Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Когда я хорошо играю, никто не может меня победить». Правила жизни Серены Уильямс

    Серена Уильямс спустя 11 лет завоевала свой второй «Ролан Гаррос». Tribuna.com прислушалась к главным словам практически непобедимой американки.

    Фото: REUTERS/Vincent Kessler

    Не знаю ни одного человека в мире, который ненавидел бы проигрывать так же сильно, как я.

    Никого не боюсь, мне вообще не нравится слово «бояться». Я бы сказала, что я к каждой сопернице отношусь осмотрительно.

    Я не хочу быть одной из тех звезд, которые ходят с задранным носом. Я хочу быть человеком, с котором если встретишься, то он будет точно такой же, как про него написано в статье или еще где-то.

    Мне не важна слава, мне просто важно делать то, что я умею. А все остальное является бонусом. Я-то вообще считаю себя обычной немолодой женщиной, которая живет со своей сестрой.

    Я не думаю, что в скором времени завершу карьеру. Я люблю играть в теннис, посещая при этом замечательные страны – это действительно очень здорово. Пока здоровье позволяет мне играть, не вижу смысла думать о том, чтобы завязать с теннисом.

    Были моменты, когда я думала, что первой мне уже не стать, что эту высоту мне не покорить. Я тогда вообще не думала о первой строчке. Не думала о теннисе. Я просто думала о том, что надо как-то выбраться из постели. А потом, когда летом 2011 я вернулась на корт, я начала очень хорошо играть. И подумала: «А я ведь могу играть». И я начала ставить себе краткосрочные цели. Вернуться в Топ-10. Обойти определенного человека. Остаться последней американкой на турнире. И вот так потихоньку я вернулась. И я рада снова стать первой. Я чувствую, что мое место – на первой строчке.

    Не знаю, сколько еще смогу выиграть. Я каждый день повторяю, что не знаю, смогу ли еще выиграть хотя бы один титул. Я хочу просто жить моментом и пользоваться шансами, которые мне представляются.

    Все мои соперницы против меня настраиваются по-особому, потому что всегда хотят меня обыграть.

    Я всегда говорила, что когда я хорошо играю, никто не может меня победить. И я говорю так не потому, что я высокомерна. Просто это правда.

    Быть №1 всегда здорово. Ничто не сравнится с тем ощущением, которое испытываешь, когда по стадиону объявляют, что ты первая в мире.

    Сейчас я не считаю себя величайшей. Я просто считаю себя теннисисткой, которая старается показать все, на что способна. Я просто Серена. Вне корта я немного безумная, непосредственная, веселая. А на корте я совсем другой человек. Да, вы не очень часто видите ту меня. Но я просто Серена. И больше никогда никем другим не была

    Очень классно, что кто-то хочет быть, как я.

    Мне все равно, сколько матчей я выиграла до этого, – все, что мне нужно, – это выиграть тот, который я играю сейчас. Если попутно получаются какие-то серии, то и хорошо. Но в конечном счете, я хочу только поднять над головой чемпионский кубок и сделаю для этого все.

    Иногда я задумываюсь: «Может быть, на самом деле я должна быть рада, что проиграла в прошлом году в первом круге «Ролан Гаррос»?» Никогда же не знаешь, почему все происходит. Мне было полезно понять, что каждый матч на счету. И я по-прежнему хочу быть лучшей.

    С кем бы я ни играла, моя главная соперница – девушка в зеркале.

    С тех пор, как стало известно о болезни Винус, я восхищаюсь ею еще больше. Я не ищу себе оправданий и, по-моему, в конечном счете из-за этого играю лучше. Я думаю о своей сестре, которая в отдельные дни просто не в состоянии играть в свой теннис, и понимаю, что мне-то прикрываться нечем. Это еще больше заряжает меня на победу – понимание того, что оправдания поражению у меня нет.

    Винус самая сложная соперница, с которой я когда-либо играла. Думаю, никто не обыгрывал меня столько раз, сколько она.

    Винус очень много для меня сделала. Я думаю, что быть старшей сестрой – это одна из самых сложных задач. И Винус прекрасно с ней справлялась, подавала мне отличный пример. Я чувствую, что могу говорить с ней, о чем угодно. Мы с ней одинаково смотрим на многие вещи, и это мне очень нравится. Я рада, что у нас такие отношения.

    Мы с Винус сумели изменить порядок вещей, выиграть много титулов «Большого шлема» и изменить лицо тенниса. Раньше в теннисе доминировали белые. Но неважно, откуда ты и какая у тебя история. Если у тебя есть мечта и стремление, это самое важное.

    Теннис – это просто игра, а семья – это навсегда.

    Я невероятный дизайнер. Не знаю, откуда я все это знаю, откуда черпаю идеи. Я просто делаю наброски, а потом точно знаю, какой цвет подобрать. Знаю, что зеленый и фиолетовый вместе будут смотреться круто. Я рождена, чтобы заниматься дизайном. Я много работать, чтобы стать теннисисткой, а чтобы стать дизайнером я не работала вообще.

    В ближайшие пару лет я хочу построить успешный модный дом, как Армани или Версаче. Вот чего я больше всего хочу.

    Вот честно говорю, сегодня я могу попасть в автомобильную аварию, после которой уже не смогу играть в теннис. И могло бы получиться так, что я больше-то ничего и не умею. К счастью, мне будет, куда себя деть.

    Я бы хотела классно петь. Думаю, если бы я это могла, я была бы звездой. Но я не умею. Я пою неплохо, но не супер. Дальше караоке моих способностей не хватает.

    Если бы не теннис, могла бы заниматься художественной гимнастикой. И не смейтесь. Да, художественной гимнастикой. Чем еще я могла бы заниматься? Легкой атлетикой, но все же предпочла бы художественную гимнастику. Что тут скажешь? Вот такая я непредсказуемая.

    Никто не любит делать маникюр больше меня.

    Не чувствую себя на свои годы – уж не знаю, куда ушло все это время! Но мне больше нечего делать. А поскольку в теннисе я еще ничего – так почему бы нет? Не хотелось бы целыми днями сидеть дома. А теннис – это весело. Я люблю играть. Люблю выигрывать.

    Самой молодой первой ракеткой я стать не смогла, так стану самой возрастной.

    Я очень скучная. Я стала занудой. Раньше я была заводной. Раньше, если вы хотели веселья – звонили мне. Теперь – нет. Уж не знаю, что такого со мной произошло.

    Ребенком всегда хочется быть лучшей, быть первой, выигрывать «Большие шлемы». Но делать что-то, трудиться, вкладываться и жертвовать чем-то всегда намного сложнее, чем говорить. В детстве я думала только о мороженом и ни о чем больше.

    Когда ты играешь в теннис, несмотря на то, что на соседней улицы идет перестрелка – вот это концентрация.

    Когда у меня в легких образовался тромб, я не хотела ехать в больницу, но моя тренер по физподготовке убедила меня, и это было начало того, что чуть не кончилось очень плачевно. Я не перестаю благодарить ее за это, потому что это буквально могло изменить всю мою жизнь.

    Конечно, легочная эмболия – это не так страшно, как разбитое сердце.

    Я считаю, что прежде чем полюбить кого-то, нужно научиться любить себя. И я по-прежнему учусь любить себя.

    Я не обедаю с игроками. Только потому, что я хорошо лажу со многими игроками, но я к ним слишком привязываюсь. И мне становится сложно их обыгрывать. Мне их жаль, и когда я играю с ними, я чувствую себя подавленно. Например, я бы хотела пообедать с Каролин Возняцки, Джейми Хэмптон. Но я не могу. Я даже как-то проиграла Каролин на турнире в Майами в 2012. Я не могу. Я слишком привязываюсь.

    Я много разговариваю с собой и со стороны выгляжу как сумасшедшая. Я постоянно спорю с собой. Я и мой внутренний голос постоянно препираемся. Я его воспитываю, а он говорит мне заткнуться. Но в итоге мы находим общий язык.

    Никогда не обращаю внимания на мячи. Мне все равно, желтые они или розовые, тяжелые или легкие. Я могла бы играть булыжником.

    У меня часто берут допинговые пробы, постоянно. Не знаю, что там с остальными – может быть, все антидопинговые деньги уходят на меня. Не понимаю, может быть, им стоит как-то разделить усилия – а то они всегда у меня, будь я в Париже или где-то еще. Я была на Маврикии, и там тоже были контроллеры, хотя Маврикий очень далеко, поверьте мне. Наверное, они тратят все деньги на то, чтобы ездить за мной.

    Знаете что, я не в курсе всего этого арабо-израильского конфликта. Я же американка. Не расскажете поподробнее?

    У меня тут подача упакована, так что если хотите купить мою подачу, вперед. Всего миллион долларов за бутылку. В наличии.

    Я не привыкла плакать. Это сложно. Всю жизнь я боролась. И это очередная битва, которую я должна суметь выиграть. Я просто продолжу улыбаться.

    В Сафина, мне кажется, все в России, а также в женском теннисе, да и в остальном мире, когда-то влюблялись. Он очень горячий парень, многое сделал для тенниса, да и вообще здорово играл.

    Я заслуживаю того, чтобы мне платили столько же, сколько мужчинам. С какой стати из-за того, что у меня есть грудь, а у них нет, мне должны платить меньше?

    Женщины сильнее мужчин. Поэтому это мы рожаем детей. Мужчины с таким ни за что бы не справились. Мы не жалуемся, а просто выходим и делаем свою работу. В нашем туре выступают настоящие бойцы, а не какие-то там нытики.

    Спящему не достанется ничего, кроме снов. Так наш папа говорил.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы