Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Приключения Мартина Йоргенсена в Италии

    Мартин Йоргенсен – бывший полузащитник «Удинезе», «Фиорентины» и сборной Дании. История его итальянских похождений и откровения датчанина о тренерах кальчо – в материале блога «Мята и базилик».

    Ларс Мартин Йоргенсен стал одной из первых робких попыток «Удинезе» встроить в клубный механизм иностранного игрока без громкого имени и приторного статуса будущей звезды. Вдохновившись точечными успешными сделками начала девяностых (Томас Хельвег, Марсио Аморозо), летом 1997 года «Удинезе» и Пьетро Ло Монако впервые рискнули вложить деньги (пусть и не очень большие) в целую группу малоизвестных иностранных футболистов. Мауро Навас, Стивен Аппиа, Йоаким Фернандес, Усман Санда Санда, Элайа Лоуэнапесси, Адиль Рамзи, Йохан Валем. Да, тогда «Удинезе» ошибался – сейчас почти все имена из этого списка покрылись пылью и сгинули в клубном архиве. Но среди первопроходцев был и Мартин Йоргенсен – человек, которого итальянские фанаты с теплотой вспоминают и сейчас.

    Сегодня 37-летний Йоргенсен играет за датский «Орхус», из которого 16 лет назад он и перебирался в Италию. И, несмотря на то, что его бутсы затянуты на ногах, а не болтаются на гвозде, Марти успел написать автобиографическую книгу под названием «De Professionelle» («Профессионалы»), в которой он красочнее всего рассказывает именно об итальянском периоде своей карьеры. Особенно интересно Йоргенсен характеризует тренеров, с которыми ему удалось поработать. Его воспоминания – настоящий клад для фанатов кальчо.

    Первым итальянским тренером датчанина стал Альберто Дзаккерони. Именно Заку пришлось разбирать завалы после вихревого и невиданного трансферного похода селекционной службы во главе с Джампаоло Поццо. Дзаккерони не имел никакого отношения к приобретению Йоргенсена, и встретил полузащитника грубоватой фразой: «Добро пожаловать. Может быть…»

    С Заком трудно было всем – ждать похвалы от него было бессмысленно, а молчание было гораздо более плохим знаком, чем постоянный недовольный ор: «Если Дзаккерони не повышал на тебя голос, это означало только одно – он хочет от тебя избавиться». Поскольку наладить контакт с Дзаккерони Йоргенсену не удавалось, он проводил много времени в компании спортивного директора «зебр» Пьетро Ло Монако – тот проявлял себя гораздо более чутким психологом и помогал Мартину поддерживать позитивный настрой. Ло Монако отвечал за психологию, а Дзаккерони – за тренировки.

    И в результате первый сезон сложился для Мартина очень удачно – он закрепился в команде и впоследствии даже назвал Дзаккерони одним из трех лучших тренеров в своей карьере: «Он, как никто другой, умеет развивать таланты игроков и обучать их». Наградой для Йоргенсена стало пристальное внимание тренера сборной Дании Бу Юханссона, который включил хавбека «Удинезе» в список из 22 игроков, которым предстояло отправиться на Чемпионат Мира 1998 во Францию. Там Йоргенсен отыграл во всех пяти матчах и даже забил в ворота сборной Бразилии – после этого подвига о нем заговорили на каждом углу.

    Между тем, «Удинезе» занял третье место в серии А, но остался без конструктора побед – Дзаккерони ушел в «Милан», прихватив с собой Томаса Хельвега и Оливера Бирхоффа.

    Следующим тренером «Удинезе» стал Франческо Гвидолин, и вместе с ним пришла новая партия малобюджетных приобретений – Харальд Вапенаар, Жоржиньо Паулиста, Массамассо Чангаи, Генри Ван Дер Вегт, Патрик Фредхольм. Нашлась и замена Томасу Хельвегу – новым земляком Мартина Йоргенсена стал Мортен Бисгорд из «Оденсе».

    О Гвидолине Мартин отзывается однозначно: «Это самый нервный тренер, с которым мне когда-либо приходилось работать. Он был настолько истощен, что ему приходилось заклеивать пальцы пластырем, чтобы не сгрызть ногти до крови». Закрепить и развить успех Дзаккерони Гвидолин был не в состоянии. У него не было необходимых ресурсов, но главная проблема крылась в нем самом – ментально это был типичный середняковый тренер. Гвидолин измотал футболистов придирками к тактическим нюансам, и в конце сезона Йоргенсен открыто заявил, что покинет клуб, если Гвидолин останется тренером.

    Вне поля Гвидолин был более приятным человеком, чем Дзаккерони, но для «Удинезе» он явно не подходил. О его уходе мечтал Йоргенсен, очень полюбивший Удине, о том же думали и фанаты, которым датский универсал явно пришелся по душе. «Удинезе» занял шестое место, Гвидолин неосмотрительно вступил в перепалку с Поццо и был уволен – так было лучше для всех.

    Новый тренер Луиджи Де Канио сразу дал понять, что будет строить атакующую команду. Для Йоргенсена это было очень кстати, поскольку Гвидолин часто запрещал датчанину идти вперед и запирал его в трюме опорной зоны. Забегая вперед – за сезон с Де Канио у руля «Удинезе» Йоргенсен забил 7 мячей (больше, чем за два предыдущих года).

    В той команде блистали Стефано Фьоре и Джулиано Джаникедда, а Марти Йоргенсен стал любимчиком тренера. К сожалению, «Удинезе» много забивал, но еще больше пропускал, и закончил сезон лишь на 8 месте. Де Канио пахал на Йоргенсене, как на тракторе, ставя его в состав вне зависимости от функционального состояния датчанина. Доходило до абсурда – из-за болячек Мартин мог неделю не тренироваться, но в выходные он непременно узнавал, что будет играть в основе с первых минут. Де Канио даже бросил фразу: «Мартин, если тебя кто-то раньше использовал на 100%, то я буду использовать еще на 60% больше».

    Кончилось тем, что Де Канио загнал бедного Йоргенсена, который никогда не жаловался. Его дико мучала старая травма паха, которую никак не удавалось вылечить без продолжительного отдыха, и это помешало ему показать себя на Евро-2000 (сборная Дании провалила турнир, а Мартин провел на поле всего 18 минут).

    «Де Канио был настоящим джентльменом, но постоянно использовал одних и тех же футболистов, во всех турнирах. Он не знал ротации, и мы были измотаны до предела, на каждой тренировке я испытывал нестерпимые боли», – рассказывает Йоргенсен. Когда ресурсы футболистов истощились и кривая результатов устремилась в бездну, Де Канио был выставлен за дверь. Поццо пригласил Лучано Спаллетти из «Венеции».

    Лучано быстро навел порядок. Травмированные, больные и немотивированные перестали попадать в состав, была восстановлена железная дисциплина и стала применяться активная ротация. За каждую минуту опоздания на тренировку был установлен штраф в 10 евро. Опоздал три раза (пусть даже на одну минуту!) – готовься сидеть взаперти в тренерской комнате по часу в день в течение недели. Стерео-систему в раздевалке Спаллетти собственноручно разобрал прямо на глазах у игроков, и, прежде чем ему начали задавать вопросы, жестко проговорил: «Теперь здесь будет тишина».

    Максимум времени стал уделяться тактической подготовке. На занятиях Спаллетти игроки умирали от скуки, но в итоге это сработало. «Удинезе» занял 12 место и спасся от вылета. К сожалению, контракт Лучано не был продлен – Поццо предпочел пригласить Роя Ходжсона, но Спаллетти очень скоро вернется в Удине. Йоргенсен очень тепло отзывается о Лучано – благодаря ему дела в «Удинезе» наладились, и команда заиграла в качественный футбол. Но…

    Вместе с Роем Ходжсоном в «Удинезе» поселился хаос. Джампаоло Поццо признал 12 место катастрофой и начал скупать игроков, как сумасшедший. «Тем летом все, что вам нужно было сделать для того, чтобы стать игроком «Удинезе» – нацепить на ноги бутсы», – смеется Мартин. Поццо набрал совершенно непонятных футболистов – Исса, Берналь, Кабальеро, Д’Асеро, Гонсало Мартинес, Торнингер, Номвете… А Джаникедда и Фиоре были проданы.

    Соблюдая историческую справедливость, отметим, что все же президенту удалось зацепить и несколько серьезных мастеров – Кролдрупа, Альмирона, Писарро.

    Тем не менее, дисбаланс стал катастрофическим – тренер не понимал языка футболистов, футболисты не могли нормально общаться друг с другом. Ходжсон просто разбил состав на две группы – с одной англичанин работал сам, другую отдал помощникам и даже не следил за их работой. Он наотрез отказался использовать в игре большую часть приобретений Поццо.

    Начался форменный ужас – агенты этих Кабальеро и Мартинесов толпой повалили в офис Поццо и запудрили президенту мозги какой-то чушью о том, что игроки, которых Ходжсон отобрал в качестве основных, «ленивые непрофессионалы, а тренер предвзят». Разъяренный Поццо устроил Йоргенсену и остальной команде разнос: «Почему вы сразу убегаете с тренировки?! Почему не остаетесь и не работаете индивидуально?.. Знаете ли вы, что Зико всегда оставался на поле и работал, работал, работал?!..»

    Ходжсон, стремительно увязший в этих дрязгах с головой, называл агентов «невежественными дураками», и это вывело Поццо из себя, который агентам верил. В самом конце 2001 года Ходжсон был уволен, но ад только начинался. В клуб пришел Джампьеро Вентура.

    Январь 2002 года – тяжелая пора для Йоргенсена и всего «Удинезе». Игроки оставались разбитыми на группировки, между ними не было доверия и взаимопонимания. Вентура же ударил кулаком по столу и заявил примерно следующее: «Готовьтесь вкалывать, очень жестоко вкалывать». Вентура знал о том, что Поццо был недоволен «физикой» команды, и в угоду президенту стал изводить игроков сумасшедшими нагрузками. Забавно – таким витиеватым образом на тренировочный процесс крупного итальянского клуба оказала влияние кучка латиноамериканских агентов, навешавших феерической лапши на уши президенту.

    Вентура устроил террор, и это касалось не только тяжелых тренировок – сами по себе высокие нагрузки профессиональные футболисты выдерживали без особых проблем. Джампьеро издевался над футболистами самыми изощренными способами. Он мог долго говорить игроку о его ключевой роли и хлопать по плечу, а в воскресенье оставить на лавке без объяснения причин. Других он приглашал в свой кабинет и предлагал высказать мнение об игре команды, а когда получал это мнение, наказывал недоумевающего собеседника штрафом или отлучением от основы. В довершение он сократил рождественские каникулы до двух суток (это не касалось игроков из дальних стран – они по-прежнему отдыхали положенные пять дней).

    То, что взвыл даже железный Марти, говорит о многом. Йоргенсен действительно был бойцом и эксплуатировал свое тело на полную катушку, не жалея себя ни секунды. Он коллекционировал ретро-автомобили, но сам всегда передвигался на велосипеде – это и проще, и нагрузки на ноги больше.

    Когда датчанин посмел, прихрамывая, доложить о боли в воспаленной лодыжке, Вентура, не моргнув, прокаркал: «Так бегай быстрее! Ноги будут меньше касаться земли, и боли тоже будет меньше!»

    ...«Удинезе» закончил сезон на 13 месте и не вылетел только чудом. После увольнения Вентуры и возвращения Спаллетти команда выдохнула из последних сил – фашизм закончился, началась нормальная работа.

    Вплоть до 2004 года Йоргенсен работал в «Удинезе» со Спаллетти, и не знал никаких проблем, кроме медицинских – его здоровье к тому моменту уже было здорово подорвано варварскими методами Де Канио и Вентуры. Тем не менее, в кальчо он заработал отличную репутацию универсального трудяги, который появляется на всех участках поля, уверенно играет в отборе и эффективно участвует в наступательной работе.

    Спустя семь веселых лет в Удине Йоргенсен, наконец, созрел для перемены обстановки – половину прав на него выкупила «Фиорентина», вернувшаяся из серии Б после банкротства и расформирования.

    Андреа Делла Валле старательно вел «Фиорентину» обратно к высотам кальчо, и скрупулезно подбирал игроков для нового состава. В «Фиорентине» партнерами Йоргенсена стали Кристиан Маджо, Томаш Уйфалуши, Хайме Вальдес, Энцо Мареска, Хидетоши Наката, Джорджо Кьеллини, Фабрицио Микколи, Джампаоло Паццини и Анжело Ди Ливио. Мощная компания, которая была способна на многое, если бы не одна загвоздка. Ее звали Эмилиано Мондонико и она была главным тренером.

    «Мондонико не имел понятия о том, как играть в серии А. Я и некоторые другие игроки пришли в клуб за неделю до старта чемпионата, и для того, чтобы как-то слепить из нас команду, не было сделано почти ничего. Если бы я был осведомлен о непрофессионализме Мондонико, то вряд ли переехал бы во Флоренцию. У нас вообще не было тактических занятий, тренировки переносились со дня на день и обратно, причем делалось это посредством SMS-сообщений за час до назначенного ранее времени», – делится Мартин.

    Игроки были предоставлены сами себе и понятия не имели о возможностях своих партнеров. Каждый тянул одеяло на себя и «Фиорентина», разумеется, не показывала стройной игры. «Фабрицио Микколи, заставить которого прийти на тренировку вовремя можно было только при помощи палки, получил свободный график. Но на пользу отсутствие дисциплины никогда не идет», – уверен Йоргенсен.

    После выездного матча седьмого тура против «Удинезе» Мондонико в прессе ни с того ни с сего прошелся по президенту клуба Делла Валле. «Я втайне молился, чтобы после этого он был уволен», – признается датчанин. По его словам, тренер вроде Пранделли или Спаллетти мог бы довести команду до зоны УЕФА в тот же сезон, но никто из них не пришел. «Фиорентину» ожидали еще два временных варианта – Серджо Бузо и Дино Дзофф.

    Бузо тренировал в «Фиорентине» вратарей, и имел весьма приблизительное представление об организации тренировочного процесса для игроков других амплуа. Тем не менее, у него были оригинальные идеи о построении игры «фиалок» в целом. Бузо очень нервничал, но был дружелюбным человеком – при нем результаты начали улучшаться; улучшилась и атмосфера в команде. При Бузо игроки имели право обсуждать игру и высказывать мнение – тренер сам подталкивал их к этому, поскольку не чувствовал в себе достаточной уверенности для того, чтобы отвечать за все в одиночку. «Скоро меня здесь не будет», – частенько приговаривал Бузо.

    Предсказание сбылось довольно быстро – после первого же спада его поменяли на Дино Дзоффа.

    Команда в него моментально влюбилась. «При Дзоффе я никогда не тренировался так мало – сессия была похожа на дружескую встречу, которая длилась около часа», – удивляется Йоргенсен. Дзофф всегда был спокоен и доброжелателен, пробить его было просто невозможно, прямо как в те времена, когда он сам был действующим голкипером. Его беда была в том, что времени катастрофически не хватало – сезон постепенно заканчивался, а «Фиорентина» болталась в паре шагов от зоны вылета. «Возможно, Дзоффу не хватило способности внятно донести до всех футболистов свои идеи, но, скорее всего, дело было в нас. Мы были тактически ограниченными игроками», – признает Йоргенсен.

    Когда Дзофф уходил, флорентийские болельщики его освистывали. А футболисты стали просить ассистента Пьерпаоло Бизоли об организации дополнительных тренировок – для того, чтобы все-таки спасти сезон. «Я любил Дзоффа, и фанаты ругали его зря. Но я должен признать, что наше спасение – заслуга Бизоли», – откровенничает Йоргенсен.

    В дебютном сезоне «новый флорентиец» Йоргенсен оставил о себе приятное впечатление (провел 30 матчей и забил 3 гола), но впереди его ждало потрясение.

    Летом 2005 года для «Фиорентины» и «Удинезе» настало время решать судьбу полузащитника – предстоял слепой аукцион. Его итоги стали серьезнейшим ударом по самолюбию футболиста, который привык отдавать команде здоровье, силы и нервы без остатка. Когда конверты с предложениями клубов вскрыли, оказалось, что «Удинезе» не дал за Йоргенсена ни гроша, а «Фиорентина» проявила «царскую» щедрость – в конверте лежала аккуратно сложенная купюра в 500 евро. Именно поэтому датчанин остался во Флоренции, но о его моральном состоянии можно только догадываться – фактически, он оказался не нужен ни тем, ни другим. На эти 500 евро «Фиорентина» могла бы купить, например, хороший вольер для овчарки, охраняющей клубную базу. А купила целого футболиста.

    Тогда фанатам было наплевать на Мартина Йоргенсена – ну, провел он за клуб один сезон, но что в нем особенного?.. 500 евро – красная цена.

    ***

    Перед следующим сезоном клуб возглавил Чезаре Пранделли, и он сразу же вдохновил игроков передовыми идеями и новыми задачами. В работе стало гораздо больше науки, на очередную игру каждый футболист получал оригинальное индивидуальное задание – кому-то нужно было пробежать не менее 10 километров, кто-то был должен сделать максимальное количество точных передач. Это очень хорошо мотивировало, поскольку было в новинку. Пранделли шел от частного к общему, и конструировал победу команды через личную победу каждого отдельно взятого игрока.

    «Пранделли – это был очень мудрый выбор. И для сборной Италии он тоже оказался самым подходящим вариантом», – признает датский хавбек.

    Тренироваться под руководством Пранделли было очень интересно. Кроме того, Мартин играл в его планах важную роль и регулярно выходил в основном составе. За два года Йоргенсен сделал практически невозможное и влюбил в себя Флоренцию – его называли одним из самых полезных футболистов не только «Фиорентины», но и всей Италии. Прямой взгляд, сломанный нос, измятый «еж» на голове, заштопанные ноги и неутомимое желание работать помогли Йоргенсену превратиться из балласта за 500 евро в кумира сотен тысяч фанатов «Виолы» по всему миру. Проблема была только в одном – как-то даже и незаметно Мартину стукнуло 33 года, и это означало скорое расставание с командой Пранделли.

    Играя на множестве позиций в центре поля, закрывая большинство зон в самом пекле кальчо, успевая отбирать мячи и забивать голы, организм Йоргенсена постепенно начал сопротивляться этим нагрузкам. Обострились старые болячки, и он больше не мог тренироваться и играть через боль.

    Йоргенсен начал ощутимо сбавлять, и Пранделли подвинул его ниже по схеме, иногда даже ставя на место номинального защитника. Это не очень помогло, и все чаще Мартин стал наблюдать за игрой со скамейки. В 2009 году уставший датчанин сообщил, что пришло время возвращаться в Данию.

    31 января 2010 года переход состоялся, и вот уже третий год Йоргенсен играет (и иногда даже забивает) за «Орхус». Когда 37-летний Марти приехал во Флоренцию повидаться с друзьями, стадион устроил ему такой прием, которому, вероятно, позавидовал бы и Батистута. Болельщики признали, что человек, доставшийся клубу за 500 евро, впоследствии стал «бандьера» – настоящим патриотом «Виолы» и всеобщим любимцем. Тифози долго распевали его имя, не отпуская кумира с поля, а он просто ходил и растерянно приветствовал их.

    Кажется, сам Йоргенсен, привыкший к постоянной борьбе, не ожидал такого нежного и трогательного приема. Его история – обычный рассказ рабочего человека, который выходил на поле и отдавался игре, отбивая средства, которые в него вложили, на все сто. Кто мог знать, что под конец карьеры она обретет столь сентиментальные оттенки?

    Можно сказать с уверенностью: Ларс Мартин Йоргенсен выбрал для своей книги самое правильное название.

    * При подготовке материала использовалась книга Мартина Йоргенсена и Йонаса Найрапа «De Professionelle»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы