Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Самые правые футбольные клубы мира. «Реал Мадрид»

Его раболепно называли «Божьей милостью каудильо Испании, ответственный перед Богом и историей».

Пропаганда была ему парусом, террор – веслами. Когда ветер дул тирану в лицо, когда его рабы, его народ, эти нерадивые шкодливые дети, не внимали своему диктатору, и он жестоко воспитывал их, заставляя грести, нести заметно побитое судно против течения. Тех, кто не мог или не захотел – цинично сбрасывали за борт на радость акулам.

«В нашей груди не должно быть места чувствам ненависти и мщения! На нашей Родине впервые утвердятся три идеала: свобода, братство и равенство!» – лихорадочно кричал он, Франсиско Франко, Генералиссимус, предвкушая свою победу, словно развлекаясь перед настоящей бойней.

По меньшей мере 20 тысяч республиканцев были расстреляны. Проигравшим запрещалось хоронить близких. Разыскивать пропавших без вести представлялось делом крайне опасным – легко было исчезнуть навсегда самому. Семьи республиканцев попали в списки врагов Франко; каждый считался едва ли не личным его врагом. Большинство из них франкисты закопали в безымянных придорожных могилах. Как и тех, кто открыто сочувствовал республиканцам.

«Да здравствует смерть! Да погибнет разум!» – упивался яростью в одной из аудиторий университета Саламанки одноглазый и однорукий, как карибский пират, франкистский генерал Хосе Мильян Астрай. Тот самый, который вместе со своим старым боевым другом Франко основал Испанский Легион. «Да здравствует смерть!» – был девиз Легиона.

Захватив власть, Франсиско Франко отменил свободу слова, собраний и манифестаций. Вся печать оказалась под контролем правительства. Были запрещены все профсоюзные организации и все политические партии, кроме «Фаланги».

Каудильизм в стране фактически узаконился.

Почти 40 лет диктаторства Франко, «спасителя нации и государства», как убеждала народ фашистская пропаганда, основополагающим принципом внутренней и внешней политики были идеи «крестового похода против коммунизма», авторитаризма, антисемитизма, клерикализма, национализма и испанского традиционализма.

Государственная пропаганда убеждала народ в его миссии противостоять капитализму и либерализму, просвещению и масонству, «защищать целостность и самобытность единой и неделимой Испании». Таковы были оправдания политике репрессий и убийств, по сути, последовательной войны против миллионов испанцев.

Подсчитать жертвы режима Франко не удается до сих пор. Археологи находят братские могилы по всей Испании. Известен случай, когда обычные строители по случайности нашли массовое захоронение на заднем дворе одного из домов в Толедо – городе, в котором молодой Франсиско учился в пехотной академии. Это были самые несчастливые годы будущего тирана: маленький рост – около 165 см – и высокий голос послужили поводом для постоянных насмешек со стороны большинства сокурсников и даже преподавателей.

(Франко с женой на футболе)

Впрочем, с душевных терзаний и комплексов плавно перейдем на тему футбольных воззрений Генералиссимуса.

Существует распространенное заблуждение, согласно которому Франко болел за «Мадрид». Это не так. Ему было плевать на «Мадрид». Ему, строго говоря, и на футбол было наплевать, он им не особенно интересовался. Считается, однако, что Франко с детства был большим фанатом футбола, а его любимым клубом был столичный «Атлетико». Что вдохновившись великолепием игры «Реала» уже в зрелом возрасте, он, как большой эстет, изменил предпочтение в пользу «сливочных». Говорят, даже знал наизусть все составы «Реала», мог рассказать, кто и когда забил гол и прочие подробности, делавшие из тирана человека.

Все эти трогательные откровения, вероятно, были дописаны к портрету Франко задним числом. Никаких документальных подтверждений, никаких воспоминаний свидетелей, их записок, писем, дневников. Мы не знаем. We don’t know. No sabemos. Также как доподлинно неизвестны нам и подробности мифологической службы Comandante Франко в Африке. (На днях журналист Олег Кашин в статье, посвященной книге-биографии Жданова, высказывался относительно того факта, что в ХХ веке у власти в Советском Союзе сидели люди без биографий, что годы, десятилетия их прошлого могли быть обозначены короткими фразами вроде «занимался подпольной работой». «Много ли мы по-настоящему знаем о нынешних российских начальниках, включая Путина?»)

Франко был крайне циничным и прагматичным диктатором (в противном случае, не умер бы естественной смертью, а повторил бы судьбу своих друзей Гитлера и Муссолини), а потому не мог не использовать в своих целях футбол, столь популярную в народе и непрерывно набирающую обороты игру. Футбол стал инструментом (одним из), с помощью которого Франко удалось наладить контроль над страной. Он стал покровительствовать «Мадриду», который в свою очередь благодарил своего лидера победами и престижем.

«Реал» – лучший посол, который у нас когда-либо был», – прямо говорил правитель Испании.

Побеждавший всех и вся даже в Европе «Реал» действительно стал символом диктатуры Франко, по крайней мере, так ему виделось, так он это ощущал. Победы «Мадрида» стали и его победами тоже.

Мог ли испанский диктатор уничтожить «Барселону»? Разумеется, мог. (Как мы знаем, была запрещена каталонская автономия, каталонский язык. Лидеры республиканцев безжалостно расстреливались, их знамена сжигались.) Но не захотел, это, смею предположить, было ему невыгодно. С «Барселоной» Франко проделал тот же по своей технологии трюк, что в ельцинские времена власти сделали с культурой, загнав ее на одноименный телеканал, уж простите за такое сравнение. Он, как пастух, загнал каталонцев с улиц на стадион «Камп Ноу» – единственное место, куда можно было приходить с символикой Каталонии, где можно было выкрикивать все гадости, какие только накопились с годами диктатуры, где можно было разговаривать между собой на родном каталанском и чувствовать себя свободным и храбрым. Где их всех можно было держать под контролем. Такой, знаете, остров сопротивления. (Не знаю как у вас, а у меня почему-то напрашиваются сравнения с «Эхо Москвы» и ТК «Дождь».) Все не так уж и плохо, если вам никто не запрещает говорить гадости о власти вслух, значит не такая уж и диктатура, так ведь? Есть и такой аргумент.

Конечно, в годы Франко «Реал» доминировал, в том числе и благодаря стараниям самого Генералиссимуса и его окружения, которые активно вмешивались во внутренние дела «сливочных». Так, например, многим футбольным болельщикам, думаю, известна история перехода Ди Стефано в мадридский клуб. Дело в том, что игрок уже подписал контракт с «Барселоной», сыграл за сине-гранатовых три товарищеских матча и даже перевез в Каталонию семью, но Франко хотел аргентинца в «Мадрид», и он был очень настойчив в своем хотении. Множество бюрократических процедур – и Ди Стефано стал мадридиста. С ним «Реал» выиграл 5 Кубков чемпионов подряд.

Из-за того, что в годы правления Франко Испания была фактически изолирована от внешнего мира, фанатская культура на трибунах отсутствовала – трибуны заполнялись обычными болельщиками. И пусть на «Бернабеу» ненавидели «Барсу», а на «Камп Ноу» ненавидели «Реал», в этом не наблюдалось организованного фанатского движения, скорее чистая человеческая ненависть.

Все изменилось после смерти Генералиссимуса (1975), когда демократия в Испании была восстановлена, и страна потихоньку стала вливаться в европейское и мировое сообщество.

В 1980-м внутри объединения фанатов «Мадрида» «Las Banderas» возник небольшой моб – «Ultras Sur», впоследствии ставший главной фирмой мадридцев. Агрессивное поведение новообразовавшегося отделения (ну, любили кулаками помахать ребята) было не по душе руководителям «Las Banderas» – выскочки были изгнаны. Так «Ultras Sur» стали самостоятельными. Если в начале жизни новой группировки политическая составляющая еще не имела решающего значения, то со временем «Ultras Sur» объявили свою идеологию: радикальный национализм. Они открыто выступали, в том числе и с помощью кулаков и подручных средств, против фанатов, требующих независимости своих регионов. (Это Страна Басков, Каталония, Галисия – традиционно самые сложные выезды для мадридцев.) No surprises, как пелось в известной песне.

Ко всему прочему у мадридцев появился еще один повод ненавидеть фанатов «Барсы»: их левая идеология. Впрочем, фанаты левой идеологии внутри «Ultras Sur» тоже были, более того, они не изгонялись, а просто принимали правила игры правого большинства. (Был, правда, исключительный случай, когда левые мадридисты сдали своих правых, о чем я написал в разделе про «красных» из «Райо Вальекано»).

Отмечу также, что многое в отношении испанцев к фанатской культуре изменил чемпионат мира-82, на который приехали группировки из разных стран (об этом я тоже уже писал в одном из текстов). Наиболее сильное влияние на фан-движения в Испании оказали итальянские тиффози, действовавшие крайне агрессивно, они стали примером для испанцев.

В жизни «Ultras Sur» было множество столкновений и драк с группировками других команд, а врагов у них, поверьте, было много: едва ли не большинство фанатских движений других клубов на дух не переносили «Мадрид».

Множество стычек провоцировало и соседство с «Атлетико», фанаты которого (в частности, «Frente Atletico») тоже правых взглядов. Обе банды были открытыми сторонниками националистических идей, они неоднократно заявляли, что следуют Франко. Вполне нормальными для этих группировок являлись лозунги типа «Испания – для кастильцев», «В Испании говорим только на кастильском», и так далее. Впрочем, какое идеология имеет значение, когда идут битвы за Мадрид!? Они ненавидели друг друга.

Бывали, правда, и случаи, когда фанаты обоих клубов выступали единым фронтом. Однажды ультрас «Frente Atletico» приехали на вокзал Мадрида встречать болельщиков из Бильбао… но там уже стояли наготове парни из «Ultras Sur», которые тоже встречали гостей из Страны Басков. Решение напрашивалось само собой – объединить усилия и накостылять этим сепаратистам. Был и еще один запоминающийся вечерок, когда в Мадриде проводился финал Кубка Короля-86, в котором встречались «Барселона» и «Сарагоса». Фанаты «Ultras Sur» и «Frente Atletico» выступили вместе против каталонской «Boixos Nois» в уличных побоищах.

Вообще же с середины 80-х мадридисты знатно отжигали на южной трибуне «Бернабеу», это продолжалось примерно десять лет – их лучшее время. Так, например, в сезоне-1986/87 из-за отвратительного поведения своих болельщиков в матче против «Баварии» (бросали в немецких игроков всякой всячиной, веселый тоже был денек) «Реалу» предстояло провести два матча при пустых трибунах. (Я так понимаю, что это надо расценивать, как комплимент мадридистам.)

Самые хорошие отношения у «Ultras Sur» – с ультраправыми «Irriducibili» из римского «Лацио» (про них – тут). Обе группировки путешествуют на важнейшие матчи союзников. Ни для кого не секрет, что мадридисты ездят в столицу Италии поддержать «Орлов» в римском дерби, а те, наоборот – поддерживают дружественный «Реал» в Эль Класико.

Проблемы «Ultras Sur» начались 1 апреля 1998 года, когда перед матчем Лиги чемпионов против дортмундской «Боруссии» фанаты группировки сломали заграждение на своей трибуне. Встречу отложили на полтора часа, а «Мадрид» подвергся штрафу со стороны УЕФА.

И без того не вызывавшие своими действиями симпатий «Ultras Sur» окончательно настроили против себя полицию СМИ (которые не брезговали и самыми хитрыми способами добычи информации из стана фан-движения: скрытые камеры, под прикрытием работающие журналисты, просто доносы) и, что самое важное, руководство мадридского клуба. «Ultras Sur» были изгнаны с Южной трибуны, что повлекло за собой кризис внутри группировки: из нее стали уходить.

С конца тысячелетия в жизни испанских фанатов вообще настали не лучшие времена. В отношении футбольных хулиганов ужесточились полицейские меры, к этому можно добавить повышение цен на билеты и политику клубов, которые намерены были максимально дистанцировать самых оголтелых от стадионов – в конце концов, это ведь мешает коммерции.

Что касается «Реала», то на освободившееся место, которое, как известно, пусто не бывает, пришла аполитичная группировка «Orgullo Vikingo», которая характерна красочными перформансами и довольно миролюбивым поведением.

В 2000 году новоизбранный Флорентино Перес (я бы даже сказал: свежий Флорентино Перес) пошел на встречу «Ultras Sur», и те были вновь допущены на родную Южную трибуну. Правда, с двумя условиями: первое: каждый фанат-ультрас будет тщательно досматриваться сотрудниками охраны, второе: клуб отказался оплачивать «Ultras Sur» выезды (во избежание постоянных конфликтов с другими ультрас).

Однако беды группировки не прекращались. Журналист Антонио Салас (псевдоним) влился в «Ultras Sur» под видом ультраправого сторонника. В 2002 году была опубликована книга «Дневник скинхеда», в которой в стиле гонзо-журналистики Антонио Салас описал все подробности жизни правой группировки и ее связи с неонацистскими организациями, в частности, с «Hammerskin». Произведение стало спусковым крючком в уголовном расследовании деятельности националистов.

Следствие шло семь лет. Организация «Hammerskin» была признана преступной, 15 человек были осуждены (получили сроки до 2-х лет условно + штраф).

Самого журналиста с 2002 года опекает служба отдела защиты свидетелей, а реальное его имя так и не было предано огласке.

Один из них – Хосе Луис Очаита, некогда лидер «Ultras Sur». Семьянин. Любит корриду. Стал одним из первых испанских фанатов, включенных в «черные списки» – в 1998-м ему в течение трех лет было запрещено посещать любые спортивные соревнования по всей Европе после того, как он напал на судью во время баскетбольного Эль Классико. Любитель вывешивать на трибунах нацистскую символику. В 2004-м с его подачи фанатская трибуна «Ultras Sur» салютовала игрокам нацистским приветствием. Эпизод попал в телевизионную трансляцию, клуб был наказан большим штрафом.

А это знаменитое фото, растиражированное El Pais: Роберто Карлос, вероятно, не подозревая, кто этот человек, дарит свою игровую майку главному наци Мадрида – тому самому Хосе Луису Очаите. Что характерно, эпизод случился 9 мая 2005 года. «Мадрид» расправился с «Расингом» 5:0.

Самые правые футбольные клубы мира. «Лацио», «Лех» и «Динамо» Загреб

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы