Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

«Бернабеу сказал Яшину: «Сами впишите будущую зарплату». 10 историй про лучшего вратаря XX века

Друзья и партнеры вспоминают Льва Яшина, которому сегодня исполнилось бы 84 года.

Олег Белаковский

врач сборной на Олимпиаде в Мельбурне

После победы на Олимпиаде возвращались домой сначала на теплоходе «Грузия», а потом на поезде из Владивостока в Москву. На каждой станции нас встречали демонстрациями. Как раз накануне Нового года в вагон ввалился бородатый мужик с мешком на плече: «Сынки, а где Яшин?» Лева подошел к старику, а тот достал самогон, пакет семечек и упал на колени: «Вот все что есть. Спасибо от всего русского народа».

Вячеслав Чанов

вратарь «Торпедо» и сборной восьмидесятых

Я еще успел сыграть против него – ему сорок, мне восемнадцать. Потом он часто ездил в составе делегации с разными сборными, за которые я играл. Я сломал как-то палец в матче с чехами. Яшин подходит: «Что с рукой?» – «По-моему, кранты». – «Ну ничего, ты молодец». Именно Яшин посодействовал тому, чтобы меня взяли на чемпионат мира в Испанию.

У нас дни рождения сходятся – у него 22 октября, у меня 23-го. Пришел я как-то к Яшину в больницу, когда ему ногу отняли. Яшин человек настолько сильной воли, что даже тогда заряжал меня уверенностью и спокойствием. Говорю ему: «Я заканчивать буду – 34 года уже». – «Не торопись. Ты последний из нашей школы». После этого я еще 10 лет откатал.

Валерий Маслов

полузащитник «Динамо» и сборной шестидесятых

Из туре по Южной Америке привозили по 60-80 тысяч долларов. Игрокам 50 долларов перепадало, все остальное – федерации. Южноамериканцы ставили условия: если Яшин не играет – дают команде 3 тысячи долларов, если выходит – 6. Приехали однажды в Ла-Пас, высокогорье, дышать вообще нечем, хорошо дождик пошел – два закатили. Боливийцы все маленькие, а капитаном у них был парень с ампутированной рукой. На второй тайм вместо Яшина вышел Вовка Беляев, который орал защитнику Аничкину: «Губастый, держи безрукого!»

***

Яшина сняли с поста начальника «Динамо» после смерти нападающего Кожемякина – за ослабление морально-воспитательной работы. Толя застрял с товарищем в лифте. Начали сами выбираться. Когда Кожемякин наполовину вылез, лифт тронулся. 21 год парню было, уже за сборную начинал играть.

Владимир Пономарев

защитник ЦСКА и сборной шестидесятых

Чемпионат мира-1966 мы рассматривали как увеселительную прогулку. Команда подобралась очень сильная – и морально, и физически. Несколько раз прошли всю Южную Америку, с Аргентиной дрались. Ведем 1:0, Лева наглухо взял мяч, аргентинец подлетает и бьет Яшину бутсой по лицу. Валентин Афонин, видя такое дело, тут же развернулся и вмазал аргентинцу в челюсть. Пошла потасовка команда на команду. С трибун выскочили болельщики. Аргентина обратилась с нотой к нашему правительству, что русские устроили драку на футбольном поле. В общем, мы уже ничего не боялись.

Владимир Кесарев

защитник «Динамо» и сборной пятидесятых-шестидесятых

Играли с Австрией на чемпионате мира в Швеции. Ведем 2:0, назначают пенальти. Качалин говорит начальнику команды, Старостину: «Андрюш, ты посмотри, какую позицию Лев занял». А Лев прижался к левой штанге. Андрей Петров (Старостин – Tribuna.com) как рванет с места: «Лев, поправь позицию!» Яшин стоит как стоял – у левой штанги. Австриец разбегается и бьет в правый нижний угол. Яшин ловит этот мяч. Так вот Качалин ему после игры: «Ну я вам скажу, вы негодяй. Негодяй, а не парень. Ну надо же быть такому негодяю!». Это самое жесткое, что я от Гавриила Дмитриевича слышал.

***

Однажды пришел после игры, бросил кепку: «Все, больше не буду играть». Якушин – ему: «Ну вы успокойтесь, сходите в душ». У Крижевского спрашивает: «Что там в игре-то случилось?» – «Да ничего не было, все тихо. 3:0 же выиграли». Яшин выходит, выпивает чай с лимоном: «Я в первом тайме один раз только мяча коснулся!». А была уже осень, холодно. «Я только к стойке подойду, – продолжал Яшин, – грязь с бутс собью и опять стою».

Ударов по его воротам вообще не было. А тогда ведь нельзя было вратарю мяч отдавать – народ свистел. Но пришлось Борису Кузнецову и мне начать иногда пасовать назад. Лев успокоился – ногой не выбивал, рукой за центр поля выкидывал. Но однажды случился какой-то порыв ветра и мяч после паса Кузнецова ударился в перекладину – и на угловой. Якушин говорит: «Борь, вы повремените все же назад отдавать. Или уж очень аккуратно – мимо ворот, но не в створ».

***

Победу в Кубке Европы-1960 отмечали в ресторане на Эйфелевой башне. Сантьяго Бернабеу подарил каждому хорошие часы, а затем раздал всем по конверту. В каждом из конвертов лежал контракт. «Я не обещаю, что все вы будете в мадридском «Реале», но в чемпионате Испании заиграете точно. Посмотрите контракты – и милости просим». Затем обратился к Яшину: «Вам предлагаю самому вписать в контракт свою будущую зарплату». Следующим утром нас пригласили в посольство на чай. Вручили конверты с деньгами. Посол говорит: «А конверты от Бернабеу сложите вот сюда».

***

После игры выходим из четвертого подъезда. Вся площадь заполнена болельщиками. Толпа. Поздравляют или, наоборот, спрашивают: «Ну что, не могли выиграть, что ли?» Мы-то рядом со стадионом живем, а Яшин жил на Кутузовском проспекте – на втором этаже. А внизу, под его квартирой, была электрическая подстанция. Оттуда шел дикий холод, пол ледяной – дети летом в валенках ходили, все с соплями. Потом уж он на Сокол переехал.

***

Он никогда не был Львом Ивановичем. «Лева, привет!», «Лев, поздравляем» – все дела. К Яшину болельщики обращались по имени. У нас тогда были не сумки, а фибровые рижские чемоданы. У него в толпе тут же чемодан выдергивали и возвращали у подъезда.

Шли с ним на метро – игроков же не развозил никто. Доезжали до «Киевской», там Лев выходил и вместе с этой толпой шел домой. Обсуждали игру. Тогда все иначе было – например, болельщики разных клубов сидели на стадионе вместе. Не как сейчас – «Спартак» здесь, «Динамо» здесь. Никто не дрался, не ругался, никого не оскорблял.

Фото: РИА Новости/Юрий Сомов

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы