Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Почему стадион «Зенита» до сих пор не построен?

    Владислав Воронин рассказывает об удивительных приключениях самого скандального стадиона Европы, который строится уже 7 лет.

    Почему стадион «Зенита» до сих пор не построен?
    Почему стадион «Зенита» до сих пор не построен?

    Стадион «Зенита» видно задолго до подъезда к забору – он возвышается над спортивным комплексом «Арена», велотреком и легкоатлетическим манежем «Газпрома». Наверное, многим будет тяжело в это поверить, но арена на Крестовском острове вступила в эпоху определенности: наконец-то есть сформулированный проект и сроки, отступить от которых будет не просто позорно, но и очень опасно из-за надвигающегося чемпионата мира. Сегодня самый одиозный проект современной России уже не назовешь безжизненным пространством, на котором из стороны в сторону ходит сотня рабочих – да, где-то в стороне лежит куча заржавевших металлических конструкций, но трибуны потихоньку растут, и строителей на Крестовском острове становится все больше. Говорят, что к марту-апрелю 2014-го здесь будут работать больше двух тысяч человек.

    Я попадаю на арену в то время, когда большинство рабочих находится на обеде, поэтому внутри чаши видно только около 100-150 человек – другие либо отошли, либо работают в арматурном цехе или энергоцентре, где уже идет монтаж инженерных сетей. Большая часть стадиона уже сконструирована – железобетонные основы трех трибун близки к сдаче, а вот работа на четвертой, расположенной за воротами, только закипает и будет закончена к маю. Дело в том, что в сентябре под этой трибуной закончили делать знаменитый мост для выкатного поля, благодаря которому газон можно будет вывозить за пределы чаши и хранить в комфортных условиях (что важно не только для заботы о траве, но и для проведения нефутбольных мероприятий).

    – Общая готовность стадиона – около 50 процентов. Сейчас у нас на объекте ежедневно находятся 1300 человек, – рассказывает директор «Трансстроя» по проектированию Сергей Копыл. – Самый низкий показатель в этом году – порядка 200 человек. Это было, когда еще возникали вопросы с финансированием и проектными решениями. После апреля работы ведутся стабильно.

    Что за загадочные события целых семь лет терзали стадион «Зенита» и мешали ему начать строиться аж до нынешнего апреля – это целая повесть.

    Первый этап. Деньги «Газпрома»

    История арены на Крестовском острове началась 28 декабря 2004 года, когда губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко подписала постановление N2054, где четко указывалось: «В двухмесячный срок представить на утверждение правительству Санкт-Петербурга предложения о строительстве стадиона за счет средств ОАО «Газпром».

    Переговоры шли еще долго, стадион никто строить не начинал, и напрямую «Газпром», конечно, никуда деньги не вкладывал. Но для города все закончилось максимально удачно: летом 2006-го в Санкт-Петербурге зарегистрировалась компания «Газпром Нефть» (бывшая «Сибнефть»), которая с каждым годом платила все больше налогов (в 2010 году – 12 млрд рублей, годом позже – 22,5 млрд). Разумеется, после регистрации «Газпром Нефти» постановление N2054 было отменено – и Алексей Миллер официально перестал нести какую-либо ответственность за судьбу стадиона. Все оказалось в руках городской администрации.

    Власти Петербурга, начав получать деньги от растущей «Газпром Нефти», повели себя активно: под первый проект архитектора Кисо Курокавы подрядчиком была нанята малоопытная компания «Синтез-СУИ» (принадлежала стройхолдингу СУИ, в свое время возведшему здание «Газпрома» в Москве). Куда более статусная немецкая компания Hochtief в итоге уступила, и это стало одним из первых тормозов в строительстве арены: «Выбор в пользу «Синтез-СУИ» вызывает очень большое удивление. Думаю, что компания Hochtief лучше», – сказал тогда Курокава.

    Не особо опытная в спортивном сегменте компания «Синтез-СУИ», обещавшая построить стадион за 6,7 млрд рублей, трансформировалась в ООО «Авант», но с нагрузкой и объемом работ категорически не справлялась: например, из-за сложности с петербургскими грунтами пришлось забить более 12 тысяч дорогостоящих буронабивных свай на глубину 30 метров. Потратив почти пять с половиной миллиардов только на предварительном этапе, «Авант» потерял шансы на продолжение работы – администрация начала поиск нового генподрядчика. Смета, с учетом всех корректировок на сложные условия, подобралась к 20 миллиардам.

    Второй этап. Появление «Трансстроя» и масштабные изменения

    В 2008 году в проект пришел нынешний генподрядчик «Трансстрой», который пообещал администрации построить стадион не за 18,6 миллиарда, как остальные участники аукциона, а всего за 13. Снижения заявленной стоимости аж на треть удалось достичь благодаря договоренности с фирмой «Мечел», которая согласилась поставлять металлоконструкции для стадиона по бартеру (металл в обмен на строительство нужного объекта в Якутии).

    Сейчас над такой стоимостью стадиона можно только посмеяться, но на удорожание нашлись объективные причины: сначала «Зенит» связался с департаментом агентства IMG, который составляет бизнес-планы по использованию стадионов, и в проект пришлось вносить первые изменения. Скайбоксы и вип-ложи были перенесены с верхних ярусов поближе к полю, потом были изменены точки продажи атрибутики и питания, а такжи пути доступа к некоторым отсекам стадиона. Все это спровоцировало не только корректировки в проекте, но и паузу в строительстве.

    Позже, когда требования «Зенит» стали понятны, Россия получила право на проведение ЧМ-2018 – и ситуация запуталась еще сильнее. Проект подвергся куда более кардинальным изменениям по вместимости и правилам безопасности: так, верхний ярус, в котором должны были преобладать металлоконструкции, резко стал железобетонным, был изменен укол наклона трибун (был более пологим – стал более крутым, что позволило приблизить зрителя к полю), мост для выдвижного поля из металлического также стал железобетонным, чтобы во время матчей не приходилось использовать гидравлические подпорки для безопасности зрителей.

    Полное изменение документации, перепроектирование, перемены в графике работ, демонтаж отдельных частей стадиона и долгая процедура проверки проекта – все это спровоцировало огромную паузу в работе и, как следствие, временную приостановку финансирования. Стадион был заморожен: из четырех лет действия контракта «Трансстрой» фактически работал на объекте всего полтора года.

    – Раньше планировалось, что нагрузка стационарной части крыши, которая весит 15 700 тонн, будет приходиться на пилоны, а сейчас они разгружены, потому что крыша будет опираться на 40 с лишним стоек, которые будут расставлены по металлической ферме. Это увеличивает надежность и безопасность стадиона, потому что сейчас снеговые нагрузки только увеличиваются: например, на арене «Шальке» крыша дважды проваливалась под снегом. Пересчет был не только поводу снега, но и по пожарной безопасности: у нас в 2009 году приняли технический регламент, пришлось менять многие параметры, – рассказывает Копыл.

    К слову, для самого «Трансстроя» стадион «Зенита» – это, скорее, элемент социальной ответственности, потому что извлечь прибыль из работы на Крестовском острове практически нереально. На сегодняшний день убытки компании на этом объекте превышают один миллиард рублей (за 4 года работы город заплатил «Трансстрою» 8,5 млрд рублей, а компания потратила на строительство и материалы 9,5 млрд).

    Третий этап. Словесные войны, перебрасывание ответственности

    Самое удивительное в истории строительства стадиона «Зенита» то, что за семь лет разгневанное общество не увидело ни одного ответственного лица, на которое бы показали пальцем и сказали: «Это он виноват во всем безобразии». Наоборот, все заинтересованные стороны недоуменно кивают друг на друга, говоря полунамеками, а единственное громкое уголовное дело о причинении ущерба бюджету на сумму почти 500 миллионов рублей было возбуждено из-за компании «Авант», которая пропала отовсюду еще в 2008 году и гендиректор которой Григорий Фельдман давно погиб. При этом сама компания «Авант» признана банкротом.

    Счетная палата, которая провела анализ всех затрат на строительство, пометила свой отчет грифом «Для служебного пользования» и, судя по пунктам, которые попали в открытый доступ, глобальных претензий к проекту не имеет. «Мы отметили, что нужно сократить затраты на излишние площади – рестораны, буфеты, бары, развлекательные центры. Чем короче срок, тем меньше издержек и воровства, – отметил аудитор Счетной палаты Сергей Рябухин. – Что касается выкатного поля, то это уникальный проект. Есть такое поле в Германии, но цена там в два раза ниже: конструктивное решение иное, там не эксклюзивная крыша, а обычная, нормальная. Претензии тут к «Зениту». Знаю, какие были жаркие споры, когда Валентина Ивановна Матвиенко возражала против такой амбициозной позиции. Знаю такую же позицию Полтавченко. Надо оптимизировать расходы».

    Глава контрольно-счетной палаты Петербурга Вадим Лопатников, напротив, критикует вовсе не «Зенит», а «Газпром», который настаивает, что не имеет никакого отношения к строительству: «Пожелания «Газпрома» с каждым совещанием улучшать стадион, не имея нормальной проектно-сметной документации, привели к тому, что мы сейчас имеем. Можно каждый год навязывать эти требования подрядчикам, вносить изменения в проект, и это будет длиться до бесконечности, мы тогда никогда стадион не построим. И стоимость его будет поражать все мировое сообщество».

    Аудитор Счетной палаты России, в свою очередь, парирует тем, что в завышении стоимости стадиона в первую очередь виноват генподрядчик. При этом Рябухин явно забывает уточнить, почему именно были изменены условия строительства: «У нас упрек к генподрядчику, который недобросовестно выиграл тендер, снизив смету на 30 процентов. Спустя какое-то время он обратился к городу с тем, что построить стадион за 13 миллиардов невозможно. Мы знакомы с таким типом мошенничества: за недобросовестную конкуренцию участника можно включить в черный список ФАС».

    Четвертый этап. Что происходит сейчас

    Внутри чаши в глаза сразу бросается, что на одной из центральных трибун, среди голого бетона, установлены несколько синих кресел – след недавнего визита делегации ФИФА, которой показывали, каким будет стадион на ЧМ-2018. С креслами здесь вообще особая история: оказывается, еще несколько лет назад были закуплены более 60 тысяч сидений, которые все это время хранились под открытым небом. Вдумайтесь: без каких-либо условий для монтажа кресла были куплены за 287 миллионов рублей.

    Глядя на это, ярые противники строительства арены за счет бюджета города – депутат петербургского Заксборания Борис Вишневский и депутат Госдумы Оксана Дмитриева – настаивают, что деньги должны выделять «Газпром» и федеральный бюджет. Объективных обоснований этому пока не найдено, зато предложения о перераспределении 5 миллиардов рублей в год Вишневский и Дмитриева нашли: вместо продолжения строительства стадиона они предложили направить деньги на на расселение коммунальных квартир, продление до 01.00 времени работы метро, ремонт учреждений образования и проведение капитального ремонта многоквартирных домов. Впрочем, поправки оппозиционеров никак не принимаются, поэтому деньги на строительство продолжат идти из Смольного – «Газпром» и Кремль уже отказались оказывать дополнительное финансирование.

    Скоро, ближе к январю, на объекте начнется самый сложный этап работы – монтаж крыши с раздвижной частью. «Это займет года полтора, – рассказывает Сергей Копыл. – После того как будет смонтирована крыша, около года понадобится, чтобы завершить другие работы: благоустройство,отделочные работы, отладка инженерой системы, установка оборудования».

    Пятый этап. Чего все ждут от стадиона

    Дмитрий Манкин, спортивный директор «Зенита»: «Большой стадион является безусловной необходимостью для достижения самоокупаемости. Пока, к сожалению, нет четких сроков, когда «Зенит» сможет играть на новой арене. Чтобы полностью заполнить новый стадион, нам, возможно, потребуется как минимум один сезон.

    На новом стадионе мы хотим получать 60 миллионов долларов в год. На такой уровень доходов можно выйти на второй-третий сезон. Но и в первом сезоне мы ожидаем существенно больших доходов, чем на «Петровском», где мы зарабатываем около 20 млн долларов».

    «Вице-губернатор который курирует стройку, мечтает, что здесь будет выступать Мариинский театр с премьерами. Гергиев уже сказал: мол, почему нет? Михаил Борисович Пиотровский, возглавляющий Эрмитаж, хочет, чтобы здесь скорее все построили и чтобы все бесконечные народные гуляния – «Алые паруса» и так далее – перенесли с Дворцовой площади сюда. Также нам звонили из агентства, которое работает с The Rolling Stones, спрашивали, когда достроят стадион. Они хотят привезти Роллингов, а в городе нет площадки, вмещающей 30 тысяч зрителей», – руководитель департамента внешних коммуникаций «Трансстроя» Анастасия Гордеева.

    Заместитель генерального директора компании «Главстрой» Евгений Иванов: «Сейчас витают идеи: урезать финансирование, но так можно превратить стадион из уникального в обычный, и получится, что строили-строили «Мерседес», бросили – в итоге как бы «Мерседес», а по сути – «Запорожец».

    Это ваш город, вам решать, как все будет выглядеть, мы только наемные работники, строим то, что скажут. Но нам не хочется, чтобы все замерло в этом ужасном недостроенном состоянии, в котором арену можно только сдать Голливуду для съемок фильмов-катастроф. Мы тоже переживаем за проект, мы с ним работаем. И не хотим, чтобы это был самопальный «Роллс-Ройс».

    «Оснований полагать, что что-то украдено, у меня нет». Стадион «Зенит». Хроника вечной стройки

    Цифра недели. Что еще можно купить вместо нового стадиона «Зенита»?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы