Экс-хавбек «Динамо» Максимюк: «Ребенок звонит в 3 часа ночи и говорит: «Алиев маму бьет головой о батарею, и меня бьет, спаси меня»

Бывший полузащитник «Динамо» Роман Максимюк рассказал об уходе жены Татьяны к Александру Алиеву.

– Как случилось, что ваша прежняя жена пошла к Алиеву?

– Я в «Днепр» перешел, а семья осталась жить в Киеве, потому что квартира была и ребенок должен был пойти идти учиться. Чтобы потом не переводить из школы в школу, решили, что я играю в «Днепре», а семья остается на месте. 

Мы жили отдельно. Татьяна вела такой образ жизни, что ходила по ночным клубам, познакомилась с Милевским, Алиевым. У них любовь появилась. Мне говорили друзья, знакомые, что они рога наставляют. Я не верил, пока сам не застал. Меня единственное интересовало: почему именно футболист, почему «Динамо»?

– Вы застали Алиева и вашу бывшую жену вместе?

– Играл уже в Луцке, мы еще были замужем. Приезжаю в свою квартиру, а они там вместе. Все дали понять.

– Какие были первые эмоции, когда узнали об измене?

– Эмоции уже были до этого, потому что были подозрения. Это ‒ все, жизнь дальше была на скандалах. Ее постоянные отлучения, ребенок дома сам ‒ с бабушкой, няней или сестрой. И я уже понял ‒ это все. Конечно, было болезненно. Моя вина тоже есть, в себе искал вину, что там произошло в жизни.

– Не пробовали ли вы разрешить эту ситуацию с Алиевым по-мужски?

– А за что с ним драться? Когда жена говорит, что его любит и не может жить без него. За что его бить? Он ее не заставлял, не привязывал к себе, не угрожал. Она мне ясно дала понять, что прошла любовь. 

Да, у нас с Алиевым был мужской разговор относительно ребенка. Что он все это видит, на это все смотрит. А что касается их отношений, то о чем можно говорить, за что здесь драться? Говорили на повышенных тонах, но до потасовки дело не доходило. У меня больше вопросов было не к нему, а к ней, как к маме ребенка. Что касается него ‒ 20 лет, там любовь, гормоны играют и все остальное.

‒ Как расставались?

‒ Я говорю: «Все, расстаемся, не будем позориться на всю Украину, тем более что я действующий футболист, публичный человек». Вот так началась их жизнь “в любви и согласии”. Понятно, чем все завершилось. Оно было так с самого начала.

Приведу пример. Мне ребенок звонит в три часа ночи и говорит: «Алиев маму бьет головой о батарею, и меня бьет, приезжай, спаси меня». Я срываюсь с Луцка, еду в Киев, влезаю в их разборки. Меня это не интересовало ‒ можете делать все, что хотите, но это мой ребенок, и я не хочу, чтобы это его касалось. Их жизнь меня не интересовала, только жизнь и благополучие моего сына.

– Сейчас общаетесь с сыном или нет?

– Конечно, общаемся. Хотя они меня лишали отцовских прав. Я тогда еще был в Казахстане, тяжело было с документами, разрешениями на выезд. Как они считают, это проблема была. Я вернулся из Казахстана, играл в «Черноморце», так без моего ведома через суд лишили родительских прав. С Татьяной приехали на суд четыре адвоката и охрана. Там уже все было решено, и я не мог ничего сделать. Я сказал: «Время пройдет, и ты поймешь, кто был прав». Дети у меня есть, что бы ни говорили юристы.

– Как сейчас у вас на личном фронте?

– У меня все отлично – семья, дети. Общаюсь с сыном, он ко мне приезжал в Луцк, живет и работает сейчас в Киеве, снимает квартиру. Потому что маме на него наплевать, она уже давно не интересуется судьбой сына. Он первый мне позвонил, мы встретились в Киеве, поговорили. Поддерживаем контакт, это мой ребенок, – сказал Максимюк.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
Loading...