Вратарь «Амкара»: «Немецкая медицина лучше, потому что Гитлер проводил опыты над людьми в концлагерях»

Вратарь пермского «Амкара» Сергей Нарубин высказал свое мнение о причинах, по которым он считает немецкую медицину лучше российской.

– У вас уже три года нет селезенки. День, когда вы в 2011 году получили травму, помните поминутно?

– Эта была минута 25-я. Сначала меня чуть не вырвало на поле, но тайм я доиграл. Причем и по воротам били, и на прострелы надо было выходить. Играл эпизод, команды убегали на ту половину поля, а меня скрючивало, конец тайма я на корточках провел. Атака бежит – вроде разогнусь, встану. На второй тайм уже не вышел.

– Когда вы вернулись на поле?

– Через 86 дней я уже играл в Петербурге. Первоначальный план восстановления – четыре месяца. У нас же как – сделали операцию и говорят: полгода не больше 5 кг в одну руку. Я думаю: е-мое, какие 5 кг? В России после операции я пробыл месяц. За это время я не научился вставать с кровати самостоятельно: швы, разрезанное брюхо, боль жуткая. Когда прогуливался, чихнуть боялся.

Потом я уехал в Германию, провел там 10 дней и за это время буквально встал на ноги. Вставать с кровати меня научили в первый же день. Сначала держался за две руки врача, потом за одну, потом – за два пальца, потом – за мизинец. Через три дня уже вовсю качал пресс. Меня посадили на тренажеры и можно было делать верхнюю тягу, ноги, то-се. «Блин, – думаю, – а дома говорят, что 5 кг нельзя еще полгода поднимать».

– У вас есть версия: почему в Германии все настолько лучше с медициной, чем в России?

– Потому что Вторая мировая война была. Потому что Гитлер кучу опытов проводил над людьми в тех же концлагерях – вплоть до укола в мозг. Вся документация сохранилась, вот сейчас они и используют в мирных целях, – сказал Нарубин.

«Музыка должна штырить. Только включил – и голова закачалась». Кто главный металлист русского футбола

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...