android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Владимир Королькевич: «Долго молчал, но теперь скажу: в Украине меня так и не рассчитали за 5 месяцев»

Вячеслав Самбур поговорил с тренером женской сборной России, благодаря которому в элиту стремительно ворвалась Ирина Старых. Пожалуй, про биатлон еще никто не рассказывал так интересно и глубоко.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф

Старых

- Как девушка, года назад считавшаяся даже не первой резервисткой, выросла почти в лидера сборной?

– У Иры были определенные пре-диспозиции, просто она не выступала на таком уровне. Думаю, что ее организму подошла система тренировок.

Меня радуют позитивные сдвиги в плане психологии и стабильности – Ира выдерживает выстрел, не боится конкуренции. Стабильность приходит, со временем Старых вырастет в лидера команды.

«Со временем Старых вырастет в лидера команды»

- Она сама говорит про стабильность иронично: сегодня есть, завтра нет.

– Да, в этом моменте психология еще «гуляет». Нужен стаж участия, скоро она осознает свой уровень.

- Что за тренировки позволили ей сделать такой скачок?

– Мы провели много работы скоростно-силового характера – сочетание силовых упражнений со скоростью, много жесткой работы на коротких отрезках. Комплексные тренировки часто проходили на высоких пульсовых режимах, даже отдельно подход к рубежу – и Старых справлялась хорошо.

Была задача: имитировать в тренировочном процессе соревновательную ситуацию – и Ира в ней не терялась. Характерно, что она смогла перенести тренировочный процесс на зимние соревнования.

– Как вы ликвидировали последствия ее летней травмы?

– Старых не могла делать боковые движения – связки мениска не позволяли работать над коньком. Мы включили в циклику классический ход на лыжероллерах, велосипед и специальную силовую работу. Все тренировочные режимы она выполняла.

Хорошо запомнился сбор в Отепя: бежим контрольную, Ира – классикой, идет великолепно и по времени, и по технике, на четырех рубежах стреляет ноль. Все было здорово.

- Когда вам стало понятно, что этот человек – не просто один из многих?

– В Рогле на высокогорной подготовке – это август-сентябрь. У нас был спаренный сбор: Рогла-Сочи, там на ударных тренировках выделялись Назарова, Подчуфарова и Старых. На отрезках жесткой работы было видно, кто прогрессирует, кто держит нагрузку при высокой частоте движений.

«Если не будет никаких форс-мажоров, Подчуфарова выступит в Оберхофе»

- Со Старых понятно. Назарова свою гонку на Кубке мира провалила, Подчуфарова бегает только на Кубке IBU.

– Сначала по Ольге. Если не будет никаких форс-мажоров, она выступит в Оберхофе. А вообще, у нее не совсем удачно сложился отбор. На первом старте она была четвертой, потом упала на ледяной трассе, повредила ложу. Сошла, хотя в той ситуации нужно было просто доехать до 8 места.

По Назаровой. В спринте Анси – наш просчет. Мы получили прогноз погоды вечером, а заявку по группам надо было дать до 16 часов. Прогадали с Назаровой и, кстати, со Старых. Трасса стала мягкой и влажной – девочки с дальними номерами застряли. У Вали еще была ошибка при выборе лыж: их катали за два с половиной часа до гонки, потом резко потеплело – вовремя не отреагировали. Она пошла на холодной структуре, просто «заклеилась». Лыжи не скользили – она потратила гораздо больше сил, расталкиваясь, и не справилась со стрельбой.

Вилухина и Юрьева

- В предсезонку Ольга Вилухина болела чаще и сложнее, чем при Пихлере – совпадение?

– У нее был не совсем хороший диагноз, касающийся щитовидки. Это начало проявляться в августе. Оля чередовала хорошие тренировки с плохими.

Мы сделали глубокий анализ гормональной системы – увидели там проблемы. Это старая болезнь, она проявляется в процессе нагрузки. Пока решали проблему, Оля не делала практически никакую работу анаэробного плана. С сентября и до половины ноября работала только в низких режимах. Из этого состояния ее надо было выводить постепенно, поэтому сейчас она только набирает форму. После Нового года мы увидим ее в оптимальной форме.

- Болезнь старая – значит, когда-нибудь она возникнет снова?

– При грамотном подходе и тщательном контроле такие моменты можно исключить. Было много негативных нюансов частного порядка, которые повлияли. Под нагрузкой это все вылезает – идет сбой в организме.

«С сентября и до половины ноября Вилухина работала только в низких режимах»

- Юрьева, как и Старых, летом получила серьезную травму. Как выводили ее?

– Принцип похож на тот, что применяли со Старых. Только у Иры была повреждена нога, у Кати – рука. Она какое-то время не могла стрелять, работала с одной палкой, выполняла ту же самую работу, что и все. Где-то даже получалась более высокая нагрузка – все толкались двумя руками, а она одной.

Эта травма залечена не до конца – у Кати есть болезненные чувства в плече, видно, что рука слабенькая, верхний плечевой пояс уступает. Она делает программу фитнеса, тренажерного зала. До Оберхофа будет максимум внимания уделено плечевому поясу – это силовая работа.

- Что случилось с Юрьевой в Хохфильцене?

– Отчасти – проблема адаптации к высоте, ей не очень хорошо даются горные этапы. Отчасти – спад формы. Как бы там ни было, ей требовалось отбираться в основу – спортсмены подходили к контрольным стартам в более-менее оптимальном состоянии. Сейчас мы уезжаем в Поклюку, будем работать над восстановлением аэробных режимов. Выполним базовую работу.

Мы планировали включить Катю в эстафету в Анси, но не все получилось с комплектованием команды. Вероятно, будем ее пробовать в Рупольдинге.

Психолог, координация, группы

– В мужской команде есть психолог, а у вас?

– Тоже. С ними работала Вилухина, работала Юрьева. Те, кто хотел, получили психолога.

- Физиотерапевт Ярослав Гайдыш по-прежнему помогает команде?

– Да, как раз когда у Иры была травма спины в Хохфильцене, он помог по горячим следам. Нашли причину и за короткий период устранили ее. Это упражнения специального характера, конкретно в случае Старых – растяжка группы мышц спины.

«Мы делали много работы для баланса, для горнолыжной подготовки под Сочи»

- Летом вы уделили много внимания координационной подготовке, поставили девушек на ролики – есть эффект?

– Смотрите. На роликах скорость передвижения гораздо выше, чем на роллерах. То есть уже в плане частоты очевидна разница. Даже если мы делаем какие-то другие тренировки и в качестве средства передвижения используем ролики, а не роллеры – тоже будет эффект укрепления упорно-двигательных суставов. Стопа становится крепче, стабильнее держишься на ногах.

Плюс важен координационный момент. Мы делали много работы для баланса, для горнолыжной подготовки под Сочи, учитывая повороты, переступания, переходы, ритм – это нам многое дало. Девочки однозначно это подтвердят.

- Не планируете разделять даже свою маленькую группу еще на подгруппы, как делал Лопухов в прошлом году?

– Нет. У нас есть ясность с тренировочной программой. Оберхоф, Рупольдинг мы бежим, потом готовимся к Сочи. В Антхольце выступит не основа. Может быть, если Вилухиной и Подчуфаровой будет не хватать практики – отправим их в Антхольц.

- Как принимаются кадровые решения в женской команде – например, по эстафете в Анси?

– Сначала там планировалось участие Иры Старых, но у нее возникли проблемы со спиной. Эстафету бежали в четверг, а нам нужно было выигрывать время, поэтому от варианта с Ирой отказались. А Юрьеву уже к тому моменту отправили домой, поэтому было решено ориентироваться на группу Вольфганга. Вопрос по включению Слепцовой в состав – не мой.

- Как у вас идет взаимодействие с параллельной группой? Как, например, ведутся собрания?

– Общая логистика определяется накануне – на собрании всей команды, определяем стратегию перед каждой гонкой. А потом уже ставим задачи с отдельными спортсменками, каждый тренер со своей группой. Если что-то нужно решать по людям – идет дискуссия, конечно. Есть моменты, когда нужно голосовать.

– Были решения, против которых вы выступали резко против?

– Были моменты, но мы их решали в рабочем порядке с руководством или в тренерском коллективе.

Брынзак, Украина

- По поводу вас опять выступил президент Федерации биатлона Украины Владимир Брынзак – вас это напрягает?

– Меня – нет, это его проблемы. У меня очень хороший контакт с украинской командой, поздравляю их, отношусь с уважением, болею за них. Они работают по моей тренировочной программе – все осталось на руках у девочек, у Шамрая. Мы когда проводили совместные сборы – я же видел, какая там работа идет. Брынзак кое о чем забывает в каждом интервью.

«У меня хороший контакт с украинской командой, поздравляю их, отношусь с уважением»

- О чем?

– С прошлого декабря он Королькевича даже не рассчитал. Я не получил денег за декабрь, январь, февраль, март и апрель. Долго умалчивал об этом, но теперь вот говорю. Пусть он с этого начнет. А он обиделся. Считает, что я его подвел, ушел, говорит про договоры, которые я подписал.

- Так контракт с украинцами на этот сезон у вас был?

– Был устный договор. На работу я к нему не просился, как он говорит. У меня была нормальная команда в Словении – он сам попросил меня помочь.

Лыжи, горы

- Главный для вас вывод из декабрьских этапов?

– Учитывая все проблемы, которые я назвал – мы вышли из положения достойно. Ира Старых сейчас на острие, в хорошем состоянии. Три человека отобрались на январь, они же претендуют на участие в эстафете. Я рад, что Вилухина набирает форму, хотя у нее остаются сложности.

Из отрицательных моментов: мы сделали отдельные промахи с материалом, с лыжами. В частности у Старых с «Мадшусом».

- Что не так?

– С этой фирмы не так-то просто перейти на другую, особенно в середине сезона. Нам пошлют партию лыж на сбор в Поклюку, 20 пар – среди них будем искать, пробовать. Если вопрос не будет решен положительно – будем менять марку.

«С «Мадшуса» не так-то просто перейти на другую фирму, особенно в середине сезона»

- У Старых контракт с «Мадшусом»?

– Да, на прошлый сезон и на этот. Уйти можно, только оплатив штраф.

- Где в теории лучше готовиться к Сочи?

– Мы опробовали вариант с Роглой, есть наработанная модель – там 1550 метров, провели тестовые соревнования. Все показатели биохимии сняли, был самый высокий всплеск. Думаю, что будем искать подобную высоту, сопоставимую с сочинской. Если забираться выше – это не совсем удобно по времени, да и рискованно. Среднегорье более приемлемо.

- Олимпиада длинная, многих успеет накрыть спад. Как с этим бороться?

– В январе мы просчитаем, кто на какую дистанцию будет заявляться, и ставить тренировочную работу индивидуально.

Жаль, что использовали эту систему только в сезон перед Играми. Если бы на год раньше – сегодня была бы другая картина. Эффект был бы выше, а так мы летом немножко искали себя – это местами проходило болезненно, с нагрузками, с перестройкой. Одни отреагировали быстро, другие до сих пор реагируют.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы