android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Влад Быканов: «Мне никто никогда не звонил, чтоб предложить выступать за Украину»

Шорт-трекист Влад Быканов встретился с корреспондентом Tribuna.com, чтобы вспомнить, как уезжал из Львова в Израиль, поделиться впечатлениями от соперничества с Виктором Аном и рассказать, что украинским спортсменам хватает таланта, но не хватает поддержки.

- Когда ты уехал в Израиль, тебе было пять лет. Помнишь, каким был Львов начала 90-х?

– Почти ничего не помню уже. Мама иногда рассказывает какие-то истории из той жизни, но они уже звучат для меня как какие-то сказки. Уже взрослым я приезжал много раз, в Украине осталась бабушка, другие родственники. Но и уехали тоже многие. Когда я был совсем маленьким, папа поехал в Израиль, чтобы там служить в армии. Прошло 2-3 года, он отслужил, приехал в Украину обратно и забрал нас с мамой. Это был 1994 год, мне было 5. Мы жили на самом севере страны, там рядом, в восьми километрах от моего города, в городе Метула есть ледовый дворец, «Канада-центр», я туда начал ездить тренироваться.

- Тренер у вас был местный?

– Тренер тоже с Украины был. Вера Заславская, она из Харькова приехала, тренировала своего сына, Дениса, и нас, детей. У нас хорошая команда была, правда, сейчас уже все бросили, только я бегаю. Но все-таки совсем маленькие были, не могли Денису помогать. Он тогда почти отобрался на Олимпиаду, выступал за Израиль тоже, но ему помешала травма. У него не получилось, поэтому из мужиков я первый, кто представлял Израиль в шорт-треке на Играх. А девушка уже была – Ольга Данилова в 2002.

- Что было дальше?

– Вот, у нас была команда, нам привезли русского тренера, мы готовились, но потом все распалось, потому что была проблема с катком, там ухудшилось качество льда. Надоело, что ничего никуда не приближается, начинали уже бросать. И тогда федерация (Israel Ice Skating Federation) предложила поехать в Канаду, в Калгари. Нашли тренера, голландца Йеруна Оттера, он еще работал с командой Бельгии, кроме того там тренировался латышский парень, австралийка и новозеландец – такая вот международная команда. И я полтора года тренировался в Калгари, это было перед ванкуверской Олимпиадой. Но отобраться на нее не смог.

- И после этого уехал в Херенвен?

– Оттер вернулся в Голландию и позвал меня, предложил тренироваться с ним дальше. Второй мой тренер, бельгиец Вим де Дейне, он в Ванкувере сам бежал, а потом Оттер его взял помощником. Вим нам коньки делает и помогает на тренировках.

- Ты ведь еще и образование успеваешь получить?

– Я учусь в Открытом университете, это такое образование через компьютер, когда ты видишь профессора, он читает лекцию, а ты сам все учишь. Сам готовишься, а экзамен я сдаю в посольстве Израиля в Голландии. Специальность называется Industrial Management.

- На этой Олимпиаде не было ни одного шорт-трекиста, выступающего за Украину. Зато ты бежал за Израиль, а Владимир Григорьев принес медаль сборной России. Кроме того, два украинских фристайлиста выиграли золотые медали за Белоруссию. Как ты думаешь, почему так происходит?

– Ну, мне никто никогда не звонил, чтоб предложить выступать за Украину. А почему с украинскими спортсменами это происходит, почему они уезжают, я не могу сказать. Ведь есть в Украине команда шорт-трека, только спортсмены из нее не продвигаются как надо. А пацаны там хорошие.

- Ты же с ними общаешься?

– Конечно, я даже тренировался полтора месяца с украинскими ребятами. Это было, когда в Метуле проблемы со льдом начались. Я тогда на сбор украинской команды в Киев приехал. Правда, обычно они сами тренируются у себя, в своих городах.

- В Сочи ты отобрался на всех трех дистанциях, которые есть в шорт-треке: 500, 1000 и 1500 метров. При этом ты тренируешься в Херенвене, главном городе конькобежцев, то есть и на большом катке тоже можешь выступить?

– Конечно, на тренировках приходится бегать, результаты довольно неплохие, так что, если нужно, могу и в конькобежном спорте выступать. Кстати, у нас же есть девочка, которая бегает и шорт-трек и лонг-трек…

- «У нас» – это в Израиле?

– Нет, у нас – в Херенвене, я про Йорин тер Морс, которая несла флаг голландцев на открытии. А всего пятеро нас, шорт-трекистов, несли флаги.

- В итоге ты провел здесь почти три недели, приехал 5-го, улетел 24-го. Честно скажи, не надоело?

– Нет, уютно тут, все хорошо, удобно и красиво. Тем более, первый раз на Олимпиаде, хотя в Сочи вообще и раньше приезжал. Тут лед хорошо катит, он быстрый, и ребята хорошую скорость показали на «пятисотке». Но он как-то срывается – скорость высокая и лед должен держать – а тут не только я, но и такие ребята как Амлен и Селски срывались. Спортсмены самого высокого уровня. В итоге я 500 на рекорд свой пробежал, но чувствовал, что запаса много, при том, что поскользнулся.

- На первой же дистанции, 1500 метров, ты попал в один забег с Виктором Аном, который в итоге взял на «полуторке» бронзу, а во всех остальных видах золото. При этом большую часть дистанции ты бежал первым…

– Это же первая моя дистанция на Олимпиаде была, стрессно! Пробовал расслабиться, чтоб спокойно бежать, чтоб не убить себя рано и не сдохнуть под конец. Пробовал тянуть всех за собой, но если бежишь медленно, никто же не будет тебя ждать. Меня Ан обогнал, потом я снова вперед вышел, но скорость поднялась. А я сидел третьим, удобно, но про корейца Пак Се Ёна, который шел четвертым, как-то забыл, и на последнем круге он ускорился и обогнал меня. Получилось так, что я боялся устать, а в итоге, когда закончил дистанцию, у меня были силы, чтоб еще одну такую пробежать.

- Боялся устать, потому что «полуторка» – не самая удобная дистанция?

– Да, я больше всего люблю «тысячу», хотя бывают, конечно, соревнования, где лучше получается «полуторка» или «пятьсотка». Но мне «тысяча» ближе всего. Вообще, результатами своими я в Сочи не доволен. Доволен, что вообще приехал, у меня прошлый сезон был очень плохой, и я рад, что смог отобраться сюда и закончить не на последних местах, а в середине. Мог выйти в следующие стадии. Доволен, что уровень поднялся, что могу уже бороться с самыми сильными ребятами. Например, через четыре года в Пхенчхане.

Фото: Fotobank/Getty Images/Paul Gilham

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы