Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Роджер Федерер: «Такого противостояния, как у меня с Надалем, больше не будет»

Разговор Роджера Федерера с газетой Marca о соперничестве с Надалем, лучших сезонах, любимых дочках, бритье и многом другом – в блоге «Савешник».

Интервью испанскому интернет-изданию Marca на презентации Gillette (26 июля).

Оригинал: www.marca.com

Роджер, как обычно, на некоторые вопросы избежал прямых ответов. :)

Неделю назад в Гамбурге ты играл новой ракеткой. Почему решил пойти на эти изменения?

Я не менял ракетку с 2002 года, хотя и тестировал разные новшества во время тренировок. После раннего проигрыша на Уимблдоне я спросил себя, чего я хочу: отдыхать, тренироваться, играть или попробовать новую ракетку. Играя в Гамбурге и Гштааде я могу и потренироваться, и опробовать ракетку.

Будешь ли ты использовать свое новое оружие в оставшейся части сезона?

Ощущения от ракетки нормальные, но это прототип. Если я прекращу играть ей, то не из-за того, что она плохая.

Ты уже нашел ответ на вопрос, почему проиграл во втором круге Уимблдона?

Иногда причину трудно найти. Соперник неудобный, постоянно выходил к сетке. Но, например, на РГ с Тсонгой я сыграл ужасно. А проигрыш в Гамбурге был совсем другого рода, поскольку уже много лет у меня не было перехода с травы на июльский грунт.

Какими ты видишь свои шансы на победу в ТБШ? Считаешь ли, что они малы?

Очевидно, что я уже не буду фаворитом на шлемах; всё меняется. Я знаю, что Джокович, Маррей и Надаль поедут в Нью-Йорк с уверенностью, что могут победить. Я тоже могу, но мне сперва нужно доказать это самому себе, обрести нужную уверенность, а для этого нужно выигрывать матчи. Поэтому с моей стороны было бы ошибкой не играть семь недель перед Монреалем. 

Можешь ли ты представить ситуацию, когда ты не посеян на турнире?

Для таких игроков, как я или Рафа, быть номером 2 или номером 5 – это не большая разница. Что действительно важно – номер 1, и мы оба уже достигали этого. Не имеет значения, находишься ты в числе фаворитов или нет – имеет значение вера в свои силы. Да, просто играть в туре для меня недостаточно; мне нужен успешный результат, и поэтому я надеюсь быть хорошо готовым физически. Играть с травмами не очень-то приятно. Рафа может об этом песню написать. Если побед не будет, значит пришло время заняться чем-то другим.

На USOpen ты, скорее всего, будешь пятым сеяным и можешь встретить игрока топ-4 в ¼ финале. Ты этим обеспокоен?

Нет проблем. Важно оставаться в топ-8. Рафа был пятым на РГ и Уимблдоне…Если ты играешь хорошо, то ты играешь хорошо; а если плохо…Если ты хочешь выиграть турнир, то нужно побеждать всех. Поэтому я не понимал тех споров о посеве Рафы на РГ: 5 или 4 он будет.

Ваше с Надалем соперничество считается величайшим за первое десятилетие века. Маррей и Джокович разыграли финалы трех из четырех последних шлемов. Их соперничество пришло на смену вашему?

Да?  Я бы сказал, что такого соперничества, как у нас с Надалем, уже не будет. Даже если взять Борга и Макинроя: две самобытные личности, один левша, другой – правша. Маррей и Джокович во многом похожи. Рафа и я – это противоположные полюса во всем, и именно это так нравится зрителям, которые выбирают, за кого из нас болеть. И наше соперничество не закончилось. В этом году мы играли в ИУ (хотя прошу прощения, но данный матч учитывать не хочется, поскольку я был травмирован), в Риме я очень старался, но он был в великолепной форме. В общем, мы всегда можем возобновить наше противостояние. Мне его не хватает.

Ты не играл в июле с 2004 года. Для тебя было так важно набрать уверенность, которую дают победы?

Не только это. Эти два турнира дарят мне хорошие воспоминания. В Гштааде я дебютировал в качестве теннисиста-профессионала, мне предоставили вайлдкарт, к тому же это Швейцария. Я не хотел заканчивать карьеру так и не вернувшись в то место, где всё началось для меня. В Гамбурге я побеждал 4 раза. И я решил, что лучше сыграю два турнира, чем один. Это решение я принял сердцем. На данной стадии карьеры я могу выбирать то, что принесет мне удовольствие.

Какой год считаешь лучшим в своей карьере?

Ну, в 2005 я выиграл 81 матч и проиграл только 4, в 2003 выиграл свой первый Уимблдон и итоговый чемпионат…Но в 2009 после стольких попыток я наконец-то выиграл Ролан Гаррос, сравнялся с Сампрасом по шлемам, а потом побил рекорд на Уимблдоне. Моя жена была на восьмом месяце беременности, мы ждали близнецов, и никто не знал…Это был исключительный год. Во вторник мы отмечаем 4-й день рождения девочек.

Неужели у тебя до сих пор есть мотивация в теннисе?

Я думаю, без мотивации невозможно продолжать соревноваться. Моей главной целью было выиграть Уимблдон. Я был очень разочарован собой из-за вылета во втором круге. Но на этом жизнь не кончается. Однако я вступил в тот процесс, где сам задаю себе вопросы: что произошло, достаточно ли я хорошо подготовился, и все такое. Уимблдон однозначно был целью в этом году.

Почему травяные корты теннисной святыни так важны для тебя?

Помню, как в детстве играл в настольный теннис в Лозанне. Когда выигрывал, мысленно я говорил: «Гейм, сет, матч Федерер. Чемпион Уимблдона».

Сколько часов в день ты тренируешься?

Если в межсезонье, то около 4 часов на корте и час в тренажерном зале. В течение сезона я стараюсь не переусердствовать и выбираю наиболее подходящий режим для своего тела. Мне нужно делать паузу минимум на 5 недель во время сезона, чтобы восстановиться и поработать. Думаю, что ключом к отсутствию травм по ходу карьеры является  профилактика. Когда мне было 20-24 года, я видел, как другие ребята играют без передышки. Я предпочитал относиться к делу спокойнее и вижу результаты.

Тебе нужен научный анализ твоей игры, чтобы совершенствоваться?

Нет, я такого никогда не делал. Мои аналитики – это мой тренер, тренер по физподготовке, Мирка, родители и агент. Я слушаю их советы, потому что это моя команда.

Теннис – это твой главный приоритет?

Это один из главных приоритетов, ведь теннис в нашей жизни продлится недолго. Независимо от того, где нахожусь – с семьей или на каникулах, я всегда помню, что я профессиональный теннисист.

У тебя всегда была отличная подача, хороший форхенд, игра слета и вариативность. Твоей слабой стороной всегда считался бэкхенд.

У меня было два варианта: либо улучшать свои сильные стороны, либо улучшать слабые. Если бы я делал второе, то я стал бы очень предсказуемым игроком. В конце концов, именно сильные стороны приносят результат. Я не могу представить себя за таким занятием, которое делают некоторые люди для улучшения ударов: например, наносить тысячу ударов слева, стараясь не ошибиться.

Можешь привести одно из отличий между теннисом и командными видами спорта? 

Утром я встаю и говорю своему тренеру: «Я хочу потренироваться на корте». Я не могу представить, что скажу футбольному тренеру: «Я хочу позабивать мяч в ворота» -  и что он станет меня слушать.

Как ты готовишься к матчам? 

Для меня важно, чтобы мне рассказали о сильных и слабых сторонах соперника, даже если я играл с ним уже много раз. Иногда я просматриваю видео, но в целом считаю, что слишком много информации может тебя запутать.

Раньше ты был очень вспыльчивым на корте, а сейчас – совсем наоборот. Почему?

Когда я был молодым, я постоянно себя ругал, злился, и это плохо влияло на игру. С опытом ты понимаешь, что невозможно выигрывать каждый гейм/матч, а на шлемах участвуют 128 человек, и побеждает только один. Каждый день я стараюсь делать все, что в моих силах, чтобы потом не пришлось сожалеть.

Ты не ломал ракеток с Майами-2009. Задумываешься о людях, которым подаешь пример?

(Смеется) На прошлой неделе я вышвырнул мяч за пределы стадиона в Гамбурге и получил предупреждение…У меня была мысль, что ракетки ломать нельзя, потому что Вилсон много трудился над ними. Но когда я вижу повтор эпизода в Майами, я думаю: «классный удар!» Но опять же я понимаю, что многие берут пример.

Говоря о больших достижениях: у тебя 17 мейджоров, но, к огромному удивлению, игроки могут забрать домой только маленькую копию кубка вместо оригинала, с которым позируют на фото…

Однажды я говорил об этом с Тайгером Вудсом, он сказал, что в гольфе все точно так же. Размер трофея не соответствует важности титула! Поэтому Тайгер просит себе копии трофеев мейджоров, которые не отличаются от оригиналов. Я попросил того же самого, когда выиграл свой РГ и последний Уимблдон. Я сказал, что готов заплатить, лишь бы трофей соответствовал уровню турниров.

Как ты готовишься к крупным финалам?

Перед каждым матчем я сплю 8 часов. Спать меньше означает недостаточно хорошо отдохнуть. Я тренируюсь 3 часа перед матчем, ем, тейпирую голеностопы. Забавно, что нам не обязательно тренироваться со своим соперником, хотя многие так делают.  Например,  перед финалом Уимблдона ты можешь сказать вышечнику: «Я готов» – и посмотреть, с кем разминается твой соперник.

Надаль кусает трофеи, а ты целуешь их…

Я целую только самые значительные трофеи. Это уникальный момент, потому что когда-то я видел эти кубки по телевизору.  Особенные чувства у меня вызывает кубок Уимблдона, трофей за первое место рейтинга, золотая медаль Пекина и, наконец, награда Laureus за лучшего спортсмена года, которую я получал 4 раза.

Какие из твоих рекордов для тебя наиболее ценны?

Я не люблю об этом много говорить…Победы в 24 подряд финалах, 45 подряд побед на траве, победная связка Уимблдон-ЮСО, 36 подряд четвертьфиналов на шлемах, более 300 недель на 1 строчке…

На этой неделе ты играешь в Гштааде, у себя на родине, где ты суперзвезда. У тебя даже есть своя почтовая марка.

На этот счет есть забавная история: в Австрии хотели выпустить марку с моим лицом еще до того, как это сделали в Швейцарии, и я отказался, потому что это могло обидеть мою страну. Наши страны заклятые соперники в лыжных видах спорта.

Как думаешь, каким тебя увидят дочери в 50 лет?

Я считаю себя хорошим отцом. Смена подгузников уже позади, теперь я перешел к их обучению. Я всегда буду рядом с ними. Для Мирки важно, чтобы они видели, как я играю: конечно, запомнился прошлый год, когда они наблюдали, как я поднимаю Уимблдонский кубок, и их ножки свисали со скамеечки.

А как Федерер бреется своим Жиллетт?

Я делаю это быстро: говорят, что время – деньги. Но это не значит, что я могу порезаться. Я ненавижу ранки на своем лице, потому что забочусь о своем имидже. Я тщательно готовлюсь перед бритьем. Могу порезаться раза два за год.

Какие различия можешь назвать между крупными и мелкими турнирами? 

Директора турниров категорий 250 и 500 очень гостеприимны и рады видеть нас у себя, хотя и Маноло Сантана в Мадриде, который является турниром мастерс, приезжает каждый год в аэропорт встретить меня.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы