАЗа» на команду – 11 миллионов) и лучшими пилотами (та же «Тойота» запросто позволила себе привезти Фернандо Алонсо).

Во второй же сбросили маленькие частные коллективы и личные заявки: одиночки-любители фактически вынуждены концентрироваться в классе Т2 почти стоковых машин, Original by Motul в мотоциклах или садиться за руль гоночных техничек. Тем не менее, каждый из вариантов обрекает частников на соревнования в середине, а то и в конце пелотона: они почти не получают внимания от широкой публики, да и шансов выиграть что-то значимое практически нет.

А ведь изначально «Дакар» задумывался именно как гонка для искателей приключений: в конце 70-х степень опасности рейдов по диким местам была настолько высокой, что спонсоры не хотели в них вкладываться, и заработать на ралли было невозможно.

Однако приключение в пустыне, организованное Тьерри Сабином, оказалось адреналиновым, классным и сказочным – за его исходом следили по всему миру, и в итоге уже на второй рейд в истории в 1980-м альянс «Фольксвагена» и «Ауди» привез на обкатку полувоенный внедорожник Iltis с 18-летней историей разработки. Естественно, заводская немецкая команда порвала всех любителей и навсегда изменила историю «Дакара».

С тех пор частники-одиночки больше не побеждали в общем зачете. Некоторые быстрые, безбашенные и богатые (для покупки топовой техники ведь нужны немалые деньги!) изредка выигрывали этапы, но после 1988-го и эти успехи закончились. Именно в тот год на предпоследнем этапе марафона победил владелец автомастерской из Бельгии Ги Деладриер.

Да, после него был еще легендарный «Лис пустыни» Жан-Луи Шлессер, выигравший два рейда на багги собственного производства, но статус его команды как «частной» ставится под сомнение: все-таки его компания продавала машины другим гоночным командам, а бюджет на один рейд в начале 2000-х насчитывал немалые 5 миллионов евро (сборка одной машины обходилась в 300 тысяч!).

32 года каждый рейдовый день на первом месте завершали представители заводских команд, но на восьмом этапе «Дакара-2020» все изменилось. В дело вступил Матье Серрардори на багги собственной разработки со своей частной командой SRT – он привез четыре минуты ближайшему конкуренту от автоконцерна и завершил спецучасток на первом месте. Реально историческая победа.

Что, он правда порвал всех чемпионов «Дакара»?

Матье помогли печальные обстоятельства: на седьмом этапе погиб мотогонщик Паулу Гонсалвеш, и организаторы рейда отменили старт для байков и квадроциклов.

В результате лидеры и самые быстрые раллисты, традиционно следующие по следам двухколесной техники, остались без навигационных ориентиров, и потому у быстрых экипажей из середины пелотона появился шанс: в случае ошибок первой десятки выиграть день мог кто угодно. Так и вышло: Карлос Сайнс, Стефан Петерансель, Нассер Аль-Аттия, Язид Аль-Ражи и прочие звезды заплутали, и на победу до последнего претендовали стартовавшие следом Ясир Сейдан (в итоге увяз в песках) и даже Фернандо Алонсо. Двукратному чемпиону «Формулы-1» досталось второе место, а первое забрал как раз Серрадори.

«Мы не атаковали наравне с лидерами с первого же дня, – рассказал после финиша Матье. – Мы могли бы, но решили проявить осторожность и не упираться. Именно поэтому выстрелили сейчас».

Но на самом деле именно он француза и стоило ожидать подобного сюрприза: багги SRT отметился в топ-5 уже на втором этапе и не выпадал из топ-8 на протяжении всего рейда. Именно там экипаж №315 находится и в данный момент – причем сразу после трех спецучастков в пятерке лучших. Тем не менее, для «Дакара» с царящими здесь «Тойотами», «Пежо», «Мини» и другими заводскими командами подобный прорыв – все равно настоящее эпохальное землетрясение.

Он правда любитель и частник?

Серрадори на «Дакаре» далеко не в первый раз – он дебютировал на рейде еще в 2009-м в классе мотоциклов и занял 50-е место. Год спустя он стал 20-м, а в 2012-м – 25-м. Тогда он тоже выступал на собственные и семейные деньги – они быстро кончились, и французу пришлось свернуть гоночное хобби.

Шанс вернуться в рейды появился только в 2017-м: к тому моменту Матье устроился на работу менеджером и инженером в компанию Сentury Racing, которая уже 20 лет занимается разработкой и производством гоночных и гражданских внедорожников-багги. Там Матье и познакомился со штурманом Фабьяном Луркином (гонял на «Дакарах» в этом качестве четыре раза с 2005-го, лучшая позиция – 16-я в 2007-м).

Вместе они работали над машиной CR6 – фактически дешевым аналогом заводских багги от «Мини» и «Пежо» с семилитровым мотором V8 от «Шевроле» мощностью 375 л.с. Со временем Серрадори начал выполнять функции еще и тест-пилота – так и родилась идея вернуться в ралли.

В итоге в 2018-м новосозданная SRT приехала на Africa Eco Race (рейд по пути старого «Дакара») – и Матье сходу победил. В следующем крупном рейде – российско-китайском «Шелковом Пути» – Серрадори финишировал третьим вслед за звездами ралли Язидом Аль-Раджи и Нассером Аль-Аттией (три победы на «Дакаре»).

Француза никто не поддерживал в его поездках: он тратил собственные накопления и дни отпуска на рейды. В Сentury Racing только выделили бесплатную машину на тесты, а пара локальных спонсоров помогла со вступительным взносом.

Первые успехи позволили SRT отнестись к делу серьезнее, но общий подход практически не изменился.

«Мы частная семейная команда, – объяснил француз. – Смотрим на другие крупные команды, решаем, что хорошо, а что – нет, пытаемся адаптироваться. На «Дакаре» у нас персонал из десяти человек. Мой отец – менеджер команды. Всего в этом году у нас работает 15 человек. Если я разобью машину днем, работы ночью будет слишком много. У заводских команд просто безграничные возможности по сравнению с нами: их машины могут за ночь переделать полностью. Мы ищем компромисс между результатами и нашими возможностями».

Команда выросла буквально недавно – еще в 2018-м в ней работало всего пять человек: Матье, его штурман, механик Жюльен и отец Жерар в роли менеджера. С ростом результатов и продаж багги у Century Racing появилось чуть больше возможностей по поддержке пилота и техника.

Однако Серрадори-младший продолжает тратить на рейды собственный отпуск и деньги из своего кармана. Более того, он и Луркин еще с 2019-го завели традицию: за каждый преодоленный на «Дакаре» километр они жертвую по евро в фонд помощи больным раком детям. К концу нынешнего рейда сумма пожертвований составит около 10 тысяч евро —хотя, возможно, после успеха на этапе добавят и побольше. Все-таки победа частника и любителя – слишком уникальное событие для гонок высшего уровня.

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Evgeny Sinitsyn/Xinhua; schafer-competition.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...