Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    История бокса: легкий вес

    Великое прошлое и суровое настоящее одной из самых богатых на таланты весовых категорий – в материале Алексея Сукачева.

    Великое прошлое и суровое настоящее одной из самых богатых на таланты весовых категорий профессионального бокса – в материале Алексея Сукачева.

    Вы никогда не задумывались, откуда есть-пошла мировая цивилизация? Одной из колыбелей современного нам человечества был Плодородный полумесяц: Месопотамия, Египет, Левант – земли, известные нам со школы. Плодородная почва и полноводные реки, несомненно, были одним из условий появления здесь первых царств и империй. Но не менее важными были торговля, общение между народами, контакт. Так и в боксе: самой плодородной категорией был и остается легкий вес – родина, местообитание или «хоспис» для множества великих чемпионов, уходящих в более тяжелые категории и приходящих из более легких.

    Легкий вес – это и есть бокс. Посылайте далеко и надолго всех тех, кто будет утверждать обратное. В самом деле, на рубеже XVIII-го и XIX-го веков весовых категорий не было вообще. Но вот уже в 1823-м году лондонский «Словарь вульгарного языка» отмечает, что лимитом легкого веса (тогда это слово писалось по-английски не так, как сейчас, а раздельно – «light weight») были 168 фунтов (ныне это предел для суперсреднего веса). Легкий вес, таким образом, был просто разделителем – он отделял больших парней от парней нормальных размеров. Все нормальные парни – а так как человек с веками крупнеет, то понятие тяжеловеса сдвигается все выше вверх – оказывались именно в lightweight. И чемпионы здесь были тоже нормальные, «хардкорные» – чего стояли хотя бы Голландец Сэм (кстати, он бы на деле евреем) и его сын, бывшие некоронованными королями Лондонского призового ринга в первой половине 19-го века. Конечно, чемпионы-тяжеловесы были популярнее всегда – что в эру голых кулаков, что в эру перчаток – но и маленьких умельцах ринга забывать, безусловно, не стоит.

    Краткая история

    Современная история легковесов началась с легендарного Джэка МакОлиффа, который стал самым первым чемпионом «официальным» мира, владел титулом без малого 7 лет и ушел из бокса непобежденным (и был первым таким в истории). Да-да, и Рикардо Лопес, и Рокки Марчиано, и Джо Кальзаге – все они, в конечном счете, равнялись на Джэка, шли по его пути.

    МакОлифф заложил отличную традицию – традицию великих чемпионств, продолжавшуюся без малого сто лет. Первый полтинник при этом превратился в торжество этнических меньшинств, а, точнее, тех групп «новых» американцев, которые еще не до конца интегрировались в англо-саксонское большинство страны. Здесь были все – никто не прошел мимо, кроме, может быть, пресловутых «латинос», но они взяли свое позже. Вторым после МакОллифа (и через 10 лет после него) выдающимся легковесом стал Джо Ганс, первый великий чернокожий чемпион мира (мы помним про Диксона, но Ганс – нет, он был даже круче). Ганс правил 6 лет и побеждал не только легковесов. Но подлинного расцвета легкий вес достиг на рубеже второго и третьего десятилетий двадцатого века во времена Бенни Леонарда. Леонард – лучший боксер-еврей в истории – до сих пор владеет рекордом категории по времени удержания титула. Он ушел чемпионом чтобы вернуться, и вернулся неудачно: время убежало, и Леонард его уже не догнал. Не догнал он и нового супер-чемпиона того времени – итальянца Канцоньери, чемпионившего в 30-е годы дважды. Евреи, итальянцы, негры и ирландцы – все они оставили свой след в этой истории. Легкий вес всегда был оплотом мультикультурализма – здесь сталкивались самые разные школы: советская, американская, латинская, европейская и азитаская.

    Легкий вес всегда был оплотом мультикультурализма – здесь сталкивались самые разные школы: советская, американская, латинская, европейская и азитаская

    После краткого, но бурного правления Хенри Армстронга, в годы Второй мировой войны, наступило безвременье, когда титул чемпиона мира впервые оказался разделенным на продолжительное время, а владели его кусками ребята крепкие, но не более того. Так продолжалось до тех пор, пока Айк Уильямс не заложил двадцатилетнюю эпоху знаменитых чернокожих чемпионов-американцев, среди которых были также Джо Браун и трехкратный чемпион мира Джимми Картер. Это было славное время, когда дрались за честь, а не за деньги. И это было бесславное время, когда те, кто завершал карьеру, очень скоро прощались не только с боксом, но и с красивой, обеспеченной жизнью, а после этого и с жизнью вообще.

    60-е годы принесли два важных изменения в дальнейшем развитии этой категории. Во-первых, единый титул был впервые разделен на два – WBA и WBC (впрочем, эта беда не обошла стороной ни одну из весовых категорий). Во-вторых, и это уже намного более приятно, в элиту прорвались латиноамериканские боксеры. После Карлоса Ортиса и Исмаэля Лагуны наступила эра Роберто Дюрана, о котором (и о которой) мы не можем не поговорить подробнее – но позже. Дюран не только стал последним на долгое время абсолютным чемпионом мира (в 61,2 кг) и долгосрочным его правителем, но и безраздельным властителем, символом целой эпохи.

    Начало 80-х вновь ознаменовалось смутным временем, когда на троне оказывались весьма своеобразные (вроде Шона О’Грэйди), но не самые сильные персонажи, кроме Алексиса Аргуэйо, но он оказался в легком весе транзитом. Указанный транзит резко усилился во второй половине 80-х и в 90-е годы, когда через эту категорию один за другим стали проходить выдающиеся мастера. Одни (Эдвин Росарио, Пирнелл Уитакер) начинали свою карьеру в 61,2 кг – для них он был отправной точкой, а для других (Мэйуэзер, Маркес, Чавес или Де ла Хойя) – лишь кратковременным этапом пути. Эта тенденция сохранилась и поныне. Она же привела к очень приятному для нас факту: не склонные к «бегу по весам» наши бывшие соотечественники подарили миру двух «долгих» сильных чемпионов – Орзубека Назарова и Артура Григоряна.

    Главный бой

    7.05.2005. Диего «Чико» Корралес (США, 39-2, 32 -2) – Хосе Луис Кастильо (Мексика, 52-6-1, 46-4) – ТКО 10

    Не будем оригинальничать там, где это совсем неуместно. Про бой Корралеса и Кастильо, про их первый поединок написано столько всего, что добавить что-нибудь еще сюда просто невозможно. Просто бывают моменты, когда звезды сходятся таким образом, что вдруг и сразу наступает какой-то божественный резонанс: недостатки бойцов исчезают, растворяясь в достоинствах последних, и эти достоинства неожиданно для всех перемножаются и выносят своих носителей на неведомые ранее вершины величия.

    Так получилось и здесь. Все сошлось на миг – значимость боя (объединительный поединок де-факто по 3-м версиям из 4-х), уровень участников (не слишком высокий для академизма, не слишком низкий для клоунады), драма и небесспорное судейство Тони Уикза, бесподобный Джо Гуссен и, конечно, нокаут. Да что говорить – говорен-то не раз – лучше видео посмотрите.

    Все же не Кастильо единым. И даже не Корралесом. Легкий вес насчитывает более 125 лет только официальной истории. Удивительно, однако, что при этом, при всем своем многообразии и мультикультурности он подарил нам не так уж и много супербоев. Или, вернее, не так уж и много тех, что были признаны лучшими боями года по версии The Ring (да-да, при всей их сегодняшней неоднозначности мы не можем найти для себя больших авторитетов).

    Все сошлось на миг – значимость боя, уровень участников, драма и не бесспорное судейство Тони Уикза, бесподобный Джо Гуссен и, конечно, нокаут

    О двух схватках легендарных Бью Джека и Боба Монтгомери – их вторая очная ставка стала лучшей в переломном 43-м, а третья была признана таковой год спустя – не осталось никаких документарных свидетельств, кроме нескольких фото и восклицательных знаков от современников. Не так уж и мало, если вдуматься… Удивительно, что немногим больше осталось от дравшихся 17 лет спустя американского ветерана Джо Брауна (который начинал еще до боев Джека с Монтгомери и проигрывал пиковому Сэнди Сэддлеру) и его британского противника Дэйва Чарнли. Их первый поединок, закончившийся единогласной победой Брауна, был признан лучшим в 1961-м году.

    Еще через 23-года Хосе Луис Рамирес и Эдвин Росарио устроили незабываемое, но очень уж короткое зрелище в матче-реванше. Рамирес нокаутировал выдающегося пуэрториканца в 4-м раунде – от этого побоища осталось чуть больше воспоминаний. Ну и, наконец, дела не совсем уж давних дней: 2009-й год и еще одно доказательство величия Хуана Мануэля Маркеса.

    Может, мы еще кого-то упустили за эти годы? Не будем спорить, но 6-7-мь лучших боев почти за сто лет для такой весовой категории – м-м-м, не лучший результат… Зато они взяли качеством – см. Корралес – Кастильо I.

    Самый неожиданный чемпион

    Шон О’Грэйди (США, WBA, 1981)

    Чемпион чемпиону рознь, но так уж повелось, что в любом весе есть свои выскочки, незваные гости, которых в чемпионах-то никто и не ждал, но которые – откуда не возьмись – пробирались-таки в «дамки». Удивительно, что в легком весе, несмотря на обилие чемпионов и длительную историю, по-настоящему случайных персонажей (вроде Акилесса Гусмана или Франсиско Кироса) никогда не было. Экзотические чемпионы – да, были, но случайных – пожалуй, нет.

    Выбирая между Лаквой Симом, Уолласом Смитом и Шоном О’Грэйди, остановимся на последнем. О’Грэйди – из тех людей, которые никак не должны были становиться чемпионами, но все-таки ими стали. Это как если бы Чонси Уэлливер стал чемпионом мира, победив Александра Поветкина, а Роб Кэллоуэй взял титул в первом тяжелом весе. В конце концов, ребята со Среднего Запада приучены быть пушечным мясом и всеамериканским посмешищем, и О’Грэйди не должен был стать исключением.

    Он стартовал в 15 лет и занимался исключительно околачиванием местных мешков, таксистов и прочей локальной живности, пока на него не натравили входившего тогда в раж Дэнни Лопеса. Дэнни было 23 года, а Шону – всего 17-ть. Несмотря на колоссальную разницу в опыте (Лопес в прошлом поединке нокаутировал великого Рубена Оливареса), плейбой О’Грэйди, при горячей поддержке той половины женского населения штата Калифорния, которая увлекалась боксом, заставил Лопеса немного помучиться. Затем Дэнни все же нашел путь к туловищу тинейджера, и после четвертого раунда Пэт О’Грэйди, папа Шона, прекратил избиение. «Дайте ему четыре годика, и он превратится в отличного боксера», сказал тогда Лопес, который сам через считанные месяцы станет чемпионом мира до прихода Сальвадора Санчеса.

    О’Грэйди – из тех людей, которые никак не должны были становиться чемпионами, но все-таки ими стали

    И, действительно, через четыре года О’Грэйди получил-таки право на чемпионский бой. К этому моменту на его счету было 73 победы (65 нокаутом) при единственном поражении от Лопеса, но почти все успехи были одержаны в родной Оклахоме против бойцов очень средней руки, и не все – уверенно. Ехать пришлось в Шотландию к тогдашнему чемпиону WBC (а ныне популярному комментатору) Джиму Уотту. Уотт тогда победил, но только по сечкам, а О’Грэйди прыгнул выше головы и намного. И уже через бой ему наконец-то покорилась вершина, причем победил 22-летний боксер не кого-нибудь, а крепкого Хильмера Кенти, первого чемпиона в карьере Эмануэля Стюарда. О’Грэйди отправил Кенти на настил в 8-м раунде и уверенно довел дело до победы.

    Тот успех так и остался последним в карьере этнического ирландца. Из-за разногласий с WBA отец Шона учредил собственную организацию – WAA, но в первом же бою за ее титул О’Грэйди попал нокаутом филиппинцу Ганигану. Затем были еще бои, но то был уже совсем другой О’Грэйди. После последнего провала в 1983-м году Шон объявил о своем уходе из бокса в 24 года. Жизнь О’Грэйди за пределами канатов, кстати, сложилась весьма успешно – он стал преуспевающим риэлтором и комментатором. С такими лицами становятся коммивояжерами, в прошлом которых нет места боксу. Но в жизни Шона О’Грэйди бокс был – и весьма высокого уровня – о чем он вряд ли жалеет.

    Кого здесь нет

    В нашем списке будут весьма заслуженные персонажи, но все туда, конечно, не уместятся. 15 человек на один из двух старейших весов в истории?! Не издевайтесь над здравым смыслом. Итак, кому же не повезло (и ведь это далеко не все!)?

    Сэмми Мэнделл был отличным бойцом, доминировавшим в легком весе в конце 20-х годов прошлого века. И у Сэмми есть как минимум одна выдающаяся победа – над великим Джимми Макларнином в 1928-м году. В следующем он победил разделенным решением и самого Тони Канцоньери, но то решение было очень и очень спорным, а затем Мэнделл покатился, зачем-то перешел в полусредний вес и проиграл в этом много больше, чем выиграл.

    Эд Вулгаст и Уилли Ритчи – два выдающихся легковеса 10-х годов добились больших успехов и даже стали чемпионами мира, но до вершин своих предшественников Оскара Нильсена и Джо Ганса, и последовавшего за ними Фредди Уэлша они так и не доросли. Вернее, Вулгаст-то дорос, но уж слишком плохо закончил. О нем мы еще поговорим сегодня – вне списка. Британский еврей Мэтт Уэллз наоборот не только дорос, но и перерос и Уэлша, и Эйба Эттелла, и опасного Оуэна Морана, но не сделал главного – не стал чемпионом мира.

    Совершенно титанической фигурой – во всех смыслах – был еврейский юноша Барни Росс. Он начинал как боксер и прославился таковым, но еще большей, воинской славой покрыл себя в боях за Гуадалканал, перейдя из легенд спорта в чемпионы «по жизни». Но Росс не добился в легком весе значительных успехов, поэтому мы отложим рассказ о нем до других, более значимых весов.

    Пока Росс укладывал японских снайперов в тихоокеанских тропиках, друг друга на прочность испытывали Бью Джек и Боб Монтгомери. Конечно же, они должны быть в нашем списке, как они есть и в Канастоте. Им не хватило совсем чуть-чуть: полноценного, а не частичного чемпионского пояса. Впрочем, об их боях мы уже говорили выше. О нокаутере из техасского Свитуотера Лью Дженкинсе мы не говорили, но и не будем – считайте это личной неприязнью. Шутка. Просто Дженкинс слишком мало сделал и слишком часто проигрывал.

    Пола Спадафору подвел характер, тюремное заключение и бездарное управление собственной карьерой

    В нашем списке может быть только один панамец, и это не Исмаэль Лагуна, а жаль. Очень много обещал Мандо Рамос, но ранняя слава и наркотики сократили его выдающуюся карьеру в достаточной степени, чтобы она не была освещена в нашем списке во всех деталях. С другой стороны, о Рамосе я уже писал в одном из своих предыдущих материалов. Родольфо Гонсалес был отменным нокаутером в первой половине 70-х, но не реализовал себя полностью на чемпионском уровне.

    В 31 год завершил свою 17-летнюю профессиональную карьеру Хосе Луис Рамирес. Он одержал более 100 побед, дважды был чемпионом мира по версии WBC и всего раз (на заре карьеры великому Рубену Оливаресу) проиграл досрочно. Проблема в том, что почти все свои важнейшие бои мексиканец проиграл более сильным (и везучим) противникам. Среди них был и Эдвин Росарио (хотя Рамирес победил его в реванше). Вот уж кого жалко очень-преочень. Росарио не должен был пройти мимо этого списка, и не прошел бы – если бы судьи засчитали ему победу над Эктором Камачо. Опять «бы». А так – слишком много ненужных поражений.

    90-е и 00-е годы подарили нам несколько долгоиграющих чемпионов мира. Но Пола Спадафору подвел характер, тюремное заключение и бездарное управление собственной карьерой (говорят, Спэдди отказался недавно от боя с Томасом Дюлорме и опять про…л очередной шанс на спасение своей несчастной души). Артур Григорян провел чуть ли не рекордное число защит своего пояса, чемпионил долгих семь с половиной лет, но так и не победил мало-мальски значимого противника за все эти годы (и не только по своей вине). Орзубек Назаров был сильнее его как профессионал, и очень жаль, что его карьера завершилась из-за его собственной упертости – он был близок к первой пятнашке. Как и Хуан Диас, но у того еще есть шансы повернуть время вспять. А почему здесь нет Мигеля Анхеля Гонсалеса я и сказать не могу – сам не знаю.

    Любопытные факты

    1. Между тем, упомянутый выше Лаква Сим, а, точнее, Лхагва Дугарбаатар – наглядный пример того, как розы вырастают даже на голых скалах. С точки зрения профессионального бокса, Монголия – это даже не скалистая Шотландия, а настоящая Антарктида. Это сегодня монгольские любители показывают неплохой (любительский) бокс, но в начале 90-х весь монгольский спорт (и бокс в частности) были в загоне. Тем удивительнее то, что удалось Симу – стать первым в истории (и единственным до сих пор) монгольским чемпионом мира по боксу профессиональному, причем сразу по двум версиям и в двух весах.

    Что делает это достижение таким уникальным, так это тот факт, что Сим сделал себя сам, причем по своему собственному, среднеазиатскому пути. Он стартовал в Индонезии в 23, потом дрался в Южной Кореи, бил в Таиланде местных звезд, проигрывал разделенным решением в той же Корее, бился и побеждал на Родине и в Туркменистане. Человек мира, одним словом. Сим впервые стал чемпионом в весе до 59 кг в Японии, в 1999-м, а через четыре года повторил свое достижение уже в легком весе и по той же версии, но уже в США. Монгольский нокаутер (21(18)-4-1) ни разу не проиграл нокаутом, а два своих однозначных поражения потерпел от очень известных мастеров – Йодсанана Нантачая и Хуана Диаса.

    На глазах 18-ти тысяч зрителей великие рубаки закатили 40-раундовое побоище

    2. Когда в этом весе не было Артуро Гатти (мы специально не упоминали его поединок с Айвэном Робинсоном в числе лучших в легком весе, так как он вообще проводился «без веса»), здесь был Эд Вулгаст по прозвищу «Дикая кошка из Мичигана». Его феерическое побоище 22-го февраля 1910-го года против Датчанина Нельсона считается одним из лучших в истории мирового бокса. На глазах 18-ти тысяч зрителей великие рубаки закатили 40-раундовое побоище (планировалось 45-ть). «По концентрации жестокости в одном, отдельно взятом бою… Я других таких поединков не припомню», писал спортивный редактор New York Herald Tribune Уильям МакГихан. Вулгаста уронили в 22-м, но он продолжал драться, пока не остановил Датчанина в 40-м. Этот бой занимает 19-е место в числе лучших титульных схваток по версии The Ring.

    3. Через два с половиной года Вулгаст стал участником еще более легендарного боя. Одновременные нокдауны в мире бокса бывают, одновременные нокауты – почти никогда. Но Вулгаст и Мексиканец Джо Риверс стали участниками именно такого поединка. В 13-м раунде оба нанесли одновременные удары: Риверс – в голову, Вулгаст в туловище. Оба упали, а дальше мнения расходятся. Кто-то говорит, что рефери Джек Уэлч досчитал до десяти, и не встали оба. Кто-то – в том числе и сам Уэлч – говорит о том, что на счет десять Вулгаст подали признаки жизни и стал подниматься на ноги. Наконец, есть и те, кто утверждают, что на ноги чемпиона поднял именно сам Уэлч. Так или иначе, Вулгаст был объявлен победителем, несмотря на последовавшую за этим глобальную драку и массовые протесты. Бой признан 11-м лучшим титульным поединком в истории бокса.

    Однако Эд закончил плохо… К 1920-м года переломанный экс-чемпион мира страдал не только от деменции, но и от душевной болезни. Джэк Дойл из Калифорнии пообещал Эду «бой завтра», если тот будет усердно тренироваться. Находившийся к тому моменту уже в мире собственных фантазий бывший чемпион усердно тренировался, но «завтра» так никогда и не наступило… Он закончил свои дни в психушке.

    Одновременные нокдауны в мире бокса бывают, одновременные нокауты – почти никогда. Но Вулгаст и Мексиканец Джо Риверс стали участниками именно такого поединка

    4. Уникальным достижением отличился американский легковес Хэрри Арройо, в середине 80-х недолго владевший титулом IBF. В течение 1984-го года он завоевал и защитил свой титул против Чарли Брауна, и оба раза нокаутом. Есть только один маленький нюанс: в первом и во втором бою участвовали разные Чарли Брауны. Свой титул Арройо завоевал против чернокожего Брауна, который кроме как недолгим чемпионством, ничем не запомнился. Небитый до этого Чарли «Белая молния» Браун считался куда более талантливым, но, в отличие от «черного» Брауна, так ни разу и не стал чемпионом мира. Свой бой Арройо этот бледнолицый тоже проиграл.

    5. Бывают чемпионы мира в отпуске; бывают чемпионы мира на больничном; бывают почетные чемпионы мира; но, оказывается, бывают и чемпионы мира на пенсии. Самые настоящие.

    11-го апреля 1988-го года пуэрториканец Мигель Сантана, проигравший до этого два последних боя, дрался с крепким американским чемпионом IBF Грегом Хогеном. Бой был остановлен из-за сечки в 11-м раунде, и двое судей из трех присудили очень спорное, разделенное техническое решение Хогену. Позже, уже после боя, один из судей сказал, что просто спутал Хогена с Сантаной. Мигель и его представители подали в суд, который продолжался со всеми проволочками 18 лет, и в 2006-м году справедливость была восстановлена: Мигеля Сантану признали полноправным чемпионом мира по итогам того поединка. Он ждал своей официальной коронации самое долгое время среди всех чемпионов мира во всех весах в истории.

    6. Не для всех чемпионские поединки заканчиваются удачно. Но в одном случае в истории этого веса титульный бой закончился трагедией: 17-го сентября 2005-го года после проигранной схватки, экс-чемпион мира IBF Ливандер Джонсон оказался в коме, из которой так и не выбрался, умерев через 5 дней. Наверное, 35-летний боксер ушел в лучший мир счастливым: он погиб чемпионом мира. Свой титул он завоевал после 12-ти лет стараний и 3-х бесплодных попыток до этого (Джонсон проигрывал нокаутом Мигелю Гонсалесу – в 1994-м, Орзбеку Назарову – в 1997-м и Хавьеру Хауреги – в 2003-м).

    Бой Оскара Нильсена с Кристи Уильямсом стал рекордным по числу нокдаунов во всей истории мирового бокса. Уильямс падал 42 раза, Нильсен – 9

    7. Несколько боксеров-легковесов стали первыми в истории своих стран чемпионами мира. Про Лакву Симу мы уже говорили, хотя в первый раз чемпионом мира он все-таки стал на вес ниже. Орзубек Назаров был и остается единственным представителем Кыргызстана в мировой боксерской элите (даром, что по национальности узбек). Единственными чемпионами мира в истории своих стран стали карибские бойцы Клод Ноэль из Тринидада и Тобаго и сильный боксер Ливингстон Брэмбл (Сент Киттс и Невис). Плейбой Педро Карраско в начале 70-х прославил на весь мира испанский бокс, а Оскар Нильсен (он же Датчанин Нельсон, он же Дерущийся Нельсон) сделал то же самое для бокса датского за 100 лет до Миккелля Кесслера.

    8. Бой Оскара Нильсена с Кристи Уильямсом, прошедший 26 декабря 1902-го года, стал рекордным по числу нокдаунов в поединке – во всей истории мирового бокса. Уильямс падал 42 раза, Нильсен – 9. Датчанин победил нокаутом в 17-м раунде, что значит, что в среднем за раунд боксеры бывали на настиле 3 раза.

    Продолжение – 15 лучших боксеров в истории легкого веса – следует.

    Предыдущие серии:

    Минимальный вес

    Первый наилегчайший вес

    Наилегчайший вес

    Первый легчайший вес

    Легчайший вес

    Первый полулегкий вес

    Полулегкий вес

    Первый легкий

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы