«90% клиентов контор сидят в минусах, мы их называем лохами». Как устроена работа букмекера

Букмекер одной из топ-контор на правах анонимности рассказал Tribuna.com про известных футбольных личностей, которые любят ставить, договорняках и зарплате в $10 тысяч.


Фото: Fotobank/Getty Images/Lars Baron/Bongarts

Как работают букмекерские конторы под запретом

Мы перестали легально работать в 2009 году, когда в Украине запретили игорный бизнес. Власти обещали разобраться и вывести нас из общего списка. Но ничего не изменилось. Зачем это делалось? Букмекеры – огромный рынок, выгоднее собирать с него взятки, чем пускать все в бюджет. «Решалы» пришли к нам буквально через неделю после запрета.

Конечно, запрет повлиял – многие конторы закрылись, ушли с рынка. Но большинство остались. Кто перешел «в тень», другие оформились как лотереи или аналитические центры. И сейчас никто даже особо не скрывается (например, «Марафон» – официальный спонсор «Динамо», Favbet еще недавно был титульным спонсором «Карпат» и первой лиги. – прим. Tribuna.com), просто компании не могут употреблять в названии «букмекерская контора». В основном работаем в онлайне. Но даже точки принятия ставок (мы их называем «будками»), хоть их количество и уменьшилось раза в три, работают совершенно открыто, достаточно чуть зашифровать вывески. В Киеве их сейчас не меньше сотни.

Как стать букмекером

Мне было проще, я еще в начале 90-х работал в этой сфере, когда конторы только появлялись в Украине. Так что хорошо разбирался в теме. А вообще в компании, как правило, попадают по знакомству, реже могут и «с улицы» взять. Иногда даже приглашают игроков, которые много выигрывают у конторы, но это, скорее, исключение из правил.

Понятно дело, надо разбираться, как минимум, в нескольких видах спорта – я, например, вел матчи где-то по 20 видам. Нужно знать правила, основной расклад сил, историю, уметь использовать статистику, анализировать. То есть, уже на собеседовании тебе поставят задачу вычислить вероятность исхода матча в процентах и перевести их в коэффициенты. Поэтому обычно в букмекеры идут люди, которые разбираются в высшей математике, с соответствующим образованием. Таким работодатели отдают предпочтение.

В чем заключается работа

Коэффициенты определяются таким образом, что при равных ставках букмекерская контора в любом случае зарабатывает. Объясняю на пальцах. К примеру, играют Надаль и Федерер, и реальные шансы – 50 на 50. Но коэффициенты будут не 2, как должно быть согласно математике, а 1,9 на победу каждого. То есть, если игроки поставят по одному миллиону и на Федерера, и на Надаля, контора гарантировано заработает 100 тысяч – 5% от общей суммы ставок. Это называется маржа. Раньше она достигала 7%, у нелегалов могла быть и 10%. Сейчас, когда конкуренция и суммы ставок постоянно растут, маржа может составлять даже 2,5%.

Получается, основная задача букмекера – реагировать на ставки, уравновешивать коэффициенты. Чем больше люди несут на Федерера, тем ниже становится его коэффициент и повышается показатель Надаля, чтобы другие игроки ставили уже на испанца. Другими словами, когда в прессе пишут «по мнению букмекеров, победит Федерер», это не совсем правильно – мы выставляем лишь изначальные коэффициенты, потом они превращаются в показатель прогноза большого количества игроков. Это как опрос, только более ответственный, ведь за свое мнение ты отвечаешь деньгами.

На ничьей «Барсы» и «Гранады» контора может поднять около $200 тысяч.

Уже во время матча коэффициенты, понятное дело, меняются не только из-за ставок, а и учитывая ход игры. Здесь букмекер лишь вбивает текущий результат в программу, которая сама высчитывает, как изменить котировки. Если все грамотно делать, контора хорошо зарабатывает даже на матчах, которые закончились прогнозируемо. Но куш срывается, понятное дело, на громких сенсациях – все ставят на известного фаворита, как ты его коэффициент не понижай, а потом он проигрывает. Пример? Ну, на ничьей, условно говоря, «Барсы» и «Гранады» контора может поднять около $200 тысяч.

Условия и зарплата

Наша контора особо не прячется – свой офис, хотя и без «опознавательных знаков», но многие работают и на дому. Всего около сотни сотрудников, именно букмекеров из них – несколько десятков. Работаем посменно – в месяц получается порядка 20 смен, по 8-10 часов каждая. То есть, сравнимо с графиком обычного офисного сотрудника. Правда, смены могут быть в любой день и время суток. Почти у всех наших ребят бывало такое, что и в новогоднюю ночь приходилось работать – в НБА и НХЛ играют в это время.

Условия строгие – все, что отвлекает от работы, запрещено: разговоры по телефону, соцсети, даже на перекур или в туалет нельзя ходить во время матча, опоздания тоже, мягко говоря, плохо могут закончиться, разве что предупредить заранее. Никто над головой не стоит, но если заметят (тем более, если зайдет крупная ставка, а ты из-за нарушения дисциплины не отреагируешь на нее, проиграв внушительную сумму для конторы), будет серьезный разговор с начальством и штраф. Минимум – 100 гривен, бывает и 1000. Строго запрещено играть самому в своей конторе, да и на стороне обычно это не приветствуется. Хотя некоторые компании, наоборот – поощряют, мол, лишняя тренировка, чувствуешь себя в шкуре игрока, да и ущерб конкурентам наносишь.

Топ-букмекеры зарабатывают порядка трех тысяч, а иногда может и до 10 доходить

Зарабатываем мы неплохо, конечно – от тысячи долларов в месяц. Топ-букмекеры – порядка трех тысяч, а иногда может и до десяти доходить. У тебя есть ставка зарплаты и проценты от суммы, которую ты выиграл для конторы за конкретный период. Как правило, это 5%. Но ведь можно и ущерб конторе принести – бывало, наши букмекеры проигрывали за один матч и $50 тысяч, и даже больше. Если за полгода уйдешь в минус на $100 тысяч, тебя наверняка уволят. Существует внутренний рейтинг букмекеров. Чем ты успешнее работаешь, тем выше твоя позиция и тем больше у тебя свободы с выбором матчей – кому попало топовые турниры и события не дают.

Кто играет в конторах и зачем

В режиме ставок онлайн я вижу настоящие данные всех игроков. Конечно, не все заводят аккаунты лично на себя – часто подключают родственников, друзей, но люди реальные, потому что иначе могут возникнуть проблемы с выводом денег. Разумеется, в основном играют мужчины, но и женщин хватает – где-то 20 процентов. Знаменитости? Попадаются, да – режиссеры любят ставить, продюсеры всякие, ну и люди спорта, понятное дело. Знаю, что Игорь Суркис часто и крупно играет – в основном, на НБА и НХЛ по ночам. Юрий Максимов, Игорь Беланов еще, причем оба неплохо.

90% клиентов букмекерских контор сидят в минусах, мы их называем «кормильцами», «сладенькими» или просто «лохами». Проигрывают они не только по глупости или нефарта, это своеобразный наркотик – им просто хочется испытать азарт. Поэтому и пользуются популярностью такие виды, как настольный теннис или бадминтон. Играет, условно, Ли Ху против Ху Ли – никто же не разбирается, где фаворит, какие шансы, просто в этот период (когда играет Азия, у нас глубокая ночь или раннее утро) других матчей нет, а здесь партии короткие, и результат быстро станет известен. «Уколоться» же надо, вот и ставят. Это как игровой автомат работает – бросил монетку, подождал чуть-чуть и получил результат.

Но вот эти 10%, которые в плюсах, собирают в четыре раза больше, чем ставят. Это серьезная проблема для контор, поэтому они «воюют» с такими игроками. Уменьшают максимальную ставку, например, – причем, могут и в 100 раз снизить.

Хитрости и обманы

Первоочередная задача букмекера – избежать «вилок». Это когда коэффициенты в разных конторах отличаются настолько, что можно поставить в одном месте на победу, а в другом – на поражение одной и той же команды, и в любом случае остаться в плюсе. Приходится постоянно сверяться с конкурентами, специальные сервисы помогают, но и «вилочники» развивают свои методы – ловят такие моменты. Мы их даже игроками не называем, потому что игроки рискуют, а у этих работа такая – сидеть и искать бреши.

Игорь Суркис часто и крупно играет. Юрий Максимов, Игорь Беланов еще, причем оба неплохо

Еще одна проблема – «опережальщики». Часто бывает так, что трансляция идет с задержкой на несколько секунд. И если ты находишься прямо на стадионе, можешь опережать букмекера. Например, в хоккейном матче команда остается втроем против пятерых – вероятность, что она пропустит, максимальная, и если быстро поставить на высокий коэффициент, который еще не успел обновиться, можно неплохо выиграть. Сейчас, правда, это сложно – конторы начали делать специальный временной зазор перед приемом денег, его хватает, чтобы сориентироваться. А может быть такое, что деньги вообще зайдут уже по другому коэффициенту.

«Договорняки»

Это главная беда – если бы не они, букмекеры по всему миру зарабатывали бы раза в полтора больше. Кроме футбола, больше всего их в волейболе, хоккее, теннисе (большом и настольном), бадминтоне – в одиночных видах или там, где результат решается по партиям. Фавориты могут слить одну партию, поставив на это, а потом спокойно выиграть весь поединок. Или просто на своем поражении проставиться, чем грешат теннисисты. То есть, это не совсем «договорняки», как мы привыкли понимать это слово – как правило, они не сговариваются с соперником, просто играют нечестно, подстраивают результат, чтобы заработать в конторах.

В футболе таких матчей много в чемпионатах Греции, Румынии, Молдовы, Болгарии, бывшей Югославии, в низших лигах стран Скандинавии – там сейчас много легионеров из бедных страны появилось, через них все схемы проходят. В Украине ситуация была критической в 90-е, сейчас «договорняки» попадаются разве что в низших дивизионах. Просто деньги в УПЛ крутятся большие, футболистам нет особого смысла рисковать. Максимальная допустимая ставка же на матчи нашего чемпионата небольшая – $2000, много не выиграешь. Это, кстати, показатель чистоплотности турнира. У нашего футбола он средний. С одной стороны, на самые грязные соревнования предел вообще $300. С другой, на топовые события букмекеры могут хоть миллион принять.

Определить «договорняк» не так уж сложно. Обычно в таком случае максимальные ставки идут потоком – примерно в одно время, с новых зарегистрированных пользователей и не прекращаются, даже если сильно понижаешь коэффициент. Если все подозрения подтверждаются и суммы внушительные, контора может просто отказать в выплате. Но обычно ставки выравниваются – простые игроки, которые не в курсе «договорняка», видят «вкусный» коэффициент на противоположный результат и начинают ставить на него. В таких случаях «вилочники» даже помогают – ты их фактически зовешь резким снижением коэффициента и они несут тебе деньги. Так и отбиваешь проигранное у «осведомленных».

Внутренняя кухня. Как устроена работа стюарда

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья