Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Суд да дело. Кто прав в конфликте Павлова и Жеваго?

Роберто Моралес разбирается в тяжбе заслуженного тренера и непубличного миллиардера, пытаясь посмотреть на него непредвзятым взглядом.

Суд да дело. Кто прав в конфликте Павлова и Жеваго?
Суд да дело. Кто прав в конфликте Павлова и Жеваго?

Поссорились как-то Жеваго (не тот, который доктор) и Павлов (не тот, который профессор) – и пошел тогда принцип на принцип, характер на характер. Но сколько тяжбе не длиться, а должен в этой истории найтись правый и виноватый. Ныне спор решить может только Лозаннский спортивный суд. Решение ФФУ по данному вопросу не удовлетворило ни одну из сторон, но более всего – владельца «Ворсклы», который и будет подавать иск в швейцарский арбитраж.

История эта – не просто скучный судебно-тяжбенный случай, это еще и воплощения вечного конфликта «правды мужицкой и закона бездушного». Как ни смотри на него, а отбросить стереотипы очень тяжело. С одной стороны – Николай Павлов, для украинского футбола – фигурища, громадная глыба. Известный игрок чемпионского «Днепра» 1983 года, успешный тренер, с тем же «Днепром» едва не уведший у самого «Динамо» чемпионский титул в 1993-м, человек привезший в Полтаву Кубок Украины и просто умнейший, эрудированный, очень по-человечески симпатичный наставник старой советской формации. Попробуйте найти футболиста, обиженного на Петровича. Долго искать придется, и это при том, что в жесткой решительности, непреклонности Павлов кому хочешь фору даст. Большой человек и большой тренер, без всяких скидок!

Как ни смотри на этот конфликт, отбросить стереотипы очень тяжело: с одной стороны – заслуженный тренер-глыба, с другой – миллиардер, относящийся к футболу с прохладцей

А на другой чаше весов – миллиардер, нарочито непубличный и потому таинственный, годящийся Николаю Петровичу в сыновья по возрасту. Неудивительно, что в конфликте таких персонажей обыватель инстинктивно становится на сторону тренера. Вон сколько сделал Павлов для «Ворсклы», выше головы не сам прыгнул, а весь клуб поднял. В то время как всяк знает, что Жеваго к футболу относится прохладно, финансирует «Ворсклу» стабильно-умеренно, не пестует клуб, не рвет за него ни сердце, ни кошелек. Все очевидно, Ватсон!

Только вот очевидно ли? Прошлой весной тренер объявил о своем уходе. Шло все тихо-гладко. По словам Павлова, да и по косвенным свидетельствам, Жеваго обещал его отпустить без компенсации за разрыв действующего контракта. Если кого удивил переход опытнейшего наставника в «Ильичевец», то это зря. Для Павлова Мариуполь – особое место. В средине 90-х нелегкая занесла его в солнечный Крым, в «Таврию». Пробыл он там недолго – не сошелся характером и взглядами на работу с хозяевами. А люди это были расчудесные, бандюганы отпетые, в милицейских документах именовались они ОПГ «Башмаки». Эти ребята потребовали у тренера вернуть «подъемные» деньги с огромной калькуляцией на пресловутый бандитский «счетчик», иначе – сами понимаете что. (А если нет, то почитайте криминальную историю полуострова в 90-е.) Для Павлова его крымская история закончилась хорошо только благодаря руководителю мариупольского клуба, вытянувшего наставника из гиблых мест и из лап пропащих людей. Потому новый приход в «Ильичевец» для Павлова – шаг естественный, тем более с «Ворсклой» он уже достиг потолка.

Для понимания сути произошедшего совершенно не важно у кого из них нимб над головой, а кто по утрам пьет кровь христианских младенцев

Однако уход Петровича пришелся не по душе Константину Жеваго. Почему – не понятно. Обе стороны о причинах конфликта умалчивают, что именно и когда стало камнем преткновения, не уточняют. Есть гипотеза, что владельцу «Ворсклы» не понравился уход тренера конкретно в Мариуполь, не по футбольным, а политическим причинам. Найдутся, наверняка, и другие версии. Точно можно сказать только то, что конфликт тут личный – Павлова и Жеваго. По тому же маршруту Полтава – Мариуполь проследовали помощники Павлова Иван Балан, Сергей Дирявка и Андрей Тарахтий, но к ним у «Ворсклы» претензий почему-то нет. А у Николая Петровича потребовали компенсацию за разрыв договора. Не по договоренности, а по букве закона решили поступить.

Тренер платить категорически отказался: мол, буду тренировать «Ильичевец» и так, без трудовой, сидеть буду на трибуне во время матчей. Надо знать Петровича, чтобы понять, что упорства ему не занимать. Вспомните, как он с судьей Годуляном воевал, как нарвался на годичную дисквалификацию за оскорбления, однако в футбол не возвращался почти четыре года. Но и с другой стороны персона с характером. Жеваго ведь последний из крупных открытых спонсоров оппозиции в Украине. В 2011-м миллиардер пережил мощнейший наезд на его бизнес со стороны СБУ и других структур. Досталось тогда и футбольному клубу, которым руководил Павлов. Из-за «масок-шоу» в офисе клуба едва не сорвался вылет команды на матч Лиги Европы. Жеваго выстоял, даже куска своего бизнеса отжать не дал. Такой человек готов к бою.

Потому и в футбольном конфликте Константин Валентинович идет до конца. Его единственный, но железный аргумент – действующий контракт Павлова. Симметричного ответа на него у тренера нет – не считать же таковым заявления о том, что его подставили.

Однако уход Петровича пришелся не по душе Константину Жеваго. Почему – не понятно

С самого начала противостояния Николай Петрович категорически отказывается платить деньги оппоненту. Тут вспоминается похожая история конфликта Рабинович – Заваров. Не хочу — не заплачу, на том стою и стоять буду. Взгляните на ситуацию без личностных характеристик, отбросьте то, что Павлов – заслуженно уважаемый человек, а Рабинович – комедийный персонаж, ходячий афоризм на все случаи жизни. Линия поведения та же самая. Даже сейчас, после решения ФФУ Павлов платить не желает. «Отдам деньги детям, а Жеваго из принципа ничего не заплачу», – приблизительно так формулирует позицию тренер. «Я на благотворительность в разы больше каждый год трачу», – отвечает Жеваго. Стороны дошли до того, что меряются любовью к детям, но это как раз лишнее – для понимания сути произошедшего совершенно не важно у кого из них нимб над головой, а кто по утрам пьет кровь христианских младенцев.

Удивляет в данном случае то, сколько ФФУ мусолила принятие решения, создавая тем самым неприятный прецедент. Официальные лица из федерации мурыжили это дело с минувшего лета, а решать-таки пришлось. Попытались сыграть в царя Соломона: присудили контракт расторгнуть, а Павлова обязали выплатить 200 тысяч долларов компенсации. Вот, якобы и волки сыты, и овцы бриты. Только вот Жеваго требовал 3 миллиона – именно такая сумма, по его словам, указана в контракте. Так это или нет, установит суд, – но происхождение суммы в 200 тысяч вызывает куда больше вопросов. Откуда она взялась, на основании чего подсчитана, почему 200, а не 100 и не 300? Ответы будут не совсем скоро, но точно будут. И затягивать Лозанна не станет. Это ведь не дело «Карпаты» – «Металлист», в котором ни одного официального документа нет, одни слова, причем от одних и тех же людей прямо противоположные. У Жеваго с Павловым есть контракт, у Павлова с Жеваго – устная договоренность. Вот и посмотрим, чему поверит суд: слову или документу. Заодно проверим, кто в математике сильней: Палата по решению споров ФФУ или Жеваго.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы