Блог АвтоМото дайджест

«Шумахер иногда прибегал к дешевым трюкам». Уэббер вспоминает коллег по «Формуле-1»

Бывший пилот «Минарди», «Ягуара», «Уильямса» и «Ред Булл» Марк Уэббер закончил карьеру уже пять лет назад. Однако австралиец всегда отличался эмоциональностью и словоохотливостью — и в последнем выпуске подкаста Beyond The Grid на официальном канале «Формулы-1» Кенгуру, выигравший девять Гран-при и соперничавший с четырехкратным чемпионом мира Себастьяном Феттелем и однократным Нико Росбергом, поделился воспоминаниями о горячих гоночных деньках.

О завершениии карьеры

«Я был быстрым гонщиком, но соревнования с такими ребятами, как Фернандо Алонсо, Михаэль Шумахер, Дженсон Баттон, Кими Райкконен помогли мне развиться до такого уровня, куда бы я никогда не добрался самостоятельно. Я счастлив, что смог погоняться с этим поколением. И я хотел заниматься гонками сколько получится — но не хотел допускать снижение уровня. В итоге я завершил последний Гран-при на подиуме вместе с Феттелем и Алонсо.

Теперь я на второй главе под названием «обычная жизнь». Мне не хватает моей профессии, но с личностной стороны я наслаждаюсь новой жизнью. Да, я не могу делать то, что люблю — но я должен отпустить это. Один мой друг называет это ***** реальностью. Нельзя гоняться по Монако и брать поул в 43 года.

У меня даже больше нет гоночной лицензии. «Порше» много раз предлагало мне погоняться в ГТ. Но нет, я не хочу. Я знаю, что буду очень раздражен необходимостью ранних торможений и поздних разгонов, а уж про более медленные времена на круге и говорить нечего.

Сравнение Нико Росберга и Себастьяна Феттеля

Ну, они одной национальности, что важно — это проявляется в вопросах разбора инженерной части и желании докопаться до сути. Но у Росберга с первого сезона в «Ф-1» не было той же уверенности и голода, которая была у Феттеля. Мне кажется, у Нико ушло намного больше времени для того, чтобы осознать — он принадлежит этому миру [«Формулы-1»]. У Феттеля с самого старта было чувство вроде «это ***** мое место». Ему помогла победа в Монце [в 2008 году на «Торо Россо»]. Потому ему удалось быстро достичь огромного успеха.

Нико же в первый сезон ментально был просто на грани в стартовые восемь месяцев. Желание и голод проявились в нем намного позже. Он много в них вложил, и хоть они и не были полностью естественными для него, но они помогли ему достичь цели. Себастьян изначально был более совершенным пилотом, даже несмотря на более поздний дебют.

Кстати говоря, Себ тестировал «Уильямс» еще в 2005-м (Марк тогда как раз выступал за англичан — прим. переводчика). И он был оооооочень быстрым. Он сразу понял, что эта техника подходит ему больше.

Он был невероятно креативным по части планирования сессий и привлечении инженеров на свою сторону. Это не выливалось в какое-то противостояние, но его команда не проявляла особой открытости. И знаете что? Я считаю это нормальным.

Еще он привык всегда действовать по плану. Вы знаете, его фирменный почерк — стартовать с поула, выехать за пределы активации ДРС и победить. Он проделывал это мастерски. Единственное, в чем я всегда его превосходил — в торможении на въезде в боксы во время пит-стопов. Он каждый раз тормозил слишком рано.

Нико же очень много вложил в свой титул. Ему многим пришлось пожертвовать — все эти истории о том, как ему приходилось спать в разных комнатах с женой… Невероятный уровень личностного самопожертвования, он возвел его на новый уровень. Просто вау. Но нужно понимать, сколько сможешь продержаться: возможно, 5 лет, но точно не 13. Трудно даже представить, через что он прошел. Должно быть, последняя гонка в Абу-Даби стала настоящей ментальной пыткой.

О лучшем гонщике, против которого Марк соревновался

Если речь о воскресных полуднях, я бы выбрал Фернандо Алонсо. Очень изобретательный и сильный пилот по части обороны. Когда пытаешься его обогнать, он всегда пытается что-то придумать. Всегда было трудно пристроиться к нему в воздушный мешок — он постоянно двигал болид и не позволял воспользоваться слипстримом, и при этом не оставлял и чистого воздуха. С ним у нас всегда были отличные сражения. И я даже не могу вспомнить, чтобы он передо мной когда-нибудь блокировал колесо и не попадал на апекс. Против Фернандо не бывает легких обгонов. Он блестящий гонщик. На одном круге он хорош. Однако в вопросах работы с командой мог быть и получше.

Очевидно, битвы с Михаэлем Шумахером тоже были сложными, но он иногда прибегал к дешевым трюкам. Фернандо никогда так не поступал.

Я имею в виду Гран-при Монако 2006 года. Нельзя так поступать с коллегами. Это был настоящий тычок в лицо для всех нас. Кими, Фернандо на последних кругах тогда пытались улучшить время, да и сам Михаэль был достаточно быстр — но он потерял 0,25 секунды в шикане и решил ****** всю сессию. В Монако же всегда самая последняя попытка на свежем комплекте шин выходит хотя бы на 0,1 секунды быстрее.

В итоге все [позднее торможение и провоцирование желтых флагов] было выполнено как-то нерешительно. И я постоянно сидел и спрашивал себя: «Михаэль, ну зачем? Зачем, Михаэль? Ты же такой талантливый!». Если описывать его в двух словах, это будет «параноидальное совершенство».

Главные новости и лучшие тексты о спорте – в Telegram. Подписывайтесь!

Мне не удалось с ним сблизиться. У меня есть несколько хороших друзей, которые наслаждались его обществом, и у него безусловно есть много замечательных качеств. Он был колоссом в нашем виде спорта. Его вклад в «Формулу-1» и в «Феррари» просто невероятен. Его можно сравнить с Федерером.

О несостоявшемся переходе в «Феррари»

Это было на Гран-при Сингапура 2009 года. Тогда на Флавио Бриаторе [личного менеджера Уэббера в тот момент] и его пилотов оказывалось большое давление со стороны ФИА и ее президента Макса Мосли. Я все равно оставался с ним, и Флавио ценил подобную лояльность. И перед гонкой он сказал мне «Я собираюсь пробить тебе место в «Феррари» еще до финиша». Я был бы рад отправиться туда, но опять же лояльность к Дитриху [Матешицу, владельцу концерна «Ред Булл»] была просто гигантской. Я многому у него научился, и он сделал мне хорошее предложение.

Я оказался в ситуации, когда мне надо было подписывать контракт с «Ред Булл», но вместе с шансом попасть в «Феррари»… Туда перешел Алонсо, так что все выглядело как переход на позицию второго номера, а вторые номера в «Феррари» редко выигрывают гонки. Однако в контракте об этом не было ни слова — это были лишь мои соображения. Что заставило меня так думать? Потому что там было Фернандо. При наличии машины, способной бороться за титул, он бы ни за что не отдал шанс выиграть титул другому. Посмотрите на нынешнюю «Феррари» – ведь там титул ожидают только от Себа, верно?

Мы вроде как обо всем договорились, но потом они изменили условия по срокам — с двух лет на 1+1. Мне захотелось увидеться с Лукой ди Монтеземоло в Италии и поговорить с ним об этом, но ответ Флавио был коротким – «Нет. В этом нет необходимости. Нет ничего сложного в том, чтобы подписать новую версию контракта».

Я ответил Флавио, что мне в любом случае сперва нужно побывать в машине перед подписанием контракта, потому что я волновался насчет того, чтобы она мне подошла. Они обычно маловаты [рост Марка 184 см — в свое время один из самых высоких гонщиков]. Он сказал, что об этом позаботятся после и это будет не моей проблемой, но мне не хотелось просто сидеть полгода в Монако и гадать.

Фото: globallookpress.com/imago/Crash Media Group; Gettyimages.ru/Mark Thompson, Clive Rose; a href=»http://www.sports.ru/docs/reuters.html»>REUTERS/John Pryke; Gettyimages.ru/Clive Mason

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...