android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Самые левые футбольные клубы Европы

Специально для Романа Зозули и его агента вспоминаем материал Аркадия Зайцева.

«Райо Вальекано»

Vallecas. Юго-восточные окраины Мадрида. Вы здесь вряд ли когда-нибудь приляжете на шезлонг у бассейна, вряд ли будете тянуть свой беспечный mojito, вряд ли будете гладить по крохотной коленке свою сладкую, как сахарная вата, Francesca. Максимум, на что здесь можно рассчитывать – на несвежую анашу и несвежую Manuela. И никаких бассейнов. Тут рыжая бедность лениво течет из кранов, а здешние собаки неспешно жрут здешних крыс.

Запомните: просто не надо бывать в Вальекас. «Вальекас – это не Мадрид!» Вальекас – это нищета и преступность. Вальекас – это чертова жизнь.

Здесь все кипит от ненависти. К Мадриду, к капитализму, к богачам. Этот район словно списан с желчных романов Луи-Фердинанда Селина и Джорджа Оруэлла. Нет сомнений – обоим гениям понравилось бы в Вальекас.

При виде хорошего автомобиля, при виде выходящего из него заплутавшего туриста в опрятном поло, мокасинах от Ralph Lauren и фотоаппаратом наперевес вальеканцы скалятся как гиены. Таких они в лучшем случае отправляют обратно в Мадрид. Они вообще шлют в Мадрид, как мы шлем на ***.

Настоящий Vallecano живет, сам того не ведая, заветами Прудона («Собственность – это кража», например) и следует, тоже вслепую, на ощупь, Гюставу Флоберу, который говорил: «Ненависть к буржуазии – это начало добродетели».

Замызганный рабочий район с населением около миллиона жителей: бедняков, бродяг, мигрантов, пьяниц, торчков, проституток, бандитов, простых работяг и простых лентяев – все они уверенно поддерживают уровень преступности, который в Вальекас – уже многие годы – самый высокий в Мадриде. Один мой знакомый madridista говорит, что Мадрид с Вальекас – как первоклассный скакун с гнилыми зубами.

При диктаторстве Франко район Вальекано был присоединен к Мадриду, с тех пор – то есть, со времен гражданской войны – жители района, и без того пропагандировавшие крайне левые идеи, как и анархистские, с еще большей ненавистью относились к фашистскому режиму и к столице. На каждом матче «Райистас» запыленный пролетарский «Эстадио де Вальекас» превращался в арену, где происходило настоящее идеологическое сражение с режимом – стадионы в Испании в то время были едва ли не единственной возможностью выразить свой протест, и чтобы тебе ничего за это не было. Ну, или почти ничего.  

Для этих людей «Райо Вальекано» – это не просто футбольный клуб, это протест, шанс на реванш. Вчера – с фашистским режимом, сегодня – с капитализмом (но и антифашизм никто не отменял). «Буканерос» – именно так называется фанатская группировка «Райо» – практически в одиночку отстаивают левую идеологию в Мадриде.

Приведу занятный отрывок из книги Дуга Бримсона «Фанаты», иллюстрирующий суровые будни фаната из Вальекас:

«Когда группа из числа левых сторонников «Реала» узнала о тайных планах нападения «Ультрас Сур» [правые «Реала] в день столичного дерби на два бара, часто посещаемых членами «Буканерос», то, нисколько не сомневаясь в правильности своих действий, передала эту информацию коллегам из «Райо».

Участники «Ультрас Сур» планировали просочиться на вражескую территорию небольшими группами и, собравшись в одном месте, атаковать два бара, в которых, по их мнению, должны были собраться «красные» и сторонники ЕТА – террористической группировки баскских сепаратистов. Но, вовремя узнав о коварных планах противника, «Буканерос» приступили к подготовке обороны.

Утром в день игры скауты «Буканерос» заняли свои позиции и, как только заметили прибытие небольшой группы из 40 членов «Ультрас Сур», немедленно сообщили об этом по мобильным телефонам в оба бара, продолжая наблюдать за их дальнейшим маршрутом.

Когда основные силы нападавших наконец добрались до места назначения, не ведая о том, что их уже обнаружили, они тут же устремились ко входу в бар, который, к их огромному удивлению, оказался крепко-накрепко заперт. Они не подозревали, что по ту сторону дверей их ожидала толпа «Буканерос» и ряд воинственных представителей левого крыла группировки «Ерри Норте», поддерживающей «Атлетик» из Бильбао, которые были вооружены палками и бутылками, а один – даже топором.

В то время как фанаты «Ультрас Сур» пытались выломать входную дверь, оборонявшиеся, незаметно выйдя через черный ход и сосредоточившись на соседней улице, ударили во фланг агрессорам. В результате начавшегося побоища многие фанаты получили серьезные ранения, включая парня из «Ультрас Сур», вынесенного товарищами с поля боя с порезанными ягодицами.

После такой убедительной победы «Буканерос» расслабились, совершенно забыв о защите второго бара, так как решили, что их противники уже никогда не решатся на вторую атаку. Более того, никто даже не догадался проследить их дальнейший путь, поэтому защитники второго бара так и не услышали тревожных звонков.

Конечно же, «Ультрас Сур» не собирались на этом останавливаться, и, полные решимости взять немедленный реванш, они направились в сторону второго бара, где застали «Буканерос» врасплох. Атака была столь стремительной и яростной, что «Буканерос» пришлось отступить под защиту бара и закрыться изнутри. К сожалению, двое их товарищей остались на улице и получили серьезные ранения, оказавшись под градом летевших в них бутылок».

«Селтик»

6 ноября 2010 года, Глазго, стадион «Селтик Парк», можно просто «Паркхэд».

По всей Британии,  как и во всех странах Содружества, полным ходом идет подготовка к Remembrance Day (11.11). День, когда Британия чтит память тех, кто не вернулся с полей сражений. Когда все – от сэра Алекса до малолетнего канадского оборванца-хоккеиста с озера Альберта, от Принца Джорджа до запившей домохозяйки из Уэльса – носят на одежде, с левой стороны, красные маки.

Только не в районе Паркхэд, город Глазго.

«Селтик» против «Абердина» – последний домашний матч перед большим национальным праздником. В перерыве игры банда кельтских фанатов, известных как «The Green Brigade», в знак протеста против маков на форме любимой команды, под оглушительные одобрительные вопли, разворачивает баннер: «Your deeds would shame all the devils in Hell. No bloodstained poppies on our hoops» («Все черти Ада будут стыдиться ваших дел. Нет запачканным кровью макам на нашей форме»).

Матч был сумасшедший, как ирландская кровь: 9:0 в пользу «зеленых», два хет-трика, два удаления, три пенальти и один автогол, крупнейшая победа в истории чемпионатов Шотландии. Но кто теперь об этом вспомнит. Общественному возмущению не было предела, а руководству клуба пришлось в срочном порядке извиняться перед всей страной. Настоящий-то кельт, конечно, плевать на это хотел – у настоящего кельта нет хозяина, а страну эту он видал известно где.

Это был далеко не первый случай, когда действия The Bhoys отбрасывают тень на Корону. В 2008-м «Паркхэд» был единственным стадионом Великобритании, на котором во время минуты молчания в честь все того же Дня Памяти фанаты «Селтика» устроили овации и затянули одну из своих песен.

«The Green Brigade», как все другие банды и активные фанаты «Селтика», позиционируют себя как антифашисткая, антиимпериалистическая, (антибританская, соответственно), социалистическая, крайне левая «фирма». На книжных полках каждого уважающего себя кельта лежат прочитанные до дыр тома Маркса, Джона Маклина, Дэвида Поттера, напечатанные вручную запрещенные за экстремизм книги по истории Ирландской Республиканской Армии. Шотландская народная партия (в чью задачу, напомню, входит независимость от Великобритании) и ирландская крайне левая националистическая Шинн Фейн – вот их выбор.

Болельщики «Селтика» – одни из самых «красных» в мире, а возможно, самые. 

Во время последнего матча сезона-11/12 – по сути, очередной, ежегодной уже коронации любимой команды – фанаты неожиданно перестали напевать любимую «The Celtic Song» и достали флаги Палестины, развернули баннер: «Dignity is More Precious than Food» («Достоинство ценнее еды»). Поддержка голодовки палестинских заключенных в тюрьмах Израиля. Фанаты бело-зеленых выражают солидарность с палестинцами, потому что считают, что их положение очень похоже: они тоже несвободны, им тоже насолила Британская Корона. 

«Селтик» был основан в конце 19-го века католическим священником, иммигрантом из Ирландии, Эндрю Кэринсом, более известным миру как Брат Уолфрид. В конце 19-го и на протяжении большей половины 20-го столетия ирландские иммигранты в Шотландии были подвержены серьезной дискриминации со стороны коренных жителей, не позволявшей нормально существовать. Не опасаясь что, выйдя на прогулку с женой, ты получишь по рыжине кирпичом, а жену изнасилуют и бросят рыдать в грязи. Не говоря уже про то, что католики (ирландцы) не были допущены не то что до высококвалифицированной работы, но даже до мешковорочания в грязных доках Глазго. Не самый мирный народ, ирландцы мгновенно образовали низшие слои общества (со всеми вытекающими последствиями) не самого милого в мире города, что, в сущности, уже объясняет такую популярность крайне левой идеологии, реакционного социализма. Собственно, футбольный клуб «Селтик» и был создан, чтобы поддержать ирландских безработных Шотландии.

Человек, надевающий бело-зеленую майку «Селтика», придерживается определенных взглядов на жизнь, как правило, очень рациональных, социально-направленных, антиимпериалистических, антиколониальных и так далее. Он несет ответственность. Так, например, во время гражданской войны в Северной Ирландии, да и вообще во время столкновений в регионе, лояльные государству люди носили сине-красные майки «Рейнджерс» (еще одна причина бить друг другу морды, не менее веская, чем религия, как принято считать), извечных врагов-протестантов, а майки «Селтика» являлись и являются знаком поддержки республиканского сопротивления и стремления к свободе и государственной независимости. Они спят и видят развал Британии, эти ребята в зеленом.

В ноябре 2011-го «Селтик» был оштрафован УЕФА на 12 700 фунтов за то, что фанаты клуба скандировали экстремистские песни, восхваляющие ИРА, которая вызывает трепет и страх по всей Европе. Во время следующего же матча Лиги Европы на одном из баннеров было кратко и лаконично написано: «Fuck UEFA». 

«Санкт-Паули»

Ультрас «Селтика» и «Санкт-Паули» – друзья форева, для которых «Назад – к коммунизму, вперед – в коммунизм» – не простые слова, а руководство к жизни.

Санкт-Паули – район Гамбурга, в котором живут люди то ли из прошлого, то ли из будущего. На территории в два с половиной квадратных километра между причалом Landungsbruecken и архаичным кварталом Karolinenvrietel каким-то немыслимым образом уживаются анархисты и трансвеститы, социалисты и проститутки, работяги гамбургских доков и театралы, рокеры и художники, беднота и бомонд. Говорят, крысам по душе это место, «снизу подгрызают корни и устои общества». Крайне маргинальный райончик, надо сказать. Людей здесь роднят две вещи: антикапитализм и «Санкт-Паули».

Можно предположить, что «красная» идеология фанатов «Санкт-Паули» берет корни из 20-30-х годов, когда левый национализм братьев Штрассер был серьезной силой в Германии и чуть не уделал Гитлера, но это не так. Социализм, которым славятся ультрас из Санкт-Паули, пришел из рокерских 80-х. Он полностью отвергает национализм и любые проявления дискриминации. Он появился как молниеносная реакция на бешеную популярность в Европе ультраправых среди футбольных фанатов, в частности, фанатов английских клубов, среди которых расизм и нацизм были обычными явлениями – как затушить сигарету об язык. Найдя правую идеологию отвратительной по своей сути, ультрас «Санкт-Паули», а я напомню – это работящие жители портового райончика (как вы себе представляете расизм в порту, например?), панки, рокеры, анархисты, коммунисты, гомосексуалисты и прочие меньшинства – противостояли нацизму, активно поддерживая идеологию левых. Именно с того времени фанаты клуба стали позиционировать себя как антифашисты и антирасисты. Флаг с изображением Веселого Роджера до сих пор является символом клуба.

Футбольный клуб «Санкт-Паули» наверняка не имел никаких шансов на ту славу, которая есть у него сейчас, если бы не фанаты. Им глубоко все равно, что дела у клуба, прямо скажем, идут не ахти, что содержится клуб едва ли не на средства одних только фанатов (в 2003 году они спасли клуб от банкротства, наскоро собрав 2 млн евро посредством покупки атрибутики и посещением организованных клубом панк-концертов и акций, даже районные бары делились с «Санкт-Паули» выручкой), что на фоне развивающегося в спорте олигархического меценатства «Пираты» – как обломок прошлого.

Как написал Александр Вишневский в репортаже из Санкт-Паули: «В этом безумном мире «Санкт-Паули» не прогибается, и потому получает то, что нельзя купить – искреннюю любовь и стопроцентную радость от успехов. Всяческие коррупционеры никогда не смогут стать настолько счастливыми, как фанаты и футболисты «Санкт-Паули», вместе празднующие победу».

В том же репортаже возникает некто Свен Брукс, «который работает Свеном Бруксом». Свен Брукс – офицер безопасности клуба, который отвечает за фанатские движения, за работу с прессой и так далее. Занятные слова говорит офицер безопасности Свен Брукс: «Моя основная задача – осаживать слишком радикально настроенных пацанов и девчонок. Не потому, что я не согласен с ними. Просто я все это уже прошел и понимаю, что в конкретную минуту они вредят исключительно себе и пользы от их самопожертвования никакой. Наше время придет, но не сейчас и не здесь. Здесь – футбол и радость».

Характерно, что власти Германии не стремятся тупо загнать радикально настроенные банды фанатов в подполье, как это преимущественно делается у нас, а напротив, организуют работу с ними через таких вот Свенов Бруксов, офицеров безопасности. Не дубинками осаживают, а словами и авторитетом. Это эффективно, это работает.

Впрочем, иногда не помогают и самые хитрые способы в борьбе с футбольным экстремизмом.

Большое дерби «Гамбургом» – редкость хотя бы по той простой причине, что «Санкт-Паули» играет дивизионом ниже. Но соседские фанаты из «Гамбурга» не могут терпеть левых в своем городе. В 2012-м, во время игры «Санкт-Паули» – «Любек» более 200 ультрас гостей в союзе с коллегами из «Гамбурга» едва не захватили домашние фанатские сектора на стадионе «Милленртрор». Сектора, на которых сидели женщины, дети, и обычные болельщики – «кузьмичи», как их у нас называют. «Пираты» отстояли хозяйские трибуны, но не без потерь: 74 задержанных и 89 пострадавших.

Ультрас «Санкт-Паули» вообще не прочь помахать кулаками с главными врагами. Так, например, нередко случаются «третьи таймы» с ультраправыми Hooligans Elbflorenz («Динамо» Дрезден), одной из сильнейших банд Германии. Неонаци из «Ганзы» Росток (едва ли не самый правый клуб в стране), одни из самых непримиримых врагов «Пиратов», нередко устраивают «банановые бомбардировки» на стадионе «Милленртрор», выражая так протест против левых.

Интересно, что «Пираты» настолько отвергают любое проявление национализма, что не склонны поддерживать национальную сборную Германии. Во время домашнего чемпионата мира-2006 фанаты организовали свой собственный турнир, который проходил на родном «Милленртрор». «Wild Cup» («Дикий Кубок») – так они назвали его. В турнире принимали участия непризнанные государства или те страны, которые по разным причинам отвергает ФИФА. Победила Турецкая Республика Северного Кипра. За ней: Занзибар, Республика Санкт-Паули, Гибралтар, Гренландия, Тибет.

«Ливорно»

Весна. Тоскана. Представьте. Immaginare. Ох, Firenze, belissimo, Renaissance! И вот вы что делаете: вам надоела Флоренция. Да, прям так, надоела! Вы берете напрокат машину. Alfa Romeo. Красную. Cabri. И несетесь в сторону Val d’orcia. Господи, Тоскана! Нет, к черту Val d’orcia – в Ortobello! И несетесь по зеленым холмам к синему морю. Справа от вас милая Franceska, смеется белыми зубами. Знаете Ortobello? Нечего там делать, забудьте! Поехали лучше в Piza, на север, за север! Prato, San Rocco... Lucca... Голова кругом!

Но давайте я покажу вам место, в которое вы бы никогда не поехали. И даже если бы вы исколесили тосканское побережье – от San Vincenzo до Marmi, вы бы вряд ли заехали в Ливорно – настолько сильно от него веет неприятностями.

Родина Модильяни – вот и все. Крупный морской порт. Пахнет рыбой и потом. Сталин и Че Гевара – вот их божества. Был еще известный нам, особенно болельщикам «Шахтера», Кристиано Лукарелли, игрок «Ливорно».

Ливорно – столица итальянского коммунизма. Итальянская коммунистическая партия была основана именно здесь в 1921-м году, ну а фанаты футбольного клуба подхватили идеологию и несут ее до сих пор. Портреты Че Гевары и Сталина на футболках, баннерах, на чем угодно – такая же норма для болельщика «Ливорно», как для жители нашей глуши 200 грамм по утрам. Маски Гая Фокса на болельщике – как здрасьте.

«Ливорно» – это голый коммунизм. Чистый, что роса на полях Тосканы.

«Ливорно» – клуб, который каждый год отмечает день рождения Сталина. 

Перед началом каждого матча весь стадион поет «Bandiera Rossa», песню итальянских партизан-антифашистов времен Второй Мировой войны. Livornesi любят такие песни. А «Ливорно» едва ли не каждую неделю платит Федерации футбола Италии штрафы за экстремистские кричалки и баннеры. И за то, что ультрас Brigate Autonome Livornesi регулярно поливают грязью Берлускони (песня «Silvio Pedofilo» была хитом на матчах с «Миланом», но не только), «правительственную шайку», богачей, капитализм и всю Италию. Да что там, весь мир. Кажется, траты на штрафы прописаны в бюджете клуба на годы вперед.

Когда 17 итальянских солдат погибли в Насирии, в Ираке, на всех стадионах Италии матчи начинались с минуты молчания, но на Armando Picchi в Ливорно фанаты воодушевленно пели в поддержку иракцев.

Особенно сильны коммунистические настроения в Ливорно были в 70-80-е, когда по всей Европе устраивались фанатские побоища, а в Италии к тому же свирепствовала знаменитая Brigate Rosse, марксизм-ленинистская организация, устраивавшая теракты и похищения по всей стране и за ее пределами. Движение Brigate Rosse иссякло, его уничтожили, но победить коммунизм в Ливорно, кажется, невозможно.

«Марсель»

Я знавал одного ненормального, который в пятницу ночью на весь бар орал, надрывая голос, стуча по столу кулаком: «Да весь Марсель голосовал за мсье Олланда!». Он был прав, Марсель действительно активно голосовал за мсье Олланда. Социалистический город, чего тут скажешь. Город, в котором запрос на социальное равенство – огромен. Город, в котором низшие классы крайне оторваны от людей, набивших мошну, скупивших дома на лазурном побережье. Это, в конце концов, портовый город (заметьте, насколько высок запрос на социализм и антифашизм в портовых городах), в котором изначально проживали люди самых разных национальностей.

У марсельцев, в отличие от остальной Франции, теплое отношение к приезжим, поэтому неудивительно, что банды «Марселя» – интернациональны и придерживаются антифашистских, левых взглядов. Они едва ли не единственные ультрас в стране, которые противостоят правым. Почти сразу же после создания на «Велодроме» общего фан-движения (в 80-е, когда во Францию пришли из Италии мода на ультрас), в частности знаменитой социалистической группировки «South Winners» («Солидарность и революция» – их лозунг с момента создания), ультрас «Марселя» подвергались серьезному давлению со стороны парижской правой «Kop of Boulogne» («Булонские копы»), ведущей фирмы «ПСЖ», и «Bad Gones» – скинхедами из Лиона. В ответ на избиения вражескими фанами иностранцев южане не просто махали кулаками, когда потребуется, но отвечали на трибунах своих и гостевых, устраивая мощные шоу с файерами и плакатами, баннерами, осуждающими национализм и восхваляющими левую идеологию. Разумеется, акции нередко приводили к массовым дракам. А ведь это были времена, когда в борьбе с фанатами-ультрас не церемонился Франсуа Миттеран, президент Франции.

Костяк марсельских ультрас-фанатов всегда составляли студенты и иностранцы, а баннеры с Карлом Марксом, Че Геварой, кельтскими крестами и сейчас являются визитной карточкой «Велодрома».

Серьезным этапом укрепления влияния «South Winners» была борьба против президентов «Марселя». Когда президент Мишель Русье решил изменить дизайн и цвета формы, фанаты выкупили билеты на две трибуны на один из матчей и бойкотировали его. Потеряв доверие ультрас, Русье был наскоро уволен советом акционеров. Следующий президент клуба, Кристофер Буше, тоже решил внести свои изменения и поменять эмблему, на что фанаты ответили тем же самым способом. Слабоумный Буше тоже был уволен.

У фанатского движения «Марселя» есть своя легенда. Когда 17-летний Патрис де Перетти, впоследствии известный под кличкой Depe, во время выезда в Грецию, своего первого выезда, увидел, как фанаты хозяев оголили могучие торсы, то был так впечатлен, что решил болеть за «Марсель» именно так – с голым торсом.

Антифашист, социалист, Депе в скором времени стал известен своим рвением и выездами с командой, он также был редактором нескольких фанатских журналов (где публиковались не только футбольные материалы, но и политические, идеологические).

1993 год, 3 марта. «ЦСКА» – «Марсель», групповой этап первого в истории розыгрыша Лиги чемпионов. Этот матч стал знаменит тем, что при -20 на градуснике Патрис вышел на трибуну, как когда-то обещал себе и остальным, с голым торсом. И – от звонка до звонка. Это принесло ему большую славу. Такую славу, что, когда «Олимпик» победил в финале ЛЧ, во время празднования на родном «Велодроме» Депе поднял над головой Кубок чемпионов.

Патрис умер 28 июля 2000 года, его нашли в разбитой вдребезги машине где-то под Марселем, ему было всего 28. Он оставил после себя только миф о необычайной преданности и существовавшую к тому времени уже шестой год группировку Marseille Trop Puissant, прокоммунистическую бригаду, очень влиятельную. «Боление без насилия» – таким был их лозунг. Северная трибуна «Велодрома» была названа в честь Патриса (на фото он – с перевязанной рукой) – Virage Nord-Patrice de Peretti.

«Атлетик»

70% населения Испании (по официальным данным Центра социологических исследований Испании) считают баскский сепаратизм, в частности левую националистическую группировку ЕТА, главной проблемой страны.

С 1975 года, после смерти диктатора Франко и его режима, некоторые регионы (Каталония, Страна Басков, Галисия) поставили вопрос о своем историческом статусе и, собственно, об отделении, о свободе. Во времена правления Генералиссимуса баски переживали крайне сложный период: был взят курс на их ассимиляцию (например, использование национальной баскской символики объявлялось преступлением). Словом, в эпоху Франко культура басков не жила, а кое-как выживала в подполье. Однако со сменой режима уже к 80-м у Страны Басков были такие поблажки в объеме прав и свобод, какие не снились в какой-нибудь Валенсии. Впрочем, левый баскский национализм только креп и благополучно дожил до наших дней, ни разу не потеряв в актуальности в своем регионе.

Скажу больше: эта идеология (левый национализм) сейчас является основной силой, а сепаратизм пользуется поддержкой у значительной части жителей региона (Баскская Националистическая партия уже лет 30 набирает на выборах больше 50% голосов). Накаляет обстановку террористическая по своей сути группировка ЕТА, которая настаивает на вооруженном сопротивлении «оккупантам» и прилежно использует завещанное Сабино Аране идейное наследие. Сабино Аране – основатель баскского национализма (конец 19-го века) и вообще духовный гуру ЕТА, «отец басков» – так его называют. Именно он сформулировал основную идею сепаратистов – основание государства Эускади.

Футбольный клуб «Атлетик» вопреки широко распространенному и, скажем прямо, наивному мнению о том, что спорт существует вне политики, активно в ней участвует, открыто поддерживая баскских борцов за свободу и независимость. Так, например, в 1984-м минутой молчания на La Catedral («Собор» – именно так местные называют стадион «Сан-Мамес») все присутствующие на одном из футбольных матчей почтили память руководителя ЕТА, убитого году профессиональным киллером.

7 марта 2008 года в Стране Басков накануне выборов был застрелен крупный политик, член правящей партии Исайас Карраско. Конечно, это дело рук известно кого: пять выстрелов, один из них в шею – фирменный, классический почерк террористов ЕТА. Ни у кого даже не было сомнений. Они убили своего врага на глазах у его жены и дочери. «Я увидела через окно, как жена и дочь склонились над ним, крича «Убийцы, убийцы!». Его грудь была залита кровью, кровь была и на его близких», –  рассказывала потом соседка семейства Карраско местному телевидению. 9 марта, через два дня после убийства, в Бильбао проходил один из матчей Ла Лиги, перед началом которого La Catedral вскипел так, что судье пришлось прервать запланированную минуту молчания.

В 2010-м, когда во Франции был арестован руководитель ЕТА Ибона Арронатегу, главная группировка баскского «Атлетика» «Herri Norte Taldea», которая, разумеется, придерживается радикально левых взглядов, задала вопрос премьер-министру Испании, да и всей общественности: «До каких пор вы будете арестовывать людей, борющихся за свою свободу, игнорируя при этом откровенно профашистских лидеров?»

«Herri Norte Taldea» добилась значительных успехов в борьбе с врагами из правых, регулярно отстаивая свою репутацию в ожесточенных столкновениях. Для правых со всей Испании именно фанаты из «Herri Norte Taldea» являются самыми ненавистными, непримиримыми, но в то же время самыми достойными противниками. Первые сведения о побоищах, которые баски устраивали со своими врагами, были зафиксированы в начале 80-х, когда фанаты «Реала» были встречены дубинами и кастетами на вокзале в Бильбао.

Конечно же, самые нелегкие выезды фанатов «Львов» – в Мадрид и в Валенсию, где им зачастую достается по полной программе не только от местных ультрас, но и от полиции, которая еще со времен Франко не знает жалости по отношению к баскам (Франко вообще не подпускал басков или каталонцев к полицейской службе). Конечно, тут не обходится без антииспанских настроений басков, к которым в Испании уже привыкли относиться как к террористам и подавлять любую их агрессию крайне жестоко, я бы даже сказал – показательно жестоко.

Занятно, что во время баскских дерби (например, с «Реал Сосьедадом») фанаты клубов сидят вместе, не говоря уже о том, что нет никаких конфликтов между болельщиками – это сложно назвать дружбой, но ненависть к Испании сильнее клубных предпочтений.

Один или два раза в год на «Сан-Мамес» играет свой матч неофициальная сборная басков. Во время этих матчей фанаты всех клубов Страны Басков («Атлетик», «Реал Сосьедад», «Осасуна», «Алавес») объединяются под общим названием «Euskal Hintxak» и дружно болеют за Эускади.

АЕК

В Греции их называют коротко и оскорбительно: «турки». Или же, для разнообразия – «цыгане». Или просто «муслимы» (мусульмане, то есть). Дело в том, что футбольный клуб «АЕК» основали в 1924 году турецкие беженцы, приехавшие в Афины после греко-турецкой войны. Аббревиатура АЕК расшифровывается как «Атлетический союз Константинополя». В общем, в Греции их ненавидят. Для болельщика «Олимпиакоса» парень в черно-желтой майке – хуже дерьма.

АЕК в последнее время нечасто попадал на наши медиа-радары, за исключением, пожалуй, двух событий. Первое: гранд греческого футбола в 2013-м со звоном вылетел во вторую лигу (но быстро вернулся). Второе: как не помнить выходку футболиста черно-желтых Гиоргоса Катидиса, расчехлившего внушительный зигомет во время празднования гола в чемпионате Греции. Конечно, после матча футболист клялся, мол, ничего не соображает в политике и просто таким образом посвятил гол своему другу и одноклубнику – Микалису Павлису, который якобы смотрел игру с того сектора трибуны, куда была устремлена правая рука Гиоргоса. Но это уже было неважно. Руководство клуба, который, на секундочку, придерживается строго левых и антифашистских взглядов, незамедлительно, не дожидаясь санкций различных федераций (позже Федерация футбола Греции наложила пожизненный запрет на участие игрока в матчах за национальную сборную), отстранило Катидиса до конца сезона и выписало ему максимальный штраф, который только возможен по уставу организации. Ну а болельщики АЕКа с гневом обрушились на молодого футболиста.

Впрочем, у фанатов клуба есть пусть и небольшая, но все-таки правая фирма «Гетто», которая формально является фашистами. Вот как  один из фанатов главной фанатской фирмы АЕКа «Original 21», традиционно придерживающейся антифашисткой идеологии, комментирует ситуацию на черно-желтых трибунах:

«Фирма «Гетто» является малочисленной и попытки применения насилия с их стороны были пресечены. Бывали случаи, когда кто-то использовал среди них нацистскую символику на матче. Однако в большинстве своем мы контролируем ситуацию на трибунах. Скажем, наши враги из ПАОКа допускают больше подобных эпизодов на своей трибуне. Много националистов появляется на трибуне «Олимпиакоса». «Анчоусы» являются самой отвратительной командой чемпионата и выкидывают на трансферы огромные суммы, все их фанаты хлюпики. Но больше всего правых у «Панатинаикоса», потому что их «Gate 13» – ублюдки и лжецы. Поэтому мы их называем кролики. Только «Original 21» полностью контролирует свою трибуну».

Непримиримое противостояние между фанатами АЕКа и «Олимпиакоса» – один из главных ужасов греческого футбола. В 81-м году, во время одного из домашних матчей фанаты «Олимпиакоса» напали на черно-желтых, легко прорвав полицейский кордон. Болельщики гостей попытались спастись бегством от значительно превосходящих сил врага, но это привело к давке, в которой погибли и были ранены многие фанаты АЕКа. Через несколько недель красно-белых ждал ответ в стиле вендетта – «турки» зарезали одного из фанатов «анчоусов», а труп бедняги торжественно накрыли черно-желтым флагом.

Спустя несколько лет группировка «Олимпиакоса» устроила практически военное нападение на один из районов, в которых проживают бывшие беженцы из Турции. Итог: двое убитых, бесчисленное количество раненых и разгромленные улицы. Федерацией футбола Греции было принято решение проводить встречи между командами на нейтральной территории и ни в коем случае не в столице. Не помогло – на одном из матчей было вырвано 7 тысяч сидений, ранено сто человек (из них – пять полицейских).

Еще одним соперником «Original 21» являются фанаты из «Gate 7», то есть, из «Панатинаикоса». В 2001 году во время очной встречи команд судья удалил сразу двух футболистов АЕКа, после чего сектор «зеленых» был забросан фаерами. Гнев был нестерпим, что вылилось в масштабную драку, которой полиция не имела никаких шансов помешать. Фанаты обоих клубов сошлись в бою прямо на футбольном поле, драка, как пожар, распространилась и за пределы стадиона – бои шли по всему городу. Ну а неудачливого арбитра матча унесли с поля раненым в подтрибунное помещение, где его... еще раз избили.

Широко известна история отношений фанатов АЕКа с главным тренером команды Душаном Баевичем. В конце 70х – начале 80-х серб знатно попылил за черно-желтых, наколотив уйму голов и став легендой клуба. Уже на тренерском мостике Баевич привел команду к семи чемпионским титулам – легенда! Но случилось непоправимое – он ушел тренировать «Олимпиакос». Выиграв для красно-белых три чемпионства подряд, наивный Душан Баевич… вернулся в АЕК, потом опять ушел в «Олимпиакос» и снова вернулся. Транзитом через другие клубы, но кого это интересовало. Последнее возвращение окончательно добило болельщиков и вызвало... 7 августа 2010, когда под руководством Баевича АЕК проигрывал в товарищеском матче команде «Калитеа» из второго дивизиона, фанаты «Original 21» за несколько минут до конца матча прорвались на поле и избили Баевича. Серб, поддавшись на уговоры руководства, остался в клубе, но ненадолго – его карьера вообще пошла под откос, и он уехал в Кипр тренировать «Омонию».

«Омония»

Кипр – исторически нестабильный остров, политически и этнически раздробленный (турки/ греки).

Футбольный клуб «Омония» был основан во время гражданской войны в Греции прокоммунистически настроенными фанатами, которые по политическим мотивам откололись от группы болельщиков хорошо известного нам АПОЭЛа. Так началась вражда. Правые – АПОЭЛ, левые – «Омония».

Коммунистическая партия Кипра с 50-х и по сегодняшний день – значительная политическая сила в стране. Достаточно сказать, что «Омония» – самая популярная команда на острове (по разным данным, около 35% людей поддерживают именно «зеленых»). Портреты Че Гевары, серпы, молоты – эти символы превалируют на баннерах основной группировки клуба «Gate 9». И, конечно, флаги Кипра (тогда как болельщики АПОЭЛа, напротив, приносят на стадионы греческую символику. Фанаты «Омонии» борются с фашизмом и расизмом, их в этом поддерживает кипрский рабочий класс, который и составляет значительную часть болельщиков клуба. «Народная команда» – так их называют на Кипре.

В 2013-м «Омония» играла товарищеский матч против «Ариса». После окончания встречи болельщики «зеленых» напали на одного из судей Леонидоса Траттоса и бесчинствовали за пределами стадиона. Фанаты из «Gate 9» так отомстили арбитру за то, что тот, по их мнению, лишил команду чемпионства в далеком 2004-м. Руководство «Омонии» еще до игры предвидело инцидент, поэтому попросило полицию удвоить меры безопасности, что и было сделано. Но от дикой кипрской мести бедного Леню Траттоса ничего не спасло – изрядно побитый, он уезжал со стадиона, пригнувшись на заднем сиденье полицейского автомобиля. Впоследствии он подал заявление против нескольких человек, которые его избили, но никакого дела так и не было заведено. Может, просто местный шериф тоже болеет за «Омонию»?

«Хапоэль» Тель-Авив

«Хапоэль» – значит «рабочие», – рассказал один из фанатов израильского клуба Сэту Фридману, репортеру The Guardian. – Мы левые, а это значит, что мы не ненавидим арабов, мы хотим жить с ними в мире, а не войне». 

На иврите «Хапоэль» действительно означает «рабочий». В 20-х годах для объединения израильских пролетариев был создан «Общественный союз еврейских рабочих». Герб был выбран соответствующий: атлет, накрепко держащий серп и молот. Цвета клуба, думаю, вы себе представляете, какие.

Левые по своей идеологии до мозга костей, клуб и его фанаты являются одним целым; матчи «Хапоэля» всегда привлекают внимание: множество барабанов, флагов ярко красного цвета, коммунистической символики, растяжек с Че Геварой, баннеров в духе «Born to be red», «Red or dead» или «Love Hapoel – hate racism».

На трибунах «Хапоэля» вы никогда не увидите флагов Израиля: болельщики команды выступают активно против милитаризированной и агрессивной политики государства. Они также против нацизма, фашизма и любого проявления нетерпимости. Фан-клуб «Хапоэля» живет на энтузиазме и во многом за счет благотворительности: каждую игру лидеры движения проходят по трибунам с просьбой сделать взносы для их поддержки, что люди и делают.

«Кто с нами – тот не беженец» – нередко написано на баннерах фанатов «Хапоэля». Дело в том, что ультрас клуба активно поддерживают беженцев, которым помогают сбором средств и организацией пристанищ.

«Ты дома, брат». Как Зозулю встречали в Севилье

Все новости о Зозулягейте

Опрос


Что делать Зозуле?

1052 голосa 1
  • Идти в "Райо"
    23%
  • Оставаться в "Бетисе"
    26%
  • Искать третий вариант
    51%

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы