Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Евгений Левченко: «Не сказал бы, что я хипстер»

На днях австралийский клуб «Аделаида Юнайтед» усилился, возможно, самым необычным отечественным футболистом. Полузащитник Евгений Левченко, поигравший за сборную Украины и раменский «Сатурн», не ест мясо, ездит на экомобиле, отдыхает в Тибете, заглядывает в клуб «Солянка» и следует очень яркой манере одеваться. Прочитав интервью, которое у Левченко взял корреспондент Sports.ru Владислав Воронин, вы ни за что не поверите, что его дал действующий футболист.

Евгений Левченко: «Не сказал бы, что я хипстер»
Евгений Левченко: «Не сказал бы, что я хипстер»

– Из голландского «Виллема» вы переезжаете в Австралию. Как так получилось?

– Там работает голландский тренер. И так как я уже давно живу в Голландии и нахожусь у всех на виду, он, по всей видимости, знал, что я готов к таким путешествиям. И через агента вышел на меня.

– Что знаете об австралийском футболе?

– Сложно сказать. Я еще не видел его вживую. Знаю только несколько австралийских футболистов. Им, может, зачастую не хватает мастерства, но они компенсируют это желанием идти до конца и побеждать. И на силе воли показывают неплохой футбол.

– Что смотрели, прежде чем принять решение? Нарезки в YouTube?

– Я особенно и не просматривал футбол. Это, конечно, важная составляющая переезда, но все можно прочувствовать только на себе. Смотреть какие-то нарезки, задумываться об уровне футбола в стране не имеет никакого смысла. Об этом можно судить только на месте. А так я советовался с Патриком Звансвейком и Андвеле Слори, которые играли в Голландии. Они говорят, что уровень жизни в Австралии оставляет очень хорошие впечатления.

«Armani и Gucci футболистов – это стадное сообщество, где одни следуют за другими»

– То есть вы едете в Австралию за впечатлениями?

– Впечатления играют не последнюю роль. Австралия – развитая страна. Так что мне интересно посмотреть на людей, природу, животных. Конечно, футбол – далеко не самый популярный вид спорта в этой стране. Но я не собираюсь сбавлять обороты. Могу опытом, своими лидерскими качествами подать пример кому-то из местных игроков. В общем, внести лепту в развитие австралийского футбола.

– Но при этом вы наверняка идете на понижение зарплаты.

– Да, есть небольшое понижение. Но я не гнался за какими-то материальными выгодами. На постсоветском пространстве я действительно мог бы получить гораздо больше. Но есть более важные вещи.

***

– Вы не раз говорили, что любите путешествовать. Самое удивительное место планеты, в котором вам удалось побывать?

– Сложно сказать. Недавно я был в Непале и Тибете. При одних обстоятельствах такие места могут вызвать восторг, при других – принести подавленность. Но Тибет был просто великолепен. Там отдыхаешь и телом, и душой. Многим в наши дни этого не хватает.

Там потрясающее отношение людей друг к другу. Они живут на копейки, но настолько духовно устойчивы, что дадут всем нам большую фору. Они не гоняются за материальными благами, живут сегодняшним днем, а не прошлым и будущим, как многие. Расскажу еще такую историю. Я поднимался на высоту 5 километров. Подъем давался очень тяжело – из носа текла кровь, глаза слезились, голова просто раскалывалась. А они в тапочках влегкую бегали по этим ступеньками. Такие живчики. И еще постоянно улыбаются. Для меня это важно.

«В Непале я поднимался на высоту 5 км. Из носа текла кровь, голова раскалывалась»

– Сколько еще стран намерены посетить?

– На моей карте, где я отмечаю страны, в которых побывал, сейчас около 60 отметок. Впереди еще много всего, потому что есть желание объехать весь мир. Это мечта, которая, может, никогда и не осуществится. Но она всегда меня греет.

– Куда тянет больше всего?

– Из Австралии обязательно слетаю в Малайзию, Индонезию – во всякие островные государства. Очень хочется посетить Иран, Ирак и Афганистан. Но для этого надо понять уровень опасности в этой стране. Если будет возможность туда нормально съездить, я обязательно это сделаю.

***

– Для русскоязычного футболиста вы выглядите невероятно стильно.

– В 2009 году журнал Esquire признал меня самым стильным футболистом Голландии. Было очень приятно. Тогда мне в подарок прислали большой журнал. Он был таким тяжелым, что им легко можно было кого-нибудь убить. Но при этом я равнодушен к моде: она приходит и уходит, а твой стиль остается. Меня тянет в эту сферу. Я познакомился со знаменитыми голландскими дизайнерами и в разговорах с ними всегда узнаю много нового. Так что, возможно, в будущем получится связать жизнь со стилем и модой.

– Что рассказывают дизайнеры?

– Как они основали свой бренд, как поставили его на ноги. Дело в том, что создать марку не так уж и сложно, а вот развить, сделать ее привлекательной – да. Хочу определить, стоит ли мне этим заниматься, мое ли это призвание. Но футбол все равно остается на первом месте, тут не может быть никаких сомнений.

– Откуда взялся ваш стиль?

– Одежда меня интересовала всегда. Главное – то, как ты себя чувствуешь в своих вещах. Просыпаясь утром, я практически всегда знаю, что смогу на себя натянуть. Для меня это выбор не из области «нравится» – «не нравится» – это чувства и эмоции, которые я испытываю утром, заряд энергии на день. Так что я не стою перед шкафом кучу времени.

– Когда это появилось?

– Еще в Москве, когда я играл за дубль ЦСКА. Мы с ребятами пытались найти джинсы, которых ни у кого не было. Тогда и начал обращать внимание на стильные вещи. Но дело в том, что о классных джинсах приходилось только мечтать. Потом мог позволить себе уже больше.

– Что на вас надето в данный момент?

– Кеды All Star, джинсы от моего знакомого дизайнера и футболка, которую я сделал сам: на ней пуговицами вышито сердце.

– Как реагируют на ваш стиль на Украине?

– Это мне абсолютно до лампочки. Люди должны принимать меня таким, какой я есть. А то, что у нас много игроков, которые натягивают бренды типа Gucci или Armani, просто вызывает улыбку. Но таких футболистов процентов 80. Это стадное сообщество, в котором одни следуют за другими. Я никого не осуждаю. Они могут делать то, что хотят. Но когда кто-то покупает вещь за 1000 евро, не зная ее историю, это вызывает улыбку и сожаление.

– Кто снялся с вами для обложки Men`s Health?

– Модель. Обычная девушка.

– А очки, которые периодически мелькают на ваших фотографиях, для красоты?

– Да, у меня со зрением все в порядке.

– Можете вспомнить самую необычную съемку в своей жизни?

– Этот процесс отлажен, все делается профессионально, так что ничего необычного не происходит. Я просто выполняю свою работу. Недавно даже ходил по подиуму. Знакомый дизайнер попросил помочь ему. А мне потом было интересно читать заметки про себя. Все было довольны: оказывается, футболисты тоже умеют ходить по подиуму.

– Что можете рассказать про эту фотосессию?

– Это произвольная съемка для моего знакомого фотографа. Куртка, которая на мне надета, очень редкая – таких во всем мире две. Их сделал мой знакомый дизайнер. Но я бы не ходил в такой одежде по улице – ее можно надеть разве что на какое-нибудь мероприятие.

– В скольких фотосессиях вы поучаствовали?

– Не знаю, сколько именно, но прилично.

– А не было странно, что ваша команда стояла на вылет, а вы снимались для глянца?

– Нет. Тут нет взаимосвязи. Команда – это одно, а жизнь за пределами поля – уже твое личное дело. Понятно, что нельзя курить и пить, но я имею право на то, что меня интересует и дополнительно стимулирует.

– Как на это реагировали партнеры?

– Поздравляли и подкалывали. Им было приятно посмотреть на меня и на девушек в этих журналах. Как-то была опубликована моя фотография с голым торсом. И ребята говорили: «О, что-то ты расслабился, заплыл жиром». Это чисто футбольная шутка, они ведь понимали, что у меня там ни капельки жира не было.

– Вы удивились ажиотажу, который поднялся вокруг фотосессии, в которой приняли участие вы, де Зеув и де Бур?

– Удивляться нечему. Каждый судит в меру своего развития. Эта съемка была направлена на то, чтобы всколыхнуть определенную публику, донести до нее, что в любой отрасли есть гомосексуалисты. Хоть в армии, хоть в любом другом месте. Почему-то считается, что в футболе геев нет. Я согласился на съемку, чтобы пробудить людей. Мы просто закрываем на все глаза, а ребята боятся признаться.

– И когда они перестанут бояться?

– Боюсь, что только когда какой-нибудь Роналду или Бэкхем признается, что он гей. Тогда это как-то примут. Но пройдут долгие годы, прежде чем все выйдет на нормальный уровень. Мы выросли в других понятиях, и изменить их крайне сложно.

– Российские футболисты ни за что бы не стали участвовать в такой фотосессии.

– Это просто боязнь быть осужденным знакомыми, коллегами, да и просто людьми со стороны. Хотя если ты сильная личность, то не стоит ничего бояться.

– Правильно понимать, что в Голландии геев больше, чем у нас?

– Это наши стереотипы. Почему говорят, что Голландия – страна разврата и наркотиков? Просто здесь многое дозволено. Голландцы относятся ко всему совершенно спокойно. А вся наша братия, приезжая в Голландию, напивается и накуривается до чертиков и потери пульса. Вы посмотрите, в России и Украине проститутки и просто женщины легкого поведения есть буквально на каждом углу. И наркотиков не меньше, чем в самой Колумбии.

***

– В вашем профиле на сайте журнала «Сноб» в поле «интересы» есть слово «Ecolife». Что это значит?

– Это здоровый образ жизни, забота об экологии. Это вовсе не какое-то движение. Зародилось все здесь, в Голландии, когда я начал задумываться о том, как мы используем земельные ресурсы. Это сложная тема. Хочется бережно относиться к земле. Но в правильном смысле этого слова. Вот вы, например, покупаете накопительную лампочку. Куда вы денете прошлую? Ее нельзя выбрасывать в обычный мусорный контейнер, потому что в этом случае она нанесет вред окружающей среде. В такие моменты и возникает вопрос, что такое правильное отношение к земле. Если выбираешь такие лампочки, то нужно найти способ выбрасывать их без вреда для экологии.

– Вы сами по себе? Или ходите на какие-то собрания по этой теме?

– Я просто так выбрал такое название, не знал, что такое движение действительно существует. Для меня это стиль жизни. Допустим, передо мной лежат джинсы. Одни сделаны из экологически чистого хлопка, выращенного без использования химикатов, другие – из обычного материала. И даже если первые будут стоить 200 евро, а вторые – 100, я лучше переплачу, но буду знать, что мои джинсы сделаны правильно.

«Между обычными джинсами и джинсами из экологически чистого хлопка, выращенного без использования химикатов, я однозначно выберу вторые»

– А как же машина?

– Был период, когда вместо обычной я выбрал машину, которая ездит на природном газе. Она практически не вредит окружающей среде. Но тут есть несколько спорных моментов. Я люблю скорость, а машина, которая ездит на газе, медленная. Во-вторых, были проблемы с заправками. Они даже в Голландии есть не везде. И приходилось заранее высчитывать путь, чтобы точно знать, где можно заправиться, чтобы не заглохнуть посреди дороги без шансов на спасение. Это непрактично. Качество жизни не должно страдать из-за заботы об экологии. Машина, которая ездит на газе, не заменит мне скорость. Так что я жду быструю машину на электрическом двигателе, на которой можно без вреда гонять по дорогам.

– А что с едой?

– Я щепетильно отношусь к пище. Пища – мое горючее, и я хочу, чтобы оно было лучшим. В течение трех лет я не ел мясо. Сейчас иногда ем курицу и индейку. Нет такого, что я ненавижу то, что животных убивают. Просто для меня самое главное – правильное отношение к своему телу. Я могу съесть немного мяса, но меня не тянет есть его постоянно.

– Сами готовите?

– Сам, мне нравится. В основном делаю пасту и салаты. Это не очень сложно. Но могу приготовить и ризотто, если хочу произвести на кого-нибудь впечатление.

– Я слышал, что вы большой поклонник шоколада.

– О, вы затронули больную тему. Шоколад для меня – примерно то же, что доза для какого-нибудь наркомана. Без него я не могу жить. Однажды я сидел вечером дома и начал повсюду искать шоколад. Открыл все выдвижные ящики, но его нигде не оказалось. Пришлось поехать на заправку, чтобы его купить. Раньше я за день мог съесть одну плитку. Сейчас ограничиваюсь несколькими кусочками.

– Какой шоколад считаете самым вкусным?

– Сложно сказать. Во Франции и Бельгии есть потрясающее шоколадное печенье. В Европе его называют Macarons. Они божественны! Я иногда сажусь в машину и несусь в Париж ради этого печенья.

***

– Правда, что вы пишете стихи?

– Да, пару недель назад написал последнее. Они помогают мне двигаться вперед. Писать получается, только когда испытываешь сильные эмоции или чувства – мелонхолия, радость, счастье.

– Получается рифмовать строки?

– Да, для меня рифма играет определенную роль. Пишу на русском. Это всегда идет непроизвольно – просто невозможно заставить себя что-то написать.

«Я иногда сажусь в машину и несусь в Париж ради этого шоколадного печенья»

– Пишете для себя или где-то публикуете стихотворения?

– Для себя. Еще читаю настоящих поэтов, чтобы поднимать свой уровень. Обязательно почитайте стихотворения Александра Вулых. Он очень талантливо пишет буквально обо всем. Я рад, что знаком с ним.

– Кого из классиков любите больше всего?

– Очень люблю Бродского. Он крайне своеобразный человек. Раньше я не интересовался его творчеством, а сейчас по-настоящему открыл его для себя. Иногда включаю диск с записями его стихотворений, когда еду в машине.

***

– Какие журналы вы читали в России?

– Любимый журнал – «Сноб». Это даже не столько журнал, сколько большой сайт, на котором я узнаю огромное количество информации. У меня был голод до таких изданий. И я рад быть частью этого проекта. А так я закупался абсолютно всем от Esquire до GQ: Men`s Health, «Медведь», «Русский пионер». Конечно, читал и «Афишу», даже скачал ее приложение для айфона, чтобы узнавать обо всех событиях. Пытался все это поглощать. В Голландии я, кроме этого, читаю Fantastic Man, Another Man и L`Homo. И тематические журналы: Vogue, L`Officiel. Такой разброс.

– Почему вы забросили блог на сайте «Сноба»?

– Сайт по-прежнему читаю, а на написание постов я просто не выделяю время. Но я абсолютно активен во всех социальных сетях, которые только существуют. Уделяю этому огромное внимание.

– В своем блоге вы много писали про российские дороги. Расскажите самую парадоксальную историю.

– Это было давно, мне было лет 17. Мы ехали со знакомым на полуразбитой «девятке». Подъезжали к тоннелю, а при въезде в него дорога сужалась. И вдруг мой знакомый начал обгонять КАМАЗ. Видя, что в тоннель проезжает только одна машина, он начал переть во всю мощь, и в итоге мы уперлись в этот грузовик. И в этот момент мой знакомый открыл окно и левой рукой начал отталкивать КАМАЗ. Это было нечто.

«Я могу с такой же красотой надеть шикарный костюм и пойти на бал или маскарад»

Или вот еще история. Я ехал в такси в Донецке. Вонючий водитель в забрызганной одежде дымил мне в лицо, а я вдруг заметил, что какой-то человек переходит дорогу, а мы явно не успеваем затормозить. В итоге таксист остановился и, выйдя из машины, закричал: «Шевели поршнями, олень!». А я думал, как это перевести на голландский. Великий язык.

– Чего вам ощутимо не хватало в Москве?

– Это город движения. Но тут забывается главное – спокойствие. Иногда нужно останавливаться. Этого Москве и не хватает.

– Куда вы ходили, когда жили в Москве?

– В «Кофеманию». Это шикарное место, где я пил горячий шоколад и не мог остановиться. Мог часами сидеть там с компьютером и отдыхать. А с ребятами мы куда только не ходили: в «Квартиру 44», «Simple Pleasures», «Солянку».

– И последнее: вы ощущаете себя хипстером?

– Не сказал бы, что я хипстер. Мой стиль сложно определить. Я могу с такой же красотой надеть шикарный костюм и пойти на бал или маскарад. У меня нет одного определенного стиля. Я пытаюсь быть разным – именно благодаря этому достигается свобода развития.

Евгений Левченко: «В России мне не понравился расизм»

Евгений Левченко: «Видели бы вы, какая в Голландии осень»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы