Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Команды, которые мы не забудем. «Байер»-2001/02

В продолжении ностальгического сериала Tribuna.com Дмитрий Долгих вспоминает симпатичный «Байер» Баллака, Лусио и Топпмеллера, который за один сезон мог выиграть все, а в итоге не выиграл ничего.

У мусорщиков самых разных городов мира примерно одинаково неинтересная работа. Объезжая как-то на рассвете свой город и собирая некоторые плоды его ночной жизни, мусорщик немецкого Бохума вряд ли ждал приключений, когда увидел около очередной урны мужчину, спящего прямо на лавочке. Присмотревшись, мусорщик понял, что ничего более удивительного в его жизни, возможно, уже не произойдет. Мужчину с внешностью загулявшего поэта звали Клаус Топпмеллер, и он был одним из лучших тренеров в истории местной футбольной команды.

Пройдет лет 5, Топпмеллер дважды поменяет работу и одним поздним майским вечером напиться вдрызг и заснуть где-нибудь посреди шотландского Глазго ему наверняка захочется гораздо больше. Пару недель назад его «Байер» стоял в трех шагах от уникального достижения, но в итоге так и не сделал ни одного из них. Сначала отдал немецкое чемпионство Дортмунду, затем уступил Кубок «Шальке», а вот теперь проиграл в финале Лиги чемпионов мадридскому «Реалу» и вместо трофеев остался с лиричными и депрессивными воспоминаниями. И навсегда оставил их нам.

Это был удивительный во многих отношениях клуб: в одной не самой очевидной точке футбольной Европы усилиями колоритного менеджера Райнера Кальмунда вдруг очень ненадолго сошлись очень разные люди, сумевшие стать шикарной командой.

Восточногерманский ветеран-бомбардир Ульф Кирстен, невысокий коренастый форвард, глядя на которого иногда казалось, что это именно он небрежным движениям плеча нечаянно разрушил Берлинскую стену, и суетливый болгарский юноша Димитар Бербатов, напрочь лишенный нынешней грации и высокомерия. Вратарь-пенальтист Ханс-Йорг Бутт, так и не сумевший превзойти ни Чилаверта, ни Кана, и Михаэль Баллак, вероятно главный футболист Германии 2000-х, проигравший почти все финалы своей жизни. Лусио, защитник с навыками форварда, и Оливер Нойвилль, форвард с навыками полузащитника. Матерый центральный защитник и капитан Йенс Новотны и светловолосый опорник Карстен Рамелов, его представитель в центре поля. Пара бразильских фланговых хавбеков, одна из главных достопримечательностей той команды. Слева играл Зе Роберто, который хоть бы и в пример более раскрученному в те времена соотечественнику Денилсону сверкал не только цирковой техникой, но и умел делать передачи и практически не терял мяч. Вторым фланговым бразильцем был немец — классный дриблер Бернд Шнайдер заодно исполнял стандарты и появлялся в самых неожиданных местах. Аргентинский левый защитник Диего Пласенте, часто пропадавший в атаке, и гораздо менее броский и более надежный правый защитник по имени Золтан и по фамилии, которую в те времена коверкали не меньше, чем потом будут коверкать фамилию Кюйта. Зебескен, Шебешчен, Шебечкен и Шебечкин — это все он. Турок Баштюрк, обещавший вырасти в классного плеймейкера и европейскую звезду. Просто Брдарич и Живкович. И Клаус Топпмеллер без всяких и, ловко и смело менявший тактику, куривший на тренерской скамейке и больше не засыпавший на скамейках уличных. На то, что он вот-вот станет топ-тренером тогда намекали не только первые буквы его фамилии.

Банда начала собираться еще в конце прошлого века, когда один из самых перспективных на тот момент тренеров Европы Кристоф Даум привел середняка немецкого футбола в его элиту. В 2000-м должен был приводить и к чемпионству, но в последнем туре с ними со всеми случился «Унтерхахинг». «Байеру» было достаточно ничьей, но Баллак забил в свои ворота, Леверкузен проиграл и под ехидные смешки соседей «Унтерхахинга» титул ушел к «Баварии». Ничего более обидного фаны «Байера» тогда себе наверняка не представляли, но пройдет 2 года и жизнь расширит их представления об обидностях.

Даум спалился на кокаине и вместо сборной Германии и европейской славы получил кучу проблем и в итоге уехал в Турцию, а «Байер» со второй попытки через сезон с Берти Фогтсом возглавил Клаус Топпмеллер, поначалу не договорившийся с Кальмундом о зарплате.

Старт сезона 2001/02 показал, что на зарплате Кальмунд пытался экономить зря: Топпмеллеру не понадобилось много времени на адаптацию, и яркую атакующую игру, а вместе с ней и результат «Байер» начал показывать почти сразу. В первых 14 турах бундеслиги Леверкузен одержал 11 побед, ни разу не проиграв и забив в процессе 37 мячей. В декабре начались сложности и поражения, но на зимний перерыв «Байер» все равно ушел лидером.

Вполне успешно дела шли и в Европе. Лига чемпионов в те времена распухла до двух групповых этапов, и «Байер», прошедший в итоге весь путь от последнего раунда квалификации до финала, сыграл за сезон почти со всеми представителями европейской элиты. «Реал», «Барселона» и «Депортиво», «Ман Юнайтед», «Арсенал» и «Ливерпуль», «Ювентус», «Лион» – неплохая компания для команды, которая еще недавно считалась немецким середняком и никогда не становилась чемпионом Германии.

Первый групповой этап «Байер» проскочил лихо, одержав 3 победы в 3 стартовых матчах, обыграв на «БайАрене» «Барселону» и заранее обеспечив себе выход в следующий раунд.

В начале 2000-х Европа еще не отошла от базовой схемы 4-4-2 и ее небольших вариаций. Более-менее по ней играл и «Байер», однако ж отличался при этом весьма завидной тактической гибкостью. Центром построений Топпмеллера был опорник Карстен Рамелов. Через несколько лет мир начнет восхищаться игрой Клода Макелеле и станет называть его изобретателем если не нового амплуа, то новой роли, но многое из того, что делал француз, еще до него и параллельно с ним делал Рамелов. Он, конечно, не был мечтой «Барселоны», вперед ходил редко и недалеко, если и забивал, то после стандартов, а обыграть соперника ему легче было, отдав ему мяч и в подкате вырвав тот обратно, однако тактическая дисциплина и готовность всех подстраховать делали свое дело.

Руди Феллер, не чужой для «Байера» человек, когда-то сказал, что у каждого тренера есть свой Рамелов. Рамеловым Топпмеллера, да некоторое время и самого Феллера, был Карстен Рамелов.

Временами Рамелов даже пристраивался третьим центральным защитником, и его наличие расширяло свободу действий, пожалуй, сразу четырем партнерам.

Во-первых, центральному защитнику Лусио, быть может самому яркому игроку того «Байера» вообще. Скорость, техника и резкость позволяли бразильцу регулярно ходить вперед и порой совершать эффектные рейды со своей половины поля прямо к штрафной соперника. При том, что и сам Лусио при Топпмеллере значительно прибавил в надежности и грамотности, авантюрности его творчество чаще всего лишала именно подстраховка Рамелова.

По тому же принципу фактический третий центральный защитник позволял значительно смелее и чаще ходить вперед крайним защитникам, особенно Пласенте, что тоже было одной из особенностей «Байера».

Однако ж больше других от наличия Рамелова выигрывал Михаэль Баллак. Лусио мог быть самым ярким и дерзким игроком команды, Новотны и Кирстен — лидерами по духу и хранителями традиций, а лидером по игре был именно Баллак. Он оттягивался назад, разгонял атаки сам или делал длинные забросы вперед, разыгрывал мяч перед штрафной, бил издали и в самый нужный момент врывался из глубины в штрафную и атаки завершал. Отличный удар с обеих ног, классная игра головой, голевое чутье и Рамелов — в итоге за сезон Баллак, который, в отличие от партнеров, к тому моменту уже выигрывал бундеслигу (с сенсационным «Кайзерслаутерном» Отто Рехагеля, который стал чемпионом, выскочив прямиком из второй бундеслиги) забил 17 раз в чемпионате и еще 7 в Лиге чемпионов.

Рядом с Баллаком вертелся креативный турок Йылдырай Баштюрк. действовавший в основном под нападающими, а точнее под нападающим. Забивал он мало, но проникнуть с дриблингом в штрафную, придумать что-то нестандартное и не мешаться Баллаку умел хорошо.

Легендарному Ульфу Кирстену к тому моменту было уже 36, но большую часть матчей он все равно начинал в стартовом составе и свои полтора десятка мячей за сезон все равно забил. Ближе к концу, впрочем, Топпмеллер стал чаще прятать легенду в запас, а на позицию единственного форварда выдвигался шустрый Оливер Нойвилль. Сильно потом Топпмеллера признают одним из основателей новой тактической тенденции, а пока единственный центрфорвард немецкой команды с ростом 171 см — это было как минимум свежо.

Дополняли атаку «Байера» Томас Брдарич и Димитар Бербатов, готовые в любой момент подменить хоть Кирстена, хоть Нойвилля, хоть обоих разом. И получалось это у них неплохо.

В итоге тактические построения Топпмеллера смещались от 4-4-2 к 4-1-4-1, 4-5-1 и 4-1-3-2 и позволяли оперативно перестраивать игру в зависимости от текущих задач.

Особым оружием «Байера» были стандарты. Шнайдер здорово навешивал с угловых и им подобных штрафных, Лусио, Рамелов и Баллак активно и умело боролись вверху, а быстрый и ловкий Нойвилль собирал отскоки и превращал их в голы.

На втором групповом этапе «Байер» попал в сложную и ровную группу, был разгромлен «Ювентусом» (0:4) и «Арсеналом» (1:4), но в плей-офф пошли Леверкузен и «Депортиво». По сути, плей-офф для немцев начался уже здесь: в предпоследнем туре «Байер» вернул долг «Ювентусу», а в последнем лишил первого места «Депор» и вывалился в четвертьфинале на «Ливерпуль».

Первая встреча с мерсисайдцами оказалась, вероятно, одной из самых сдержанных в турнире: «Ливерпуль» выиграл 1:0 благодаря голу Сами Хююпя, не имевшего, естественно, никакого понятия о том, что через 10 лет этот самый «Байер» он будет тренировать. Зато ответный матч стал в сезоне одним из лучших и прямиком отправился в лигочемпионскую классику.

«Ливерпуль» на старте не реализовал пару моментов и вместо Оуэна с Хески счет дальним ударом с левой открыл Баллак, эффектно прокатив по газону Джеррарда. Однако до перерыва Абель Шавьер удачно подставил разукрашенную голову под подачу с углового, и большое преимущество перешло к гостям. В перерыве разрекламированную тактическую смелость и сообразительность проявил Топпмеллер: номинальный атакующий полузащитник Шнайдер отправился на правый фланг обороны, номинальный форвард Нойвилль вышел на правый фланг полузащиты, Бербатов — в атаку, а (Ш)ебе(ш,ч,к)ен — на скамейку.

Удар головой Баллака снова вывел «Байер» вперед, Бербатов вовремя дрогнувшей ногой сделал счет 3:1, а проход «Байера» – реальным. В концовке, однако, все перевернулось еще дважды: Яри Литманен заставил «БайАрену» замолчать, а Лусио, буквально расстрелявший Дудека, – забыть все на свете от счастья: полуфинала «Ливерпуль» – «Манчестер Юнайтед» не будет.

Зато был весьма своеобразный полуфинал «Манчестер Юнайтед» – «Байер», в котором англичане трижды выходили вперед, а немцы трижды отыгрывались: характер до некоторых пор тоже входил в число достоинств леверкузенцев. Ровно до этих пор.

Пока «Байер» рубился с «Юнайтед» в Лиге чемпионов, в бундеслиге произошло непоправимое. Еще за 3 тура до конца Леверкузен лидировал с отрывом в 5 очков и гораздо лучшей разницей мячей, чем у соперников, но буквально застыл на финишной прямой и цифрах 66. Домашнее поражение от «Вердера», гостевое поражение от «Нюрнберга» – и изумленный титул отправился в Дортмунд.

Ожидая финал ЛЧ и отходя от шока, «Байер» разухабисто проиграл 2:4 «Шальке» в финале Кубка, забив в том матче первый гол и последний.

Ну а потом был финал в Глазго. Леверкузен сражался зло и отчаянно, быстро нашел ответ на гол Рауля после передачи Роберто Карлоса прямо из аута, боролся до конца и имел не один шанс отправить дело хотя бы в овертайм, но в историю из того дня пошли великий гол великого Зидана и очередной трофей «Мадрида».

Объяснений случившемуся существует очень много, на любой вкус и тип мышления. Некоторые говорят о проклятии Ули Хенесса, который после того «Унтерхахинга» сказал, что «Байер» никогда ничего не выиграет и добавил что-то там про подгузники. В мистическую версию укладывается и число 66, на котором Леверкузен застрял в решающий момент чемпионата.

Можно вспомнить о том, что ничто так не портит хорошую историю, как хэппи-энд, и решить, что именно трагическая концовка помогла нам запомнить ту команду так ясно и остро и потому ей даже повезло. Это, конечно, ерунда: футбол не арт-хаус, для людей, выходящих на поле, важнее всего не скрытые смыслы и даже не память, а победы, до которых «Байер» так и не добрался. Впрочем, то, что в футболе запоминаются не только титулы и чемпионы, хорошо показывает наш цикл — в нем ни одна команда еще толком ничего не выиграла.

Есть у случившегося с «Байером», конечно, и рациональные объяснения. За сезон в трех турнирах Леверкузен сыграл 60 матчей (то есть почти два чемпионата) и сделал это составом в 15-16 человек (причем, скажем, Брдарич в бундеслиге всего дважды вышел в основе, а Враньеш – четырежды) с минимальной ротацией. Неудивительно, что и к зимнему перерыву, и собственно к концу сезона команда устала и это сразу отразилось на результатах. Роковое, к примеру, поражение от «Нюрнберга» случилось как раз между матчами с «МЮ», когда «Байер» вынужден был проводить 3 сложных игры за 6 дней. Вероятно, это именно здесь сказалось отсутствие опыта таких дел у Топпмеллера — в следующий раз хотя бы Кубком Германии тренер наверняка бы пожертвовал. Вот только следующего раза у него не будет.

Явно не помогла Леверкузену и тяжелая травма Новотны, случившаяся в самом начале ответного матча с «МЮ». Без капитана «Байер» в двух финалах пропустил 6 голов, что не компенсировать никакой атакой. Финал ЛЧ, кроме того, из-за дисквалификации пропустил и Зе Роберто.

Вообще, лигочемпионский финал — явно не то, за что «Байеру» должно быть стыдно. «Реал» сильнее нас во всех компонентах», – сказал Топпмеллер перед матчем и вряд ли слишком лукавил. «Мадрид» как раз набрал первую галактическую скорость и на тот момент объективно был действительно сильнее.

Вряд ли все эти версии перебирали игроки в красно-черной форме после финального свистка на «Хэмпден Парк». Это был конец: в следующий раз «Байер» в таком составе соберется только на торрентах, в ютьюбе и нашей памяти.

О том, что Баллак по окончании сезона уходит в «Баварию», по своеобразной немецкой привычке было объявлено еще зимой. Михаэль тогда же обещал фанам Леверкузена трофеи и в итоге оказался последним, кто виноват в том, что этих трофеев клуб так и не добыл. Что с Баллаком случилось дальше, вы наверное знаете. Лигу чемпионов Михаэль так и не выиграл, зато добавил к кайзерслаутерновской победе еще 3 титула чемпиона Германии, победу в английской премьер-лиге с «Челси» и еще кучу трофеев попроще. Без двух матчей сотня игр за сборную и 4 с лишним десятка голов за нее — нехилый вклад Баллака в нехилые успехи немецкого футбола нулевых. Доигрывать он вернулся в «Байер» и в начале этого сезона объявил о завершении карьеры.

Вместе с Баллаком в «Баварию» тогда ушел и Зе Роберто и сделал там (а попутно и в сборной) очень достойную карьеру, хотя многие сейчас считают бразильца одним из самых недооцененных футболистов 2000-х. Зе Роберто совсем скоро 39, и он все еще играет — на родине за «Гремио», вы видели его в нашей недавней галерее.

Не обошелся без «Баварии», естественно, и Лусио, который потом оставил след и в Италии, а недавно тоже вернулся в Бразилию. Уж Лусио-то точно кошмары о проигранных финалах и упущенных трофеях беспокоят редко: с тех пор он стал чемпионом Германии (трижды), чемпионом Италии, победителем ЛЧ и чемпионом мира и оправдал все до одной надежды, которые на него возлагались в начале 2000-х.

В «Баварии» в итоге оказался и Ханс-Йорг Бутт. Пенальти он там уже практически не бил, но поиграл немало и чемпионом Германии под конец карьеры все же стал, правда проиграл еще 2 финала Лиги чемпионов.

Как и Лусио с Зе Роберто, все еще играет Диего Родольфо Пласенте — и тоже на родине. После «Байера» аргентинец прокатился по Испании и Франции, а потом вернулся в Южную Америку, где тоже не сидит на месте и сменил уже 3 клуба, включая уругвайский «Насьонал».

Оливер Нойвилль попрощался с «Байером» в 2004-м и на 7 лет уехал играть и забивать в Менхенгладбах, параллельно доведя число матчей за сборную почти до 8 десятков. Особых трофеев он так и не завоевал, но карьеру, особенно в сборной, сделал весьма достойную и, пожалуй, далеко не безразмерный свой талант реализовал почти полностью.

Разбежались, впрочем, не все: карьеру до конца доиграли в «Байере» Кирстен (закончил в 2003-м), Рамелов (2008) и Шнайдер (2009). Новотны продержался до 2006-го и уехал в Загреб. Точное произношение фамилии Шебешчена мир так и не запомнил: из-за травм и болезней защитник вынужден был закончить уже в 2005-м, не доиграв даже до 30-летия.

Что случилось и продолжает случаться с Бербатовым, все себе наверняка представляют, а вот Йылдырай Баштюрк звездой так и не стал. Турок без особого блеска поиграл в «Герте» и «Штутгарте», поссорился с Фатихом Теримом, на один матч съездил в Англию и закончил с футболом, едва перевалив за 30. Для него «Байер» Топпмеллера, вероятно, так и остался лучшим приключением в карьере.

Брдарич продолжил мотаться по клубам бундеслиги и даже сыграл 8 матчей за сборную Германии. Закончил Томас рановато (в 33) и в последние годы больше лечился и ругался с окружающими, чем играл.

Довольно печальна дальнейшая тренерская судьба самого Топпмеллера. Доподлинно неизвестно, находили ли его еще мусорщики спящим на улице, а если находили, то узнавали ли, но Клаусом Топ-тренером он так и не стал. «Байер» в следующем сезоне начал валиться, и зимой Топпмеллера уволили. В «Гамбурге» затем у него не получилось почти ничего, а после работу Топпмеллер нашел только в сборной Грузии, да и там был уволен 5 лет назад.

Зато у Райнера Кальмунда, кажется, все хорошо. Последние 10 лет прибавили его и без того не тощей фигуре еще пару десятков килограмм, он развелся и снова женился, попал под подозрения в мошенничестве и отошел от футбольных дел.

Ну а «Байер» с тех пор так ничего и не выиграл, только 2 сезона назад снова стал в бундеслиге вторым и вынужден по-прежнему с досадой отмахиваться от словечка «Неверкузен».

Все это будет потом, а пока Михаэль Баллак, Оливер Нойвилль, Бернд Шнайдер, Карстен Рамелов и Ханс-Йорг Бутт, только что проиграв три финала подряд, не отдохнут и пары дней и поедут со сборной Германии на чемпионат мира в Японию и Корею. И проиграют в финале.

Команды, которые мы не забудем:

Евгений Зырянкин о киевском «Динамо» 1997-1999

Станислав Рынкевич о «Реал Сосьедаде» 2002-2003

Иван Калашников о «Болтоне» 2003-2006

Денис Романцов о «Барселоне» 1997-2000

Фото: Fotobank/Getty Images/Bongarts/Beate Mueller, Alexander Hassenstein, Martin Rose, Christof Koepsel

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы