Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Владимир Королькевич: «У меня на тренировках «винегрета» не будет»

    Владимир Королькевич, под руководством которого Украина выиграла пять медалей на биатлонном ЧМ-2013, с мая работает в России. Вячеслав Самбур поговорил с тренером, который всегда был востребован в Европе.

    «Диктаторский принцип не всегда оправдан». Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

    Владимир Королькевич – белорус со словенским паспортом – впервые в богатой карьере взялся тренировать российскую команду. Но не всю сборную, а одну из двух ее параллельно существующих групп. Под руководством Королькевича с начала мая занимаются те, кто был вызван на централизованную подготовку, но не захотел пройти ее с Вольфгангом Пихлером.

    Таких, в общем, много: Екатерина Юрьева, Ирина Старых, Ольга Подчуфарова, Анастасия Загоруйко, Валентина Назарова, Марина Коровина и Ольга Вилухина, неожиданно покинувшая группу немца прямо перед стартом предсезонки.

    - После двадцати лет работы в Европе сложно перестроиться на российский формат?

    – Нет. Я прошел это год назад с украинками, поэтому знаком с общими проблемами: менталитет, взгляды на тренировочный процесс, его восприятие – тут своя специфика. Да, надо вносить кое-какие коррективы, но я был к этому готов – знаю, на какие точки нужно давить.

    «Я знаю, на какие точки нужно давить»

    - Если мыслить стереотипами, то Пихлер – жесткий, до вас еще был Хованцев – он, наоборот, мягкий. А вы какой?

    – Тяжело себя характеризовать. Я за доверие, за обратную связь между тренером и спортсменом. Диктаторский принцип не всегда оправдан. Понятно, что тренер главнее спортсмена, но общение должно быть на самом высоком уровне. Нам надо не только руководствоваться цифрами, но и слышать человека.

    - Можете в двух словах охарактеризовать вашу концепцию?

    – Детально пока раскладывать не буду. Если по-простому: планирую сделать акцент на конкретные моменты, мой принцип – бить прицельно. Когда на одной тренировке решается много задач – это винегрет. У меня такого не будет.

    - На сборе в Новосибирске вам помогают еще двое: Селифонов и Ефимов. Как делите обязанности?

    – Функциональную часть мы ведем вдвоем с Ефимовым, стрелковую курирует больше Сан Саныч. Весь концепт обсуждаем и оговариваем вместе, но глобальные вопросы – за Селифоновым. В самом процессе участвуют все тренеры.

    - Правда, что Селифонов будет присутствовать не на всех сборах?

    – Немного не так. Насколько я понял, он будет периодически выезжать на сборы группы Пихлера для согласования и корректировки работы, а большую часть времени проводить все-таки с нами.

    «Когда работаешь, не видя спортсмена, это не самый лучший вариант»

    - Кто возьмет на себя стрелковую часть в дни отсутствия Селифонова?

    – Я – с этим проблемы не будет. Программа составлена. Так изначально было определено, что периодами мы будем работать в отсутствие старшего тренера.

    - Вас можно считать еще и стрелковым тренером?

    – Ну, моя предыдущая практика это нередко подразумевала. Я еще до отъезда в Югославию в 90-м году работал в юниорской команде СССР вместе с Хованцевым. Потом год с югославами, а после распада – со Словенией.

    То есть до Олимпиады-2002 – в биатлоне, а затем на два олимпийских цикла ушел в лыжную сборную Словении. Дальше вы знаете: год с украинками и теперь вот поступило приглашение со стороны руководства на СБР на эту группу.

    - А сотрудничество с Екатериной Юрьевой после ее дисквалификации не учитываете?

    – Я бы назвал это просто участием, определенной помощью. Когда работаешь, не видя спортсмена, это не самый лучший вариант.

    - На сборе в Новосибирске присутствует личный тренер Вилухиной – Валерий Иванов. В целом у вас налажен контакт с личными тренерами?

    – У меня таких проблем никогда не было, дверь открыта для всех: если чей-то личный тренер хочет приехать – пожалуйста. Мы побеседовали с каждой спортсменкой индивидуально, провели анализ прошлого сезона, рассказали о своих требованиях, решили самые общие вопросы.

    «Бросилось в глаза, что в команде нет нормального климата»

    - У Пихлера комплексно-научную группу возглавляет опытный Николай Загурский. Кто ведет науку у вас?

    – Наташа Джилкибаева – мы с ней оговорили все задачи. Она отвечает за документацию, логистику, хронометраж тренировочного процесса. В общем, вся цифирь – она будет предоставляться четко после каждой тренировки.

    - Группа формировалась еще до вашего прихода. Планируете кого-то добавить сюда?

    – Оптимальное число – от шести до восьми спортсменок, у нас сейчас семеро. Учитывая, что есть три рабочих тренера, плюс привлекаются личные – внимания хватит всем.

    - Пихлеру принципиально важно работать в сложившемся коллективе, а у вас тут в некотором смысле солянка.

    – Да, бросилось в глаза, что в команде нет нормального климата. Все замкнуты, поэтому диалог вести пока тяжело. Присутствует боязность, страх у девушек. Не знаю, откуда это исходит – то ли от неудач предыдущих лет, то ли от психологического прессинга. В целом, чувствуется опасение. Будем эти вопросы снимать.

    - Объясните странный выбор Новосибирска как места для сбора.

    – Я начал работу, когда тренировочный план был уже составлен, сделана резервация Белокурихи и Новосибирска – это было уже не переиграть. Да, состояние объекта не на высоком уровне, но это первый сбор – для общей работы нам всего хватает.

    Вот когда пойдет специальная работа – будут нужны места поинтереснее. Следующий сбор у нас в Поклюке, потом Отепя, потом Тюмень. Эти объекты соответствуют нашим требованиям.

    «По моему мнению, Вилухина и Зайцева должны быть освобождены от отбора»

    - По какой схеме будут чередоваться сборы и паузы?

    – Наш принцип похож на тот, который предложил Пихлер. От 18 до 21 тренировочного дня на сборе, потом недельная пауза. Получается цикл в четыре недели, из которых три – рабочие, одна – восстановительного плана. На восстановление все девушки будут распущены по домам с программой со снижением нагрузки примерно на 50 процентов.

    - Это специальная модель под Олимпиаду?

    – Да. Мы долго над ней работали – неделю вносили корректировки. Вот с Поклюки начнется среднегорье, дальше идет чередование: равнина-высота-равнина-высота. И потом пробуем одну из моделей: с более серьезной высотой на 14-16 дней (рассматриваем сейчас два варианта). Оттуда переселимся в Сочи – спуск на 1500 метров. Там проведем тестовые соревнования в начале сбора и в конце – посмотрим, кто как отреагирует по дням пребывания.

    Вообще, при планировании столкнулись с проблемой, что четкой эффективной модели, в которой все уверены, сегодня у сборной нет. Я думал, со стороны предыдущего старшего тренера что-то уже наработано – условия для этого были. А поскольку никакой долгосрочной схемы нет – мы догоняем и пробуем что-то сами сделать.

    - Но это же риск?

    – Это не риск, у нас программа составлена, по ней проверим модели. Если все нормально – опробуем лучший вариант в соревновательный период. Возможно, кто-то будет жить внизу в Красной поляне, будем их отправлять наверх в дни соревнований.

    - С отбором в основу пока что ничего не ясно. Каким он вам видится?

    – По моему мнению, Вилухина и Зайцева должны быть освобождены от отбора, остальные – на общих условиях. Это будет несколько стартов – со старшим тренером определимся по срокам и видам соревнований. Обе группы имеют право на отбор – без этих соревнований нельзя.

    Эксклюзив последних дней:

    Вольфганг Пихлер: «Если не выиграем медали в Сочи, нас сошлют под Магадан»

    Группа риска. Как биатлонистки тренируются без Пихлера

    Ольга Вилухина: «Благодарна Пихлеру, но теперь пойду по другому пути»

    Светлана Слепцова: «Сейчас я никто и звать меня никак. И в этом есть свобода»

    Подписывайтесь на блог!

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы