Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Как Артур Абрахам превращается во фрукт

Андрей Баздрев – о том, как Роберт Штиглиц удивил всех, превратив для чемпиона мира Артура Абрахама прошедший вечер в кошмар.

Первый бой Абрахама со Штиглицем оказался событием предсказуемым, в должной степени развлекающим, но с каким-то совершенно будничным итогом. И идея реванша тогда никого совершенно не интриговала. Бой был Штиглицем проигран однозначно, Абрахам не демонстрировал ни сверхъестественных кондиций, ни возрастного спада, и потому мало кто сомневался в том, что второй бой не будет ничем отличаться.

Роберт Штиглиц, по слухам, недавно спасся от тюрьмы после драки с бывшим тестем, с которым они делили имущество. Говорят, Штиглиц выдержал по меньшей мере 10 ударов железным прутом, а затем уже схватился за брус и  ответным ударом отправил Якоба Б. в больницу с проломленным черепом. Возможно, Абрахам знал об этом и всерьез подумывал, как пронести на ринг железные цепи и арматуру, а не о стратегии и тактике. Возможно, он впервые в карьере оказался в одном ринге против плохого парня, настоящего злодея, который дерется с родственниками, палит из ружья в доме, отправляет людей в больницу. Это ведь Абрахам показывал Миранде средний палец перед боем, даже два, и избивал неспособного защищать себя Андрэ Диррелла после команды «стоп»... А оказалось, что Штиглиц – злее и гораздо хуже.

Даже атлетически Штиглиц выглядел совсем не так, как в августе прошлого года. Он был собранным и злым

Реванш обернулся для Абрахама кошмаром. Там, где Штиглицу не хватало раньше выносливости и просто физических сил, чтобы наносить урон своими ударами, теперь он пробивал через защиту. Где он раньше выжидал – там теперь действовал, увеличивал плотность, сближался, лишал Абрахама пространства для ответных ударов и блокировал руки... Где раньше Абрахам разводил руками после ударов соперника и спрашивал – «ну когда уже ты будешь бить?», теперь он боялся раскрыться, убрать руки от головы.  Даже атлетически Штиглиц выглядел совсем не так, как в августе прошлого года. Он был собранным и злым. 

Может быть, дело в тактике. Абрахам совершенно не умеет вести бой вблизи. Да и в боксе его после встречи с Эдисоном Мирандой существуют только две фазы – атаки и защиты, и оттуда совершенно исключены контрудары и встречный бой. А Штиглиц не давал возможность просчитать момент для ответных действий, а сам не прекращал обрабатывать лицо Артура своими кулаками и изредка – головой. На такой дистанции, где соперник не мог ни ответить, ни размахнуться. Это слегка вывело Артура из себя уже к началу второго раунда. Он начал взрываться – но тратил энергию напрасно, достать Штиглица он не мог. Пытался бороться, но это тоже не давало эффекта, а втягиваться в дуэль джебов и размашистых правых, как в первом бою, никто не собирался. 

Может, это все «спортивная» злость. Сергея Штиглица считали неспособным на убийство, на жестокий нокаутирующий удар, и когда Абрахаму стало больно, а глаз вздулся как пузырь болотного газа, отразивший свет луны поздно вечером. Это был удар справа при сближении, которые всегда пропускал Абрахам, затем был удар головой, когда соперники уперлись друг в друга лбами и отказывались уступать, а затем Штиглиц вновь навалился с серией, и Абрахам ослеп на левый глаз окончательно. Марко Хук болезненно морщился, разглядывая это место на лице Абрахама, где раньше были веки, ресницы, зрачок – теперь там были только странный переспелый фрукт, готовый лопнуть и взорваться сочной мякотью. 

Улли Вегнер остановил бой. Улли уже стар, он не может выносить таких издевательств над своими бойцами. Возможно, он до сих пор вспоминает тот бой с Эдисоном Мирандой и битое стекло, хрустевшее в челюсти Абрахама из раунда в раунд, когда он, Вилфрид Зауэрланд и врач, сговорившись, решили, что бой можно продолжить и даже выиграть. Абрахам выиграл, но прежним мы его больше не увидели. Поэтому сегодня Вегнер с Зауэрландом орали друг на друга и требовали объяснений, а Артур Абрахам, уже бывший чемпион мира в двух весовых категориях, думал о вечном, стоя рядом.

Варианты? Третий бой, на который оба уже согласились. Скормить Штиглица, например, Кесслеру. Продать его вместе с поясом под Андрэ Уорда... Все лучше, чем ждать, пока не тебя обратит внимание такой зверь как Адонис Стивенсон – злобный пес с отменно работающими челюстями, которому все кидают кости в надежде, что подавится. На этот раз ему выдали королевский завтрак – поперек горла 8 июня ему должен встать Чед Доусон. 

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы