Блог Хорошие тексты

Вы знали, что банка «Колы» отменила матч, в котором «Интер» влетел 1:7?

Одна из самых скандальных историй КЕЧ.

Partita Della Lattina – красивая итальянская фраза, которая напоминает название какого-нибудь фестиваля, вина или средневекового замка. Немецкий аналог – Büchsenwurfspiel – больше похож на ругательство. Буквальный перевод этого выражения – матч банки. Оно появилось после того, как «Интер» (действующий чемпион Италии, уже 11-е скудетто в истории) был уничтожен менхенгладбахской «Боруссией» (1:7) в сезоне-1971/72.

В те годы Кубок чемпионов проходил без группового этапа: команды сразу играли плей-офф – начиная с 1/16 финала. «Интер» стартовал нескучно – 6:4 по сумме двух матчей с греческим АЕК. Второй раунд оказался значительно страшнее: в соперники выпала «Боруссия» из Менхенгладбаха, которая выиграла бундеслигу дважды подряд – первой в истории немецкого футбола. За нее играли такие великолепные футболисты, как нападающий Юпп Хайнкес (позже взял с «Баварией» 4 чемпионства как тренер) и полузащитник Гюнтер Нетцер (вам должно быть стыдно, если вы не слышали это имя, ведь оно упоминается даже в комедии «День выборов»; на самом деле Нетцер был лучшим молодым игроком Европы-1972 и три года играл за «Реал»).

20 октября 1971 года собрался полный «Бекельберг Штадион» – 27 тысяч человек стояли под дождем и мерзли. Вообще-то немецкий футбол еще не стал одним из сильнейших в Европе – «Интер» был уверен, что легко шагнет в четвертьфинал. Планы рухнули тут же: на 7-й минуте итальянцы пропустили первый мяч (выстрелил Юпп Хайнкес), а когда отыгрались, то не продержались и пары минут: «Менхенгладбах» тут же сделал счет 2:1. Матч получался очень динамичным и острым, но на 29-й минуте неожиданно был остановлен. С трибуны прилетела банка «Кока-Колы» – прямо в голову форварду «Интера» Бонимбе. Вообще-то он Роберто Бонинсенья, но из-за маленького роста его чаще называли как карлика, выступавшего в итальянском цирке.

Из-за несчастной банки игра прервалась на семь минут. Голландский арбитр Джеф Дорпманс тщетно пытался успокоить разбушевавшихся футболистов «Интера», которые столпились вокруг форварда и отказывались продолжать матч.

Судья мог тут же увести команды, но решил, что матч продолжится – в те годы это было нормой. Вспомнить хотя бы дикий Межконтинентальный кубок в 1967-м, когда матч доиграли даже после того, как в голову вратаря «Селтика» попали камнем. В интервью газете Spiegel через 40 лет после той встречи голландец объяснил свое решение.

«Естественно, я никогда не забуду тот матч. Главный комиссар полиции Менхенгладбаха попросил меня не останавливать игру, поскольку на стадионе находились около семи тысяч итальянцев, которые могли спровоцировать серьезные беспорядки. Я по-прежнему убежден, что Бонинсенья выступил как отличный актер. Банка была открыта, она не была полной и пролетела 20-30 метров, так что удар не мог быть действительно сильным. Конечно, поведение болельщика, который бросил банку, правильным не назовешь, но и реакция футболиста могла бы быть другой».


Полиция и болельщик, который мог бросить банку

«Интер» утверждал, что банка была полной, хотя на кадрах с матча видно обратное. Сандро Маццола даже поднял эту банку и показал ее судье – к тому моменту она оказалась немного сдавленной и пустой.

Футболисты «Боруссии» до сих пор уверены, что банка не повлияла на матч – и с ними сложно спорить. Когда Бонисенья внезапно упал и покатился по мокрому газону, громко крича, немцы уже вели 2:1. Гюнтер Нетцер, разговаривая с репортером из Corriere della Sera, был категоричен:

«В тот день мы играли матч нашей жизни, и никто бы не смог остановить нас. Мы бы обыграли «Интер», даже если бы не было никакой банки и Бонинсенья остался бы на поле. После игры наш тренер попросил врача команды навестить Роберто, но ему не позволили. Двери в раздевалку «Интера» были заперты».

Некоторые утверждали, что пока Бонимбу клали на носилки и уносили с поля, Нетцер отбросил полную банку за линию поля, где ее подобрал немецкий полицейский. По этой версии, Сандро Маццола принес арбитру уже вторую банку, подброшенную фанатами. Установить, так ли это, уже невозможно. Матч не показывали в прямом эфире: президент «Боруссии» не договорился с обладателем прав на телетрансляцию ARD. Момент броска не снят, зато его последствия видны во всех подробностях.

Бонимба по-прежнему утверждает, что удар алюминиевой банки «Кока-Колы» в голову был очень сильным и не позволял ему продолжить игру. На вопрос, была ли это та самая банка, за которой сбегал капитан «Интера», он не ответил, а посоветовал обратиться к самому Маццоле.

«Я был в замешательстве несколько минут. [Это была] внезапная боль, голова раскалывалась, а еще я был вне себя от гнева. Немцы настаивали, что я просто хотел, чтобы им присудили техническое поражение, но я не преувеличил свою реакцию. Меня просто выбили из игры этой банкой. У меня не было пореза, но удар был очень сильный».

Через семь минут взаимных упреков, оскорблений, взываний к арбитру и размахиваний руками матч продолжился. В оставшееся время «Боруссия» забила еще 5 мячей – «Интер» был раздавлен.

Окончательный счет матча шокировал всю Европу. «Интер», считавшийся одним из претендентов на попадание в финал Кубка европейских чемпионов, так опозорился в Менхенгладбахе! Но уже на следующий день УЕФА начала изучать инцидент с банкой. Защитник «Интера» Габриэле Ориали утверждал, что матч был ненастоящим: как только поле покинул Бонинсенья, «Интер» якобы потерял настрой на игру и правильную ментальность. Высказался и легендарный капитан команды Джачинто Факкетти.

«Инцидент произошел при счете 1:2, мы легко могли бы отыграться. Но с того момента никакой игры уже не было. Мы играли просто на автомате. Кто-то думал о переигровке, кто-то ждал, что нам присудят победу, а некоторые и вовсе не хотели играть дальше».

Правила УЕФА тогда не позволяли присудить победу команде, которая пострадала от действий противника, болельщиков или судей. Со стороны «Интера» в УЕФА общался вице-президент Пеппино Приско, профессиональный адвокат. Наконец, во время одной из встреч, затянувшейся далеко за полночь, договорились о переигровке. «Это лучшее, чего мы могли добиться», – признавался потом Приско.

Считалось, что банку бросил голландский болельщик «Боруссии» – информации о нем толком не появилось. Известно лишь, что он больше никогда не ходил на футбольные стадионы. Но 25 лет спустя болельщик сообщил немецкому изданию Bild, что ничего в игроков «Интера» не бросал.

Игра в Милане, которая должна была стать ответной, официально оказалась первой. «Баночный человек» Роберто Бонинсенья отомстил немцам голом – он стал лишь одним из четырех, которые «Интер» забил в ворота «Боруссии» (итог – 4:2). Ответная игра по решению УЕФА проходила не в Менхенгладбахе, а на Олимпийском стадионе Берлина, где собралось 84 тысячи зрителей. Переигровка, по воспоминаниям Джачинто Факкетти, проходила в условиях невероятной враждебности.

«Они были в ярости, что их победу со счетом 7:1 не засчитали, но мы чувствовали, что должны доказать, насколько этот результат не отражал разницу между нами. Мы очень нервничали, но поклялись не сдаваться».

Несмотря на тотальное доминирование, «Гладбах» так и не забил. 0:0 – и итальянцы вышли в четвертьфинал, где обыграли льежский «Стандард». Затем «Интер» в полуфинале прошел «Селтик», но финале проиграл. Дубль Кройффа вручил кубок «Аяксу».

На официальном сайте «Боруссии» текст о втором раунде Кубка европейских чемпионов-1971/72 заканчивается словами: «7:1 на «Бекельберге», которые официально объявлены недействительными, навсегда останутся в нашей памяти».

И это правда. Банка «Кока-Колы» 40 лет хранилась в музее голландского «Витесса», куда ее пожертвовал арбитр Дорпманс. В 2012-м президент «Боруссии» Стефан Шиперс попросил, чтобы голландцы отдали эту реликвию на родину.

Теперь она выставлена в музее «Боруссии».

Главные новости и лучшие тексты о спорте – в Telegram. Подписывайтесь!

Фото: ullsteinbild.de/Vostock Photo/Horstmuller; Gettyimages.ru/Werner OTTO/ullstein bild; vitesse.nl

Автор – Егор Мичурин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...