android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Аншлюс, аншлюс. 6 грустных историй, которые могут повториться в ближайшее время

Чего ожидать спорту в времена, когда «защита соотечественников» следует за успешно проведенной Олимпиадой, объясняют учебник истории и Дмитрий Литвинов.

В последние дни мысль о том, что история повторяется дважды все чаще стучится в головы миллионам людей. Вот только в случае с Украиной концовка имеет все шансы быть переписанной – иначе как фарсом происходящее в Крыму и восточных областях Украины назвать сложно. Слова «Судеты», «Мюнхен», «аншлюс» возвращаются со страниц учебников истории. Для тех любителей спорта, которые считают, что ничего страшного не происходит, я и решил собрать подборку, которая показывает чего стоит ждать их любимым спортсменам и командам.

Олимпиада

Начнем, впрочем, с событий уже произошедших. На то, что события последних недель (а по большому счету лет) напоминают уже происходившие, обратили внимание многие. Лучше других высказался известный эксперт Андерс Аслунд.

В 1936-м в Германии проходили и Летняя, и Зимняя Олимпиады, но внимание, уделяемое Играм в Сочи, сравнимо с отношением, которое власти Германии тогда испытывали к летней Олимпиаде. Выиграть медальный зачет в Берлине было для них делом чести – и они тоже добились поставленной цели. Попутно было сделано много вещей, которых без Олимпиады могло и не быть: строились автобаны, госпропаганда высказывалась в духе «Летние. Важные. Наци», даже таблички с надписями «Евреям здесь не место» временно убрали. Ну а Лени Рифеншталь по итогам Игр сняла гениальную картину «Олимпия» – и мы ждем ответа от Никиты Михалкова.

Да, фюрер присутствовал на большинстве важных стартов. Особенно ему понравилась норвежская фигуристка Соня Хени, которая приветствовала его традиционным взмахом руки. К счастью, Юля Липницкая не была так подобострастна, и в отличие от Хени ей вряд ли будут приписывать роман с могущенственным политиком.

Объединенный чемпионат и сборная

К середине 30-х годов австрийский футбол котировался выше немецкого, а сборная, знаменитая «Вундертим», считалась лучшей в континентальной Европе. На чемпионате мира-1934 победа Италии над Австрией в полуфинале стала едва ли не главной сенсацией, которую объясняли судейством – будто бы арбитрам хотелось порадовать одного болельщика «Лацио», находившегося на трибунах, назовем его Бенито М. В матче за бронзу немотивированные австрийцы уступили как раз немцам, оттого после аншлюса фаны-наци потирали руки: уж теперь-то объединенная сборная задаст всем жару.

Но побеждать на футбольных полях Франции летом 1938-го оказалось для немцев не так просто, как на полях обычных два года спустя. При том, что в состав немцев попало сразу 8 австрийских футболистов (оцените соотношение сил, команду набирал-то немецкий тренер), она споткнулась уже на первом этапе. Ничью с швейцарцами в 1/8 финала восприняли с недоумением, но уже спустя 5 дней случился настоящий шок: нейтралы, пропустив два мяча, не только не сдались досрочно, но и наклепали сразу 4 в ответ.

Объединили и чемпионаты двух стран, но диво-подъема не произошло и тут. Дело в том, что объединение вышло в высшей степени номинальным. До создания бундеслиги оставалось два с половиной десятка лет. Победители региональных отборов собирались в финальной пульке и выясняли отношения. Так что Остмарк, как теперь называлась Австрия, поставлял в эту пульку одну команду – сильную, но одну. Выиграть чемпионат ей удалось лишь однажды: в 1941-м году венский «Рапид» в финале переиграл «Шальке». Результат, кстати. удивительный: будущая команда «Газпрома» считалась любимой у фюрера, оттого противники гельзенкирхенцев до сих пор напоминают им, что 6 из своих 7 чемпионств «кобальтовые» добыли при Гитлере. Впрочем, убедительных доказательств того, что фюрер болел за «Шальке» нет. Но повод задуматься о перспективах объединенного первенства у украинцев все равно есть, хоть в него и попадет явно больше, чем одна наша команда.

Смерть Синделара

Отдельная страница в истории взаимоотношений австрийского футбола и немецкой политики – смерть лучшего игрока «Вундертим» Маттиаса Синделара. «Бумажный человек», как его прозвали за способность просачиваться сквозь любую защиту и складываться для акробатических ударов, не скрывал своего негативного отношения к новым хозяевам страны и от вызовов в объединенную команду отказывался. Впрочем, в одной игре с немцами он все же сыграл: вот только в составе сборной Австрии, которая по замыслу организаторов встречи в Вене, прошедшей 3 апреля 1938-го, должна была показать дружелюбность по отношению к немцам. Уже немолодой, 35-летний, по тем временам почти пенсионер, Синделар выдал свой лучший матч за несколько лет, открыл счет, а после станцевал перед трибунами с нацистским руководством национальный австрийский танец. При этом еще до игры он настоял, чтобы команда играла не в традиционной черно-белой, а в красно-белой форме – цветов национального флага. Встреча закончилась со счетом 2:0 в пользу «Вундертим».

«Аустрию», за которую Синделар выступал много лет, переименовали в «Остмарк», футболистов-евреев из клуба, традиционно считавшегося еврейским, вычистили. После этого Маттиас решил, что время готовить себе тылы и переключился на бизнес, купив кафе. На открытии заведения он вновь отклонил предложение вступить в «Единую Германию» НСДАП, в конце декабря 1938-го забил в своем последнем матче за команду, а в январе 1939-го был найден мертвым в своем доме. Официальной версией смерти легенды и его подруги, еврейки Камиллы Кастагнолы, стало отравление угарным газом из неисправного камина. Дело замяли не слишком усердствовавшие полицейские, а на похороны лучшего игрока в истории австрийского футбола пришло несколько десятков тысяч человек. Аналогии? Да ну их. Но то, что среди украинских футболистов хватает патриотов, к счастью, факт.

Правила жизни спорта в Третьем рейхе

При том, что глава государства возможно и не был суперспортсменом, но внимание спорту, как средству пропаганды уделял значительное. Расовые зачистки, как уже отмечалось, касались даже самых популярных спортсменов, а способы пробить себе карьерную дорогу были просты, но эффективны. На сколько-нибудь значимый пост могли попасть лишь члены партии. Так первый главный тренер бундестим Отто Нерц неоднократно отмечался антисемитскими статьями, где доказывал преимущества истинных арийцев и с физиологической, и с моральной точек зрения. Так что его попадание после войны в лагерь Заксенхаузен удивления ни у кого не вызвало. Был нацистом и сменивший Нерца после провала на домашней Олимпиаде (проиграли Норвегии) Зепп Гербергер, но ему на процессе по денацификации удалось доказать, что он ничего ужасного не совершил. В 1949-м Зепп вернулся на пост тренера сборной, чтобы пять лет спустя выиграть с ней первый для Германии чемпионат мира.

Почтения к своим идеалам немцы требовали и у других. Английские футбольные болельщики до сих пор обсуждают была ли просьба посла страны в Германии к игрокам сборной вскинуть руку в «салюте» добровольной или нет. Фактом остается то, что сами игроки хоть и были ошарашены, но отказаться не решились. Эдди Хэпгуд, игрок той команды, вспоминал тот момент, как худший в своей жизни. Но игроки все уважили и посла, и главу футбольной Ассоциации, будущего президента ФИФА, Стэнли Роуза. Зато потом отыгрались на соперниках, разгромив тех при 100-тысячной толпе в Берлине со счетом 6:3. Сейчас салютов явно не будет, но вот представить, что вслед за Валерием Газзаевым, верным проповедником и доверенным лицом Владимира Путина на выборах, еще несколько наших тренеров и спортивных чиновников вступят в партию власти вполне можно.

Чужие среди своих

Впрочем, писать статьи против евреев приходилось не только немцам. Все еще неясно авторство ряда статей, которые приписывают Александру Алехину. Не хочется останавливаться на содержании, ограничусь лишь названием «Еврейские и арийские шахматы». Сам чемпион мира позже утверждал, что в его варианте статьи были невинными, но были полностью переписаны немцами. Верили ему немногие, вспоминая, что Алехин неоднократно участвовал в турнирах, организованных фашистами в Европе. Есть надежда, что истину установить можно будет в 2017 году, когда черновики статей попадут в общественное достояние.

Но до той поры к Алехину будут возникать вопросы – как возникают они к некоторым украинским спортсменам. Так уроженец Киевской губернии Ефим Боголюбов, эмигрировавший чуть раньше Алехина, был не только одним из сильнейших игроков мира 20-х годов, но и членом НСДАП. Из-за этого советские шахматисты отказывались играть с ним вместе в послевоенных турнирах. Не играл с ними после войны и киевлянин Федор Богатырчук. До войны он считался едва ли не основным конкурентом Ботвинника в борьбе за звание лучшего шахматиста страны. Во время вторжения немцев он отказался уезжать из города, как врач-рентгенолог был одним из руководителей местноо Красного Креста, а когда советские войска начали ответное наступление уехал сначала в Германию, а потом в Канаду. Справедливости ради, стоит добавить, что причины не любить советскую власть у Богатырчука были солидные: его в период чисток 1937-го обвинили в растрате, тюрьмы удалось избежать чудом. В итоге, Богатырчук так и не получил звания гроссмейстера из-за протестов советских игроков.

Трагично сложилась и судьба футболиста Павла Комарова. Хотя понятие «трагично» относительно – по сравнению с его партнерами по циклу «матчей смерти» с немцами Комарову повезло остаться в живых. Нет смысла в миллионный раз разгребать завалы информации вокруг тех игр, что состоялись с участием киевских футболистов в оккупированном городе. А вот рассказать о судьбе Комарова стоит. В расстрельные списки он не попал, но и убежать из лагеря ему не удалось. В итоге, его угнали в Германию, где он работал на КБ Мессершмидта. Вместо того, чтобы возвращаться домой, когда стало ясно, что войска антигитлеровской коалиции побеждают Комаров решил податься на Запад. Он примерно представлял, что ждет тех оставшихся в живых в плену, кто попадает в руки проверяющих из НКВД. Оттого Комаров, как и Богатырчук, сначала жил в Европе, а потом уехал в Канаду. Осуждать ли спортсменов-коллаборционистов – дело каждого, но в том, что таковые будут сомневаться не приходится.

Открытие стадиона

Напоследок о своеобразном, хоть и грустном совпадении. Как известно, чемпионат СССР 1941-го года прервался и доигран, разумеется, не был. На 22-е июня у киевского «Динамо» было запланировано открытие нового стадиона. Были отпечатаны афиши, приглашавшие киевлян посетить 50-тысячник и посмотреть на матч своих любимцев с московским ЦДКА. Открытие действительно состоялось 22-го июня, только год был 1946-й.

Сейчас киевское «Динамо» вновь должно было участвовать в открытии стадиона в матче против московского клуба. В этот раз стадион был московским, но в игру со «Спартаком» чем дальше, тем меньше верится.

Вместо послесловия

Фото: твиттер Андерса Аслунда; mibundesliga.com; thepositive.com; spitfiresite.com; ru.wikipedia.org.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы