android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Не ждали. Идет ли Маррей за «Ролан Гаррос»?

Павел Ниткин разбирается, как человек, две недели назад не имевший грунтовых финалов, стал третьим фаворитом главного грунтового турнира мира.

Игра Маррея

В этом сезоне британец возвращается к той агрессивной игре, которая принесла ему его главные успехи: Олимпиаду и две победы на «Шлемах». А то, что сейчас он наконец выступает безо всяких физических проблем, позволяет ему в этом сезоне быть вторым игроком АТР – после Джоковича. Это видно и по Чемпионской гонке (где шотландец на 820 очков опережает №3 Томаша Бердыха) и по тому, что в этом году из пяти поражений три Маррею нанес именно серб (а с марта он вообще не проигрывал никому другому).

Но нужно сказать, что до эталонов грунтового тенниса британцу пока далеко. Свои матчи он выигрывает не за счет грунтовой игры, а за счет просто агрессивной игры с элементами грунтового тенниса. Да, иногда он использует разные вращения, чтобы варьировать отскок и не давать сопернику прибиться. Иногда он, как и положено на грунте, скользит – причем, в этом году намного успешнее, чем в прошлом (не зря во время мини-сбора с Моресмо они отрабатывали этот элемент движения). Но основа его успеха не в этом.

В Мадриде он больше всего плодов получил от своей первой подачи и от пушечного бэкхенда. Зачастую Маррею даже прощалось то, что слева он пробивал не очень глубоко – хватало просто силы и хлесткости. Ну и, конечно, прием подачи Энди показал отличный. Достаточно сказать, что все вторые подачи в Мадриде он принимал в корте и стремился сразу же атаковать.

В связи с этим нужно сказать, что мадридский грунт немного отличается от всего остального грунта в туре. За счет того, что игра идет на небольшой возвышенности, покрытие получается быстрее, чем классический грунт (ну или то, что сейчас принято называть грунтом). Именно это и позволило Маррею побеждать за счет агрессии и мощи.

Игра соперников

Другим важным компонентом грунтовых побед Маррея стала игра его соперников. Тут достаточно сказать, что за две недели Мюнхена и Мадрида больше всего проблем ему доставили не Рафаэль Надаль с Кеи Нисикори, а Филипп Кольшрайбер. В Германии Маррей просто сделал то, что должен был, и обыграл тех, кого должен был. В Мадриде ситуация была интереснее.

В Испании шотландец победил трех игроков Топ-10: Милоша Раонича, Нисикори и Надаля (притом, что за всю карьеру до этого у него была всего одна такая победа). Но Раонич, с которым у Маррея часто возникают проблемы, не мог нормально двигаться из-за травмы стопы, Нисикори выдавал серии ошибок и сыграл ниже своего уровня, а Надаль финал Мадрида уверенно может записывать в число худших матчей в своей карьере.

У испанца игра шла ровно шесть геймов в концовке первого сета, когда он имел три брейк-пойнта и с форхенда играл так, как все мы привыкли. Но в остальном, он безумно много ошибался с обеих сторон и совершенно не смог воспользоваться самым слабым элементом игры Маррея – второй подачей. Из 21 розыгрыша на своей второй подаче британец выиграл 17. На грунте. У Надаля.

В итоге получается, что Маррей на последних турнирах просто обыграл соперников ниже его уровнем и воспользовался слабостями равных и более сильных. Но все это привело к тому, что человек, у которого еще две недели назад не было грунтовых финалов, теперь считается третьим фаворитом «Ролан Гаррос».

Амели Моресмо

Трудно, не зная внутренней кухни, рассуждать о том, чтó Моресмо привнесла в игру Маррея. Но одно предположение сделать стоит: француженка помогла ему войти в его любимый психологический режим, когда он побеждает, можно сказать, назло. Назло критикам, которые говорили, что Моресмо вообще не тренер и утащит его на дно. Назло тем, кто говорил, что Маррей все свое уже выиграл, и теперь его ждет скорый вылет из Топ-10.

Это прослеживается еще со времен сотрудничества с Иваном Лендлом. Ведь поначалу тоже ходили разговоры, что Лендл не тренер, и Маррею ничего не даст. Но два очень вредных и упрямых человека в итоге стали таким тандемом, что многие болельщики британца времена Лендла теперь вспоминают с ностальгическими слезами.

Маррею нужен тренер-психолог, который будет его настраивать. Моресмо, кажется, настраивает британца одним своим присутствием, потому что ему хочется бороться с несправедливой критикой в ее адрес. В результате с Моресмо Маррей до конца восстановился после операции на спине, вышел в первый за полтора года финал «Шлема», вернулся в Топ-5, выиграл первый в жизни турнир на грунте и первый за два года «Мастерс». Если бы всех этих успехов с ним добился Лендл, его бы уже называли гением тренерского дела.

Свадьба

После свадьбы с Ким Сирс шотландец не проиграл ни одного матча. И хотя, безусловно, брак дал Маррею психологический импульс (не зря после победы в Мадриде он написал на камере: «Брак работает»), нужно отметить и другие моменты.

Во-первых, свадьба позволила британцу сделать небольшой перерыв после утомительных весенних турниров на харде и перезагрузиться – как физически, так и психологически.

Во-вторых, она позволила ему нормально подготовиться к грунту. Он не играл в Монте-Карло, и за счет этого получил возможность планомерно потренироваться на грунте с Моресмо и Йонасом Бьоркманом. В результате он намного увереннее двигался (а именно движение было одной из его главных проблем на земле – ему нужно время, чтобы перестроить работу ног, а обычно этого времени нет). И давно известно, что движение – это основа игры шотландца.

В-третьих, из-за пропуска первых турниров на грунте Маррей начал европейский сезон в Мюнхене, где играл с соперниками чуть пониже себя уровнем. Но за счет этого он набрал грунтовую форму и, главное, получил уверенность в себе от того, что выиграл тяжелейший финал против Кольшрайбера и взял первый грунтовый титул в карьере.

Получается, свадьба дала Маррею не только психологический толчок, но и вполне ощутимые плоды в плане построения подготовки. А это, в свою очередь, вылилось в очень уверенную игру, которая вкупе с результатами позволяет сказать, что сейчас Маррей проводит лучший грунтовый сезон в своей жизни.

Отвечая на вопрос, может ли он выиграть в Париже, нужно учитывать как минимум два фактора, которых не было в Мюнхене и Мадриде. Первый и самый важный – это фактор Джоковича. Если серб (а желательно, и Надаль) попадет в другую половину сетки, то Маррей вполне может дойти до финала, а там уже свою роль с фаворитами могут сыграть давление, усталость и прочее. А второй фактор – это физическая подготовка. Будет ли Маррей готов играть грунтовые пятисетовики? В прошлом году после пяти сетов с Монфисом в полуфинале с Надалем британец был никаким.

Как бы там ни было, Маррей в преддверии «Ролан Гаррос» уже добавил в тур еще одну интересную сюжетную линию. А это всегда хорошо.

Фото: Global Look Press/imago sportfotodienst; REUTERS/Sergio Perez, Andrea Comas; Global Look Press/Stephen Lock/ZUMAPRESS.com

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы