android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Почему на «Уимблдоне»-2013 столько травм?

Блог «Спагетти» представляет размышления аналитиков ВВС о параде травм на главном турнире на свете.

Почему на «Уимблдоне»-2013 столько травм?
Почему на «Уимблдоне»-2013 столько травм?

Возможно, не все согласятся с аналитиками ВВС, но, на мой взгляд, они достаточно хорошо аргументированы и имеют право на существование.

Оригинал здесь.

–--------------------------------------------------------------------

Когда в среду семь игроков были вынуждены сняться с «Уимблдона», пессимистично настроенные теннисные болельщики, возможно, стали опасаться, что их спорт захлестнула эпидемия травм.

Такое число отказов на ТБШ в один день не имело прецедентов. В четверг к ним добавилось еще двое – французы Микаэль Ллодра и Поль-Анри Матье.

Но действительно ли эти снятия точно отражают тенденции в профессиональной игре или это всего лишь несчастливое совпадение никак не связанных между собой случаев?

Если брать «Уимблдон» в целом, то цифры еще не ужасают. Два года назад на Открытом чемпионате США например, 17 игроков были вынуждены сняться. На «Уимблдоне»-2008 года 13 человек оказались от продолжения игры из-за травм.

И не то чтобы второй круг «Уимблдона»-2013 побил рекорды. 14 игроков оказались от продолжения игры за время двух первых кругов того самого Открытого чемпионата США, 12 – за тот же самый период «Уимблдона»-2008.

Современный теннис, как и любой другой профессиональный спорт, ложится тяжелым физическим бременем на плечи своих бойцов. Другой вопрос состоит в том, увидели ли мы на этой неделе что-то принципиально новое.

Энди Маррей сказал в четверг спортивному разделу ВВС: «Спортсменам часто приходится иметь дело с теми или иными травмами».

«Я бы выделил три категории: примерно 20 процентов времени ваше тело чувствует себя отлично и вы ничего не ощущаете; довольно часто у вас что-то болит, но это совсем не мешает вашей игре; оставшееся время у вас есть что-то, что вы вынуждены компенсировать или вносить коррективы в свою игру. С этим приходится сталкиваться всем».

Почему же тогда семь человек снялись с «Уимблдона» в среду?

Часть игроков – Жо-Вильфред Тсонга и Марин Чилич – начали турниры именно с такими болячками, о которых говорил Маррей.

«Трудность для игроков состоит в управлении такими травмами», – говорит Тим Хенмэн, четырехкратный полуфиналист «Уимблдона».

«Начиная турнир «Большого шлема», вы должны приложить все усилия, чтобы быть на 100 процентов готовым и здоровым. Если вы это не сделаете, то упустите лучший шанс. Вот где ведущая четверка подает пример – они тщательно планируют график своих выступлений, и думаю, что остальным есть чему у них поучиться».

«Игроки сознательно рискуют, начиная турнир «Большого шлема» с болячками. Надо просчитать все варианты и решить, рискнете ли вы своим здоровьем в долгосрочном плане или же вы сможете с этим справиться».

«Энди показал хороший пример в Париже. У него была проблема, которая существенно бы его ограничила, и он решил что не стоит рисковать. И теперь пожинает плоды».

«Я считаю, что все травмы произошедшие  на этой неделе не означают, что игроки слишком много играют. То что все они случились одновременно это скорее просто стечение обстоятельств».

Другие жертвы травм этой недели, только-только сошедшие с грунта, находились в процессе адаптации к специфичным требованиям травяного покрытия.

«После такого дня легко возникают мысли, что мир больше не круглый, – говорит бывшая первая ракетка Великобритании, а ныне спортивный аналитик ВВС Марк Петчи. – Это был просто аномальный день».

«Отчасти это объясняется тем, что в отличие от нас, мало кто сейчас вырос на траве».

«Научиться двигаться на траве – это искусство. Более важны мелкие шаги. Игроки хорошо научились скользить на грунте или на твердом покрытии».

«Это означает, что большой шаг и перенос центра тяжести на внешнюю ногу, как мне кажется, внесли большой вклад в то, как многие падали. Нужно вставать в более широкую стойку и делать маленькие шаги для сохранения равновесия».

«На траве самым важным является изменение движения. У нас были очень влажные весна и лето, и в первые дни корты печально известны тем, что они скользкие, и это внесло существенный вклад в возникновение травм. Корты не кажутся какими-то другими и как всегда выглядят безупречно. Это просто был один из ненормальных дней».

Травмировавшиеся игроки тоже не видят какой-то одной общей причины эпидемии травм.

«В другие дни, другие недели, не было отказов, – говорит Чилич, левое колено которого не позволило ему противостоять французу Кенни де Шепперу. – Все просто случилось сегодня».

Джон Изнер, который сумел сыграть всего лишь два гейма против Адриана Маннарино из Франции, сказал, что травма его левого колена была ни чем иным как волей случая: «Я всегда опускаюсь при подаче на левую ногу, 20 миллионов раз я проделывал это, играя в теннис, и впервые почувствовал резкую боль», – говорит он.

Стал ли теннис XXI века физически более затратным, предъявляющим к своим самым ярким звездам слишком большие требования?

«Я бы не стал так утверждать», – говорит Чилич, высокий рост которого означает, что его колени более подвержены проблемам, связанным с низким отскоком мяча на травяных кортах».

«В любом виде спорта спортсмены стремятся достичь своего предела. И между стопроцентной готовностью и перегрузками всегда очень тонкая грань. Нам приходится иметь с этим дело круглый год».

«Всегда пытаешься сделать все возможное для предотвращения подобного, но нельзя предусмотреть все».

У женщин вторая сеяная Виктория Азаренко не смогла сыграть во втором круге после тяжелого падения в первом победном матче против Марии Жоао Кехлер. Но вся первая десятка мирового женского рейтинга смогла сыграть на «Уимблдоне», что является улучшением по сравнению с проблемами, которые преследовали WTA в предыдущем десятилетии.

Например, в 2005-м году травмы лодыжки и колена привели к тому, что Серена Уильямс сыграла только 28 матчей; Мария Шарапова мучалась в то лето с травмой спины, а позже и с проблемами грудной клетки; Ким Клийстерс была какое-то время вне игры из-за травм кисти и колена; Жюстин Энен-Арденн весь год не выступала из-за травм колена и задней части бедра, а Дженнифер Каприати пропустила целый сезон из-за проблем с плечом.

Петчи также не верит и в то, что требования к мужской игре так уж сильно возросли.

«Может, игра слегка изменилась в физическом плане, и розыгрыши стали длинее, чем тогда, – говорит он. – Но можно возразить, что тогда движение было более динамичным и было основано на большей выносливости».

Может, сезон слишком длинный и приходится играть слишком много матчей?

«Не думаю, что проблема в длине сезона», – говорит Тсонга, посеянный на «Уимблдоне» шестым. – Все дело во времени, которое нам требуется для отдыха между турнирами, потому что они следуют один за другим. Если играть в течение девяти месяцев и каждый день, то гарантированно получишь травму».

«Если я хочу сохранять свой рейтинг и иметь шансы на больших соревнованиях, то мне нужно играть практически каждую неделю. Так что мне нужно играть почти каждую неделю, потому что на данный момент я не побеждаю на важнейших соревнованиях».

Чтобы лучше справляться с такими нагрузками, практически каждый игрок высшего эшелона путешествует вместе с командой, специально подобранной для его физической подготовки. У Маррея это массажист Джез Грин и физиотерапевт Энди Айрлэнд. У Джоковича всегда под рукой массажист Гебхард Фил-Грищ и физиотерапевт Милян Аманович.

Возможно, спорт стал более быстрым, а розыгрыши – более затратными. Но игроки защищены и подготовлены так, как их предшественникам и не снилось. И общий график не так насыщен, как раньше.

«Если взглянуть на общее число матчей за год, – говорит Петчи, – то можно привести аргумент, что кто-нибудь типа Джона Макинроя играл больше, потому что он, кроме одиночных матчей, выступал еще и в паре».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы